Д-р Дороти Шеперд

Дороти Шеперд

Размышления о будущем гомеопатии


Heal Thyself (The Homœopathic World), vol. LXXVIII, № 934, October 1943, pp. 289–293

Перевод Зои Дымент (Минск)

Конвенциональные врачи относятся к гомеопатии как к шарлатанству и знахарству. В лучшем случае некоторые из них снисходительно допускают, что гомеопатия по крайней мере не может принести никакого вреда, но так считают в основном хирурги, которые так или иначе не верят в лекарства и считают скальпель и ланцет единственными инструментами, достойными того, чтобы ими орудовали последователи Гиппократа.

Время от времени это вынуждает меня оторваться от работы, чтобы сравнить результаты гомеопатического лечения с результатами, полученными в известных аллопатических больницах.

(1) Маленький мальчик в возрасте трех с половиной лет с января до конца июня 1943 года находился на лечении в одном из медицинских учебных заведений по поводу тяжелых приступов носовых кровотечений, которые случались два-три раза в неделю, утомляли и мучили его, в то время как количество красных кровяных телец уменьшалось. Ему постепенно становилось хуже, и это все более тревожило его родителей. Наконец, мать вспомнила, что она сама была чрезвычайно анемичной в детстве, и ее вылечила лет двадцать тому назад одна женщина-врач из диспансера неподалеку. Итак, она пришла в ту же самую клинику и не была разочарована, так как там откликнулись на ее просьбу избавить от страдания ее единственного сына. Ранее, в начале января, ребенок получил прививку против дифтерии, и эпистаксис (= носовое кровотечение) начался примерно через две-три недели после этого. Никто не связывал эти два факта. 29 июня 1943 года на первом приеме ребенку был назначен Diphtherinum 30, и до 26 июля он получил четыре еженедельных дозы Diphtherinum 30.

На первом приеме мальчик весил два стоуна пять фунтов, во время последнего посещения, 17 августа, через семь недель, его вес составлял два стоуна шесть с половиной фунтов, то есть ребенок прибавил в весе 1,5 фунта (1 стоун равен примерно 6,35 кг., 1 фунт равен 454 г. — Прим. перев.). Обычно дети в этом возрасте прибавляют в весе примерно один фунт за три месяца. У него не было рецидива носовых кровотечений после первой дозы дифтерийного антидота, его аппетит стал отличным, он был живой и веселый, хорошо спал, цвет лица стал отличным, анемия пропала! Гомеопатия достигла за семь недель того, что аллопатия, практикуемая, заметьте, не безвестным врачом из страховой кассы на задворках Лондона, но одним из самых лучших детских специалистов из крупной медицинской школы, не смогла сделать за пять месяцев регулярного лечения: излечила маленького ребенка от носового кровотечения и последующей вторичной анемии!

(2) Теперь давайте сравним результаты лечения целиакии — этой непонятной изнуряющей болезни, вызванной неспособностью переваривать жиры, с характерными тяжелыми приступами диареи. Я знаю о шести пациентах, четырех недавних и двух получавших лечение несколько лет тому назад. Четыре пациента умерли, находясь на традиционном лечении, у одного после употребления большого количества бананов в течение двух месяцев только что начали проявляться признаки улучшения. Еще один ребенок проходил лечение в детской больнице в течение года и восьми месяцев, откуда родители забрали его умирающим, а на гомеопатическом лечении ребенок показал признаки улучшения в течение недели (а не десять недель, как тот, которого кормили бананами). После лечения в течение трех месяцев он прибавил в весе восемь с половиной фунтов и ел обычную пищу, в том числе жиры. Когда я увидела ребенка вновь, после трех недель отпуска, не было никаких признаков целиакии, несмотря на наличие у него лихорадочного озноба, который лечили конвенциональные врачи, так как наша клиника была закрыта, к сожалению. И то же самое детское отделение не признало, что этот ребенок ранее лечился у них от целиакии, поскольку родители за это время сменили свой адрес!

Разве не видна огромная разница между результатами двух этих школ? Гомеопат лечит ребенка быстро, безболезненно, без каких-либо усилий со стороны родителей, без ущерба для карманов налогоплательщиков, без призыва к Королевским ВВС доставлять связки бананов, в то время как конвенциональная медицина хромает позади со своим расхваленным методом "бананы являются единственным средством для этого серьезного заболевания".

(3) А сейчас сравните конвенциональное и гомеопатическое лечение свинки. Я слышала о даме, заболевшей свинкой в возрасте около сорока лет. Она имела непосредственное отношение к самым новым идеям в конвенциональной медицине. Дама была очень больна в течение 3 недель, неделю у нее была высокая температура, и она страдала от чрезвычайного дискомфорта и боли в шее и челюсти, постоянного слюнотечения, неспособности есть твердую пищу на протяжении большей части этого времени. Боль стала сравнительно терпимой после болеутоляющих — я думаю, больших доз веронала, — эффект которых длился около восьми часов.

Как гомеопатия лечит свинку и каковы результаты? Парень восемнадцати лет заболел около четырех месяцев тому назад: высокая температура, двустороннее поражение, типичный дискомфорт, к моменту приема он болел около двух дней. Ему был назначен Pilocarpinum 6 три раза в день, температура упала через 48 часов, дискомфорт почти исчез после приема первой дозы, и пациент был раздражен, что ему пришлось находиться в постели еще пять дней. Не было необходимости в привычной трехнедельной изоляции, и больше никто в доме не заболел свинкой. В течение нескольких дней все они принимали профилактически ежедневно дозу Pilocarpinum 6! И не было никаких осложнений!

Это не единичный случай излечения свинки за три-четыре дня. Это обычный результат при приеме Pilocarpinum 6, и я видела десятки случаев, когда пациенты выздоравливали в течение двух дней, редко лечение длилось более четырех дней. А при аллопатическом лечении температура часто сохраняется восемь-десять дней и восстановление занимает три недели вместо четырех дней! К тому же аллопатическое лечение часто осложняется проблемами с яичниками и последующей острой дисменореей яичникового происхождения или болезнью яичек у мальчиков, что может привести к дисфункции этого органа.

(4) Девочка, которая с младенчества в течение одиннадцати лет страдала от экземы на лице, локтях и под коленями, в течение всего этого времени лечилась в четырех или пяти кожных отделениях и кожных больницах в Лондоне. В конце концов, "кожные специалисты" сказали ей, что ничего не поможет, и она должна оставаться на лечении до конца своей жизни! Она получила гомеопатическое лечение — хотя она не знала, что оно было гомеопатическим, — и под воздействием Graphites, который оказался ее лекарством из-за проявившихся у нее симптомов, дерматит (экзема) исчез полностью за несколько недель. Он повторился через шесть месяцев, и тогда еще одна доза Graphites 30 устранила проблему за несколько дней. Со временем ей требовалось повторение дозы лишь раз в год. Так продолжалось в течение трех лет, пока она не закончила школу. Я не видела ее несколько лет, но когда началась война и пожирающая все военная машина добралась до этой девушки, ее отправили на фабрику боеприпасов, несмотря на то, что я дала медицинскую справку, подтверждающую, что она подвержена приступам экземы и не должна работать с металлами, кислотами или другими вызывающими раздражение веществами. Конечно, слово простого врача не признаётся всемогущим министром труда и его ордой переполненных ощущением собственной значимости невежественных девушек-служащих, которые, хотя очень часто не могут ни правильно произнести слово, ни правильно говорить на королевском английском, имеют власть над своими несчастными ближними, ибо могут диктовать, как всем жить, вмешиваются в чужие судьбы, и горе тому несчастному, что выступит против их порядков. (Королевский, или нормативный английский считался стандартом языка для образованных людей. Необходимой его чертой было стандартное произношение. — Прим. перев.).

Итак, у этой двадцатилетней девушки, естественно, развилась экзема обеих кистей рук (раньше никогда у нее там экземы не было), поскольку была направлена на работу на авиационный завод. У нее, и, соответственно, у меня возникла проблема: как ей освободиться от работы на этом заводе и добиться, чтобы ее направили на такую работу, которую она смогла бы выполнять без вреда для здоровья. Последовали бесконечные справки и частые интервью бедной девушки на биржах труда с различными чиновниками, которые все как один были грубы с ней и доводили ее много раз до слез. Ей даже угрожали арестом, если она не отправится на какую-нибудь фабрику на севере Англии. И когда высокопоставленный чиновник в головном офисе, к которому в кабинет смело пришла ее мать, заорал, что девушка могла бы вылечить свое кожное заболевание у любого врача в страховой кассе и у нее нет необходимости оставаться в Лондоне по этой причине, мать заявила этой важной персоне, что предпочитает, чтобы дочь оставалась в пределах легкой досягаемости единственного врача, которому удалось вылечить экзему, в то время как самые разные кожные специалисты в Лондоне не смогли этого сделать. В конце концов, горячность и настойчивость матери, отстаивающей права дочери, победили, но борьба была долгой и ожесточенной.

Это должно послужить предупреждением для многих людей, непрофессионалов и даже врачей, которые считают, что под руководством государственной медицинской службы, в соответствии с планом Бевериджа, все будет упорядочено и организовано лучше, чем прежде. Бесплатное медицинское обслуживание для каждого, регулируемый профсоюзом рабочий день врача, регулярные праздники и через определенные промежутки времени выходные дни, а также трудовая пенсия за счет отчислений, которые снизят доходы врача почти до уровня доходов рабочего, живущего от случайных заработков. Врач пострадает от снижения статуса, а пациенту будет еще хуже, даже по сравнению с нынешними худшими страховыми врачами: не будет свободы выбора (это отрицается, конечно), а ведь очень немногие врачи настолько альтруистичны, что посвятят себя пациентам, если не будет никаких стимулов прикладывать все усилия. Трудящийся достоин награды за свой труд — и врач также ожидает разумной компенсации всех своих затрат, а это годы учебы в колледже и в больнице (не менее пяти или шести лет), когда его или ее родители должны были найти деньги для оплаты дорогого обучения, а также на питание, жилье и одежду. А потом, когда врач получает квалификацию, он трудится в течение нескольких лет, чтобы приобрести уверенность в себе и опыт.

При этом у врача не будет никакой свободы в выборе лечения. Он будет лишь рупором мнений, которых придерживаются несколько человек наверху, будет просто заполнять бланки справок и скрипеть пером по бумаге как чиновник. У него не останется времени не только на постановку диагноза, но и на само лечение и излечение. Подчиненные должны будут по каждому пациенту отправлять форму — возможно, в трех экземплярах — всем вышестоящим начальникам. Чиновник, занимающий следующую ступеньку служебной лестницы, будет просто заниматься документами и, по прочтении, отправлять их дальше, как положено, следующему чиновнику, и так далее до бесконечности. Результатом станет хаос в медицине, быстрое вымирание C3-населения и выживание наиболее приспособленных. (Во время Первой мировой войны призываемые на военную службу британские новобранцы распределялись по категориям от А1 до С3. К последней относились люди, абсолютно непригодные для строевой службы и способные только на канцелярскую и иную сидячую работу. — Прим. перев.). Медицинская бюрократия не может эффективно справляться ни с острыми, ни с хроническими заболеваниями.

Вы воскликните, что это невозможно. Хорошо, поразмышляем над одним-двумя случаями, которые просочились из армейских сообщений. Например, мужчина средних лет был избит до смерти, потому что он медленно выполнял приказы, так как все время страдал от прогрессирующего туберкулеза, и он ни в коем случае не должен был оказаться в армии!

Врач, офицер Королевского военно-медицинского корпуса, проницательный и опытный практик, очень успешный в своей работе, рассказал мне о нескольких печальных случаях, которые привлекли его внимание. Худшим из упомянутых им был случай рядового, включенного в категорию А1 несколькими экспертами, о котором обучающий его сержант доложил, что он отстает, выполняет все медленно и с трудом. При повторном осмотре обнаружили, что этот рядовой страдает спастической параплегией, явным параличом нижних конечностей, и он не мог даже нормально ходить, что было очевидно для любого новичка в медицине. Вы можете возразить, что это единичные случаи, но они очень тревожны, и это плохое предзнаменование для будущего.

Что же касается гомеопатического лечения, то оно, безусловно, будет запрещено. Совсем недавно врач-гомеопат призывного возраста был направлен в больницу скорой медицинской помощи, и вышестоящий офицер, майор, немедленно запретил ему, причем самым строгим образом, практиковать гомеопатию — врач этот должен был придерживаться конвенционального лечения и проводить его. Кто больше всего пострадает в итоге? Несчастные больные люди, которые будут умирать один за другим тысячами. И кто останется в конце концов? Немногие из врачей, и я думаю: а не возникнут ли серьезные эпидемии? Эти бедные глупцы продали свое наследие за бесценок, потеряли свою индивидуальность, и, став рабами, они умрут позорно, в результате своего собственного невежества.

 статьи Дороти Шеперд Оглавление