Интервью с Андре Сэном (часть I)

Андре Сэн
Zeitschrift für Klassische Homöopathie 2004; 48(3):117–127
Перевод Зои Дымент (Минск)
Сэн Андре — выпускник Национального колледжа натуропатической медицины в Портленде, штат Орегон (1982), декан Канадской академии гомеопатии с 1986 года. На протяжении около 30 лет преподает гомеопатию врачам-гомеопатам в Северной Америке и Европе, автор многочисленных публикаций в гомеопатической периодике.

Оригинал по адресу http://www.homeopathy.ca/articles_det27.shtml





Это интервью было проведено 13 сентября 2001 года в Монреале (Канада) д-рами Ральфом и Кариной Вигуре из Нойнкирхена-Зеельшайда (Германия) во время их трехнедельного визита к д-ру Сэну.

Часть I
Разве демонстрация эффективности гомеопатии не является частью продвижения ее метода?

Находясь в вашем офисе, мы заметили, что вы в основном лечите пациентов с тяжелыми болезнями. В чем причина?

Не всегда с тяжелыми, бывают и с легкими. Например, иногда пациент просит полечить других членов его семьи. Обычно я отсылаю их к коллегам, но иногда принимаю сам, чтобы иметь возможность выяснить влияние наследственности, наблюдая разные поколения. Однако верно, что большинство пациентов приходят ко мне с серьезными болезнями. Все началось тогда, когда свыше 20 лет назад я практиковал рядом с отцом и видел в основном пациентов, страдающих от очень серьезных болезней. Так как я с самого начала видел серьезные случаи, то быстро начал принимать пациентов, за которых не брались другие. Работа с тяжелобольными редко бывает скучной и очень часто весьма сложна. Это хороший способ проверить свои навыки, используемый метод, пределы и возможности гомеопатии и, в конечном счете, улучшить ее практический аспект.

Каковы пределы гомеопатии?

Пределы излечения с помощью гомеопатии определяются как правило пределами врожденных целительных возможностей организма. Например, если вы потеряли палец, то он обычно не отрастает. Это верно что с гомеопатией, что без нее. Тем не менее вы заметите, что с гомеопатией процесс заживления по сравнению с ожидаемым обыкновенно ускоряется. Например, очевидно, что с помощью гомеопатии травмы заживают быстрее. Когда пациенты лечатся гомеопатически до и после операции, хирурги всегда отмечают, что они успешно восстанавливаются.

Люди также быстрее оправляются от горя благодаря гомеопатии. Исцеление с помощью гомеопатии, в общем, парафизиологическое, то есть выходит за рамки нормальной физиологии. Я имею в виду, что мы наблюдаем ускорение нормального процесса восстановления, но при этом отсутствуют какие-либо новые процессы заживления. Механические проблемы часто представляют собой очевидные ограничения для гомеопатии. Например, ребенок, родившийся с неперфорированным анусом, естественно, не может быть излечен от этого гомеопатией. При вывихе конечности лекарство не соединит смещенные части. Это не означает, что человек не должен лечиться в таких ситуациях гомеопатией, но вы должны для чисто механических проблем использовать в первую очередь механические средства. Однако лечение динамического аспекта проблемы с помощью гомеопатии — совершенно другое дело. Например, человек с грыжей межпозвоночного диска очень часто значительно улучшает свое состояние с помощью гомеопатии, которая, вероятно, не затрагивает механическое поражение, но вместо этого меняет реакцию организма на механический раздражитель.

Болезненные процессы, которые выходят за рамки способности организма восстановиться, также указывают на пределы гомеопатии. Возьмем, например, пациентов с аутоиммунными болезнями, такими как рассеянный склероз, ревматоидный артрит, анкилозирующий спондилит и т. д. Среди прочего, у таких пациентов можно отметить воспалительный процесс, ориентированный на конкретные ткани и с вероятным разрушением этих тканей. Используя гомеопатию, мы можем остановить болезненный процесс; следовательно, воспалительный процесс остановится, и поражение исцелится до такой степени, до которой организм может его исцелить. Конечным результатом воспалительного процесса является рубцовая ткань, и это невозможно устранить даже с помощью гомеопатии.

Давайте поговорим о других болезнях, которые часто встречаются у ваших пациентов. Каковы пределы использования гомеопатии для онкологических пациентов?

Рак, вероятно, не является чисто динамическим состоянием. В значительной степени рак выглядит результатом злоупотреблений, которые привели к неудачному использованию организмом своего внутреннего защитного механизма. Существуют пределы действия последнего, равно как и пределы запаса его жизненной энергии. У онкологических больных способность организма поддерживать порядок часто разрушена в результате долгосрочного раздражения и ослабления защитных механизмов, что обычно связано со старением. Мы все подвержены развитию рака, но в разной степени. Чем дольше и интенсивнее злоупотребление воздействует на организм, тем больше риск развития рака у данного индивида. Например, если взять сто человек и скоблить им кожу при воздействии на нее ультрафиолетовых лучей, в какой-то момент рак кожи может развиваться у большинства из них, если не у всех. В сущности, у каждого человека в определенных условиях он может развиться.

Так что как только человек заболевает раком, ваша цель — выяснить, можно ли вызвать изменения в его реакциях и восстановить порядок в его организме. Степень реакции в значительной степени зависит от способности организма к самовосстановлению. Хотя это относится к каждому человеку, есть правила, которые могут помочь нам дать прогноз. Чем моложе человек, чем более локализован рак и медленнее его рост, тем лучше прогноз гомеопатического лечения. Чем больше развитие рака ускоряется сильным стрессом и чем больше может быть устранено воздействие этого стресса, тем лучше прогноз. Чем заметнее опухоль, тем лучше прогноз, так как легче следить за результатами лечения. С другой стороны, чем меньше симптомов, и особенно чем меньше характерных симптомов, тем хуже прогноз. Несмотря на все это, я видел старых людей с метастазами при быстро прогрессирующем раке, которые очень хорошо реагировали на показанное лекарство. Чем выше степень подобия лекарства, тем сильнее реакция пациента на него. Однако мы не можем предсказать степень реакции. Будет ли она достаточной для победы над раком? Это неизвестно вплоть до конца.

Позвольте мне привести пример. Однажды ко мне обратилась 73-летняя женщина с множественной миеломой, прошедшая стандартную химиотерапию без какого-либо благоприятного результата. Когда конвенциональная медицина не смогла больше ничего ей предложить, женщина обратилась к гомеопатии. Несмотря на то, что пациентка находилась в ослабленном состоянии из-за прогрессирующего рака и своих 73 лет, она полностью излечилась с помощью одного гомеопатического лечения. Дело в том, что степень реакции всегда остается неизвестной, когда выбранное лекарство имеет высокую степень подобия, и может случиться, как в этом примере, что будут преодолены многие факторы, которые первоначально предполагали менее благоприятный прогноз.

Сколько пациентов с раком было излечено под вашим руководством?

Довольно сложно ответить на этот вопрос. Если мы назовем излеченным пациента, у которого не появлялось никаких признаков рака в течение по крайней мере пяти лет после того, как он лечился только с помощью гомеопатии, таких пациентов было немного. Во-первых, многие из пациентов, которых я лечил, уже получили конвенциональное лечение и пришли к гомеопатии в ослабленном состоянии. Во-вторых, я лечил большое количество пациентов, которые одновременно получали конвенциональное лечение. В-третьих, большинство пациентов, которых я лечил, пришли ко мне на последней стадии рака, часто с несколькими метастазами или в безнадежном состоянии. По моему опыту, ключом всегда является отыскание лекарства, наиболее показанного для имеющегося состояния. Если это делается точно каждый раз, реакция будет. Другое дело, как я говорил ранее, что мы не знаем ее степени.

Реакция на лекарство может быть достаточно благоприятной для того, чтобы устранить страдания, но недостаточной для того, чтобы остановить прогрессирование рака. При лечении раковых больных гомеопатией существует тонкая грань между паллиативным лечением и исцелением. Часто пациент может сказать, что под влиянием показанного лекарства он чувствует себя намного лучше, но рак при этом продолжает расти и распространяться. Это сложная ситуация. В таком случае врач должен определить, потерян ли импульс к росту рака, и лекарство должно быть продолжено, возможно в более высокой дозе, или необходимо искать дополнительное лекарство для следующей стадии болезни. Трудности, с которыми сталкивается неопытный врач, легко понятны. Для успешного лечения пациентов с раком вы должны быть в первую очередь очень хорошим врачом, во-вторых, очень хорошим гомеопатом, в-третьих, иметь определенный опыт в лечении онкологических больных. Если у вас сочетаются все эти три фактора, то вы будете лечить этих пациентов успешнее. Когда я говорю об успехе, я имею в виду, что вы окажетесь способны найти лекарство, которое показано на каждой стадии, потому что для лечения онкологических пациентов требуется часто менять лекарства.

Оглядываясь на собственную практику в течение последних 20 лет, я не могу точно сказать, сколько онкологических пациентов я проследил в течение пяти или более лет после их выздоровления. Я не уверен в точном числе. Возможно, от пяти до десяти. По различным причинам многие пациенты после выздоровления не поддерживают связь со своим врачом. Есть также пациенты, которые хорошо реагировали на гомеопатию и которых я наблюдал до их смерти. В какой-то момент в процессе лечения развились смертельные осложнения, часто не связанные с раком. Я вспоминаю молодого человека на середине третьего десятка лет с рецидивирующим острым лимфолейкозом, который отказался от дальнейшего конвенционального лечения. Он пришел ко мне с уже далеко зашедшей болезнью, сопровождавшейся кахексией, и мы вместе преодолели трудный период. Я лечил его около двух лет. Он уже вполне хорошо себя чувствовал и в начале ремиссии вернулся к своей работе водителя-дальнобойщика. Несколько месяцев спустя, находясь на работе поздно вечером, он получил сильный удар в живот. Он позвонил мне в середине ночи. Похоже было, что у него внутреннее кровотечение. Я сказал ему, что необходимо обратиться в больницу, но он отказался. Вместо этого, он лег спать и умер во сне. Вскрытие не проводилось. У меня было несколько подобных ситуаций, когда пациент, семья, друзья и я прикладывали очень много усилий, а пациент умирал по другим причинам.

Во многих других случаях пациенты реагировали на лекарство, но в какой-то момент или моя квалификация оказывалась недостаточной, или организм был не способен излечиться. Часто находилось лекарство, которое было похоже на подобнейшее. Улучшение состояния пациента было заметно на всех уровнях, рост опухоли значительно замедлялся и в конце концов вообще прекращался, даже начинался ее регресс. И тут лечение заходило в тупик. В такой ситуации поиски дополнительного лекарства могут оказаться трудной задачей. Я все еще работаю над совершенствованием искусства в этой области. Это очень интересная и очень вдохновляющая работа, но она не для всех. Гомеопаты, у которых нет нескольких лет непрерывной практики, не должны вести таких пациентов в одиночку.

А что вы думаете о неизлечимых пациентах?

Мне не нравится слово "неизлечимый". Нередко выражение "неизлечимые пациенты" отражает только пределы наших знаний, а не истинное знание о том, что неизлечимо. История учит, что пределы возможностей гомеопатии расширялись по мере накопления знаний. "Неизлечимый" — часто всего лишь мнение, которое должно восприниматься критически. Твердые знания о том, какие типы нарушений излечиваются, являются более надежным показателем излечимости, чем мнение одного гомеопата с его собственной практикой как единственным критерием истины. Много пациентов, которые ранее считались неизлечимыми, выздоровели с помощью гомеопатии. Иные псевдогомеопаты заявляют, что больных раком нельзя излечить с помощью гомеопатии, но это не так. Больные раком могут выздороветь на одном гомеопатическом лечении. Мы не всегда можем заранее сказать, кто излечим, а кто нет. Если мы терпим поражение, как понять, виновато ли в этом неточное применение метода или просто в этом случае организм не был в состоянии восстановиться? Я не могу сказать, что я мастерски освоил лечение раковых больных. Но я предполагаю, что в будущем мы превзойдем нынешние результаты. Я видел исключительные результаты на примере пациентов с плохим прогнозом, выздоровевших на гомеопатическом лечении. Мы только приступили к лечению людей, больных раком. Я видел большие успехи, но также видел крупные неудачи, огромное разочарование. Я не люблю обучать лечению раковых больных начинающих, поскольку лишь немногие гомеопаты в состоянии хорошо справляться с таким лечением, и только опытные гомеопаты с передовыми знаниями должны его практиковать. Здесь малая ошибка может оказаться роковой. Успех у таких пациентов часто требует от практика стопроцентной точности на протяжении ста процентов времени.

Насколько вы успешны в лечении пациентов с аутоиммунными болезнями?

На этот вопрос ответить легче. Если у нас есть благоприятные терапевтические условия, то есть, гомеопат находит правильное лекарство, а пациент послушен и ведет образ жизни, благоприятный для выздоровления, я бы сказал, что сто процентов пациентов с тяжелыми аутоиммунными заболеваниями должны выздороветь с помощью гомеопатии. Мы должны ясно сформулировать, чтó имеется в виду под выздоровлением. Это означает, что воспалительный процесс останавливается и происходит восстановление тканей в объеме, ограниченном возможностью организма к излечению. Некоторые ткани могут быть навсегда разрушены, и они не восстановятся даже при лучшем гомеопатическом лечении. Мы наблюдаем, что при хорошем гомеопатическом лечении восстановление происходит в тех пределах, которые ограничены возможностью организма к самовосстановлению. Это означает, что при лучшем стечении обстоятельств болезненный процесс у всех пациентов с аутоиммунными заболеваниями на гомеопатическом лечении должен остановиться. Успех будет меньше, если навыки гомеопата недостаточны, если образ жизни пациента не способствует хорошему здоровью, если стрессоры в жизни пациента превосходят возможности организма восстановить здоровье, например, если у пациента безутешное горе, или пациент непослушен, или не способен описать свои симптомы, которые могут быть замаскированы или изменены вследствие приема аллопатических лекарств. Реалистично оценивая ситуацию, могу сказать, что сегодня для меня проблематичны только около 5 % послушных пациентов с полностью развившимися аутоиммунными болезнями при благоприятном образе жизни. В некоторых случаях это связано с недостаточной симптоматикой, в других — с поздней стадией серьезной болезни. Я вспоминаю о пациенте, который пришел ко мне на далеко зашедшей стадии пневмонии. Несмотря на очень хорошую реакцию на гомеопатические лекарства, в конце концов после многих месяцев борьбы пациент умер. Есть определенные типы нарушений, которые также, как правило, упорнее противостоят лечению, аллопатическому или гомеопатическому, например, развернутая волчанка или застарелый псориаз. Только опытный гомеопат знает, как успешно вести таких пациентов.

Изучение пациентов с аутоиммунными болезнями — отличный способ продемонстрировать превосходство гомеопатии над любой другой формой лечения. Мало того, что подавляющее большинство пациентов излечатся и освободятся от лекарств и их побочных эффектов, но это можно сделать за относительно низкую цену и с минимальной нагрузкой для нашего общества.

Вы лечите много детей с эпилепсией и церебральным параличом. Как они реагируют на гомеопатию?

Если они получают надлежащее гомеопатическое лечение, они имеют лучший шанс вернуть здоровье. Я следил за некоторыми пациентами с церебральным параличом в течение многих лет. Все, однако, имеет границы, способность нервной системы к регенерации весьма ограниченна. В этих границах, однако, лечение больных эпилепсией превосходно. Я бы сказал, что в подавляющем большинстве случаев эпилепсии количество и интенсивность приступов уменьшаются вплоть до полного исчезновения. У меня есть один случай церебрального паралича, который я вел примерно 15 лет. Когда я впервые увидел этого мальчика, ему было два года и у него было примерно по 150 больших эпилептических припадков ежедневно, несмотря на то, что он принимал 3 противосудорожных средства в дозе, в два раза превышающей максимальную. Этот мальчик за всю свою жизнь ни разу самостоятельно не опорожнил кишечник. У него не было никаких произвольных движений, он не издавал ни звука, не реагировал на окружение. Примерно через шесть месяцев он прекратил прием аллопатических лекарств и стал реагировать на окружение. У него появились позывы на стул, который в итоге стал нормальным. Число приступов с годами снизилось, и теперь их не бывает месяцами.

Каковы результаты вашего лечения пациентов с тяжелыми психическими болезнями?

Здесь ситуация подобна ситуации с раковыми больными — не каждый должен браться за лечение таких пациентов. Вы не можете импровизировать с пациентами с тяжелыми психозами. Ошибка может быть серьезной. Вы должны быть хорошим клиницистом, очень хорошо знать гомеопатию и иметь некоторый опыт в психиатрии. По крайней мере вы должны знать проявления психоза или работать с кем-то, кто имеет опыт работы с психотическими пациентами. Как при любом тяжелом состоянии, вы должны быть стойкими в правильном применении гомеопатии. Тогда при достаточном терпении успех придет. Итак, еще раз: чтобы произошло исцеление, нужен хороший гомеопат, послушный пациент, а также соответствующее поддерживающее окружение. Чтобы добиться успеха с помощью гомеопатии, такое окружение особенно важно при психозах, поскольку большинство из нас не располагает возможностью лечить таких пациентов в стационаре. Пациенты с депрессией, манией и тревогой даже при серьезном страдании обычно очень хорошо реагируют на гомеопатию. Великолепно шли некоторые случаи аутизма. С другой стороны, прогноз у пациентов с идиотией или имбецильностью с признаками неврологических дефектов неблагоприятен.

Невротические пациенты — другая история. Если невроз — это в первую очередь результат влияния определенной среды, то гомеопатия поможет лишь в минимальной степени. То, что говорит Ганеман в примечании к § 17 и в § 208 "Органона", очень хорошо применимо к этим пациентам, у которых основным источником болезни является ум, а не расстроенная жизненная сила. Такие пациенты требуют большего, нежели гомеопатия. Существует старая поговорка: "Пусть слово исцелит мир". Когда люди превращают себя в больных, прежде всего из-за неправильного употребления своего разума, неправильного мышления, убеждений или силы своего воображения, они должны лечиться не средствами, направленными на жизненную силу, но средствами, непосредственно адресованными причине, а в этих случаях причиной является ум.

В течение трех недель мы наблюдали вашу практику, мы видели впечатляющие результаты и слышали положительные отзывы пациентов. Честно говоря, мы никогда не сталкивались с таким большим успехом ранее. Что можно сделать, чтобы помочь другим людям практиковать гомеопатию с аналогичными результатами?

Ключ прост: лучшее образование. Сначала я отвечу, обращаясь к студентам-гомеопатам. История гомеопатии ясно учит, что самыми успешными были гомеопаты, которые в полной мере изучили, поняли и добросовестно применяли учение Ганемана. История также учит, что образование в гомеопатии было одним из самых слабых ее мест. Слишком мало гомеопатов было хорошо обучено и затратило необходимые усилия для достижения мастерства. Человеческой природе присуща тенденция искать легкие методы и короткие пути для выполнения сложных задач. Такой подход заслуживает похвалы до тех пор, пока осуществляется не за счет успеха. Когда эта тенденция влияет на изучение и практику гомеопатии, все, как правило, заканчивается провалом. Дисциплинированное глубокое изучение произведений Ганемана и великих ганемановцев даст самые лучшие результаты. Слишком многие гомеопаты обучаются гомеопатии на семинарах, и слишком мало тех, кто самостоятельно изучает труды Ганемана. Способом изменить положение к лучшему могло бы стать развитие институтов с преподавателями и практиками, которые тщательно подготовлены и потому имеют возможность подготовить квалифицированных студентов, соблюдая самые высокие стандарты гомеопатического образования и практики, даже с целью беспристрастной публикации клинических результатов такого проекта. Если это хорошо организовать, полученные результаты будут впечатляющими.

Теперь отвечу на ваш вопрос в отношении практикующих гомеопатов, которые хотели бы достигать большего успеха и которым трудно избавиться от вредных привычек: они должны следовать отчасти тем же путем, от Ганемана и дальше. Однажды во время семинара я познакомился с гомеопатом, который достиг необычайного уровня точности в поиске целительных лекарств во время презентации историй пациентов. В группе, состоящей более чем из ста гомеопатов, он неоднократно был единственным, кто определял назначенное лекарство. Во время ужина я спросил его, как он достиг такого уровня. Он сказал, что несколько лет тому назад я предложил в ходе семинара, чтобы студенты изучили все труды Ганемана. Он так и поступил. Дисциплинированно и усердно занимаясь, он достиг высокого уровня понимания трудов Ганемана и их применения. Нет причин, почему другие не могут пойти по тому же пути. Я не рекомендую людям посещать семинары, если их не ведут опытные и способные ганемановцы. В противном случае они узнают больше, оставаясь дома и изучая работы Ганемана и его великих учеников.

Группы хорошо подготовленных ганемановцев могут легко продемонстрировать превосходство своей практики над любой другой, будь то аллопатическая или иная альтернативная медицинская практика, или практика других псевдогомеопатических школ.

Звучит интересно. Но реалистично ли предполагать, что представители различных школ гомеопатии могут объединиться и действовать совместно?

Я согласен с вами, но разве демонстрация эффективности не является важной частью продвижения практического метода? Это может быть достигнуто, когда в гомеопатии будет проводиться больше исследований. Вы должны понять, что легко представить на конференцию или семинар историю отдельного пациента, выздоровевшего с помощью не прошедшего прувинг лекарства, о котором никто ничего не знает. Возможно, целебное лекарство было найдено интуитивно, и ни один метод, предполагающий логичность, не может привести к такому рецепту. Это прекрасно для данного пациента, однако такие результаты являются случайными, поскольку невоспроизводимы. Из ста пациентов, какому числу повезет таким образом? Если это был выстрел наугад, мы немногому сможем научиться на примере этого пациента. С другой стороны, при тщательном применении метода Ганемана мы получаем систематической и предсказуемый успех. Такой успех может повторяться раз за разом у одного квалифицированного ганемановца и у другого, у одного пациента и у другого. Более того, этому методу можно научиться. Наши неудачи являются исключениями, а не наоборот. Можно также проверить эффективность систем терапии, в том числе систем, основанных на отклонении от гомеопатии Ганемана, наблюдая результаты, полученные у группы пациентов с серьезным заболеванием. Чем серьезнее заболевание, тем больше чувствительность пациента сужается до одного специфического лекарства.

Следовательно, чтобы систематически успешно лечить пациентов с серьезными проблемами, вы должны очень хорошо выбирать лекарство. С другой стороны, люди, которые чрезмерно чувствительны по своей природе и находятся в менее тяжелом состоянии, обычно положительно реагируют на лекарства из гораздо более широкого спектра. На такую группу чувствительных пациентов могут действовать многие факторы: например, неподходящая пища, изменения погоды, незначительные эмоциональные стрессы, счастливые новости, многочисленные препараты и т. д. Однако чтобы обратить серьезную хроническую болезнь, необходимо затронуть нечто фундаментальное, и это, следовательно, подтверждает правильность используемого метода. Так приходят к пониманию учения Ганемана и тех, кто подтвердил это учение. В настоящее время мало денег вкладывается в гомеопатические исследования, но как только появится финансирование, такие исследования будут проведены. Пока остается надеяться, что благотворители все же найдутся и профинансируют большое необходимое исследование по гомеопатии и гомеопатическим учреждениям. Гораздо больше людей заслуживают того, чтобы иметь доступ к такому эффективному способу восстановления и сохранения здоровья.

Если будет выполнено хорошо организованное исследование для сравнения эффективности различных медицинских практик, мне очевидно, что будет установлено превосходство гомеопатии над любой другой системой. Например, для такого исследования можно было бы взять сто пациентов аллопатов, сто пациентов ганемановских гомеопатов, сто пациентов практикующих самые популярные отклонения от гомеопатии, сто пациентов, получающих лечение по китайской медицине и т. д. Через два года результаты были бы проанализированы с точки зрения общего состояния здоровья в краткосрочной и долгосрочной перспективе, ятрогенных эффектов и затрат на достижение таких результатов. Так как результаты таких исследований зависят от качества практики, каждая школа медицины должна выставить только наиболее квалифицированных специалистов. Такое исследование, несомненно, дало бы поучительные результаты. В Национальном институте здоровья (NIH) есть деньги на такие исследования гомеопатии. Чтобы открыть глаза медицинских чиновников, необходимо провести исследование на пациентах с серьезными хроническими болезнями, таких, лечение которых дорого обходится правительствам и страховым компаниям и которые связаны с высокой заболеваемостью и смертностью. Если бы мы могли провести такие исследования, результат оказался бы для многих шокирующим.

Какой тип болезни вы бы выбрали для этого исследования?

Я думаю, проще всего было бы изучить результаты лечения пациентов с аутоиммунными болезнями, потому что они считаются неизлечимыми в обычной медицине, очень распространены и создают большую нагрузку для нашего общества и нашей системы здравоохранения. Кроме того, полностью развившуюся болезнь легко диагностировать и легко оценить субъективно и объективно. Более того, такие пациенты встречаются повсеместно. Аутоиммунные болезни составляют группу из восьмидесяти с лишним хронических болезней. Свыше пятидесяти миллионов американцев страдают от аутоиммунных болезней, и расходы здравоохранения на их лечение ежегодно превышают восемьдесят шесть миллиардов долларов. Аутоиммунные болезни являются четвертой по распространенности причиной смерти и инвалидности после сердечно-сосудистых болезней, рака и ятрогенных болезней. Исследование терапевтического результата лечения таких пациентов будет для гомеопатии отличным шансом продемонстрировать свои возможности.

Одним из критериев включения пациентов в такое исследование должна быть готовность пациента лечиться с помощью другого подхода. Вы знаете, какие стороны будут наиболее заинтересованы в результатах таких исследований? Страховые компании и правительства, которые в качестве третьих лиц несут в настоящее время непомерные расходы на здравоохранение. Пациенты с аутоиммунными болезнями сегодня получают год за годом паллиативную помощь, требующую очень высоких затрат от пациентов и третьих лиц. При лечении с помощью гомеопатии люди выздоравливают и поддерживают свое здоровье за очень низкую цену. В конвенциональной системе пациент с аутоиммунной болезнью вынужден нередко принимать два, три или более лекарств, таких как стероиды, анальгетики и нестероидные противовоспалительные средства (НПВС). В отличие от получаемой ими сегодня дорогостоящей паллиативной помощи, гомеопатия возвращает людям здоровье за гораздо меньшую цену.

Вы завершаете книгу о трудах Адольфа Липпе. Как возник замысел этой книги?

Более двадцати лет тому назад я начал изучать старые гомеопатические журналы. Мой интерес к тому, что я находил, рос, и в 1982 году я начал систематический просмотр старой литературы, просматривая определенные журналы том за томом и страница за страницей. Я собрал и классифицировал лучшие статьи по темам и авторам, специально отыскивая статьи Ганемана, Геринга, Яра, Липпе, Джослина, Байарда, Данхэма, Беннингхаузена, Уэллса, Гернзи, Шарже, Нэша, Аллена, Кента, Харви Фаррингтона, Пулфордов и Пьера Шмидта. Я тогда понял, что то, чему я учился, гораздо важнее того, что предлагается современными учителями, и что произведения мастеров прошлого были забыты, и их необходимо открыть вновь. Я также понял, что лучшими до сих пор остаются труды Адольфа Липпе. Таким образом, в 1988 году я решил опубликовать работы Липпе, и теперь, в 2001 году, книга находится на завершающем этапе написания.

Почему написание этой книги потребовало так много времени?

Во-первых, я должен был найти все труды Липпе. На это ушло много лет, так как журналы разбросаны по всей территории США. Потребовались тысячи часов, чтобы собрать материал. Потом я прочитал все это по три-четыре раза. Я также должен был найти и прочитать работы всех других авторов, на которых ссылался Липпе, и на это также потребовалось затратить много времени. Затем я планировал книгу. Редактировать труды Липпе было довольно просто, но извлечение уроков из них требует много времени, так я должен был написать вначале целые главы по некоторым ключевым аспектам истории гомеопатии. Я использовал в основном первоисточники, так как о некоторых ключевых вопросах нашей истории было написано очень мало. Извлечь все уроки из трудов Липпе, а тем самым и из трудов Ганемана, было для меня невероятно полезным.

Что мы увидим?

Из примерно трех с половиной тысяч страниц найденных журнальных статей я отобрал около четверти лучших произведений Липпе. Затем я рассортировал их по темам: философия, Материя медика, позология, клинические случаи, отдельные клинические вопросы, его защита чистой гомеопатии и т. д. На протяжении такой работы трудно не выработать четкое понимание того, что же такое чистая гомеопатия. Другим важным аспектом этой книги является то, что она впервые рассказывает историю гомеопатии с точки зрения чистой гомеопатии. Липпе был великим защитником трудов Ганемана, Аяксом гомеопатии, как его называл Байард. Во второй половине своей профессиональной жизни Липпе непрерывно сталкивался с отклонениями от гомеопатии и критиковал их. В моей книге я пытаюсь дать обзор этих различных конфликтов. Вы начинаете осознавать, а затем полностью убеждаетесь, что один из великих уроков, содержащихся в работе Липпе, заключается в том, что чем больше вы понимаете и применяете работу Ганемана, тем больше будет ваш клинический успех. Другими словами, отклонения от чистой методологии, которой учил Ганеман, всегда без исключения терпели провал. Великий урок в том, что фундаментальные принципы гомеопатии составляют такую успешную формулу, что до сих пор любое ее изменение вело к худшему.

В первую часть книги я включил главы о выдающемся клиническом успехе Липпе и его великом вкладе в гомеопатию. Я пришел к выводу, что без Липпе гомеопатия, вероятно, запомнилась бы как медицинский фольклор девятнадцатого века. Труды Липпе по важности уступают только трудам Ганемана. Почему? Потому что Липпе смог подтвердить труды Ганемана и продемонстрировать это очень ясным и убедительным способом. Ни у кого больше не было такого большого клинического успеха, никто не писал так хорошо и так подробно не объяснял гомеопатию. Некоторым людям трудно читать Ганемана, и это многих обескураживает. Но когда люди читают труды Липпе, все единодушны, что они понятны и сильны. Кроме того, после чтения Липпе легче понять Ганемана. Надо начать с чтения Ганемана, затем читать Липпе, а затем вернуться к Ганеману, чьи труды становятся совершенно понятны. Наконец, вы вернетесь к Липпе, и все станет еще яснее!

После такого строгого обучения, трудно представить, что кто-то захочет уклониться от такого совершенного метода. Как если бы вам дали карту, на которой нанесены все основные препятствия и даны инструкции, что делать, и при этом вы почему-то не достигли успеха. Это невозможно вообразить.

Те немногие, кто прочитают книгу полностью и придут к пониманию трудов Липпе, вероятно, внесут важные и постоянные изменения в свой метод гомеопатической практики. Если бы таких людей, как Липпе, не существовало, вполне возможно, что мы с вами не беседовали бы сегодня о гомеопатии. Она бы исчезла, и люди говорили бы: "Ах, да, что-то такое было два века назад". Но Липпе, убеждая своих коллег в необходимости сохранить чистую гомеопатию, стал одним из тех, благодаря кому гомеопатия достигла успехов в США в ХХ в. Липпе и его коллеги создали Международную Ганемановскую ассоциацию в 1880 году. Она хранила традицию до своего последнего собрания в 1959 г.

Помимо помощи в создании ассоциации, Липпе принимал участие в создании четырех гомеопатических журналов, последний из которых, "Хомиопатик физишн", ближайшие ученики Липпе выпускали с 1880 по 1899 гг. Посредством этих публикаций Липпе и его ученики вдохновили целое поколение гомеопатов и, таким образом, в ХХ в. была сохранена чистая гомеопатия. Здесь мы находим имена Эдварда Берриджа, Генри К. Аллена, Томаса Скиннера, У. П. Вессельхофта, Э. Б. Нэша, Эдмунда Ли, Уолтера Джеймса, Джеймса Тайлера Кента, У. А. Инглинга, Д. К. Маккларена, Альфреда Пулфорда, Харви Фаррингтона (сына) и т. д. Г. К. Аллен, например, редактировал другой ганемановской журнал, "Медикл эдванс", с 1884 года до своей смерти в 1909 году, а также основал Медицинский колледж имени Геринга и госпиталь, причем это был один из немногих гомеопатических колледжей, получивших благоприятный отзыв в докладе Флекснера о медицинском образовании. Всю эту историю можно найти в моей книге о Липпе. Ясно просматривается общая нить, объединяющая всех тех, кто стал мастером в гомеопатии: они просто следовали одним и тем же путем добросовестного изучения и применения метода, которому учил Ганеман.

All rights reserved / Copyright ©2014 Canadian Academy of Homeopathy

Часть II следующая часть