Джереми Шерр (Танзания)

Джереми Шерр

Письмо из Африки (1)

Перевод Зои Дымент (Минск)

Оригинал по адресу http://www.interhomeopathy.org/letter-from-africa

Дорогие друзья!

Я пишу это письмо из Танзании, из Африки. Жарко сегодня, пожалуй, 38 °C, но утром было прохладно и свежо, и выступы Килиманджаро были украшены свежим слоем снега. Как обычно, нет воды и электричества, но к этому привыкаешь.

Image

Сегодня утром в клинике мы видели случай сифилиса. Не теоретический сифилитический миазм, но женщину с огромными язвами на ногах, каждая 5–7 см в диаметре, чрезвычайно болезненными. Она описала это как "живой ад" и сказала, что предпочла бы СПИД. Язвы начались 18 лет назад, когда она заболела сифилисом. Выделения гноя и крови были быстро подавлены с помощью неизвестного ей препарата. Боль и язвы затем распространились на ноги, где и остались. Запах язв был настолько гнилостный и отвратительный, что пропитал всю комнату, наши носы не выдерживали. Я вспомнил, что Кент говорил о ртутном запахе, который нюхал каждый врач. Я никогда не думал, что придется и мне, однако здесь, в Африке, можно увидеть все: СПИД, сифилис, проказу, золотуху, туберкулез… Но позвольте мне вернуться к началу.

Я переехал в Танзанию 17 ноября 2008 года. Три месяца спустя приехала Камилла и трое наших маленьких детей. Это было начало новой главы в нашей жизни, нашей миссии лечения СПИДа в Африке с помощью классической гомеопатии. В то время мы не знали, где мы будем жить, как открыть новые клиники и какие препятствия встретятся нам на нашем пути. Во многих отношениях мы были наивны, но это было, наверное, и хорошо.

Наше путешествие на самом деле началось 10 лет назад. Я мечтал об этом на протяжении многих лет. На последипломном курсе в школе "Динамис" я часто обучал философии и технике лечения эпидемий и миазмов. Тем не менее я хорошо понимал, что бóльшая часть этого знания основана на теории, и хотя я пережил много мелких эпидемий, таких как детские болезни или грипп, я хотел как профессионал встретиться лицом к лицу с проблемой лечения большой группы людей, страдающих коллективной болезнью, другими словами, миазмом (§ 103).

Что еще важнее, я лечил несколько случаев СПИДа на Западе и видел, чтó может сделать гомеопатия. Она особенно эффективна в лечении СПИДа, поскольку стимулирует иммунную систему. При том, что по имеющимся оценкам 28 миллионов человек в Африке страдают от этой болезни, мы с женой почувствовали, что наш долг и наша привилегия — помочь всем, чем мы сможем. Я родился в Африке, как и мои родители, бабушки и дедушки, так что таким образом я возвращался домой.

Мой первоначальный план состоял в том, что я должен сосредоточиться на исследованиях. Я хотел провести неопровержимые этичные исследования, которые могли бы показать миру, что может достичь гомеопатия в области СПИДа. Мы с моей коллегой Тиной Квирк десять лет вели протоколы, находясь в поисках академических партнеров и подавая заявки в фонды. К сожалению, все, чего мы смогли достигнуть этими усилиями, это повторяющиеся разочарования. Мы обнаружили, что в мире есть много денег на борьбу со СПИДом, в том числе в Африке, но не для гомеопатии. От Билла Гейтса до ЮНЕСКО, от VIP-персон до благотворительных организаций, обычный ответ, который мы получали, "Извините, нас нет дома, и больше нас звонками не беспокойте". Даже гомеопатические научно-исследовательские организации ищут проекты "поинтереснее". Наконец, мы поняли, что есть финансирование или нет, есть научно-исследовательские возможности или нет, пришло время просто встать и сделать это. Так мы и поступили. К счастью, у меня есть очень смелая "гомеопатическая" жена.

Спустя два года у нас нет сожалений. Это было удивительное путешествие, полное свершений, чудес, разочарований, препятствий, политики, борьбы, открытий и, в конечном итоге, успехов. Сегодня у нас есть десять сельских клиник, мы пролечили 1200 пациентов, я работаю в местной больнице, пациенты стекаются в клинику, требуя больше гомеопатии, врачи расспрашивают о том, что мы делаем. Мы знакомы со СПИДом в Африке так же, как люди знакомы с лучшими друзьями, и мы отточили использование большинства эпидемических лекарств. По правде говоря, лечение СПИДа средствами классической гомеопатии является самой легкой частью нашей сегодняшней жизни; в ежедневных чудесных результатах нехватки нет. Наш успех в значительном сокращении симптомов и облегчении побочных эффектов измеряется примерно в 90–95 %.

Один из вопросов, которые нам часто задают гомеопаты: почему африканские пациенты реагируют так хорошо? Это действительно удивительно, результаты видны гораздо быстрее, чем на Западе. Пациенты часто возвращаются через 1–2 недели с общим облегчением симптомов, большей энергией, улучшением аппетита, увеличением веса и широкой улыбкой на лице. При малярии улучшение наступает, как правило, в течение двух дней. У нас нет однозначного ответа на этот вопрос. Люди здесь, пожалуй, больше связаны со своей энергией, с землей, со своим телом или, возможно, здесь было меньше аллопатического подавления, хотя оно, безусловно, присутствует сейчас, или потому что наши западные "разумные" гомеопаты и пациенты являются препятствием для быстрого восстановления. В любом случае, гомеопатические результаты в Африке являются быстрыми, мягкими и сохраняются не менее двух лет. Это источник нашей удовлетворенности и настойчивости.

Пациенты в Африке, похоже, отвечают на широкий спектр лекарств. Поэтому различные гомеопатические подходы, от классического до комбинаций, не прошедших прувинг лекарств и радиэстезии хорошо работают. Мы все видели это на Западе, но явление "первой работающей потенции" гораздо наглядней здесь. Даже когда в нашем проекте работали неопытные волонтеры, их результаты были вполне приемлемы.

Реальная ближайшая проблема, однако, это отслеживание случая для второго и третьего назначения, поиск тех средств, которые проникают глубже, в основное ядро эпидемической болезни, поиск ее корней, а не просто лечение ветвей. Мы стремимся оказать воздействие на коллективную основу этой болезни. Хотя многие лекарства вызовут немедленный лечебный импульс, чем точнее выбрано лекарство, тем глубже и полнее будет его действие, тем дольше оно продлится, и тем больше мы сможем понять, что на самом деле происходит.

Вы можете спросить, почему мы так неуклонно практикуем классическую гомеопатию, когда есть другие "методы", которые успешно лечат СПИД в Африке. Прежде всего, потому что она удивительно эффективна. Я не сомневаюсь, что другие методы также достигают очень хороших результатов, но мы — классические гомеопаты. Это путь, выбранный нами по философским и практическим причинам. Нам нравится проводить прувинги лекарств и понимать их. Нам нравится воспринимать заболевание, индивидуализировать, тестировать наш выбор назначения, выбрать потенцию для этого назначения, учиться, расти и добираться своим путем до общей совокупности. Классическая гомеопатия — не только терапия, не только назначение потенцированного лекарства. Это образ жизни.

Джереми Шерр в Африке

Это просто наш личный выбор. Мы уважаем всех, кто приходит сюда и помогает людям естественными или потенцированными лекарствами. Б-г знает, требуется ли здесь больше, чем один человек или метод могут дать. У нас отличные связи с несколькими проектами в Африке, в том числе в Дар-эс-Саламе в Юго-Восточной Танзании, Свазиленде, Кении, Гане, Ботсване и Южной Африке. Мы поддерживаем друг друга: одна семья с общей миссией.

Вы спросили о том, как проходит наш день. Обычно мы начинаем с того, что ищем по всему городу Роджера, переводчика-растафарианца, затем отправляемся в наши клиники. Некоторые из них в трущобах, некоторые в сельской местности. Мы загружаем и выгружаем коробку с лекарствами, сидим под деревом или в маленькой "клинике-парилке", или посещаем пациентов на дому, если они слишком больны, чтобы прийти. Транспорт здесь проблема. На данный момент у нас есть только один автомобиль, так что наш водитель проводит бóльшую часть дня в переездах между клиниками, визитами на дом и подвозкой детей в школу.

Хотя наш собственный дом комфортабелен, мы привыкли к длительным срокам без электричества и воды. Нас кусают комары, этого невозможно избежать. Изредка я отправляюсь на Запад, чтобы встретиться с пациентами, или с учебными целями, или для организации сбора средств для проекта, а здесь у нас полный рабочий день. С момента нашего приезда сюда, Камилла не остается в стороне. Она создала большое количество клиник и пролечила много пациентов. Она работает в трущобах и делает домашние визиты, пока я отправляюсь в дальние деревни или в больницу.

У нас есть несколько добровольцев, помогающих нам на протяжении около двух недель или даже пары месяцев. Они живут в нашем "пятизвездочном ганемановском доме". Наши дети ходят в международную школу и наслаждаются жизнью здесь. Крупнейшим препятствием для проекта является нехватка средств, бюрократия, аллопатические враги и население, которое чувствует, что обязано освободить нас от любых денег, которые у нас еще могли остаться. Для них мы все — Билл Гейтс, и они являются специалистами по выкачиванию денег из "мзунгу" (бледнолицых). Нет никакого решения этой проблемы.

Открыть клинику несложно, здесь нет недостатка в СПИДе. Молва о наших успехах в настоящее время распространилась далеко и широко, и деревенские старейшины постоянно просят нас посмотреть на людей, живущих с ВИЧ/СПИДом в их регионе. Местные врачи и больницы удивляются и проявляют интерес. Что касается добровольцев, краткосрочные визиты являются образовательными, но для расширения проекта нам требуются практикующие здесь постоянно, а это означает, что мы должны расширять нашу инфраструктуру. Это требует сбора средств и организации. Обеими этими вопросами я мог бы заняться, но мне это не нравится. Мы начали подготовку местных танзанийцев и организовали полный курс обучения для двух студентов.

Пациенты здесь очень отличаются от тех, которыми мы обычно занимались. Здесь нет модальностей, нет странных, редких и своеобразных симптомов, и вряд ли есть психические. Основные эмоциональные симптомы повторяются: "я голоден", "нет денег, чтобы поесть", "не могу платить за обучение в школе" и "что будет с детьми, когда я умру?" Все трагическое, все общее. Мы все согласны с тем, что после стольких лет внимания подчеркнуто сверхпсихическим-сверхэмоциональным пациентам, иметь дело с пациентами, у которых отсутствует психическая и эмоциональная одержимость, является большим облегчением. Простые, прямые, легкие и трудные, эти случаи являются односторонними, и невозможно проникнуть в них без двух данных Б-гом инструментов, чтобы видеть насквозь. Первый из них — медленно развивающийся genus epidemicus, о котором я скажу позже, а второй — сны.

Всякий раз, когда мы спрашиваем у пациента о его снах, улыбка удовлетворения и признания расползается на его лице. "Этот врач знает, где искать!" Африка живет во сне. Корни этого — в темном мире тайн и волшебства. Интерпретируя сон и объединив его понимание с нашим восприятием совокупности, мы можем проникнуть в случай и найти лекарство. К настоящему времени мы можем более или менее диагностировать, является ли пациент ВИЧ-инфицированным или принимает АРВ (антиретровирусное лечение) просто по снам.

Наша система основана на методологии Беннингхаузена. Для формирования совокупности мы берем большие общие рубрики, а затем ищем вишенку на торте, чтобы индивидуализировать лекарство. Мы очень рады, что у нас есть мой "Реперторий психических характеристик", реперториум в стиле Беннингхаузена для эмоционально-психических тем. Мы ежедневно используем такие рубрики как "деньги", "жертва", "вода" и "змеи". Другое программное обеспечение, которое я разработал, это "Динамический анализ случая" (Dynamic Case Taker), также чрезвычайно полезный нам для поиска информации о пациентах, сборе и хранении ее, а также обмена ею.

Вы спросили о потенции. В 90 % случаев мы используем 12C ежедневно. Это связано с несколькими причинами. СПИД является серьезной патологией и есть много препятствий на пути лечения. Местное население не понадеется на одну дозу и, что еще хуже, они могут подумать, что это колдовство. Кроме того, у нас нет большого количества лекарств, поэтому мы стараемся хранить по одной потенции каждого лекарства. Несколько гомеопатических аптек были очень любезны, подарив нам лекарства: "Helios" из Великобритании, "Cemon" из Италии, "Neot Shoshanim" из Израиля, "Hahnemann Labs" и "Hylands" из США.

Нищета порождает СПИД, а СПИД порождает бедность. Это часть его псорических корней. Большинство пациентов, которых мы видим, это вдовы. Из-за нищеты и отсутствия ресурсов мужья уезжают на работу в отдаленные города, на срок от шести месяцев до года. Находясь там, они спят с проститутками, как правило, молодыми девушами, которые должны "работать", чтобы выжить. Когда они возвращаются на Рождество, они заражают двух-трех местных женщин. Мужчины реже проверяются на СПИД, потому что это убийственное клеймо. Они скорее умрут, чем позволят людям узнать, что больны СПИДом, и они на самом деле умирают. Когда муж умирает, каждый знает, что его жена заражена, поэтому, конечно, это "ее вина". Семья мужа забирает все ее имущество, утверждая, что она сглазила мужа. Женщина остается с четырьмя детьми, двое из которых могут быть ВИЧ-положительными, без дома, без доходов и слишком слабая, чтобы работать. Эти больные СПИДом вдовы и становятся нашими пациентами.

В этой ситуации энергия — ключ к выживанию. Если женщина слишком слаба от болезни, она не может работать в поле — это трудная работа на жаре. В результате мать и ребенок умрут или ребенок останется на милости одного из многих коррумпированных детских домов. Так что если пациенты возвращаются через неделю с "намного лучшей энергией", это спасение жизни.

Как только пациенты чувствуют себя лучше настолько, что могут начать работать, возникает проблема, где оставить детей. Из-за пятна позора никто не поможет; обширная семья, на которой все держалось тысячилетиями, разрушена. Когда Камилла отправилась с домашним визитом и обнаружила трехлетнего, ухаживающего за однолетним, она решила использовать нашу клинику как детский сад для детей вдов СПИДа. Теперь у нас двадцать пять детей, которых мы хорошо кормим два раза в день и даем им образование, которое они никогда бы в противном случае не были в состоянии себе позволить. Мы также выполняем проекты, связанные с доставкой питания, и организуем бесплатные представления на деньги гомеопатов Запада. Гомеопатия должна устранить препятствия для излечения, или оно не будет постоянным.

гомеопатия в Африке

Исследования и сбор данных были и остаются до сих пор частью нашей основной цели, а цель наша — пока мечта, осуществив которую мы будем счастливы. Позвольте мне начать с обзора собранных данных, которые являются ключом к получению средств на исследования.

Я хочу уточнить, что на данный момент никто не может утверждать, что излечивает СПИД, по нескольким причинам. Во-первых, нет такой терминологии в традиционной медицине, она просто не существует. У меня есть гипотеза, что если у пациента нет симптомов и он свободен от вируса в течение пяти лет, это можно считать доказанным излечением. Хотя мы прослеживаем многих пациентов на протяжении двух лет, и пациенты остаются без симптомов в течение этого периода, это всего лишь разрозненные данные.

Обычным стандартным тестом на СПИД является подсчет количества лимфоцитов CD4, иммунных клеток в крови. Мы обнаружили, что этот тест представляет собой достаточно ненадежный показатель, и этой точки зрения придерживаются также многие врачи-аллопаты. Этот тест является неточным и, что более важно, показывает только количество клеток CD4, но не их качество. Мы часто обнаруживаем, что количество CD4 уменьшается после верного лекарства, хотя при этом пациенты сообщают, что чувствуют себя гораздо лучше. Но несколько месяцев спустя это количество начинает расти и, после периода продолжительностью от трех до двенадцати месяцев, во многих случаях оказывается невероятно выросшим. Метафора, которую я использую, чтобы объяснить это, следующая: клетки CD4 подобны солдатам. Тест подсчитывает количество солдат, но не говорит вам, что многие из них не имеют рук или ног; другими словами, являются бесполезными. После гомеопатического лекарства больные клетки отмирают, а здоровые медленно начинают расти и размножаться.

В то время как пациенты со СПИДом на Западе проходят тесты на CD4 раз в месяц, в деревнях, где мы работаем, люди, как правило, проходят их один или два раза в год. Больница далеко, транспорт стоит дорого, а когда они делают тест, больницы часто даже не регистрируют результаты. Пациенты регулярно забывают принести нам результаты своих тестов. Для должного сбора данных нужно было бы работать в больнице. Хорошей новостью является то, что после двух лет борьбы за соответствующее разрешение, я сейчас работаю в больнице. Таким образом, возможности есть, но время в Африке движется медленно, и нужно научиться быть терпеливым.

Тест на вирусную нагрузку — это другое дело. Он выглядит адекватным и эффективным, но не дает нам полной уверенности. Тест на вирусную нагрузку стоит очень дорого, около 80 долларов США. Больницы или местные власти ни в коем случае не могут себе этого позволить, и поэтому он проводится очень редко (на Западе большинство больных СПИДом измеряют вирусную нагрузку регулярно). В тех немногих случаях, когда наши пациенты прошли тест на вирусную нагрузку, у некоторых из них был удивительный результат: "Вирус не обнаружен". Это было удивительным и ставило врачей впросак. Нормальным объяснением, однако, является то, что вирус просто не обнаружен, и скрывается в костном мозге, головном мозге или печени. Тем не менее в долгосрочной перспективе такие результаты могут оказаться окончательными. Я хотел бы, чтобы мы могли позволить себе включить такой тест в нашу коллекцию данных или исследования, но без средств на долгосрочные исследования мы немногое можем проверить и доказать. А случайные свидетельства никого не впечатляют.

Что касается исследований, вначале необходимо показать определенные данные. Хотя проводились некоторые незначительные гомеопатические испытания со СПИДом, они, как правило, считаются плохо спланированными и, следовательно, бесполезными для изучения. Отсутствие предварительных исследований означает отсутствие средств, а отсутствие средств — отсутствие серьезных исследований. Это заколдованный круг гомеопатических исследований. За этим, однако, кроется та более глубокая истина, что большинство организаций боятся связываться с гомеопатией. Даже если бы мы получили средства, мы должны были бы подать заявку на утверждение в комитете по этике. Процедура может занять до двух лет, и необходимо, конечно, найти академических партнеров. Нужно также быть осторожными, чтобы не раскрыть какие-то планы слишком рано, потому что враги гомеопатии постараются (и стараются) предотвратить любые исследования.

Не все так мрачно, однако. Я сотрудничаю с другими африканскими проектами по исследованиям в области СПИДа, и это движение вперед. Исследования будут проводиться и гомеопатия докажет свою эффективность, просто это произойдет мучительно медленно. С точки зрения доказательства миру эффективности гомеопатии, я пришел к выводу, что исследования — не самый важный инструмент, гораздо важней средства массовой информации, но мы настойчивы на всех фронтах.

Мое личное исследование — найти genus epidemicus и сделать его простым в использовании, чтобы мы могли распространить его по всей Африке. Было бы удобно искать одно лекарство для борьбы со СПИДом. Иногда я фантазирую о нем как о комбинированном или единственном наилучшим образом выбранном лекарстве. Я уверен, что оно могло бы быть достаточно эффективным и, конечно, его легче было бы распространять. Я был бы лжецом, если бы не сказал, что эти мысли иногда приходили мне в голову, но это не в духе гомеопатии, а также не соответствует доктрине гомеопатического лечения эпидемий. Когда мы смотрим на болезнь как на коллективную в широкой преспективе, то видим единое энергетическое искажение основы, этот источник светит через спектр многих отдельных восприимчивостей, а мы должны уважать эти отдельные тенденции и обращаться к ним. Поэтому genus (вид) никогда не может быть одним лекарством. Подобно тому как это происходит в прувинге, эпидемическое заболевание является коллективной совокупностью, исходящей из одного источника, но состоящей из различных отдельных историй. Поэтому Ганеман был сторонником нескольких лекарств для каждой эпидемии, и они будут меняться при изменении времени и места. Одним из очень интересных явлений оказывается тенденция в изменении лекарств от деревни к деревне.

Мое ви́дение заключается в создании простого базового реперториума и аптечки, которые можно было бы распространять и работе с которыми легко обучать местных медиков. Эта идея требует тщательного изучения, и мы стараемся избегать поспешных выводов. Сейчас мы определили около двадцати лекарств, которые соответствуют местному виду СПИДа. Работают ли они в других регионах и странах, еще предстоит выяснять. Мы верим в свободу и прозрачность информации. Я планирую опубликовать полный перечень лекарств позже в этом году, так как я уверен, что это хорошее начало процесса. Чтобы это осуществить, мне нужно поработать в больнице немного дольше, так как там больше тяжелых пациентов и там у нас есть доступ к анализам.

Миазму СПИДа соответствуют в основном псорические и туберкулезные лекарства. Они включают в себя некоторые классические полихресты, нескольких новых прувингов и несколько странных лекарств, которые мы нашли на этом пути. В список включены нескольких моих собственных прувингов, что объясняется или моим знанием о них, или моими предпочтениями, или Высшей синхронностью, которая и привела меня к этим прувингам. Тем не менее мы также часто использовали лекарства новых прувингов других людей, такие как озон и нозод СПИДа.

Мы обнаружили интересный факт, что СПИД является настоящим неврологическим заболеванием. В качестве ранних симптомов часто можно отметить опоясывающий герпес, а затем онемение и, возможно, слабоумие. Это не общепринятое мнение, но об этом мне сообщил один из лучших консультантов в области СПИДа. Другая интересная связь — с грибковыми заболеваниями. Мне кажется, что грибок лежит в самой основе этой эпидемии, поэтому мы часто используем мой прувинг Cryptococcus neoformans. Но это тема для длинной лекции, поэтому я оставлю ее на другой раз.

Вы также должны знать, что СПИД — не та болезнь, какой она была раньше. Двадцать лет назад смерть наступала быстро, возможно, в срок от шести месяцев до двух лет. Пневмонии были смертельными, раки и грибки быстро распространялись, и тело истощалось до толщины палки. Конечно, мы все еще видим это, но теперь процесс происходит гораздо медленнее. То, что было острой болезнью, стало хронической. Вмешательство АРВ (антиретровирусных лекарств) изменило игру. Пациенты живут дольше и могут выживать в течение многих лет, если у них есть еда. Поэтому эпидемия быстро становится миазмом.

Давайте поговорим об АРВ. Как вы знаете, мы не отказывается от АРВ. Наша политика состоит в строгом невмешательстве в традиционную медицину. Существует опасность, что если кто-то прекращает принимать АРВ, вирус быстро мутирует, и здесь кроется проблема. Несомненно, что лечение АРВ продлевает жизнь больных СПИДом. Я слышал, что в США некоторые люди настолько уверены в этом, что у них есть "СПИД-вечеринки", организованные с целью намеренно приобрести СПИД; легче жить с ним, чем без него. Это явление началось и в Южной Африке после объявления о различных аллопатических "чудо-препаратах", которые еще даже не материализовались. Хотя пациенты на Западе имеют доступ к пятнадцати или больше линиям АРВ-лекарств, однако здесь имеются максимум две. В какой-то момент они перестают работать, что и происходит в конце концов, и тогда ничто уже не может помочь, результатом становится неудача лечения и, скорее всего, смерть.

Проблема — побочные эффекты. Я вижу пациентов с Запада, которые описывают их как ад. Я вижу пациентов, у которых рвота каждый раз, когда они принимают дозу АРВ. Здесь, в Африке, пациенты не могут позволить себе роскошь жаловаться, но они страдают. Здесь побочными эффектами являются изнурительные недуги: онемение, которое настолько сильное, что вы вообще не чувствуете своих рук и ног; сильный зуд, страшная слабость или чудовищные ночные кошмары. Большая проблема, однако, лежит в долгосрочной перспективе: "Десять лет назад от 1 до 5 % ВИЧ-инфицированных пациентов во всем мире имели лекарственно-устойчивые штаммы. Теперь уже от 5 до 30 % новых пациентов устойчивы к лекарствам. В Европе это 10 %, в США — 15 %" [1]. Этот вирус очень умный, очень динамичный. Он адаптируется быстро, особенно когда нарушается режим приема лекарств, а здесь, в Африке, он нарушается всегда. Когда вирус передается, он находится в новой мутировавшей форме, так что в долгосрочной перспективе это может быть бомбой, которая взорвется. Добавьте к этому, что в больницах часто нет порядка: неправильные диагнозы и ошибочные рецепты являются постоянными явлениями.

Пока АРВ предоставляются бесплатно. Но бюджетные вложения, идущие с Запада, снизились в Африке на 25–50 % после рецессии, а Биг Фарма ничего не будет давать даром. Когда деньги закончатся, вирус может мутировать и распространиться с огромной скоростью.

Несомненно, что АРВ-лекарства эффективно продлевают жизнь. Одна из поразительных вещей, которые я обнаружил, это что они гомеопатичны по своему действию, как и многие другие обычные лекарства. Они могут имитировать многие эпидемические симптомы: онемение, слабость, черный язык, притупление зрения, отсутствие аппетита, лихорадку и так далее.

Другая проблема связана с голодом. Чтобы получать АРВ, нужно питаться регулярно, пять раз в день. Это требует строгого образа жизни. Здесь нет такой возможности. Еды и денег не хватает, поэтому побочных эффектов и безуспешного лечения из-за плохого соблюдения требуемых условий предостаточно. Не каждый находится на АРВ, некоторые отказываются принимать препараты, другие не пойдут в клинику из-за пятна позора, и у многих из них слишком высоко число лимфоцитов CD4, чтобы лекарства могли подействовать. Если вы хотите узнать больше об этих вопросах, я рекомендую вам прочитать книгу Стефани Нолан "Двадцать восемь историй о СПИДе в Африке". Она немного преувеличивает благополучие на АРВ, но все же это очень информативное чтение. Кроме того, можно посмотреть фильм "Дом чисел", из которого вы узнаете, что в отношении природы болезни единого мнения так и нет.

Из месяца в месяц мы обходимся совсем немногим, минимумом. Большинство наших средств поступает из наших собственных сбережений и от прекрасных гомеопатов и пациентов, которые помогают, чем могут — благодарю вас, дорогие друзья! До сих пор нет денег от "крупных птиц", и они вряд ли поступят. Один богатый донор, однако, мог бы решить проблему, так как нам не требуются огромные деньги. Деньги на исследования, школы, инфраструктуру, распространение информации. Итак, если вы знаете кого-нибудь богатого, поговорите с ним. Каждая копейка, попавшая сюда, проходит долгий путь. На следующей неделе "Гомеопатия за здоровье в Африке" принимает участие в марафоне Килиманджаро, только на пятикилометровой дистанции. В нашей команде десять человек, все в наших футболках, и масса доброй воли. Люди часто спрашивают меня, планирую ли я подняться на Кили — нет, только не я, там слишком холодно и слишком высоко! Но когда я вижу вершины каждое утро, я помню, что мы должны подняться на еще бóльшую вершину. Наша миссия:

  • Вылечить как можно больше больных СПИДом, используя классическую гомеопатию
  • Создать самодостаточную и самовоспроизводящуюся инфраструктуру для гомеопатии в Африке
  • Найти genus epidemicus против СПИДа
  • Помочь в распространении этого знания и использовать гомеопатию во всей Африке
  • Доказать истинность гомеопатии миру.

Это ведь не слишком много, эй! Мы на этом пути.

Позор, что правительства развивающихся стран больше не продвигают гомеопатию. Гомеопатические лекарства идеальны для развивающихся стран и являются совершенными лекарствами от СПИДа: нет побочных эффектов, дешевы и, главное, невероятно эффективны. СПИД, однако, это большой бизнес в Африке, и никто не любит людей, которые вмешиваются в большой бизнес. Тем не менее я уверен, что мы победим. Гомеопатия будет процветать еще долго после того как наши враги исчезнут. Люди любят ее, она соответствует их духу и их образу жизни.

Я приложил несколько случаев, чтобы вы посмотрели, и, пока вы в Интернете, пожалуйста, посмотрите наши фильмы и слайд-шоу на www.homeopathyforhealthinafrica.org. Будьте уверены, что, если вы включите погромче, вашим детям понравится песня.

гомеопатия в Африке

Многие люди удивятся, когда увидят карту Африки вверх ногами.

Некоторые даже повернут голову, глядя на это, но, как мы с вами знаем, нет ни верха, ни низа, если посмотреть из космоса; это всего лишь предрассудки. Такая дискриминация всегда держала Африку в нижней части нашей концепции мира. Камилла как-то сказала: "Это как человек с гангреной ног, который думает, что он в порядке, потому что в порядке его голова". Этим логотипом мы надеемся показать — и это отпечаток нашего сознания — что гомеопатия может все перевернуть и обратить патологический порядок современного мира. Во всяком случае, по фэн-шуй намного лучше, чтобы стрелка показывала вверх, а не вниз!

Я уже слишком затянул. Желаю вам всего наилучшего в работе и жизни.

Да здравствует гомеопатия!

Ваш друг,
Джереми


[1] http://www.msnbc.msn.com/id/34624393/ns/health-aids/?ns=health-aids, Марджи Мейсон и Марта Мендоса.

Фотографии: Джереми Шерр, Венди Поллок, Тина Квирк.

Джереми Шерр — родился в Южной Африке, рос в Израиле. Начал изучение гомеопатии в гомеопатическом колледже в Лондоне в 1980 году, одновременно получил степень по иглоукалыванию в Международном колледже восточной медицины. В 1985 открыл школу "Динамис", преподавал по ее учебной программе в Англии, Ирландии, Голландии, Швейцарии, Норвегии, Финляндии, Израиле, Канаде, США, Испании, Италии, Германии, Болгарии, Китае, России, Индии, Японии, Южной Африке и Австралии; имеет практику в Лондоне, Тель-Авиве и Нью-Йорке. В настоящее время живет в Танзании со своей семьей, осуществляя долгосрочный проект по гомеопатическому лечению больных ВИЧ/СПИД. Получил награду от Гомеопатического общества в 1991 году и звание доктора философии от Medicina Alternativa. Член Североамериканского общества гомеопатов, а также почетный профессор в медицинском колледже Юнан (Куньмин, Китай) и адъюнкт-профессор по гомеопатии в Университете Кандегабе, Аргентина. Является автором многочисленных учебников по гомеопатии и журнальных статей, испытал 32 новых гомеопатических средства. Его последняя книга "Динамическая Материя медика: сифилис" — исследование сифилитического миазма через лекарства. В настоящее время работает над книгой по инертным газам. Недавно он выпустил новую компьютерную программу для гомеопатов "Динамический анализ случая" (Dynamic Case Taker). Автор Q-Rep, репертория психических качеств. Любит играть на гармонике — играет не очень хорошо, но наслаждается этим. Иногда он пишет стихи, плавает и может обыграть любого в нарды.

Второе письмо гомеопатия в Африке