Д-р Дороти Шеперд

Дороти Шеперд

Гомеопатия в эпидемических болезнях

(1967)

Перевод Елены Загребельной (г. Фукуока, Япония)

Коклюш

Это острое эпидемическое инфекционное заболевание, поражающее дыхательные пути и сопровождающееся приступами характерного кашля со рвотой. Этиологически, причиной инфекции считается бактерия Борде-Жангу, близкая родственница палочки Пфейффера. Хотя болезнь напоминает вирусное заболевание, инкубационный период ее долог, носителей болезни не бывает, и после перенесенного заболевания остается пожизненный иммунитет.

Длина инкубационного периода неопределенна — она варьирует от одной до двух недель. Нужно изолировать заболевшего по крайней мере в течение четырех недель после того, как был первый раз замечен кашель с характерным звуком. Считается, что еще безопаснее будет период длиной в шесть недель. Заражение происходит вследствие контакта со слюной, вылетающей во время приступов кашля.

Симптомы — первая, или катаральная стадия длится две недели и характеризуется насморком с кашлем, ухудшающимся по ночам, и небольшой температурой. Кашель постепенно усиливается, до тех пор, пока он не становится все более и более спастическим по характеру. Вторая стадия заболевания — стадия пароксизмов [кашля]. Ребенок испуган, старается сесть и держится за край кроватки для опоры, или хватается за мать или няню. Присутствует предварительный вдох, который напоминает длинный свист, после чего следует короткий удушающий спастический кашель, во время которого лицо становится мертвенно бледным, и который кончается хорошо известным коклюшным звуком. Кажется, что ребенок может задохнуться во время приступа. После нескольких таких серий спастического кашля ребенку удается выкашлять немного густой вязкой гнойной слизи, и пароксизм кашля часто кончается рвотой. Ребенок совершенно измотан после каждого приступа, но довольно быстро приходит в себя и в период между приступами бывает довольным и веселым. В течение дня может быть и сорок, и пятьдесят приступов, и из-за изнеможения и постоянной рвоты обмен веществ может быть серьезно нарушен. Часто встречается язва под языком, которая образуется от трения языка о зубы во время приступа. Истощение является типичным следствием коклюша. Касание корня языка шпателем обычно вызывает приступ кашля, так что эту реакцию можно использовать для дифференциального диагноза. После четырех или пяти недель такого кашля приступов становится все меньше, кашель становится более продуктивным и мокрота отходит легче. Эта третья стадия может продолжаться еще две или три недели, хотя нередко приступы кашля могут продолжаться несколько месяцев, и в течение двенадцати месяцев после коклюша с каждой новой простудой, сопровождаемой кашлем, могут вновь появляться и типичные коклюшные звуки, особенно если ребенку противоречить или раздражать его.

Осложнения болезни — судороги у младенцев, легочные абсцессы, эмпиема. Отдаленными последствиями могут оказаться туберкулез легких или бронхоэктазия. Во время коклюша легко заразиться корью, и комбинация этих двух болезней обычно неблагоприятна. Этим заболеваниям как правило подвержены дети в возрасте до года. Судороги — это серьезный признак. Бронхопневмония обычно кончается летально, равно как и энтерит.

Родители часто относятся к коклюшу весьма беззаботно и легкомысленно. Мне часто приходилось видеть детей, страдающих им, на игровых площадках, в городских парках и общественном транспорте, где они разбрызгивают слюну, задыхаются от кашля, кашляют просто и с коклюшным уханьем, распространяя инфекцию повсюду. Мало кто осознаёт, насколько серьезным может оказаться это заболевание, и что смертность от коклюша в больницах Лондонского графства в течение десятилетия перед Второй мировой войной была в два раза выше, чем от кори, или даже от дифтерии.

Теперь о лечении. В ранние годы моей профессиональной карьеры у меня не было возможности лечить коклюш. Родители воспринимали как само собой разумеющееся, что коклюш длится по крайней мере шесть недель, или до выздоровления в мае, и что его нельзя вылечить и нужно просто перетерпеть. Врача вызывали редко. Однажды я раздобыла монографию д-ра Кларка о Pertussinum, нозоде коклюша. Эта книга открыла мне глаза на возможность положить конец эпидемии этого ужасного заболевания. Как раз в это время по соседству с клиникой случилась его небольшая вспышка, поэтому с помощью посетителей и медсестер мы уговорили матерей привести маленьких страдальцев в клинику для лечения до начала учебы, чтобы избежать заражения остальных. Результаты, полученные с помощью потенцированного Pertussinum, были настолько поразительными, что вскоре я стала использовать его во всех клиниках и детских садах, в которых работала, как в качестве профилактического, так и лечебного средства для тех, у кого заболевание уже развилось. В течение четырех лет перед Второй мировой войной мне довелось лечить этим лекарством 250 детей со следующими результатами. Один пятимесячный младенец умер. Две матери, у которых вместе было четверо детей, прекратили лечение после первых двадцати четырех часов и предпочли отправить детей в инфекционную больницу. Эти четверо детей провели вне дома более четырех месяцев и вернулись домой похожими больше на собственные тени, нежели на самих себя, так что им для восстановления потребовалось провести еще несколько месяцев у моря. При этом дети с той же самой улицы, которые получили маленькие пилюли Pertussinum, полностью выздоровели в течение всего двух недель. Я полагаю, что этот факт вызвал тогда серьезное брожение в умах у жителей того района. Тяжесть приступов снизилась сразу, и они стали случаться реже. Рвота стала не такой тяжелой, и длительность заболевания значительно сократилась. Результаты в основном зависели от той стадии заболевания, на которой начиналось лечение. Если больной попадал ко мне на первый или второй день болезни, болезнь прекращалась в течение недели. Если я осматривала его в самый разгар заболевания, то требовалось еще максимум десять-четырнадцать дней для излечения, и при этом заболевание протекало значительно легче. Все дети, получившие лечение, избежали обычных осложнений. После болезни не было бронхопневмонии, и нам не довелось наблюдать случаев кахексии. Было просто удивительно, как хорошо дети выглядели после приступов, и часто после коклюша им было лучше, чем до него. Позвольте мне привести типичный случай.

У пятилетниего мальчика после недели катаральных проблем за два дня до Рождества начался коклюшный кашель. Семья была зажиточной, сразу был приглашен доктор, и он прописал какое-то успокоительное средство. Ребенку становилось все хуже, у него было тридцать-сорок приступов рвоты в день, что не давало матери спать по ночам. Через десять дней после начала болезни, 2 января, ребенку прописали Pertussinum 30 три раза в день. Через неделю нам сообщили, что приступы стали легче, рвота повторялась совсем редко, примерно раз в день. Мать спала спокойно, ей приходилось вставать всего раз за ночь, а не каждые полчаса. Местный доктор, которого они посетили в конце января для осмотра, был так восхищен успешным выздоровлением ребенка, что он поздравил его мать с таким замечательным уходом за ним! Он никогда не видел ребенка с коклюшем, который выздоровел бы так быстро и без каких-либо признаков истощения или анемии. И в самом деле, вес ребенка после болезни был больше, чем до нее.

Полную версию книги вы можете заказать в издательстве "Гомеопатическая книга"

Image

свинка гомеопатия Эпидемический паротит (свинка)   оглавление книги Дороти Шеперд Оглавление   Краснуха свинка гомеопатия