Д-р Андре Сэн (Канада)

Андре Сэн

Aloe socotrina — ценнейшее средство, нуждающееся в повторном открытии (I)


Перевод Марии Рублевой (Нижний Новгород)
Сэн Андре — выпускник Национального колледжа натуропатической медицины в Портленде, штат Орегон (1982), декан Канадской академии гомеопатии с 1986 года. На протяжении около 30 лет преподает гомеопатию врачам-гомеопатам в Северной Америке и Европе, автор многочисленных публикаций в гомеопатической периодике.

Оригинал по адресу http://www.homeopathy.ca/articles_det14.shtml





На ежегодном собрании Международной Ганемановской ассоциации в 1888 году Уильям Вессельхофт сделал доклад под названием "Aloe socotrina, антипсорическое лекарство"1. Этот доклад (рекомендуется к прочтению) можно найти в разделе "Homœopathic Physician" программы ReferenceWorks, и начинается он со следующих слов Геринга: "У Aloe много симптомов, похожих на Sulphur, и оба эти средства одинаково важны при хронических болезнях с абдоминальным полнокровием". В докладе Вессельхофт сообщает об излечении большого количества пациентов с хроническими болезнями с помощью Aloe, которое было подобрано на основании хронических кишечных или геморроидальных симптомов. Интересной чертой этих случаев было возвращение подавленной до того кожной сыпи. Вессельхофт заметил, что Aloe, несмотря на достаточную изученность, "вычищает некоторые другие псорические симптомы, еще не содержащиеся в его патогенезе".

Двумя годами позднее появилась еще одна интересная статья об Aloe, автором которого стал д-р Джекилл2. Выдержка из нее:

Долгое время я считал Aloe самым ценным средством во всей Материи медике для лечения большинства попадающих к нам хронических болезней, и особенно тех, что достаются нам от конвенциональных врачей, после массивного применения лекарств и с симптомами столь неясными, что невозможно было отличить симптомы болезни от симптомов лекарств, назначавшихся ранее, или когда болезнь была подавлена неподходящими дозами, или при обильном использовании наружных средств.

Прошло около тридцати лет с тех пор как в беседе с несколькими врачами, чьи имена я не могу сейчас вспомнить (и, вероятно, было бы непорядочным называть их), я высказал эти соображения, но хорошо помню, что они были восприняты с пренебрежением. Я отнесся к этому спокойно, но продолжал наблюдать за действием данного лекарства, и позвольте мне теперь заявить, что оно редко разочаровывало меня при назначении в любом из вышеуказанных случаев.

Если вы тщательно изучите симптомы Aloe, вы увидите, что это лекарство имеет огромное количество симптомов, сходных с почти любым препаратом в Материи медике. Кроме того, многое из излеченного Aloe не записано в тех Материях медиках, которые я видел. Я исследовал все, что было опубликовано на английском языке, или по крайней мере попытался сделать это.

Где и когда эта идея завладела мной, я не могу сейчас сказать, но я действовал должным образом в меру моих возможностей.

При рассмотрении случаев, в которых высыпания были подавлены или были изгнаны с поверхности в результате неправильной дозировки или использования наружных средств, вы найдете много симптомов Aloe. И если назначить Aloe, это приведет к тому, что можно будет в той или иной степени предположить исходную форму заболевания, а затем начинать его лечить как первичную болезнь. Или Aloe будет постепенно прояснять случай и симптомы до тех пор, пока не станет возможным подобрать simillimum для полного излечения. Другими словами, назначение Aloe позволит разгрузить угнетенные жизненно важные органы, так что до определенной степени удастся сбросить это угнетение, овладевшее жизненной силой пациента, вместе с лекарственными симптомами, и прояснить случай. Таким образом, можно будет выбрать simillimum для полного излечения пациента, что было бы невозможно сделать сразу, поскольку были перепутаны симптомы болезни и лекарства.

Лучшей иллюстрацией этого вопроса будут несколько случаев, которые мне доводилось лечить.

Далее Джекилл описывает три случая, когда назначение Aloe проясняло картину для другого препарата. Вот один из них:

Около десяти лет назад ко мне пришел молодой человек. Ему было около 20 лет, он был довольно высокий и худой, имел светлый цвет кожи, тонкие каштановые волосы; у него был взгляд старого человека. Он был раздражителен, жаловался на большую усталость, тяжелую физическую работу. Постоянно находился в дурном расположении духа, это был человек, неудовлетворенный собой и всем вокруг. Присутствовали головокружение, особенно при взгляде вверх, словно все кружится в водовороте, тупая тяжелая головная боль, больше во лбу и над глазами, а также потемнение и мерцание перед глазами. Имелась высокая чувствительность к любому шуму, к музыке, к играм детей, людские разговоры почти сводили пациента с ума. Он был исключительно мрачным и подавленным, думал, что едва ли стоит жить; у него был металлический липкий вкус во рту. На языке и на щеках были желтые язвы; не было аппетита, за исключением фруктов, которые вызывали давление в животе и едкие горькие отрыжки. Присутствовал частый жидкий едкий стул с отхождением большого количества газов вскоре после еды, с позывами. Также имелся беспокойный сон с яркими страшными сновидениями. Зловонный пот в подмышках, в паху и на половых органах. Сиплый, хриплый голос; зябкость на открытом воздухе. Режущие боли в верхнем отделе правого и в нижней части левого легких с ощущением сжатия в области селезенки. Увеличение в размерах суставов, крайне болезненно реагирующих на перемену погоды, особенно на влажную погоду, которая делала пациента подавленным и мрачным. Молодой человек сообщил, что предчувствует плохие новости, не любит быть один из-за опасения, что с ним случится нечто ужасное. Его кожа была сухой и грубой, небольшой синяк или царапина долго заживали. Если повреждения кожи были большего размера, то они изъязвлялись с зудом и жжением. Губы, лицо и руки обветривались, а кожа трескалась, как только наступала прохладная погода, со страшными болезненностью и жжением, которые захватывали все открытые части тела.

Я скоро выяснил, что когда ему было около 6 лет, у него был очень сильный зуд, который лечили большими дозами серы. Сера и меласса внутрь, чайная ложка два раза в день, и сера и свиной жир в качестве мази, которая применялась через день, или, точнее, ночью — все это продолжалось и некоторое время после того, как сыпь исчезла.

Пациент говорил, что он не чувствовал себя хорошо с тех пор, как его лечили от зуда, и что он наблюдался у многих врачей, но ни от одного из них не видел ни малейшей пользы. Мать говорила, что с каждым днем ему становилось все хуже и хуже, кого-нибудь удивляет это?

Я дал ему 7 доз Aloe 1M, велев принимать по одной дозе перед сном и сообщить о реакции, как только порошки закончатся. Молодой человек вернулся через неделю. Было мало изменений, разве что его мать сказала, что аппетит стал немного лучше. Он получил семь доз плацебо с просьбой сообщить, когда все они закончатся.

На третьей дозе появилась сыпь. Было дано еще семь порошков плацебо, и на четвертом приеме у него появился столь показательный зуд, о котором можно было только мечтать. Он сказал, что чешется с головы до пят, не может прекратить ни на минуту, и чем больше чешется, тем ему хуже. Во всем остальном его здоровье улучшилось: у него появился очень хороший аппетит, он больше не ощущал себя подавленным, он почувствовал вкус к жизни, но все омрачал адский зуд.

Тогда он получил одну дозу Sulphur 1M и плацебо на месяц. В результате этого вся сыпь исчезла. Затем он получил одну дозу Sulphur 10M и плацебо еще на месяц. Это были все лекарства, которые он получил, в течение примерно года он полностью восстановил свое здоровье, и здоров до сих пор.

Д-р Джекилл рассказывает о еще двух аналогичных случаях и заканчивает свою статью словами: "Я думаю, эти случаи достаточны для того, чтобы установить значимость Aloe; если нет, я могу привести любое количество сходных примеров". Главное различие между случаями д-ра Вессельхофта и д-ра Джекилла заключается в том, что д-р Джекилл завершал лечение своих пациентов другим средством после возвращения сыпи. Это был Sulphur в первом случае, Pulsatilla и Acidum nitricum во втором и третьем случаях соответственно. С другой стороны, Вессельхофт часто замечал, что никакого другого средства, кроме Aloe, не требовалось для завершения лечения даже после появления ранее подавленных высыпаний.

Случай д-ра Уайтинга иллюстрирует точку зрения Вессельхофта о том, что когда Aloe назначается в остром или подостром случае, зачастую при диарее, это лекарство нередко будет являться также хроническим средством:

Женщина 40 лет, утренняя диарея в течение многих лет, начинается каждое утро и продолжается до 10 часов утра. Стул желтоватый, скудный, сопровождается вздутием живота и немедленным неудержимым позывом к дефекации; не может задержать ее ни на одну минуту. Был назначен сухой порошок Aloe 30 под язык утром и вечером. После всего четырех доз Aloe стул приобрел нормальную консистенцию, а по всему телу появилась чесотка. Из распросов выяснилось, что у пациентки был зуд, когда ей было около 10 лет, и ее лечили втиранием серы и свиного сала. Пациентка считала, что диарея была ее постоянным спутником на протяжении 30 лет примерно с этого времени. Она не получала больше никаких лекарств, и за три дня порошок препарата, который вызвал чесотку, излечил последнюю без возвращения диареи3.

Однако никакое предположение не должно заменять тщательного наблюдения и строгой индивидуализации. Должен ли пациент быть излечен одним только Aloe или с помощью дополнительного средства, как продемонстрировано в следующем случае Вессельхофта, представленного через два года после его первой статьи на эту тему, не может быть рутинным решением:

Г. Б. A., 27 лет, блондин, худой, подвижный. Около года страдает диареей. Всегда водянистый стул в семь часов утра. Второй стул может быть в любое время в течение дня — ранним вечером, утром или днем. Стул очень быстрый, часто с газообразованием и со вздутием; вынужден бежать в туалет, как только ощутит позыв, поскольку нет никаких сил сдержать стул.

Урчание в животе после засыпания. Обычно просыпается через час после засыпания с сердцебиением; после того, как отойдут кишечные газы, легко засыпает и остаток ночи проводит спокойно. Ночью он может контролировать их, что невозможно днем. Газы всегда горячие.

Свободное выделение простатической жидкости после стула. Постоянное ощущение боли в нижней части живота над лобковой костью, боль не меняется от давления. Язык чистый, аппетит отличный.

Он утверждает, что чувствовал себя хорошо всю жизнь, ухудшение началось год назад. Когда был ребенком, страдал от микроспории.

Сейчас этого молодого человека больше всего беспокоит выделение простатической жидкости после стула, из-за этого он и пришел "полечиться". Мы все знаем, что такой одиночный симптом не даст нам указания на средство, и если бы 30 лет назад я знал об этом симптоме столько, сколько я знаю сейчас, это спасло бы меня от многих хлопот и частого беспокойства. Каждый раз мне следовало ставить этот симптом на второе, а не на первое место, независимо от того, что думали об этом мои пациенты. Вместо того чтобы пробовать все средства, перечисленные в рубрике "выделение простатической жидкости во время стула", я должен был учитывать другие, более важные особенности случая. Но как часто молодого врача вводит в заблуждение мнение пациента, особенно если это мнение сопровождается диагнозом, выдуманным некоей знаменитостью, чтобы усиливать волнения и страхи пациента!

Диарея с характерной слабостью сфинктера, которая не позволяет ему в любое время, кроме ночи, контролировать газы; газы всегда горячие; чистый язык и хороший аппетит побудили меня дать ему одну дозу Aloe CM.

Через две недели он рассказал следующее: оформленный стул один раз в день в течение последних десяти дней, нет императивных позывов на стул, газы контролируемы и не горячие, спал хорошо каждую ночь, никакого учащенного сердцебиения, выходит очень мало простатической жидкости. Возобновление мигрени, два тяжелых эпизода в течение двух недель. Этих болей не было свыше года, а до того они были вылечены бромокофеином.

Можно представить мое удивление, когда пациент сказал мне, что он всегда страдал от головных болей до того момента, когда у него начались другие неприятности! Я дал плацебо.

Две недели спустя следующий отчет: стул стал совершенно нормальным. Нет выделения простатической жидкости в течение двух недель. Болезненность в нижней части живота и в области мочевого пузыря полностью исчезла. В течение двух недель было четыре эпизода тяжелой головной боли с тошнотой, но без рвоты. Появляется слабость в животе каждое утро около десяти часов — еще один старый симптом, который раньше сопровождал его головные боли.

Через 40 дней после дозы Aloe он получил дозу Sulphur CM.

Тремя неделями позднее он сообщил: никакой головной боли, заслуживающей упоминания. Голова болела один или два раза, но от работы не отрывала. Стул остается нормальным. Слегка беспокоит метеоризм, который под полным контролем. Прибавил четыре фунта в течение прошлых трех недель. Излечен4.

Теперь давайте рассмотрим еще несколько случаев.

Аутичный ребенок с рецидивирующей диареей

Я представлю этот случай со всеми подробностями, поскольку его течение весьма интересно. Это случай Максима Д. — умственно отсталого мальчика 9,5 лет, которого я впервые увидел 14 мая 1997 года. Главной жалобой была хроническая диарея. Максим родился с полной агенезией мозолистого тела — это один из двух случаев, когда-либо диагностированных в Канаде. Прогноза сделано не было. У него также была тяжелая дисморфическая близорукость (–21 диоптрия), косоглазие, гиперэластичность связок, крипторхизм и порок сердца с аортальной регургитацией крови (синдром Марфана, который также очень редок, и это также был один из двух случаев с таким типом сердечных аномалий, который был диагностирован в Канаде). Мальчик был очень слабым при рождении.

Максим был полностью обращен внутрь себя. Он не отвечал на вопросы. Было невозможно узнать ничего о его эмоциях и чувствах, или о том, что он переживает, кроме основных жизненных потребностей. Почти полностью отсутствовали реакции на окружающую среду, включая ситуации, которые могут причинить боль. Он плакал меньше 20 раз в жизни, и это было в ситуациях, когда боль была невыносимой. Он затыкал уши и закрывал глаза, когда к нему обращались. Он всегда говорил очень низким голосом, почти шепотом. Он был очень упрямым. Он не делал ничего до тех пор, пока ему самому не хотелось это сделать. Он был умственно отсталым, исключение составляли слуховая и зрительная память — по этим двум показателям он на два года опережал свою возрастную группу. Он научился читать и считать через несколько дней после своего девятилетия. Он совершенно не вырос за 1,5 года перед тем, что я встретился с ним, и отставал от сверстников на три года по карте физического развития.

У него было 6–8 эпизодов диареи в день. Диарея началась спустя десять месяцев после того, как два года назад родители развелись. Сначала диарея была серьезнее, по 12–14 эпизодов в день. Анализ на целиакию и присутствие крови был отрицательным. Психиатры лечили мальчика безрезультатно. Диета вначале помогла, но улучшение продлились только 3–4 недели. Часто наступало обезвоживание. Диарея была только днем, ухудшение с 11 до 15 часов, особенно плохо между 12.30 и 13.45. Стул всегда был одинаковым — водянистым, желто-коричневым, зловонным, с беловатой слизью (как белок куриного яйца), и настолько взрывным, что попадал на стены и потолок туалета. Все заканчивалось выходом небольших порций газов. Незадолго до этого живот у Максима сильно раздувался (3), "как у ребенка с маразмом", становился круглым и твердым, было слышно урчание (2). Ребенок должен был находиться в подгузнике, поскольку у него случался непроизвольный стул в течение дня. Диарея была крайне зловонна (3). Казалось, что для нее не было никаких других причин, кроме стресса.

Его родители развелись в июле 1994 года из-за того, что отец завел роман на стороне. Максим не выказал никакой реакции на развод. С декабря 1994 года по март 1995 года отец угрожал семье и преследовал ее "как в кино", что закончилось вмешательством полиции и арестом отца в 1995 году. Вся члены семьи жили в страхе за свою жизнь, полиция сопровождала их вне дома. У Максима появилась диарея в апреле 1995 года, которая ухудшалась в дни учебы, а хуже всего было при жаркой погоде (3). У мальчика был жидкий стул в жаркую погоду с самого рождения. Понос ухудшался от кукурузы (3), пшеницы (2), брокколи (1). Была ли диарея болезненной, неизвестно.

Максим не был физически и умственно вынослив. Он легко уставал от малейших физических нагрузок, например, от прогулки. Он часто отдыхал, лежа на животе и засунув руки между бедер, а также любил лечь на спину, положив руки под голову и согнув ноги в коленях. Когда сидел, был беспокоен. Он предпочитал поднять ноги, когда сидел, или даже встать коленями на стул, если у него это получалось, и это успокаивало его. Когда мальчик уставал, он становился бледным и тер лоб. Он также стал очень уставать от любых умственных нагрузок (3).

У Максима было много особенностей. Он всегда хотел быть первым: первым войти в автомобиль, первым подняться по лестнице, первым войти в школу. Он также не переносил мытья головы и не позволял мыть ему голову. Очень боялся стрижки волос. В конце концов, когда волосы уже совершенно необходимо было подстричь, у него появлялась диарея. В течение последних двух лет он не выносил прикосновений к пенису, даже своих собственных. Он не смеялся примерно до 6 лет. С младенчества у мальчика в течение двух недель шелушились ладони, затем следовал перерыв на одну-две недели, после чего все повторялось. У него была неприязнь к круглым пищевым продуктам — винограду, конфетам и т. п. Он часто сворачивал бумагу. В течение последнего года он засыпал с одеялом на голове. Очень любил животных. Легко вздрагивал, был чувствителен к резким и низким звукам. Когда злился (а это было 3-4 раза в жизни), то скрипел зубами и стискивал их, но не мог сказать ни слова. Он редко испытывал боль. Был сильно привязан к привычному (3): игрушку, с которой больше не играли, обязательно нужно было положить на место, и если коробочка была предназначена для лошадок, то в нее нельзя было класть других животных. В быту его аккуратность была нормальной, но в некоторых вещах он был исключительно пунктуален: например, если ему трудно было что-то написать, он стирал написанное по 10–20 раз; если один носок упал, то ему совершенно необходимо было вернуть его на место; он должен был носить футболку под рубашкой. У него были кошмарные сновидения, всегда связанные с океаном и волнами. У него никогда не бывало простуд, гриппа или иной заурядной инфекции, за исключением эпизода отита два года назад. Его мать, будучи беременной им, считала, что в его голове что-то не в порядке.

Жизнь семьи была полностью подчинена сыну. Из-за его диареи семья не могла выбраться на совместную прогулку.

Общие симптомы

Температура. Если был укутан утром, а днем становилось тепло, он не снимал с себя одежду. Не мог дышать холодным воздухом (2) или при ветре (3), даже летом. Легко получал обморожения. Он не реагировал на холодную и горячую воду, когда его мыли. У него было отвращение к солнцу (2), которое утомляло его. Он всегда искал тень. Он не переносил летнюю жару, проводил время в подвале. Шея и голова потели всю ночь, но никогда не потели во время бодрствования, даже если было очень жарко. От жары краснели только уши.

Энергия. Мальчик был более уставшим после обеда, примерно в 13–14 часов (2).

Сон. Ложился спать в 19.30 и просыпался в 5.45. Во сне был очень беспокойным, скрипел зубами каждую ночь последние 4–5 лет. Во сне никогда не раскрывался.

Аппетит. Плохой аппетит. Было всего несколько продуктов, которые он ел: макароны, шоколад, сладости, мороженое и сыр. Из прочих продуктов ему также нравились яйца, огурцы и супы.

Жажда. До появления диареи много пил. Предпочитал напитки комнатной температуры.

Психика. Боялся волков и высоты (3); поднявшись на три ступеньки, он начинал паниковать. Боялся спускаться вниз (2). Страдал клаустрофобией (2). У него было отвращение к прикосновениям (2), к ласке (1), к массажу (1), к пристегиванию в машине (1) и к толпе. Он был очень чувствителен к замечаниям. Если его ругали, то он прерывал мать, говоря "нет". Если ему было грустно, он не принимал утешений. Он был слегка ревнив. Никогда не был жестоким. Был полон сочувствия (2): казалось, что он страдал больше тех, кому было плохо. Он был чувствителен к эмоциям других людей (2).

Объективные симптомы. Максим резко отличался от любого ребенка, которого я когда-либо видел. Он ходил, двигался и поступал так, словно был из другого мира. Он носил очки с толстыми стеклами. Он вел себя так, будто меня рядом не было. Он много раз повторял в интервью слово "пойдем". Его мать сказала: "Когда доктор закончит задавать вопросы, мы пойдем домой", и он снова сказал: "Пойдем". Он был худой, и у него был увеличенный круглый и твердый живот, похожий на воздушный шар (3). Он не мог высунуть язык и не умел лизать. Каждые 4–6 месяцев ему нужно было удалять серу из его ушей. Его рост был 130,5 см, вес 26,25 кг. Он был очень волосат, особенно на спине. При аускультации сердца можно было услышать отчетливый раздвоенный второй тон при каждом четвертом ударе.

Текущее лечение. Максиму стало немного лучше после назначения China 30 один раз в день в течение последнего месяца. Это назначение сделал другой гомеопат.

Анализ случая. Мальчик 9,5 лет с большим количеством врожденных аномалий и разновидностью аутизма с множеством идиосинкразий. Характерным симптомом являлась рецидивирующая диарея, которая у мальчика была с рождения, и которая значительно ухудшалась в жаркую погоду. Другими характерными симптомами были потение шейно-воротниковой зоны и головы каждую ночь и затрудненное дыхание в ветреную погоду (значение последнего симптома я несколько недооценил, поскольку он мог быть связан с физическими аномалиями мальчика). Другими характерными симптомами были скрежетание зубами во сне, улучшение от поднятия ног, его хрупкая и осторожная натура, страх высоты, исхудание с большим животом, упрямство и пристрастие к мороженому и сыру. Все это более чем для любого другого средства в качестве simillimum было характерно для Calcarea carbonica.

План лечения. Так как ребенок лечился у другого гомеопата и принимал China 30 ежедневно, я решил прекратить прием China и дождаться, пока закончатся все изменения. Затем мать должна была дать ребенку одну дозу Calcarea carbonica 10M (Hahnemann Pharmacy).

2 июня 1997 года. Мальчик принял лекарство в 8 часов утра 24 мая. До 14 часов у него было обострение диареи. Появился прозрачный желеобразный стул с обилием белой пены (возвращение старых симптомов) в первые три дня, затем вернулся его обычный стул. Через четыре дня он проснулся в 05.15 с болью в животе, позывами на стул и газами. На третий день после приема средства он стал ласковей, впервые начал интересоваться благополучием других людей. За день до этого он подхватил первый в своей жизни насморк. Коллега осмотрел его и обнаружил двухсторонний средний отит. Точно такой же отит был у мальчика два года назад. Во время осмотра ушей ребенок сказал: "Ой!" (такая реакция на этот уровень боли была новой). Он также сотрудничал с врачом во время осмотра, что было для него новым. У него была температура 99,6°F (37,7°C. — Прим. перев.). Лоб был теплым, а руки и ноги холодными. У него было багровое лицо. Глаза были полузакрытыми и запавшими. Он был очень тихим.

Оценка. Первоначальная реакция на препарат казалась очень благоприятной, так как обострилась диарея, вернулись старые симптомы, улучшилось общее состояние, впервые появился насморк. Картина общего состояния явно указывала на Belladonna с ее характерными симптомами: гиперемированным лицом, горячей головой и холодными конечностями, тихим настроением, запавшими полузакрытыми глазами.

План лечения. Мой коллега назначил Belladonna 200D (Dunham) две дозы — одну сейчас, одну на ночь.

4 июня 1997 года. На следующее утро мальчик был в целом здоров. Уши, аппетит, энергия и цвет кожи вернулись к норме.

Оценка. Положительная реакция на Belladonna.

План. Ждать.

2 июля 1997 года. 5 июня насморк вернулся без температуры и продолжался 4–5 дней. Понос и вздутие живота полностью исчезли с 7 по 17 июня, а затем вернулись такими же, какими были раньше. Мальчик полностью изменился. После Calcarea carbonica произошло улучшение мыслительной деятельности до последних двух недель. Сейчас он был стабильным. Он стал спокойнее и веселее, "совершенно удивительно". В последнюю неделю впервые в жизни он почти каждый день спрашивал о смерти. Также в последнюю недели у него появились боли роста (его сестра тоже страдала от них). В последние три недели он впервые в жизни жаловался на головные боли, так как температура тела была повышена. Он чувствовал боли во лбу, они ухудшались от света. С момента приема Calcarea carbonica он стал во время стула складываться вдвое, опираясь руками об пол и постанывая. Недержание стула происходило около трех раз в день. Около недели он прячется от посторонних. С момента приема Calcarea carbonica у мальчика 25–30 раз в день чесался нос, и он впервые в жизни чихал (примерно с 15.30 до 16 часов). Ребенок настаивал на том, чтобы все окна и двери были закрыты, и паниковал с открытыми окнами в машине. Еще сильнее хотел прятаться. Стал сильнее закрывать голову; например, если шел в бассейн, он обвязывал голову полотенцем. Стал позволять другим людям прикасаться к себе (новое). Шелушение ладоней, потение в ночное время, упрямство, низкий голос, чувствительность к шуму, скрежетание зубами во сне, перфекционизм не изменились. Накануне визита ко мне он прищемил руку и не жаловался на боль, хотя должен был. Он вырос на 5/8 дюйма (1,55 см. — Прим. перев.) с момента первого визита, и это произошло впервые за 1,5 года.

Оценка. Реакция на лекаство хорошая, но не великолепная. Тем не менее имелись достаточно хорошие изменения, особенно на психическом/эмоциональном уровне, с возвращением старых симптомов (белой пенистой слизи и воспаления уха) и ростом, чтобы дать еще одну дозу лекарства. Одно было ясно однозначно mdash; Максим хорошо реагирует на гомеопатические препараты. До того времени он получил три разных лекарства (China, Calcarea carbonica, Belladonna), и на все был положительный ответ. Это улучшает прогноз, но также говорит о том, что мальчик, скорее всего, отреагирует на любое средство с определенной степенью подобия. Поэтому нужно с большим вниманием следить за направлением излечения, чтобы убедиться в высокой степени подобия лекарства, на которое реагирует ребенок.

План. Была назначена еще одна доза Calcarea carbonica 10M.

5 августа 1997 года. Диарея ухудшилась так же, как и после приема первой дозы, но она немного изменилась: "стул вылетает как пробка". С 23 июля мальчик впервые в жизни стал проситься принять ванну и вымыть волосы. Перестал спрашивать о смерти. Впервые в жизни стал своенравным. Поскольку установилась очень жаркая погода, диарея сильно ухудшилась. Перед дефекацией в животе по-прежнему громко бурлило. Чихание, шелушение ладоней, перфекционизм пропали. Скрежетание зубами ухудшилось. Головные боли, потливость по ночам, зуд носа, пугливость остались без изменений. Ребенок громко плакал впервые в жизни.

Оценка. Calcarea carbonica — не лучшее средство в данном случае, даже несмотря на то, что ребенок достиг определенного прогресса на психическом уровне. Тот факт, что диарея при жаркой погоде не только не улучшилась, а даже ухудшилась, указывает, что степень подобия не была достаточно высокой. Я начал искать средство с более высоким подобием и пересмотрел случай.

Изучая ребенка впервые, я рассматривал Aloe, так как этот препарат хорошо охватывал картину диареи, но отказался от него, поскольку этот препарат не покрывал остальных симптомов, особенно специфических, которые указывали на Calcarea carbonica. Но так как понос прогрессировал, явно ухудшался при жаркой погоде и характеризовался громким урчанием перед стулом, я вновь обратился к Aloe. Кроме того, после первой дозы Calcarea carbonica произошло возвращение прозрачного студенистого стула с большим количеством белой пены, очень похожего на лягушачью икру, который можно найти у Aloe. В этот момент мне пришли на ум два предыдущих случая Aloe, которые были успешно вылечены, и я убедился, что Aloe будет simillimum — подобнейшим лекарством в этом случае.

Чтобы проиллюстрировать это, я а время отвлекусь от рассказа о Максиме Д. и опишу эти два случая. Первый из них не будет представлен во всех деталях, поскольку его трудно восстановить. Это был случай молодого человека примерно 18 лет, с которым я познакомился за десять лет до Максима Д. У этого молодого человека был крипторхизм, и он пришел ко мне после того, как перенес 18 месяцев назад операцию и химиотерапию по поводу карциномы яичка. У него была диарея после химиотерапии. Это была типичная диарея Aloe, и это лекарство быстро с ней справилось. После Aloe я успешно лечил молодого человека с помощью Argentum nitricum от его хронического состояния. Однако самой интересной чертой случая, которую я вспомнил, подыскивая подобнейшее средство для Максима, была выраженная потребность пациента в соблюдении заведенного порядка и неприязнь к переменам. Например, когда юноша был еще ребенком, он ел одну и ту же пищу три раза в день в течение длительного времени, и ничего больше. Затем он полностью переключался на другую пищу, также три раза в день, полностью забыв предыдущую. Если у него был проект, то он сосредотачивался исключительно на нем до тех пор, пока тот не заменялся другим проектом. Кроме того, он был очень дотошен в каждом, даже мельчайшем, аспекте своего проекта.

Второй случай, который пришел на ум, когда я искал подобнейшее средство для Максима, рассмотрим подробнее. В августе 1993 года мне позвонил гомеопат. Он звонил из больницы, где его 20-летний сын T. П. проходил химиотерапию из-за карциномы яичка. Его сыну было очень плохо с момента получения курса химиотерапии, и после попытки лечения различными лекарствами гомеопат попросил моей помощи. История T. П. была следующей: примерно пять недель назад он начал испытывать боль в левом яичке и в области почек. Во вторую неделю июля он заметил, что его левое яичко увеличилось и отвердело. У него в анамнезе был также крипторхизм. 27 июля молодой человек был прооперирован, и был поставлен диагноз эмбрионального рака яичка, распространившегося уже на лимфатические узлы брюшной полости и легкие. Он начал получать химиотерапию 4 августа и стал чувствовать себя намного хуже после нее — появились тошнота, рвота, слабость, понос, слабость и спазмы в животе.

Симптомы: жжение и жар от рта до прямой кишки. Весь рот покрыт кандидозным налетом. Лихорадка 101,7°F (38,7°C), пульс 100. Огромная слабость. Жажда отсутствует (хотя обычно он часто испытывал жажду). Диарея каждые полчаса-час. Живот стал горячим, перед стулом спазмы и урчание. Стул водянистый, желто-коричневый, в нем непереваренная пища "с кисло-сладким запахом" (как понос у ребенка). Спазмы, жар, урчание в животе прекращались после стула и отхождения газов. С каждым стулом пациент высвобождал большое количество газов, сопровождавшихся разбрызгиванием кала, после чего чувствовал слабость. Временами он не осознавал, что у него случился стул. У него был небольшой геморрой, и он постоянно чувствовал маленький шарик в прямой кишке. Ему было холодно (1), губы были потрескавшимися (2), а рот сухим (2), во рту был горький привкус. Язык был покрыт толстым белым налетом. Аппетита не было в течение четырех дней. Кожа была болезненной (2). На ощупь он был прохладным, но температура была высокой (2). Лицо было холодным и липким (2). Он был очень чувствителен к резким звукам (2) и шуму (2), которые создавали "электрический разряд" по всему телу. В целом он чувствовал себя лучше утром и после 10.30–11.00 (1), хуже — с 16.00 до 23.00 (2). Не переносил никого рядом с собой, особенно если люди шумели и скрипели его кроватью. Он не хотел, чтобы его навещали (хотя раньше был очень общительным). Он отвернулся, когда девушка взяла его за руку, а мать хотела его поцеловать. Его онколог и гастроэнтеролог думали, что у него кишечная инфекция, но все анализы были отрицательными. У матери был брюшной тиф на восьмом месяце беременности, и T. П. лечили от тифа вскоре после рождения с помощью антибиотика хлоромицетина. Так у него появились грибковые инфекции на коже, во рту и в горле.

Анализ случая. T. П. являл собой прекрасную картину Aloe с жаром и бурлением в животе перед стулом, вздутием живота, непроизвольным стулом, ощущением шара в прямой кишке и особенно с его стремлением "прогнать любого".

План. Aloe 200С, одна доза.

13.00, или спустя два часа после принятия лекарства. T. П. чувствовал себя лучше. Очень скоро после приема препарата он испытал чувство благополучия, которое спустилось сверху вниз. После принятия лекарства у пациента был небольшой полужидкий стул без диареи. Спазмов стало намного меньше. Он сильно хотел есть, был раздражителен и страдал от головной боли от голода (что было характерно для него). Уровень энергии повысился, 1–2 (0). Ему не разрешили поесть.

Оценка. Очень хорошая реакция на Aloe. Новые симптомы (раздражительность и головная боль от голода) были характерны для Sulphur, единственного известного дополняющего средства для Aloe.

План. Sulphur 200С.

12 августа 1993 года, 16:00. Головная боль и жжение в животе ухудшились сразу после принятия средства. Затем он почувствовал себя лучше. Головная боль исчезла. Уровень энергии возрос до 5. Еще не ел. Стул после принятого лекарства был четыре раза. Бурление в животе и вздутие стали намного меньше. Жжение от рта до прямой кишки уменьшилось на 20%. Живот больше не был горячим. Пациент испытывал сильную жажду после приема Sulphur. Геморрой стал лучше.

Оценка. Благоприятная реакция на Sulphur с непродолжительным ухудшением, а затем заметным улучшением.

План. Ждать.

12 августа, 19.00. У пациента было 4 обильных жидких стула за два часа. Он снова ослабел, уровень энергии понизился до 2. Сильное газообразование. Голод исчез. Нёбо и горло сухие, жажды нет (2). Геморроидальные узлы начали кровоточить.

12 августа, 19:00: у пациента было 4 обильных жидких стула за 2 часа. Он стал снова слаб, уровень энергии понизился до 2. Сильное газообразование. Голод исчез. Небо и горло сухие, без жажды (2). Геморрой начал кровоточить.

Оценка. Возвращение первоначального состояния.

План. Aloe 200С.

12 августа, 21.00. Заснул вскоре после того, как принял лекарство. Стула больше не было.

Оценка. Хорошая реакция на средство.

План. Ждать и повторить средство при первых признаках возвращения симптомов.

13 августа, 10.30. Ночью была диарея в 2.30, потом еще три раза после пробуждения. Принимал по одной дозе лекарства после каждого стула. Почти не страдал от болей и бурления в животе. Чувствовал себя достаточно хорошо.

13 августа, 16.00. Был один сформированный стул в 12.00. Уровень энергии возрос до 7. Головная боль прошла, температура нормализовалась. Пациент хорошо поел с утра. Гастроэнтеролог не знал, что произошло, он планировал сделать ректороманоскопию, но отменил ее, увидев заметное улучшение в состоянии пациента. T. П. сказал ему, что он принимал гомеопатические лекарства. Гастроэнтеролог захотел узнать названия лекарств, и был рад, что его пациенту стало лучше. Днем химиотерапия была возобновлена.

14 августа, 22.00. Кандидоз вернулся сразу же после химиотерапии (частью которой был блеомицин, являющийся сильным антибиотиком). Температура поднялась до 100,8°F (38,2°С). Чувствовал жжение в глазах каждый раз, когда поднималась температура (2). Диареи не было, сформированный стул примерно каждые 6 часов. Сильное желание холодных напитков. Перед лихорадкой он почувствовал озноб, спускающийся по спине. Его уровень энергии был очень хорош (6–7), но стоило пациенту встать, как он сильно ослаб (3).

Оценка. Жжение в глазах во время лихорадки, слабость, ухудшение стоя, возвращение жажды и нисходящий озноб указывали на Sulphur.

План. Sulphur 200С.

Он прекрасно отреагировал на Sulphur, и это лекарство улучшало его состояние в течение еще нескольких месяцев. Интересная особенность этих двух случаев Aloe — в обеих историях был крипторхизм, рак яичка, и у обоих пациентов появилась прохожая тяжелая диарея как реакция на химиотерапию, указывающая на Aloe. Теперь, рассматривая случай Максима и признавая, что Calcarea carbonica не была подобнейшим средством, я задался вопросом, а не случай ли это Aloe? Имея в виду крипторхизм Максима, типичную диарею Aloe и потребность в строго установленном порядке, я понял, что Aloe здесь будет не только острым, но и хроническим средством. Я прописал Максиму Aloe 1М (Borneman) 5 августа 1997 года и с нетерпением стал ждать реакции на средство.

13 августа 1997 года. После принятия средства мальчик стал чувствовать себя веселее. Стул значительно улучшился на следующий день и был таким в течение трех дней. Тогда же мальчик заразился гриппом впервые в жизни. Затем был рецидив диареи, очередная доза средства была дана 19 августа, но не имела никакого эффекта, кроме появления большого количества белой пены.

Оценка. Факт, что симптомы вернулись так быстро и не было никаких изменений после второй дозы, обычно не указывает на благоприятную реакцию. Однако вспоминая случаи Джекилла, когда он повторял Aloe 1М несколько раз, чтобы добиться ответа, я все еще был уверен, что Aloe было подобнейшим средством, и должен был продолжать.

План. Повторить Aloe 1М до трех раз в течение следующих двадцати четырех часов. Если будет явная реакция на первую или вторую дозу, последующие дозы не давать.

26 августа 1997 года. Были даны три дозы лекарства. В течение шести дней после последней дозы мальчик стал очень уставать. Мать сказала, что забыла ранее сообщить о том, что как минимум раз в день бурление в животе перед стулом было настолько сильным, что напоминало громкий звук спускаемой в унитазе воды. Но начиная с первой дозы Aloe подобное случилось всего три раза. Мальчик стал еще веселее, чем прежде. Его энергия вернулась к своей обычной низкой норме. Он перестал пугаться шума. Он чувствовал боль и однажды по-настоящему плакал.

Оценка. Явное ухудшение, сопровождаемое улучшением на умственном/эмоциональном уровне, это хороший знак.

План. Ждать.

16 сентября 1997 года. Мальчик чувствовал себя очень хорошо до того момента, когда пришло время идти в школу. Он отказался туда идти и однажды плакал на руках у матери. Вернулась в полном объеме диарея с метеоризмом, непроизвольным стулом и болями в животе. Мальчик больше не хотел одеваться.

Оценка. Возврат симптомов из-за стресса, связанного с возвращением в школу.

План. Повторить Aloe 1М сейчас и при малейших признаках возвращения симптомов.

24 сентября 1997 года. Мальчик чувствовал себя значительно лучше. Диарея сразу же прекратилась. После 17 сентября он стал энергичнее. 18 сентября он заболел простудой с обильными выделениями и чиханием днем и ночью. Вновь на один день появилась пена. Мальчик открылся как личность. Он стал спонтанно обращаться к другим, реже уходить в себя, больше присутствовал. Стал требовательнее к удовлетворению своих нужд. Прекратил скрипеть зубами и потеть ночью (впервые). Метеоризм прекратился.

Оценка. Превосходная реакция на лекарство.

План. Ждать. Повторить Aloe 1М при необходимости.

19 ноября 1997 года. 1 октября у мальчика был рецидив диареи, метеоризма, ухода в себя, скрипа зубами, бурления в животе перед стулом, отказа одеваться и идти в школу. Он стал тихим. Не хотел говорить или есть. Средство было повторено 3 октября. На следующий день появилась простуда с обильными выделениями и чиханием, которая продолжалась только 24 часа. В первый день снова появилась белая пенистая слизь в стуле, затем стало намного лучше. Стул стал сформированным и только один раз в день. Аппетит вернулся. Он мог есть любую еду, даже пить молоко. Он стал намного лучше выражать свои желания, на 50% меньше был погруженным себя. Он попросился пойти играть на улицу (никогда ранее не просил) и часто смеялся с другими детьми (тоже впервые). Он стал уверенней в себе. Плакал 2–3 раза в неделю. Он научился плакать по-настоящему только этим летом. Чувствовал себя в толпе уверенно. Страха спуститься с горки больше не было. Разрешил стричь волосы. Разрешал прикасаться к себе, исключая область половых органов. Не страдал от головных болей. Раз в неделю у него случался острый ринит с чиханием. Писать он стал лучше, но чтение все еще давалось с трудом. Он по-прежнему обладал слабой выносливостью и сопротивляемостью. 8 ноября в школе он испытал стресс, и вновь случился рецидив. Он стал снова спать на животе с руками между бедрами.

Оценка. Факт, что ответ на ту же самую потенцию улучшается с каждой последующей дозой, говорит о том, что степень подобия высока.

План. Aloe 1М сейчас, и повторить через 3–4 дня после рецидива или если пациент стабилен в течение 1–2 недель.

19 января 1998 года. Принял 6 доз Aloe. Он простужался, и у него была белая пена в стуле в течение одного дня после каждой дозы. В течение 12 часов его стул приходил в норму, уровень энергии возрастал, и он становился более похож на нормального ребенка — например, хотел играть на улице. Если мальчик подвергался стрессу, то симптомы возвращались, и если мать ждала, прежде чем повторить лекарство, регресс усиливался. В целом он стал намного веселее. Хорошо спал с 20.30 до 8.30 (раньше с 19.45 до 5.45). Стал независимее. Впервые в жизни стал пользовался общественным туалетом. У него был только один стул в день, если не было рецидивов диареи. Он превосходно удовлетворял все свои потребности. Он больше не жаловался на головную боль. У него случался острый ринит чаще, чем прежде, и вызывал раздражение на губах. Он дотронулся до пениса после ванны на следующий день после дозы 19 ноября. Его мать все еще не могла этого сделать. Шелушение рук возвращалось только вместе с диареей. Белая пена присутствовала только после того, как он принимал лекарство. Ночью не потел. Спал снова на спине с руками под головой и согнутыми коленями. Он довольно часто плакал и громко смеялся. Установленный порядок стал не так важен. Он стал энергичным как обычный ребенок. Говорил предложениями. В течение года до лечения он мог сказать только "это" или "молоко", а теперь говорил: "Можно мне немного молока, пожалуйста?" Он был на 70% менее углубленным в себя, лучше читал и писал, больше не скрипел зубами. Нормально реагировал на горячее и холодное. Вес: 61 (57,75) фунт, рост 52 3/4 (51,5) дюйма.

Оценка. Та же.

План. Продолжать так же.

16 марта 1998 года. 3 февраля вернулись симптомы. Мальчик принял лекарство. Появился острый ринит, затем прошел, но мальчик чувствовал себя хорошо только в течение пяти дней. Мать по ошибке дала ему Calcarea carbonica 10М. Было интересно отметить, что не было абсолютно никакой реакции или изменения после этого, за исключением жевания во сне. Мать подождала неделю, затем повторила Aloe 1М, и снова произошло улучшение. Продолжали улучшаться интеллектуальные способности и личные качества. Он больше не плакал сильно, а вместо этого сердился, и делал это спонтанно. Вес 63 фунта, рост 53 1/8 дюйма.

Оценка. Жевание во сне — признак Calcarea carbonica. Несмотря на длительное улучшение с Aloe 1М, я хотел посмотреть, не произойдет ли скачок на более высокой потенции.

План. Aloe 10М по мере возвращения диареи.

11 мая 1998 года. Принял одну дозу лекарства и начал спонтанно целовать мать. Стал очень вежлив и внимателен к другим. Стал играть как нормальный ребенок. Стал менее замкнутым. Порядок больше не был важен. Он меньше жевал во сне. Окреп физически. Выглядел нормальным мальчиком своего возраста. Возросла его уверенность в себе. В прошлые две недели вновь появилась ночная потливость головы и шеи. В последние три дня произошло небольшое возвращение симптомов. Волосы стали жестче — раньше они были тонкими. Вес 62 фунта, рост 53 3/4 дюйма.

Оценка. Тот факт, что он так хорошо и длительно реагировал на более высокую потенцию, означал, что степень подобия высока.

План. Одна доза Aloe 10М.

Обзор ведения пациента с мая 1998 года по март 2000 года. Информация была получена от матери по телефону 28 марта 2000 года. Она сообщила, что Максиму были даны еще три дозы Aloe 10М, затем около восьми доз Aloe 50М с конца 1998 года по сентябрь 1999 года. В это время мальчик сменил школу, и симптомы начали возвращаться. Ему дали четыре дозы в потенции СМ в сентябре, октябре, ноябре и последнюю дозу 23 января 2000 года. Лекарство давалось при первых признаках возвращения симптомов, которое проявлялось вздутием живота, болями в нем и непроизвольным отхождением слизи из прямой кишки. Мальчик чувствовал себя очень хорошо в предыдущий период. Мать заметила, что с первыми признаками возвращения симптомов он просил пасту, хлопья, конфеты, молоко или шоколад. В 1998 году он часто плакал, но начиная с лета 1999 года был весел, редко грустил, играл как другие дети на улице, был очень стабилен эмоционально, правильно выражал свои потребности, у него больше не было навязчивых идей, ел любую пищу, много смеялся и смешил других, больше общался с людьми, например, справлялся об их самочувствии. В целом, как сказала мать, он развивался нормально.

12 июня 2000 года. Я видел его в кабинете впервые с мая 1998 года. На этот раз он пожал мне руку, когда мы встретились в приемной. Он зашел в кабинет и поинтересовался моими делами.

Я узнал, что без очевидной причины у него был непроизвольный стул 30 марта. Он принял еще одну дозу Aloe СМ, и недомогание прошло на следующий день. 11 апреля мальчик пережил стресс. Он выглядел уставшим, у него появились острый ринит и покраснение вокруг глаз. Мать дала ему еще одну дозу Aloe СМ. В течение дня он выздоровел. 30 мая мальчик снова перенес значительный стресс. У него появился пенистый стул, сопровождаемый криками и острым ринитом. Он получил очередную дозу Aloe СМ. Ребенок кричал еще в течение трех дней, а затем стул вновь стал нормальным. Со слов матери, мальчик вновь почувствовал себя хорошо.

Я рассмотрел случай вместе с матерью мальчика. Ребенок стал менее болезненно реагировать на прикосновение к пенису. Установленного режима дня больше не требовалось, за исключением завтрака, когда он постоянно требовал включить телевизор. Мальчик стал разговорчивей. Спал с 19.30 до 5.30–6.00. Мать сказала, что сын стал энергичнее, но все же был не таким активным, как его сверстники. Она оценила уровень его энергии на 6 баллов по десятибалльной шкале. Мать заметила, что как только симптомы возвращаются, сын спит на животе с руками между бедрами или на спине с руками под головой или над головой, а иногда с накрытой головой. Перед началом гомеопатического лечения он чувствовал себя примерно на 2 балла по десятибалльной шкале. Мальчик все еще бывает апатичен, но запас его жизненных сил увеличился. Он мог ходить в течение 10–15 минут без необходимости присесть отдохнуть. Живот больше не был увеличен, кроме случаев, когда ребенок испытывал сильное эмоциональное напряжение. Мальчик хорошо успевал в школе.

Недавно у него появился новый симптом: он стал тщательно проверять, все ли стулья и другие предметы мебели стоят на своих местах, а также закрыты ли двери шкафов, кабинетов и комнат.

Оценка. Мальчик чувствовал себя намного лучше, но уровень его энергии все еще был очень низким. Вероятно, потенция DM принесла бы ощутимую пользу, но у нас ее не было, поэтому я решил продолжить СМ.

План. Aloe CM при первых признаках возвращения симптомов, таких как усталость, старые пищевые пристрастия или положение во сне.

2 августа 2000 года. Принял три дозы Aloe СМ: 12 июня, 7 и 14 июля. Стул был нормальным и никогда более не становился прежним. Мальчик спал дольше и в более привычное время — с 20.45 до 6.45. Внезапно стал ревнивым, и у него появилось чувство собственности (впервые в жизни). Например, он отказывался делиться своими игрушками и плакал, если его об этом просили. Уровень энергии был по-прежнему на 6 баллов, но выносливость увеличилась (он мог идти без остановки 25–30 минут). Все еще оставался апатичным. Стал менее сговорчивым. Перфекционизм усугубился. Вместо того чтобы закрывать двери и ставить на место стулья 25 раз в день, он делал это 100 раз в день.

Оценка. Прогресс на потенции СМ прекратился.

План. Aloe DM (Homeoden) без повторений.

30 августа 2000 года. С 7 по 9 августа не было никаких изменений. В течение этих трех дней он испытывал отвращение к воде. Просил молоко и выпивал около 2 литров в день. 8 августа у него болел живот в течение 45 минут, а затем был приступ диареи. 9 августа ему в целом было лучше, но был один эпизод непроизвольного мочеиспускания. С тех пор его состояние стало улучшаться. Перфекционизм в отношении стульев и дверей значительно уменьшился (до 10 эпизодов в день). Было две ночи совершенно без сна (14 и 28 августа) — возвращение старых симптомов. Самое отчетливое улучшение после этой дозы было связано с речью. Мальчик стал разговаривать намного больше. Он впервые назвал свою мать мамой. Голос стал теплее и эмоциональнее, нежели раньше. Уровень энергии стал намного выше. Апатии больше не было. Стул был нормальным, за исключением одного вышеописанного эпизода. Ревность и жадность пропали спустя примерно две недели после приема лекарства. Кроме того, через две недели после этого он стал сговорчивее. Впервые в жизни он предвкушал, что пойдет в школу в сентябре. Появилась новая черта в поведении — стал отказываться надевать пижаму во время сна.

Оценка. Превосходная реакция с ухудшением, а затем заметным улучшением.

План. Ждать и повторять только после явного и длительного возвращения симптомов.

20 декабря 2000 года. Ему больше не нужно лекарство. Примерно 20 ноября у него был сильный насморк и небольшое возвращение симптомов, но он быстро выздоровел без лекарства. У него не было диареи, несмотря на серьезный стресс в течение двух последних недель (его брат был госпитализирован, и это сильно изменило семейный распорядок). Мальчик стал гораздо общительнее. Он ездил в зимний лагерь, и эта поездка прошла хорошо. Впервые в жизни он нашел друга, и они регулярно играли вместе. В ноябре у него был период, когда он заикался, но все прошло. Перфекционизм в отношении мебели и дверей почти прошел. Он согласился надевать пижаму. Однако было 5 ночей без сна. Он не был апатичным. Мог ходить без передышки в течение двух часов. Время его сна оставалось нормальным. Он продолжал кататься на велосипеде. В течение многих лет он очень любил пасту, но это пристрастие не проявлялось уже месяц. Учителя были очень хорошего мнения о его успехах в школе. Они говорили, что он улучшил свои результаты по математике. В октябре у него появилось нечто новое в поведении: когда он был раздосадован, он стаскивал с других одежду. Шелушение конечностей прошло.

Три раза в этом году Максим был обследован кардиологами в связи с его сердечной аномалией (синдромом Марфана). Врачи были удивлены стабильным состоянием ребенка и тем, насколько медленно ухудшается состояние сердца. Мальчика обследовал психиатр, специализирующийся на аутизме: Максима окончательно признали аутичным. Матери сказали, что у ее сына феноменальная память. Ребенок был медлителен в одних областях, но быстр в других. Матери сказали, что Максим имеет прекрасные способности к рисованию и живописи, несмотря на дефект зрения. Было запланировано, что мальчику проведут более полное обследование следующим летом.

Вместе с матерью я изучил некоторые особенные симптомы. Одышка и страх перед ветром в течение года исчезли. Боязнь воды и волн не возвращались после первого года лечения. Однако у ребенка был страх утонуть (3), когда он брал уроки плавания. Обморожений не было около двух лет. Боязнь высоты прошла в течение девяти месяцев. Боязнь прикосновений стала меньше. Чувствительности к солнцу более не наблюдалось. Все еще оставалась чувствительность к жаре, но намного меньше, нежели прежде. Мальчик по-прежнему страдал от головных болей во время жары, но эта боль была менее неприятной. Как и раньше тер лоб, становился вялым и был не способен к умственной работе при этой боли. Мальчик принимал утешения уже около года, но недавно плакал, когда его утешали. У него не было проблем с пользованием общественными туалетами уже около года. Его сочувствие к страданиям других не изменилось. Серы в ушах стало намного меньше.

Объективные признаки: рост 58 дюймов (147,5 см), вес 81 3/4 фунта (37,15 кг). В течение этих 3,5 лет он вырос на 6 1/2 дюйма, или 16 см, и прибавил 24 фунта, или 10,9 кг.

Оценка. Состояние все еще улучшается.

План. Ждать и повторить препарат только при ясном и длительном возвращении симптомов, или если улучшения не не наблюдается в течение двух-трех недель кряду.

8 апреля 2003 года. Максим попросил мать, чтобы она организовала встречу со мной, поскольку в последнее время он чувствовал себя неважно. Последнюю дозу Aloe DM он принял в июне 2002 года из-за того, что он плохо переносил жаркую погоду. Он чувствовал себя нормально до октября прошлого года, пока его старший брат не уехал из дома. С тех началось медленное возвращение симптомов. Мальчик говорил, что часто волнуется из-за брата. Он стал уходить в себя, стал менее чувствительным, апатичным, у него появились боли в животе. Однако после небольшого отдыха он стал приходить в себя. В декабре Максим прошел обследование группой специалистов, которые оценивали его состояние. На следующей неделе возвращение симптомов стало более явным. Мальчик стал закрываться в комнате на весь день. Он не хотел играть и есть с другими людьми. Появилось вздутие живота с болью, нормальным стулом или легкой диареей. Это было первое возвращение диареи за несколько лет. Урчание в животе было несильным. Мальчик также жаловался на острую боль в области печени. В декабре простудился, болезнь сопровождалась заложенным носом, едкими выделениями, раздражением на верхней губе и трещинами на губах.

С января он жаловался также на спазмы в мочевом пузыре, жжение в уретре во время мочеиспускания и жжение в прямой кишке во время и после стула. Он два раза болел конъюнктивитом и блефаритом, один раз в январе, другой неделю назад, и оба начинались на правой стороне. В прошлые два месяца он жаловался на жжение в пищеводе. В октябре вернулось упрямство. С октября у него был плохой аппетит, он стал испытывать особую страсть к пирогам, особенно к фруктовым, но также к пирогам с мясом. Он мог есть пироги три раза в день, съедая целый пирог за один присест. С декабря он также просил шоколадное молоко. Тяга к пасте исчезла в октябре. Вновь появилось избыточное количество серы в ушах. Еженедельно, начиная с октября, он страдал от головных болей. С декабря руки и ноги у него стали очень холодными. В последние два месяца голова и спина потели каждую ночь, у головы появился неприятный запах. До октября он был очень энергичен. Уровень энергии соответствовал 9 баллам по десятибалльной шкале, но затем упал до 5 баллов.

Непереносимости к прикосновениям более не появлялось. Наоборот, ему нравилось трогать других людей, даже незнакомых. Когда он был расстроен, то плакал, подходил ближе и просил его пожалеть. Он все еще чрезмерно сочувствовал страданиям других людей, также присутствовал страх утонуть. Против ветра он мог идти без проблем. Ночные кошмары, склонность к обморожению, боязнь высоты, перфекционизм и шелушение кожи больше не возвращались. Потребность в установленном порядке в легкой степени присутствовала, но больше не было навязчивых идей, за исключением нелюбви к круглой пище. Сердце по-прежнему было стабильно. Из положительных изменений: начал самостоятельно изучать математику, когда понял покупательную способность денег. Кроме того, после получения доступа к библиотеке, стал читать по две книги в день. Любимая тема — животные.

Объективные признаки: в отличие от последнего посещения, он не захотел пожать мне руку и разговаривать со мной. Несколько раз он просился пойти домой. С тех пор как я его видел в последний раз, он сильно вырос. Теперь его рост был 65 дюймов (165 см), а вес 107 фунтов (48,5 кг). С декабря 2000 года рост увеличился на 7 дюймов (17,5 см), а вес на 25 1/4 фунта (11,5 кг). Теперь он находился в 20-й процентили по росту в своей возрастной группе.

Оценка. У Максима был длительный возврат симптомов, он не получал лекарство, так как его запасы у семьи закончились. По необъяснимой причине семья не искала консультации в течение нескольких месяцев.

План: Aloe ММ одна доза.

16 апреля 2003 года. На следующий день он много раз чихал. На второй день он очень тосковал по дому в школе и отказался возвращаться в школу днем позже. На второй и третий день полностью ушел в себя. Сидел в своей комнате без эмоций и без аппетита. Мать сказала, что это его обычная реакция на лекарство. 12 апреля, на четвертый день, он вышел из своей раковины, был очень общителен, хотел общаться и сотрудничать. У него вновь появился аппетит, и он впервые с октября продолжил есть с другими за одним столом. Лишь вначале он ел в своей детской один. В тот же день насморк прошел и нос очистился. После приема лекарства он больше не страдал от болей в животе. Состояние потрескавшихся губ ухудшилось после лекарства, но ранка на верхней губе исчезла. Впервые с октября был весел. В последние два дня был очень нежен со всеми детьми из дневной группы детсада. Его упрямство пропало. Теперь он стал полной противоположностью, очень послушным и услужливым. Конъюнктивит и блефарит быстро исчезли после лекарства. Жжение в мочеиспускательном канале и прямой кишке осталось неизменным. Желание пирогов пропало, но шоколадного молока осталось. С третьей ночи после приема лекарства исчезла ночная потливость. Уровень энергии увеличился с 5 до 7 баллов. Руки и ноги остались холодными.

Оценка. Реакция хорошая, за трехдневным ухудшением последовало явное улучшение.

План. Ждать, поскольку улучшение продолжается, сегодня был его лучший день. Если улучшение прекратится, повторить лекарство.

2 мая 2003 года. Мальчик чувствовал себя стабильно хорошо до 21 апреля, после чего началось медленное возвращение симптомов. 23 апреля ему дали еще одну дозу Aloe ММ. Состояние улучшилось лишь немного. 29 апреля ему дали тройную дозу того же самого лекарства. 2 мая он чувствовал себя намного лучше. Боль в правом нижнем квадранте живота и в левом подреберье ушла. Боль в правом подреберье стала значительно слабее. Живот не так вздут, газов и урчания явно меньше. Позывы на стул не такие неотложные. Уровень энергии и настроение повысились. Он захотел больше играть. Сон стал крепче и продолжительнее, без потения. Трещины на губах начали заживать. Заложенности носа не стало. Аппетит вновь стал нормальным. Руки и ноги снова стали теплыми. Жжение в желудке не изменилось, а жжение во время стула и мочеиспускания прошло. Боль и треск в коленях проходят. Мать недавно обнаружила, что Максим был в стрессе из-за давления, которое оказывают на него школьный учитель и помощники. Вероятно, в этом причина частых возвращений симптомов, медленного восстановления и необходимости чаще повторять лекарство.

Оценка. Максим постепенно приближается к норме с частыми повторениями лекарства, несмотря на постоянный стресс.

План. Матери велено ждать, пока состояние Максима улучшается, и оценивать его успехи каждые три дня. Когда его здоровье перестанет улучшаться и появятся признаки возвращения симптомов, нужно будет дать тройную дозу лекарства в течение 24 часов.

8 октября 2003 года. Максиму получил тройную дозу 4, 7 и 11 мая. Каждый раз прием был связан с началом возвращения симптомов из-за стрессовых ситуаций. Здоровье Максима улучшалось с каждой серией доз. Уровень энергии был на 9 баллов из 10. Мальчик был в хорошем настроении, снова сердечно смеялся, внимательно слушал. Аппетит был нормальным. Начал заправлять свою кровать утром. Пищеварение и стул были нормальными без метеоризма, вздутия и урчания в животе. Все его боли прошли. Губы стали гладкими впервые за долгое время. Заложенность носа и ночная потливость прошли. Мать говорит, что сын чувствует себя очень хорошо, и нет более никаких симптомов.

Каждое возвращение симптомов имело в основе напряженную обстановку в школе. Я обсудил эту ситуацию с матерью и узнал, что в школе Максим испытывает стресс, потому что учителя хотят, чтобы мальчик приспособился к их программе. Я объяснил матери, что будет намного лучше, если программа будет адаптирована под особые потребности Максима. Мать сказала, что точно так же считают специалисты, которые недавно проводили тщательное обследование ее сына. Поскольку главный интерес Максима — животные, мы обсудили разработку такой программы, при которой у ребенка будет достаточный доступ к книгам о животных, к посещению зоопарков и приютов для животных.

В течение лета Максим стал свидетелем трех сцен насилия в различных ситуациях, и каждый раз симптомы возвращались. Симптомы вернулись и тогда, когда умер его дедушка. В каждом из этих случаев он становился апатичным, появлялась глубокая трещина на нижней губе, боли в животе и вздутие, но без диареи и урчания. Мальчик стал получать лекарство в 200С (с 3 сентября) и возвращался к своему прежнему состоянию в течение 12 часов. Он много смеялся и был очень любезен с другими, особенно с малышами из дошкольной группы его матери. Боль в суставах никогда более не возвращалась. Он вырос за лето еще на два дюйма.

Полная оценка. Мы можем оценить, что до знакомства с гомеопатией в здоровье и развитии Максима был застой. Вскоре после начала гомеопатического лечения жизнь мальчика изменилась к лучшему. Очевидно, что без повторений лекарства в подходящее время состояние Максима ухудшается. Используя одно и тоже средство на протяжении 6 лет, мы достигли нового уровня жизни и здоровья ребенка.

Этот случай подтверждает глубокое действие Aloe, что и раньше отмечалось Герингом, Вессельхофтом и Джекиллом. Некоторые случаи Aloe сопровождались назначением дополнительных средств (как в моих предыдущих случаях и случае доктора Джекилла), и это было оправданно. Нужно было лучше понять хронические и часто еще неясные симптомы Aloe, чтобы узнать, когда Aloe может покрыть весь случай целиком. Что касается двустороннего отита, который развился после Calcarea carbonica, то вполне вероятно, что его тоже можно было вылечить с помощью Aloe. Доказательством этому служат симптомы среднего отита у Aloe. С тех пор я видел еще несколько случаев, когда Aloe продемонстрировало ту же самую глубину действия, и я считаю, что оба этих случая помогут укрепить картину Aloe в умах читателей.

Еще два случая Aloe, характеризующиеся навязчивыми идеями

Первый случай С. П., 22-летней женщины, страдающей от многих жалоб, включая тяжелые аллергии (начиная с десяти лет) и депрессию. У С. П. был также диагностирован синдром хронической усталости и синдром дефицита внимания. Я видел С. П. 4 июля 1998 года. Она реагировала на многие виды пищи, такие как молочные продукты, пшеница, зерно, рис, моллюски, яйца, консерванты и красители. В течение получаса после употребления в пищу аллергена она становилась физически усталой, апатичной, раздражительной и сонной. У нее появлялись головная боль и насморк, который позднее сменялся сухой заложенностью носа. Аллергическая реакция длилась примерно 24 часа. Вскоре после получения с пищей аллергена она становилась настолько сонной, что не могла не заснуть. Она спала 12 часов без перерыва, но просыпалась усталой и чувствовала себя усталой еще полдня. Аллергические реакции были хуже в дождливую погоду (1), намного хуже от контакта с плесенью (2), например, осенью или весной. С 1993 года у нее была сенная лихорадка с астмой, ухудшавшася с весны до осени. Нос был заложен, особенно при пробуждении (2), имелись насморк, слезотечение, покраснение глаз, мешки под глазами. Аллергия усиливалась, если С. П. не получала постоянных еженедельных антигистаминных уколов.

Она чувствовала себя лишенной энергии утром после пробуждения, а также у нее были периоды слабости в 12.00 (1), 16.00 (3), 19.00 (1). "Второе дыхание" у нее открывалось между 20.30 и временем сна. Когда она уставала, ей необходимо было подремать два часа, но и после этого она просыпалась все еще усталой.

В 1995 году она плохо успевала в колледже, сокурсник дал ей немного риталина, и ее состояние резко улучшилось. Она принимала риталин (по 20 мг в день) со школьных дней до сих пор. Без риталина она была болтливей, возбужденней, раздражительней ("по-настоящему нетерпелива, даже не могу спокойно стоять и ждать на красный свет светофора"), более усталой и апатичной, с меньшей концентрацией внимания и большей гиперактивностью. "Я очень легко теряю интерес из-за своего нетерпения. Я играла на фортепиано в течение 18 лет, но я не могу сесть и заниматься более 45 минут. С другой стороны, я могу быть очень терпеливой с людьми и детьми. Но могу быть нетерпимой к определенным людям". Она делала все быстро. "Я иду быстро. Я езжу быстро (2). Я говорю быстро, без риталина хуже. Я заикаюсь, когда устаю".

Долгие годы она страдала от депрессии, но в последние два года все значительно ухудшилось. "Я просто сижу одна и не хочу ничего делать и никого видеть. Я ни о чем не думаю. Я выключаюсь, словно сплю, но я все осознаю". Приступы депрессии были периодически примерно раз в месяц и длились около трех недель. Принимала она риталин или нет, значения не имело. Ей не нравились любые перемены. "Я чувствую себя комфортнее, когда вещи не меняются. В 10 лет я не хотела двигаться. Я была непреклонна в своем нежелании перемещаться. Теперь, например, я не хочу идти домой из колледжа, потому что не хочу иметь дело с новыми вещами. Я боюсь новых вещей. Я зациклена на этом. Я могу смотреть одно и тоже кино ("Звуки музыки") или читать одну и ту же книгу ("Маленькие женщины") по 15–30 раз. Я прохожу стадию, когда я люблю читать книги, затем я переключаюсь на просмотр кино в течение целого дня".

Много лет у нее была привычка есть одну и ту же еду 2–3 раза в день в течение трех недель подряд, затем переключаться на другую и продолжать таким же образом. Например, она ела только китайскую еду в течение трех недель, затем она ела только куриные крылышки в течение трех недель, затем переключалась на деликатесы, затем на хот-доги, и так далее.

То же самое у меня и с друзьями. Я общаюсь с определенной девочкой в течение трех недель, потом переключаюсь на кого-то еще. Мне нравится носить одну и ту же одежду в течение длительного времени. Я постоянно ношу черную одежду в течение последних 10 лет. Я могу что-то исследовать, искать в Интернете или играть на компьютере в течение многих часов непрерывно. Я тщательно слежу за телепрограммой, некоторые передачи мне нравятся. Я все еще сосу большой палец. Мне очень не нравится действительность. Я не люблю конфликты. Мне легче уйти, чем спорить. Я очень безответственно отношусь к счетам. Я слишком ленива, чтобы навести порядок в своей чековой книжке. Я хочу сиюминутных удовольствий. Я наслаждаюсь едой, автомашинами, одеждой и развлечениями. Я все время в стрессовом состоянии. Я постоянно озабочена тем, чтобы руки и квартира были чистыми. Я принимаю душ два раза в день. Я привыкла пылесосить свою квартиру один раз днем и один раз в 3 часа ночи, перед тем как лечь спать. Я не могу смотреть на беспорядок. Я не могу заниматься в комнате, если она не идеально чистая. В ящиках стола у меня беспорядок, но я слишком ленива, чтобы заниматься этим. Когда вокруг меня беспорядок, я чувствую, что я грязная и квартира грязная. Я всегда жила в очень чистых местах. Я обычно очень ленива. Я склонна откладывать дела на потом и лгать о них. Мне легче сказать, что я уже сделала нужное дело, чем сделать его. Когда я играю в теннис, я не бегу за мячом, а позволяю ему подлететь ко мне. Мне нравится делать все в последний момент. Я всегда опаздываю. Я лучше работаю, когда меня контролируют и понукают. Я могу сделать многие вещи только под принуждением. Единственная причина того, что я что-то делаю, это потому что меня к этому принуждают.

Леность (3).

Она также жаловалась на проблемы с деньгами. "Если я хочу что-то, то я просто покупаю это. Я себя не контролирую". В целом ей нравилось общаться с друзьями, но когда у нее было плохое настроение, она предпочитала избегать их. "Я не хочу взаимодействовать с людьми. Они грубы". Она не была легковерной. "Мне говорили, что я сноб". Ей нравилось беседовать по телефону. Нравились разные технические приспособления, например, компьютеры. "Мне нравится знать обо всем, к примеру, о том, какая игра популярна в Нью-Йорке". У нее была очень хорошая память. "Я хорошо помню детали, могу описать произошедшее со мной, когда мне было 5 лет. Я также помню много глупых фактов. Ребенком я часто запоминала рекламу по телевизору. Я без усилий запоминаю номера автомобилей".

"Я люблю все контролировать. Я не пойду на американские горки, потому что я не контролирую ситуацию. По той же причине я не катаюсь на роликах. Я никогда ничего не съела бы от уличного торговца". До 18 лет она боялась темноты. "Я вынуждена спать с закрытыми шкафами. Я не могу видеть ничего страшного" (2). Она боялась микробов (2). "Я не могу ни с кем соседствовать, потому что соседи могут быть неаккуратными. Когда я ночую вне дома, я всегда приношу собственные одеяла. Я очень не люблю спать в отелях, потому что одеяла там грязные. Раньше было еще хуже". Она никогда не спала в палатке. У нее никогда не было куклы. Ей нравилось фотографировать. Ей нравилось готовить. С детства она любила играть своими волосами и волосами матери. Когда она уезжала из дома, она брала слишком много вещей. "Я беру что-то для каждого типа погоды, но ношу всегда одно и то же".

Общие симптомы

Температура. Все время ей было жарко. Она была жаркой и потела тогда, когда никто больше не чувствовал жары. Ей было лучше в холодную погоду и хуже в теплую влажную погоду (2). В жару потели только лоб и ноги, больше ничего. Она с трудом вставала утром, если на улице было облачно. Она любила солнце. Если бы она не была слишком нетерпелива, то долго сидела бы на солнце, даже целый день, особенно с музыкой, но только на каникулах.

Уровень энергии. 3–4. Увеличивается после 20.30.

Сон. Могла спать только в очень холодной комнате, но под большим количеством одеял. Она могла спать долго, с 3.00 до 16.00. В автомобиле в качестве пассажира засыпала сразу, лишь только садилась. Во сне разговаривала и скрипела зубами (2). Каждый раз, когда она засыпала, шея и голова потели. Сны продолжались из одной ночи в другую.

Аппетит. Могла либо постоянно есть, либо не есть вообще. Это происходило циклически. Тяга к определенному виду пищи тоже была цикличной. Когда у нее появлялось желание определенной еды, она просыпалась утром с этим желанием, и ела эту еду пищу при каждом приеме пищи в течение 2–3 следующих недель. Пищевые пристрастия всегда менялись. Ей становилось хуже от пива (2), оно вызывало отрыжку и вздутие живота. Обычно у нее были запоры, если она не принимала риталин. Но после молочных продуктов и фаст-фуда у нее в течение получаса-часа появлялась диарея. Начиналась она с болей в правом боку, вслед за чем быстро появлялся водянистый желто-коричневый стул. Дома это происходило примерно 1–2 раза в неделю, в колледже примерно 4 раза в неделю.

Жажда. Всегда хотела пить. Подростком она пила только кока-колу, затем в течение многих лет пила спрайт. Сейчас пила только воду. После каждого приема пищи она должна была пить. Выпивала по 3–4 стакана жидкости с каждой едой или легкой закуской.

Менструации. Регулярные каждые пять недель со спазмами в первый день. Она считала себя ханжой с точки зрения сексуального поведения, если сравнивать с ее друзьями.

Чувствительность. Любила все виды музыки, от оперы до рэпа. Говорила, что не такая чувствительная, как ее друзья. Она не плакала над фильмами, когда плакали другие. Была равнодушна, когда кто-то другой страдал, кроме ее близких людей. Ненавидела фильмы ужасов.

Страхи и тревоги. Говорила, что у нее много тревог и страхов. Она была очень привязана к родителям. "Я плачу каждый раз, когда мои родители уезжают в путешествие, потому что я боюсь самолетов. У меня всегда предчувствие, что я умру в самолете. У меня много страхов". Она боялась высоты (2), даже поднимаясь по маленькой лестнице. После того как порезалась в 11 лет, боялась ножей в течение последующих 6 лет. Она много тревожилась о будущем (3). "Я чувствую себя очень неуверенной. Я всегда волнуюсь о том, что люди подумают обо мне. Я не хочу что-либо делать, потому что не хочу потерпеть неудачу". Ее самооценка то повышалась, то понижалась. Она спала только с запертыми дверями. Она тревожилась, что не выключила плиту, если выходила последней из дома. Выходя из дома, она проверяла, все ли двери и окна закрыты, выключена ли плита, заперта ли дверь гаража, отключала все электроприборы. Она боялась, что дом сгорит. В 3 часа ночи она вставала и вновь проверяла, все ли заперто. "Я всегда проверяю, заперт ли автомобиль. Он всегда должен быть заперт. Я должна проверить, иначе не могу спать. Я должна контролировать ситуацию". Она не плавала в океане, потому что боялась рыб. "Я думаю, что там грязно". Она боялась отделиться от родителей. "Они заботились обо мне".

Травмы. Самое травмирующее событие в ее жизни произошло в 10-летнем возрасте. "С тех пор у меня все плохо. Я привыкла к определенным вещам, и все изменилось".

Стресс. Поскольку обучение в колледже подходило к концу и оставался один семестр, она должна была найти работу и квартиру, но чувствовала себя слишком ленивой, чтобы сделать это.

Лекарства. Она принимала кларитин от аллергии, риталин со школы, мотрин от менструальных спазмов. Каждую неделю получала укол для снижения сенсибилизации.

Объективные признаки. Кожа слегка жирная. Угри вдоль линии челюсти, которые ухудшаются перед менструацией и после конфет. Руки горячие на ощупь. Она говорит, что руки утром отекшие. Глаза запавшие.

Ее родители описывают девушку как интроверта. У нее отсутствует эмоциональная связь даже с собственной матерью. Она лучше себя чувствует, когда занимается определенными повторяющимися видами деятельности. Родители сказали, что до 10 лет С. была сообразительным ребенком и получала хорошие оценки в школе. Она была очень веселым ребенком до 10 лет, когда ее мать начала работать в офисе отца. Девочку перевели в частную школу, в которой было полно плесени. С тех пор у нее появились аллергии и многие другие симптомы. Ее сон всегда был очень поверхностным. Перед сном она теребила свои волосы и волосы матери. Она все еще сосала большой палец во сне. Девушка часто жаловалась на головные боли, которые ухудшались от сильных запахов и табака. Она была нерешительна, хотела, чтобы кто-то принял решение за нее. Все ее страхи уменьшались, когда родители были рядом. Укусы насекомых вызывали сильную опухоль и воспаление на протяжении многих дней. С младенчества она засыпала в автомашине. У нее бывали частые носовые кровотечения. Диарея появилась в 7 месяцев, когда она начала есть твердую пищу.

Оценка. В этом случае большое количество характерных признаков указывает на Aloe. У нас жаркий пациент с ухудшением от тепла, предпочитающий холодную погоду. Лень чередуется с активностью, неприязнь ко всему новому, фиксации, водянистый желто-коричневый понос, сильная жажда во время еды, ухудшение от пива и облачной погоды.

План. Aloe 200С.

Она приняла 7 доз Aloe 200С, 6 доз Aloe 10М, одну дозу Aloe 50M и две дозы CM за примерно полтора года. После каждой дозы она испытывала обострение всех симптомов, особенно на первых порах, которое сменялось улучшением. Ее уровень энергии держался на отметке 9 баллов целый день. Тревога, депрессия, нарушение концентрации внимания исчезли очень быстро, равно как и тяга к определенной пище, астма, носовые кровотечения, теплые руки, приливы жара, откладывание дел и фиксации. Трудность пробуждения в пасмурные дни исчезла. Опорожнение кишечника стало нормальным. Не удалось излечить только аллергию, но пациентка прекратила ее гомеопатическое лечение у меня, трижды под разными предлогами перенося визиты. Она говорила, что чувствует себя хорошо и посетит меня позднее. Ее отец был врачом-аллергологом, практиковавшим гомеопатию, так что у нее была возможность консультироваться с ним. Что важно отметить в этом случае — редкие и характерные симптомы (неприязнь к переменам, фиксации, лень, чередующаяся с активностью, приливы жара) снова подтверждают Aloe.

Теперь давайте рассмотрим случай Б. М., семилетнего мальчика с дистрофией Дюшена. С ребенком я встретился 3 мая 2000 года. Его наиболее специфическими симптомами были нелюбовь к переменам и тяга к установленному порядку. Все должно было делаться в одном и том же порядке. Например, режим дня был всегда один и тот же. Раздевался он, снимая вещи в одном и том же порядке. Продукты должны лежать на столе в одном и том же виде, сыр должен быть нарезан определенным образом. Другими характерными признаками были перфекционизм (он говорил обо всем с мельчайшими подробностями), сильная усталость и апатия с момента пробуждения до 11.00, но увеличение энергии вечером; постоянные вздохи, как будто все делалось с усилием; беспокойство о пустяках; теплокровность, отвращение к теплу и ухудшение от него; отвращение к купанию; сильное желание фруктов и яблочного сока; ежедневная неконтролируемая диарея; упрямство, обидчивость; чрезмерная чувствительность к боли; ранимость, чувствительность к замечаниям, желание сквозняка. За 10 месяцев Б. М. принял три дозы Aloe 200C, 4 дозы Aloe 1M и 7 доз Aloe 10M. Исчезли нелюбовь к переменам, перфекционизм, апатия, усталость утром, вздохи, отвращение к купанию, отвращение к жаре, чрезмерная ранимость, желание фруктов. В итоге он перестал падать, хотя раньше падал 2–3 раза в неделю. Он лучше и дольше ходил, бегал, поднимался по лестнице. Нелюбовь к переменам, апатия, теплокровность были характерными признаками, подтверждающими Aloe.

Окончание  Aloe socotrina