гомеопат Джордж Витулкас

Письмо Джорджа Витулкаса в редакцию "Нomœpathic Links"

Homœpathic Links, vol. 13, number 2. Summer, 2000, 76–79

Перевод Александра Семенова (Москва)

Письмо Джорджа Витулкаса в редакцию журнала "Homœopathic Links"
в связи с интервью, опубликованным журналом зимой 1999 г.

Уважаемый редактор!

СЕРЬЕЗНО ЛИ МЫ ГОВОРИМ?

Я по-настоящему сожалею, если Схолтен, Джереми (Шерр. — Прим. перев.), Раджан (Шанкаран. — Прим. перев.) или кто-либо еще был задет или обижен моими комментариями. Я хочу искренне извиниться. Я намеревался критиковать идеи, а не людей. Для меня не имеет значения, кто выражает такие идеи, даже если это друзья или любимые ученики. Я все равно выступлю и буду защищать то, что считаю законами и принципами этой науки. У меня было впечатление, что мои ученики должны особенно сильно стремиться услышать мою критику и обращать внимание на то немногое, что я говорил до сих пор публично, так как стараюсь уберечь их от сожалений в будущем.

Тем более должны они искать истину, так как все мы хотим видеть Гомеопатию признанной в качестве науки на самых высоких уровнях и не хотим, чтобы она навсегда осталась на обочине медицины.

Аналогичным образом, много лет назад на своих семинарах я критиковал Кента за то, что в своих "Малых трудах" он суммирует в комбинированных препаратах симптомы, которые не только бесполезны, но и вносят путаницу, и даже Ганемана, если я думал, что он был неправ в своем объяснении некоторых вопросов (я не согласился с тем, как он объясняет целебное действие simillimum и ухудшения). Это не значит, что я всегда прав, но я думаю, что имею право и обязанность не соглашаться. Я никого не заставляю принимать свое мнение как абсолютную истину, а только приглашаю обсудить и обдумать его.

Я думаю, что недоразумение произошло потому, что редакторы "Линкс" сказали мне, что интервью будет "свободным разговором", который позже будет отредактирован и прислан мне на правку. Для меня стало большим сюрпризом, и далеко не приятным, увидеть, что эти рассеянные фрагменты появились в качестве конечного продукта многочасовых разговоров.

Собственно, большинство обсуждавшихся серьезных вопросов не было записано, но я приму извинения редакторов, что нельзя ожидать от гомеопатов, чтобы они одновременно были профессиональными журналистами. В любом случае, я попытаюсь ниже как можно яснее привести первоначальные правильные идеи и смыслы. Позже я пришлю больше поправок к изложенным мыслям.

ОБОСНОВАННОСТЬ И МЕСТО КЛАССИЧЕСКОЙ ГОМЕОПАТИИ

Все 40 лет своей практики и преподавания гомеопатии я старался показать врачам ее обоснованность. Наконец, после стольких лет эти усилия дают отдачу, и несколько медицинских факультетов в различных университетах Европы начинают медленно отворять свои двери доктринам классической гомеопатии. Самым динамичным из таких медицинских факультетов является медицинский факультет Баскского университета в Испании, который сделал смелый шаг, введя гомеопатию на уровне последнего курса обучения и последипломного усовершенствования.

Еще одна страна, в которой гомеопатию начинают уважать врачи, — Израиль, и я думаю, что это во многом обусловлено моими частыми контактами с профессорами медицины в этой динамичной стране. В марте я торжественно открывал там новое отделение одной университетской клиники, которой будет руководить один из моих старейших учеников д-р М. Обербаум. Кроме того, о сотрудничестве в обучении израильских врачей в Международной академии классической гомеопатии меня попросила "Купат холим Маккаби" — самая крупная страховая больничная касса Израиля.

Меня несколько раз приглашали лечить пациентов в израильских и других больницах и показать, что гомеопатия является серьезной областью клинической медицины, заслуживающей внимания медицинских властей. Показательно, что "Гаарец", самая серьезная ежедневная газета Израиля, издаваемая "Геральд Трибьюн", положительно осветила мои последние поездки в больницы и усилия по сближению гомеопатической и аллопатической медицины.

Еще несколько европейских медицинских факультетов открывают, наконец, свои двери учению Классической Гомеопатии.

Все эти позитивные шаги показательны для той осторожной инициативы, которую предпринимают медицинские власти с целью изучить возможности гомеопатии. Мой опыт и знания показывают, что таким инициативам реально угрожают те нелепости, которые циркулируют на гомеопатических семинарах и в гомеопатических журналах, особенно под именем классической гомеопатии.

Мне до смерти надоело извиняться за чушь, которую я не разделяю, потому что такая чушь публикуется, часто повторяется и, наконец, попадается на глаза серьезным медикам, которые, в свою очередь, просят объяснений. Мы не должны забывать, что таких людей, с мнением которых действительно считаются врачи, отпугивает наука, которая еще не получила полного признания научного сообщества. Я чувствую, что, не понимая это, мы делаем смертельные ошибки, публикуя идеи, которые задерживают принятие гомеопатии, и тем самым лишаем человечество возможности воспользоваться работой Ганемана себе во благо.

НЕОБХОДИМОСТЬ РАЗЪЯСНЕНИЙ И КРИТИКИ

Необходимость приведенных ниже в настоящей статье разъяснений стала очевидной из того факта, что некоторые гомеопаты были задеты моей критикой идей, которые я считаю бессмысленными, безответственными и в конечном счете вредными для нашей профессии.

Все знают, что в течение нескольких десятилетий я был объектом критики, никогда не возражая тем, кто критиковал меня. Напротив, после такой критики я старался понять, в чем я неправ или неправильно понят, и предпринимал особые усилия к тому, чтобы в следующий раз быть понятнее. Это подтвердит всякий, кто все эти годы следил за моей преподавательской работой и публикациями. Такого же рода работу я выполняю и сейчас, когда в ответ на критику пишу эту статью. Однако позвольте мне с самого начала сказать очевидное: каждый, кто публично декларирует "новые" идеи, особенно в деликатной области клинической медицины, должен иметь мужество взять на себя и ответственность, а также должен ожидать критики и считать ее в порядке вещей. В то же время, критиковать меня потому, что я критиковал такие неприемлемые, абсурдные или бессмысленные идеи, — это, я думаю, антидемократично, если не сказать больше. Никто не свободен от критики, если он действует публично. Я буду очень рад получить критические замечания о своих идеях и принципах, которые излагал до сих пор в ходе преподавания, но не приму требования других гомеопатов молчать и не критиковать то, что считаю разрушительным для гомеопатии. Подавление критики практикуется только фашистскими режимами, а, как все знают, я сильно пострадал в детстве от таких режимов.

ЕСТЬ ЛИ МЕСТО БЕССМЫСЛИЦЕ? ЧТО ДЕЛАТЬ?

Да, гомеопатия — развивающаяся область, и по своей природе принимает и терпит много бессмыслицы. Вопрос в том, являются эти бессмысленные идеи причудами, плодами воображения или движущей силой безжалостного честолюбивого желания преуспеть любыми средствами? Являемся мы свидетелями результата заблуждений и фантазий или видим метафизическое откровение? Будущее покажет.

Следующий вопрос должен быть таков: следует ли терпеть эти идеи или мы должны критиковать их сейчас, до того, как они станут смертельными для нашей науки?

Во времена Кента гомеопатия процветала, но этот исключительный подъем сошел с его смертью на нет из-за того, что преобладали "простые способы" практики, такие, как назначение нескольких препаратов одновременно. Так гомеопатия была похоронена из-за этих методов на пятьдесят лет. Конечно, истина в один прекрасный день восторжествовала, но сколько времени было потеряно и сколько ненужных страданий испытано!

Я перечислю здесь некоторые нелепости (невозможно упомянуть все), которые слышал за последние несколько лет и против которых у меня есть наибольшие возражения. Мне абсолютно неважно, кому они принадлежат, и было неправильно называть в интервью имена, так как и без того все угадают источник.

ОЧЕВИДНАЯ ЧУШЬ

1. Утверждение, что можно написать на обрывке бумаги название препарата, поставить на него стакан воды и получить препарат и ту потенцию, которую вы написали, а пациент, приняв эту воду, почувствует себя лучше!

2. Утверждение, что можно потенцировать песню или стансы. Насыпьте порошка около своего компакт-диска, и ваша песня потенцирована! Дайте этот препарат человеку с фальшивым голосом, и он станет профессиональным певцом!

3. Утверждение, что не обязательно давать препарат пациенту реально, можно просто подумать об этом, и этого будет достаточно, чтобы его вылечить!

4. Утверждение, что есть машины, которые готовят гомеопатические препараты с помощью одних вибраций, и не требуется утомительный процесс потенцирования. Вам нужно просто нажать на выключатель на соответствующей машине, вставить карточку с диаграммой препарата и написанной на ней потенцией, и лежащий на машине препарат потенцирован! Я знаю так называемых гомеопатов, которые практикуют исключительно с помощью этой машины и тоже заявляют, что получают результаты!

5. Утверждение, что можно потенцировать свет Луны или Венеры.

6. Утверждение, что можно потенцировать Берлинскую стену посредством медитации вокруг нее перед горкой сахарного песка и давать его… в разведенном виде.

Это всего лишь некоторые из тех идей, которые приходят мне в голову. Кто бы ни высказывал такие идеи, мне кажется, он говорит чистую чепуху. Есть наивные учителя и, очевидно, столь же невинные ученики, которые верят в эти идеи и заявляют, что они работают, потому что они "видели", как они работают. Факт то, что существует явление, которое называется плацебо, и многие так называемые "гомеопатические исцеления" есть не что иное, как это явление.

Препарат может излечить только те симптомы, которые он может вызвать в здоровом организме. Если препарат (присутствующий в осязаемых или неосязаемых количествах) не может вызвать симптомы, ТО ОН НЕ МОЖЕТ ИХ ИЗЛЕЧИТЬ. Это фундаментальное правило, которое определяет гомеопатию.

Я осознаю, что есть сотни других способов добиться некоторого облегчения состояния пациента, и не хочу обсуждать последствия или технические подробности таких идей, как самовнушение, духовное целительство, магнетизм, рефлексологи, ароматерапия, музыкальная терапия, назначение нескольких препаратов одновременно, йога и т.д. Все они имеют свои методы и объявленные результаты, но когда кто-нибудь говорит, что занимается классической гомеопатией, он должен понимать и соблюдать правила и законы этой науки. Только тогда мы можем претендовать на место в современных медицинских институтах.

ДРУГИЕ НЕЛЕПОСТИ

1. Все симптомы обусловлены делюзиями или происходят из делюзий, которые есть глубоко внутри у всех нас. Найдите делюзию, и вот вам препарат! Эта идея восходит к религиозным доктринам индуизма, согласно которому все в мире есть "майя" (делюзия). Таким образом, прежде чем практический врач сможет вылечить пациента, он должен найти его личную делюзию. Если у вас болит правый локоть, то прежде чем я смогу дать вам правильный препарат, я должен выяснить вашу конкретную делюзию! Вмешательство религиозно-духовных принципов в сферу клинической медицины или ассоциация таковых с нею уже нанесли большой ущерб научному профилю гомеопатии и могут вызвать только путаницу и недоразумения. Духовная эволюция человека — процесс, совершенно независимый от гомеопатического излечения.

2. Если вы предпочитаете носить синюю одежду, то вы псоричны, если желтое — сифилитичны, а если красное — психотичны. Нелепость таких догм не требует анализа. Вы можете вообразить, чтобы пациент получил психический препарат по цвету одежды, который он предпочитает, а не по симптомам?

3. Если вы любите носить рубашки с широкими синими полосами, то вероятнее всего, ваш препарат — молоко зебры!

Я думаю, мне не нужно комментировать все это.

ФАНТАЗИЯ ИЛИ ВООБРАЖЕНИЕ

В последнее время вошла в моду очень старая идея из практики фитомедицины, идея из доктрины сигнатур, что определенные качества растения или минерала можно также найти в симптоматологии пациента. Некоторые авторы, последним из которых является д-р Твентимен из Англии, много пишут об этих признаках, но и другие авторы и учителя, включая Кента или меня самого, время от времени указывали на такое сходство: например, что пациенты типа Pulsatilla уступчивы и переменчивы, как растение, которое легко поддается ветрам и склоняется по направлению ветра, или что у Lachesis дрожит язык, как у змеи. Такие сравнения делались время от времени, чтобы облегчить студенту запоминание определенных симптомов. Ни при каких обстоятельствах не следует обобщать эту идею, как это произошло с некоторыми учителями, которые создали целую новую теорию нашей Материи медики, согласно которой в каждом случае гомеопат может посмотреть, не выглядит ли пациент, как какое-нибудь растение, животное или минерал, и соответственно выбрать препарат, а если у пациента есть качества соответствующего препарата (все воображаемые, они никогда не бывают объективны), то пациенту следует дать какой-нибудь препарат только из этого семейства!

Эти бессмысленные идеи приняли всерьез некоторые гомеопаты, которые пытались увидеть сходство поведения пациента с каким-нибудь минералом, растением или нозодом. Идея зашла так далеко, что учителя описывают случай, когда пациент выглядел, как орел, и практический врач взял перо орла, потенцировал его, и оно быстро излечило пациента!

Такую запредельную чушь начали практиковать некоторые ученики-новички, которые иногда сообщали о результатах, не осознавая, что, поскольку у всех есть больные с эффектом плацебо, то "результаты" легко получить и сообщить о них даже с помощью совершенно постороннего препарата или вообще без препарата.

Но это был еще не весь вред. Учителя, которые в своей частной практике находили препарат с помощью одного-двух ключевых признаков, рассказывали впоследствии соответствующий случай на семинаре, сообщая ошарашенным студентам, что нашли препарат потому, что пациент был похож на какое-нибудь животное, например, как собака, или у него были качества собаки, и потому было назначено собачье молоко с великолепными результатами! Так среди студентов возникла мода смотреть, на что похож пациент: на какое-нибудь растение, животное, минерал или бактерию (в последнем случае назначается нозод!).

Все серьезные работники здравоохранения, особенно лица, занимающие ответственные посты, чувствуют, как у них волосы встают дыбом от таких историй. К сожалению, люди, наделенные властью, отождествляют всякого, кто говорит, что занимается гомеопатией, с такой чепухой, и часто приходится извиняться перед ними и давать объяснения. Идея сигнатур дала свободу тем учителям, которые, вместо того, чтобы учить реальной Материи медике для описания качеств растения или минерала, используют для описания качеств препарата только свое воображение, отделываясь поверхностным описанием поведения растения, животного или минерала. Так была создана полная путаница в умах учеников, которые больше не знали, по каким симптомам делать назначения.

НОВЫЕ ПРЕПАРАТЫ ИЗ НОВЫХ ПРУВИНГОВ

1. Группе испытателей дается доза высокой потенции, а через несколько дней почти у всех появляется куча симптомов, которые затем записываются как симптомы, представляющие истинный патогенез данного препарата, и вот рождается новый препарат с тысячью симптомов! Однако все серьезные гомеопаты, занимающиеся классической гомеопатией, знают, что если дать неправильный препарат, то пациент вернется и сообщит, что никаких изменений не произошло вообще, и, несмотря на самую тщательную проверку, невозможно обнаружить никаких симптомов прувинга! Как же тогда может быть, что в этих странных прувингах у всех участников появляется так много симптомов от одной-единственной дозы 12C?! Очевидно, что-то не так с процессом регистрации, и я хотел бы, чтобы кто-нибудь из участников рассказал нам, как все было на самом деле. Эта практика вводит в заблуждение и весьма опасна: если записать в нашу Материю медику множество воображаемых симптомов, то потребуются столетия, если не вечность, чтобы выяснить, какие симптомы были реальными, а какие выдуманы.

2. У нас есть случаи, когда препарат был "испытан" за ночь: всех попросили записать свои сны, и так на следующий день была получена "картина снов" препарата. В некоторых случаях у контрольной группы были те же сны, что и у испытуемой, и, несмотря на то, что этот факт сводил на нет проведение прувинга, считалось, что он повышает доверие к нему!

Я не против прувингов, наоборот, но следует серьезнее относиться к подготовке эксперимента и меньше трубить в фанфары после его проведения. Наша наука выиграла бы от этого. Иное поведение нанесет ей глубокий и длительный вред.

3. Есть случаи, когда препарат не испытывается вообще, а его симптомы придумывает учитель, который затем преподносит свои выдумки как реальность. Я слышал о случаях, когда возможная симптоматология препарата, являющегося комбинацией химических элементов, определялась посредством воображения и интуиции, а затем оказывалось, что данное химическое соединение невозможно даже получить химическими методами! Должны ли такие вопросы оставаться вне критики?

НЕКОТОРЫЕ ПРАВИЛА ПРУВИНГОВ

Истина в том, что такие препараты следует испытывать правильно, и у нас есть точные правила, как это грамотно делать. Я очень кратко поясню здесь, что имею в виду.

Современные гомеопаты утверждают, что препарат высоких разведения и потенции вызовет у большинства испытателей множество симптомов! Эта точка зрения неверна и не соответствует информации, которую дает Ганеман в своем "Органоне врачебного искусства". В § 32 "Органона" Ганеман говорит, что для получения симптомов при прувингах требуется "достаточно большая" доза. Он имеет в виду материальные (субтоксичные) дозы, а не высокопотенцированные дозы препаратов в высоких разведениях. Эти дозы могут быть для разных людей разными. Все побочные эффекты аллопатических химических лекарств есть не что иное, как прувинги в гомеопатическом смысле. Таким образом, если мы хотим определить момент, когда у человека появляются симптомы, необходимо следовать точному методу изучения. Для того, чтобы установить конкретную симптоматологию, которую может вызвать какое-нибудь вещество в человеческом организме, необходимо следовать определенным правилам:

1. В группе, состоящей, например, из 50 испытателей, вы начинаете давать испытуемое вещество в субтоксичных дозах (у каждого вещества своя субтоксичная концентрация), внимательно наблюдая его воздействие на испытателей. У некоторых из них симптомы могут появиться даже в первый день. Такие испытатели должны прекратить прием препарата. У некоторых из оставшихся испытателей симптомы начнут появляться на второй, третий, четвертый, пятый день и т. д.

2. Те, у кого симптомы появились в первый, второй или третий день, очевидно, наиболее чувствительны к данному веществу, и на втором этапе прувинга, когда испытуемый препарат дается в высоких потенциях, должны участвовать только эти чувствительные люди. Только тогда у некоторых из этих чувствительных испытателей от повторения какой-нибудь высокой потенции появятся более тонкие симптомы. Из 50 человек для приема высокой потенции будут пригодны, возможно, лишь двое или трое.

То, что это верно, мы знаем и из другого источника — из повседневной гомеопатической практики: если дать пациенту неправильный препарат в высокой потенции, то в большинстве случаев вообще не будет никакого эффекта. Это фундаментальный факт о высоких потенциях, который с самого начала становится известен даже новичкам. Я думаю, что если не будут проводиться такие эксперименты, то вопрос о прувингах, особенно высоких потенций, навсегда останется в тени сомнений, а гомеопатия — на задворках науки.

Относительно критики Схолтена я могу сказать еще несколько вещей:

1. Я думаю, что я знаю, как получается картина препарата, а он также очень хорошо знает, что это записано в моих книгах и лекциях.

2. Симптомы могут вызывать не только токсичные или ядовитые вещества, но и какое-нибудь простое вещество, употребляемое в пищу, но в таком случае необходимо найти либо чувствительных лиц, которые дают почти аллергическую реакцию на такое вещество, либо давать его испытателям в количествах, достаточно больших для того, чтобы вызвать симптоматологию.

3. Если кто-нибудь представит мне тщательную работу по прувингам, я первый поздравлю его, но важнее всего то, что я буду чувствовать, что могу пользоваться этой информацией.

Однако, если вы хотите, чтобы я согласился с тем, что посредством одного только воображения можно построить симптоматологию препарата или что кто-нибудь способен увидеть симптоматологию препарата посредством интуиции, а также с тем, чтобы затем включать эту воображаемую симптоматологию в массив гомеопатической информации как нечто достоверное, у меня определенно возникнет проблема.

Если бы кто-нибудь честно заявил, что "эти картины являются продуктом моего воображения", то каждый мог бы легко решить для себя, хочет он их использовать или нет. Однако, если такая работа подается как результат "группового анализа", создающего впечатление научной работы, то я выдвину возражения. У меня возникает проблема, когда такая информация подается как прогресс науки гомеопатии и включается в основной корпус гомеопатической информации, который состоит из репертория и Материи медики. У меня есть по меньшей мере десяток случаев Calcarea fluorica, ни один из которых не подходит под описание Яна. Что я должен думать?!

Как воображение такого рода согласуется с методом лечения, который претендует на то, чтобы быть самым научным из всех, единственным, где есть законы и принципы, и единственным, инструмент которого, т.е. препараты, был действительно испытан на людях? Однако я приведу еще один пример просто для того, чтобы показать, какую путаницу может вызвать воображение такого типа.

Ян пишет о Baryta sulphurica: "Они чувствуют себя очень незащищенными и в своих отношениях. Они выбирают очень зависимое поведение. Они чувствуют, что не могут оказать никакого влияния на свои отношения и на своего партнера. Они чувствуют, что находятся во власти партнера".

Кент пишет о том же препарате в своих "Малых трудах": "Желает вещей, которые не являются необходимыми, и вскоре откладывает их в сторону. Она очень критична. Отвращение к компании. Подозрительна и боится разговора". По существу, эти два описания очень различны, если не диаметрально противоположны. Кому должен верить ученик и почему?

Однако наибольшая проблема, с которой столкнется новичок в гомеопатии, такова: как можно распознать эти темы, когда пациент сидит передо мной, ведь эти темы так общи, так похожи одна на другую и описывают повседневные ситуации, в которые при определенных обстоятельствах попадает каждый?! Такое состояние можно распознать в любом пациенте. Причина проста. Ян считает качества личности человека симптомами препарата. Кроме того, он считает, что каждый переживает определенные ситуации (горе в связи в потерей любимого человека, ребенка, матери, отца, огорчение на эмоциональном или сексуальном уровне и т. д.) в соответствии со своей патологией. Однако эти реакции универсальны. Характеристики личности нельзя изменить, они характеризуют человека с момента рождения. Только патология характеристик личности может проявляться в виде симптомов, которые затем можно изменить посредством simillimum. Но опять же, что такое патология? Где она начинается? Что такое норма? Обсуждался ли когда-нибудь этот вопрос? Было ли все это ясно тем, кто учит? Я не собираюсь сейчас читать лекцию, я хочу только сформулировать в двух словах свои главные возражения против таких методов.

Теперь я хочу перейти к "сообщениям об излечении". Мой опыт показывает, что состояние психически больных людей развивается после приема правильного препарата совершенно не так, как описано в случаях Яна. То, что я говорю здесь, преподается на живых примерах в рамках четырехгодичного курса в Международной академии.

Ян говорит, что я не прочитал его книгу. На самом деле я прочитал, и не только его книгу, но и книги Джереми и Раджана и всевозможные другие статьи, неверно представляющие классическую гомеопатию. Я не хочу задеть ничьих чувств написанием критических замечаний о таких книгах, но если меня поставят перед такой необходимостью, я найду время это сделать.

Возвращаясь к Яну: очевидно, что он использовал идею "сущностей", которую я изложил 20 лет назад. Однако разница велика. Я начал формулировать сущности на основе имеющейся симптоматологии Материи медики в комбинации с реакциями пациентов. Это был длительный процесс, основанный на приеме сотен больных и осознании общего знаменателя их патологии. Ян хочет сформулировать сущности до того, как увидит хотя бы одного такого больного, и не имея ни малейшего представления о симптоматологии, полученной в прувингах, пользуясь исключительно своим воображением! Фактически, он поощряет своих читателей "свободно пользоваться своим воображением для того, чтобы прийти к значащей теме, описывающей центральное состояние некоторых неисследованных комбинированных препаратов" и продолжает: "Метод группового анализа позволяет думать о гомеопатии на абстрактном и даже метафизическом уровне. Это позволяет нам более или менее предсказывать картину совершенно неизвестного препарата". Наименьшее, что я могу сказать об этих замечаниях, следующее: мы не хотим, чтобы гомеопатия постепенно деградировала до уровня воображаемых препаратов и исцеления посредством воображения! Вы будете лечить пациентов в аллопатической клинике такими воображаемыми препаратами? Если кто-нибудь утверждает, что такие препараты все же помогают некоторые пациентам, я скажу, что молитвы, йога, позитивное мышление и т. д., и т. д. также помогают пациентам. Но в любом случае нет необходимости давать реальный препарат при мелких недомоганиях.

Тридцать пять лет назад, когда я боролся против одновременного назначения нескольких препаратов, — формы гомеопатии, которую в то время практиковало большинство гомеопатов во всем мире, — были такие же вопли и даже угрозы с требованием исключить меня из Лиги (LMHI, Международная гомеопатическая лига. — Прим. перев.) и утверждениями, что одновременное назначение нескольких препаратов очень эффективно и является на самом деле современным способом практиковать гомеопатию. Кристиан Буарон в одном письме написал мне: "Мы продвигаем... современную гомеопатию"! Вопли тогда были хуже, чем сегодняшние, но постепенно гомеопаты поняли важность того, что я говорил, и в массе своей обратились к классической гомеопатии. И последнее: свобода не означает анархии и хаоса, не означает нарушения законов и принципов, она означает признание и понимание их, а затем работу в гармонии с ними.

Я готов обсудить любую из упомянутых выше идей в дискуссии за круглым столом в любое время и в любом месте, но молчать на этом критическом для гомеопатии этапе будет равнозначно отказу от сорока лет борьбы за то, чтобы приблизить гомеопатию к врачам и медицинским властям. Я хочу снова извиниться, если кого-то задели мои замечания, так как все они были мои учениками, и позвольте мне заверить их, что я их очень люблю.