Д-р Леон Ваннье

Image

Гомеопатические средства при острых состояниях

Издательство фирмы "Атлас", Москва, 1993

Предисловие

В своем "Введении" г-н Плизи напоминает нам о том, что, когда он был студентом, то критиковал гомеопатию, производившую впечатление шарлатанства. Расскажу вам о том, что, когда я был интерном госпиталя и отказывался осуждать доктрину, не зная ее (так как именно не зная гомеопатии многие ее осуждают), я присоединился к небольшой группе коллег, которые по вечерам посещали курсы Гомеопатического центра, оживляемые в то время Леоном Ваннье и Жаном Пуарье. В числе прочих тут были Пьер Ваннье, Морис Бюккуа и Жанна Бего из школы Брока, которая вскоре после этого стала г-жой Штуль, преждевременно ушедшей. Мы тут также встретили проф. Жоаннона, отстаивающего свои идеи с душой апостола.

С самого начала я был просто поражен интеллектуальной щепетильностью и моральной совестливостью обоих наших учителей, и это с самого начала отдалило меня от идеи шарлатанизма. А далее я был поражен той манерой, в которой проводилось изучение больного и его понимание. Это была та эпоха, когда студент, познав семиологию острой долевой пневмонии, удивлялся тому, что столь явно описанная клиническая картина редко встречается на практике, а это приводит к слишком многочисленным описаниям клинических форм. В центре, расположенном на улице Мурильо, изучение болезни уступало место изучению больного, даже еще раньше изучению человека. Проводился подробный расспрос, никакие детали не оставлялась без внимания. Сначала исследовали телосложение, жесты, мимику, поведение и только потом приступали к изучению самой патологии. Придавалось важное значение конституции и темпераменту. И тогда из синтеза этого кропотливого анализа вытекало лечебное назначение. Понятие почвы равнялось или даже превосходило по своему значению понятие агрессии. Эту концепцию (основные черты которой я лишь обрисовал) я запомнил для себя, надеюсь с пользой для моих больных. Впрочем, прочитав вступительную лекцию проф. Абрами, наделавшую в то время немало шума, я вновь нашел в ней много важного из того, чему нас уже давно обучал Леон Ваннье.

Как известно, некоторые гомеопаты пытаются облечь свои медицинские концепции в форму некоторой таинственности. Я не думаю, чтобы это оказывало услугу этой медицине, которая является мишенью для нередко слишком неблагосклонной критики. Два основных принципа (закон подобия и закон бесконечного разведения) являются принципами научными. Их подлежит изучить, показать их хорошую обоснованность, и тогда гомеопатия найдет свое официальное место, в котором ей отказывают во Франции.

Вот почему работа господина Плизи исключительно полезна. Она вводит в гомеопатию экспериментальное изучение, показывает реальность и активность высоких разведений равным образом в биологии животных и в биологии растений, показывает действие подобия. По этому случаю я могу сделать личный вклад в вопрос о реальности диптиха Гиппократа: противоположное излечивается противоположным, подобное излечивается подобным.

Сопоставление (будущим практикам гомеопатам)

В обычной медицине назначение лечения базируется исключительно на клиническом диагнозе. Исследование больного дает точные понятия об интересующей врача болезни или дефекте, рельефно выявляет имеющиеся органические расстройства, дает практику элементы показаний, необходимые для назначения разумного лечения. Однако два врача, исследуя одного и того же больного, могут разойтись в своих мнениях и настаивать на разных диагнозах и в связи с этим приходить к установлению двух весьма различных способов лечения. В гомеопатической медицине ничего подобного произойти не может. Конечно, врач-практик не пренебрегает постановкой клинического диагноза наблюдаемого синдрома, но он всегда рассматривает весь спектр имеющихся расстройств, для того чтобы установить для них "истинное обозначение".

Клинически диагноз врача (гомеопата) оказывается более глубоким, так как он склоняется к установлению истинного генеза рассматриваемого болезненного состояния. С лечебной точки зрения, точное наблюдение больного предоставляет ему ценные элементы. В самом деле, гомеопатическое средство буквально "обозначено" самим больным (но при участии оценивающего его сознание врача!), у которого его расстройства (морфологические, функциональные или чувствительные) всегда соответствуют тем признакам (морфологическим, функциональным или чувствительным), которые описаны в патогенезах. Два гомеопата, хорошо знающие Материю медику и наблюдающие одного и того же больного, установят одинаковые назначения (а если одни и те же симптомы они толкуют и оценивают по-разному, то и всю картину могут понять по-разному, и соответственно этому они могут сделать различные назначения).

В практике гомеопатии вся трудность заключается в выборе средства. Вспомним о практических упражнениях по систематике растений: учащемуся предлагают растения и он должен их распознать (определить и систематизировать). Примерно так же предстают больные перед врачом-гомеопатом. Ему тоже надлежит их распознать и определить не только с точек зрения типологической (конституция и темперамент) или клинической (болезненное состояние), но также с точки зрения лечебной. И ему, в самом деле, возможно распознать полезное средство, так как он знает те его признаки, какие его наблюдательность может выявить (но может и не выявить также) и его суждение может интерпретировать (вот тут-то и зарыта собака!). Ему также возможно точно определить это средство, так как ему известны аналогичные средства.

Столкнувшись с хроническим состоянием, начинающий может колебаться и начать продвигаться наощупь; часто ему трудно выявить то назначение, согласно которому должны быть прописаны все полезные в данном случае средства, так как лечение хронического больного всегда должно устанавливаться логическим и упорядоченным образом. Но зато у него есть время, он имеет возможность испытать, посоветоваться со своими старыми наблюдениями, заглянуть в Материю медику, запросить совета и в тиши кабинета "проработать случай".

Столкнувшись же с острым состоянием, врач вынужден немедленно ставить лечебный диагноз. Тут больной не может ждать, действовать врачу приходится быстро и безошибочно. Выбор средства должен быть быстрым для того, чтобы немедленно пустить в ход надежное лечебное средство. И врачу-практику надлежит точно знать существенные характеристики каждого средства. К обычным признакам (морфологическим, функциональным и чувствительным) тут добавляются "объективные признаки", ценностью которых пренебрегать не следует.

Средства для лечения острых состояний не столь уж многочисленны, чтобы было невозможно изучить их все в деталях. Мы задались целью представить тщательно составленное клиническое и лечебное исследование тех средств, какие являются наиболее часто прописываемыми при острых состояниях. Заботясь о ясном изложении, главное, желая особенно сделать понятной точность гомеопатической медицины, мы часто повторяли некоторые существенные факты, точное познание которых доставляет столько точности назначению врача-практика.

Наконец, последняя рекомендация. Если при лечении хронического состояния возможно соединить 2-3 средства одной лечебной ориентировки, чередующееся действие которых становится взаимно дополняющим, этот метод не может прилагаться при лечении острых состояний. Тут врач всегда сталкивается с хорошо определенным клиническим состоянием, которому соответствует "единственное" лекарство (если бы это всегда было так!). Врачу надлежит распознать те признаки, при которых больной проявляет это средство (тип) и оправдывает употребление этого средства.

Не будем забывать о том, что по ходу острого состояния, клинические стадии следуют друг за другом с различной скоростью, и каждая стадия соответствует одному-единственному средству, назначение которого нередко можно предвидеть. Вот так осуществляется логическое развитие лечебных этапов, строго приспособленное к следующим одна за другой стадиям острого заболевания. Вот так объясняется "игра" вспомогательных средств, обеспечивающая быстрое достижение надежного результата.

Ла Жоншер, январь 1941 г.

Предисловие переводчика

Предлагаемая книга Л. Ваннье по своему содержанию, конечно, значительно шире простого обзора "неотложных" гомеопатических средств. Автор на каждом шагу столь глубоко проводит сопоставления лечения подострых и даже хронических состояний (с привлечением соответствующих лекарств), что фактически в своей книге проводит основательный обзор значительной части Материи медики, могущий помогать и при лечении состояний хронических. Как обычно у этого автора все эти сопоставления производятся наблюдательно и картинно. Но... как обычно у данного автора, не обходится без увлечения ролью таких болезнетворных факторов, как туберкулиновая и сифилитическая наследственность, патогенетическое значение которых (с нашей точки зрения) уж слишком переоценивается. И по ходу изложения мы нередко произносим по этому поводу скептические реплики — конечно, не претендующие на абсолютную правильность (в настоящей онлайн-версии книги удалены все примечания анонимного переводчика как развязные, непрофессиональные, не представляющие интереса и нарушающие связность изложения. — А.К.).

Наконец, мы сочли нужным внести в изложение одну поправку, которая (если в это вдуматься) не лишена принципиального значения. Это, в общем, касается того, как понимать термин "средство", Мы придерживаемся того, что термином "средство" можно обозначать только тот или иной лечебный агент — конечно, могущий при передозировке вызывать определенные болезненные симптомы и состояния. С известным сходством (но отнюдь не тождеством) подобные состояния могут возникать у различных людей и спонтанным образом, или в виде реакций на те или иные повреждающие факторы. Так что же это такое? Можно ли это тоже именовать "средством"? Нам это представляется недопустимым. И стараясь в общем осуществить перевод по возможности дословный, мы все же предпочли заменить такие (нелепые с нашей точки зрения) выражения, как например, "у Sulphur стопы горят с потребностью выискивать для них прохладного места в постели, Phosphorus же выискивает прохлады под простынями кистями рук" более подходящим к нашим обычным представлениям контекстом, вроде такого: "у субъекта типа Sulphur стопы горят с потребностью выискивать для них место в постели; субъект же типа Phosphorus ищет прохлады под простынями кистями рук" и т.п. Полагаем, что никакого изменения смысла высказываний автора это не создало, внешняя же форма изложения получается более общепринятая и не вызывающая тех придирок, какие (более или менее заслуженно) так часто делаются авторам-гомеопатам именно в связи с их часто не лишенной экстравагантности манерой изложения правильных по сути дела мыслей в весьма спорной или даже просто двусмысленной форме. Надеемся, что за это наши читатели на нас не посетуют.

 оглавление книги Леона Ваннье Оглавление   Aconitum Aconitum аконит