Д-р Ричард Питкерн (США)

Ричард Питкерн

Заболевания человека и животных:
сходство и связь с точки зрения гомеопатии

Доклад, прочитанный на ежегодной конференции Общества гомеопатов (Society of Homeopaths)
(Харпер Адамс Колледж, Шропшир, сентябрь 1996)

Перевод Юлии Белоусовой (Самара)
Ричард Питкерн — ветеринар, гомеопат, докторская диссертация (PhD) в области иммунологии и вирусологии. Основатель Академии ветеринарной гомеопатии и ее первый президент. Автор ставшей классической книги "Естественное здоровье для кошек и собак". Сайт д-ра Питкерна http://www.drpitcairn.com/

Оригинал можно скачать здесь





Введение

Изучение и практика гомеопатической медицины приводят к осознанию здоровья и болезни, отличному от принятого в медицине алопатической. Мы понимаем, что болезнь зарождается на динамическом уровне, а бактерии — вторичное проявление процесса, начавшегося на доматериальном уровне. Вполне очевидно, что не только люди подвержены заболеваниям. Животные и растения в нашем мире также страдают и умирают от болезней во многом сходных с теми, которыми болеем мы. Настоящая статья освещает проблему заболеваний у животных и их связь с заболеванями у людей.

Мой опыт в ветеринарии

Начну с небольшого рассказа о своем опыте как ветеринара. Я получил образование в конвенциональной аллопатии и практиковал ее в течение 13 лет. Когда я начал изучать и применять гомеопатический подход в лечении животных, у меня вполне естественно возникли определенные вопросы:

  • Могу ли я использовать для лечения животных те же книги (Материя медика, реперторий) что и для людей?
  • Можно ли применять результаты испытаний препаратов на людях для лечения животных?
  • Подвержены ли животные воздействию тех же миазмов что и люди, или у них есть свои уникальные типы?

После 18 лет ветеринарной гомеопатической практики, я могу дать ответ на некоторые вопросы. Мой опыт говорит о том, что:

  • Для лечения животных можно использовать те же книги, что и для лечения людей
  • Прувинги несомненно применимы к животным. Они не только точны, но так же указывают путь к более гуманному и этическому подходу в медицине. Вместо того, чтобы использовать животных для изучения человеческих болезней, доставляя им страдания, мы можем использовать уже имеющуюся информацию для облегчения страданий животных
  • Животные страдают от тех же хронических миазмов, что и люди. Скорее всего, они приобретают их от людей

Последнее утверждение я и хотел бы обсудить здесь.

Болезни животных

Как и у людей, у животных болезни делятся на острые и хронические. Острые заболевания весьма вероятно знакомы вам. Это собачья чумка, бешенство, парвовирус, кошачья панлейкопения, инфекции верхних дыхательных путей и т.д. Некоторые из них заразны и для людей, например, грипп, пситтакоз (лихорадка попугаев), туберкулез и бешенство.

Хронические болезни животных не так хорошо известны, разве что вы работете с животными. Они очень похожи на хронические болезни людей — аллергии, иммунные расстройства, дисфункции щитовидной железы, заболевания печени, сердца, артриты, кишечные растройства, хронические запоры и т.д.

Наиболее характерны для животных проблемы кожи. Чаще всего к ветеринарам обращаются с жалобой на непрекращающийся зуд. Кожные заболевания — наиболее частая и трудноразрешимая проблема, с которой сталкиваются ветеринары. Общие проявления кожных заболеваний у животных дают возможность предположить, что мы имеем дело с псорой. Другим важным доказательством в пользу этого является необходимость применения антипсорических средств для лечения этих случаев.

Псора по Ганеману

Теперь посмотрим, что обнаружил С. Ганеман в отношении хронических болезней, в первую очередь псоры.

Псора, безусловно, наиболее важное хроническое заболевание, которому подвержены как люди, так и животные. Бóльшая часть работы Ганемана "Хронические болезни" посвящена именно этому состоянию. Тщательно изучив истории развития хронических болезни своих пациентов, т.е. с самых первых симптомов, а также истории болезней в целом, Ганеман сделал вывод, что псора начинается с зудящих высыпаний на коже.

Он описал псору как "самое древнее, наиболее распространенное, самое разрушительное и неправильно понимаемое хроническое миазматическое заболевание, которое на протяжении многих тысячелетий обезображивало, уродовало и мучило человечество, и в течение последних веков породило тысячи различных хронических заболеваний, которые все сильнее поражают цивилизованное человечество"1.

Ганеман сумел проследить эволюцию этого состояния, возникшего еще до появления письменности, с древнейших времен и доказать, что она — именно та болезнь, которая названа в Библии проказой. В отличие от того, что мы называем проказой сегодня, проказа в те времена описывалась как "похожая на застарелую чесотку с сильнейшим зудом"2. Она выглядела ужасно из-за ранок, коросты и пятен на коже — того, что мы сейчас можем наблюдать у кошек и собак с кожными заболеваниями.

Позднее псора проявлялась как "Антонов огонь", в форме рожистого воспаления или заболевания подкожной жировой клетчатки (целлюллита), характеризующегося покраснением, опуханием и воспалением кожи. Это было распространенное заболевание, от которого в Средние века многие страдали и умирали.

Псора как инфекционное заболевание

Постепенно Ганеман смог определить, как псора передается от одного человека к другому или к животному. Если псора имеет внешние признаки (кожные проявления), то она высококонтагиозна. Достаточно лишь одного контакта с одеждой или бинтами больного, чтобы заразиться. После прикосновения псора немедленно передается через нервную систему в организм. У большинства индивидов псора полностью развивается в течение 6–14 дней. Весь организм чувствует, что меняется из-за присуствия болезни, и он пытается избавиться от нее через кожу. В конце этого периода наблюдается следующее3:

  • вечером легкий озноб и общее ощущение жара и лихорадки;
  • потение на следующую ночь;
  • затем небольшие высыпания в виде пузырьков (везикул), вначале появляющиеся там, где произошел первый контакт с псорой;
  • это высыпание сопровождается "сладострастно щекочущим зудом... который вызывает у пациента столь непреодолимое желание тереть и расчесывать зудящие пузырьки, что если он будет удерживать себя от этого, то по всему телу пройдет дрожь. Это расчесывание, однако, приносит удовлетворение лишь на короткое время и сменяется длительным жжением в пораженных местах. Чаще всего этот зуд бывает поздно вечером и ночью, и в это время он наиболее невыносим".

Эта внешняя фрма псоры, которая заразна.

  • зуд не только вынуждает пациента чесаться, но, из-за своей невыносимости, чесать и расцарапывать пузырьки, выдавливая тем самым жидкость, которая является прекрасным материалом для заражения окружающих;
  • только этот кожный симптом псоры, который охватывает весь организм, только эта сыпь, как и язвы, позднее возникающие на ее месте, сопровождаются на своих границах специфичным для псоры зудом, также герпес с мокнутиями после расчесывания, и стригущий лишай сами по себе могут передавать заболевание другим, т.к. сами содержат передаваемый миазм псоры;
  • остальные вторичные симптомы псоры, которые возникают после исчезновения или искусственного подавления высыпаний, не могут передавать это заболевание другим.

Псора у животных

Рассмотрим, что с этой точки зрения представляет собой псора у животных. Как уже было сказано, это кожное заболевание, наиболее часто встречающееся в ветеринарной практике.

Вот несколько примеров (демонстрируются слайды).

Это псора, которая выглядит так же, как несколько веков назад она выглядела у людей. Другими словами, животные заразились псорой позднее, чем люди. Поэтому она еще не перешла в подавленную форму, как мы можем наблюдать это у людей. Однако развитие псоры у животных идет по такому же пути. Как и у людей, аллопаты предпринимают попытки агрессивного подавления. Использование новых мощных лекарств и достижений хирургии позволяет подавить болезнь на уровне более значительном, чем когда-либо наблюдали Ганеман, Кент или другие гомеопаты. Особенно в течение 10-20 последних лет мы можем наблюдать развившуюся внутреннюю псору, которой не было ранее у животных.

Восприимчивость

Если животные подвержены тем же заболеваниям, что и люди, то не будет сюрпризом, что мы можем быть восприимчивы и снова заразиться этими заболеваниями от животных.

В § 31 "Органона" Ганеман дает ключ к пониманию того, почему мы вообще можем заразиться инфекционной болезнью. Этот параграф озаглавлен как "Cпособность естественной болезни вызвать у нас болезнь зависит от нашего контакта с ней и восприимчивости" и утверждает, что мы не всегда заболеваем, просто соприкоснувшись с болезнью. Ганеман заявляет, что мощь "враждебных сил", которые вызывают заболевание, "не является абсолютной", но зависит от нашей восприимчивости к болезни в целом4.

Присутствие псоры порождает восприимчивость

Конечно, наиболее важным фактором, влияющим на нашу восприимчивость, является присутствие псоры. Кент так описывает это:

Псора — начало всех физических недомоганий. Если бы псора не поразила человечество, два других хронических состояния никогда не могли бы возникнуть, и восприимчивость к острым заболеваниям не возникла бы. Все заболевания человека возникли на основе псоры, то есть это основа всех болезней; все остальные заболевания возникли позднее5.

Таким образом, мы видим, что, с точки зрения гомеопатии, заболевания человека и животных происходят из одного источника, и это псора в ее разнообразных проявлениях.

Передача болезней между человеком и животными современными методами

В наши дни нам известны другие способы передачи псоры между индивидами (неизвестные Ганеману). Ганеман считал, что заразны только кожные проявления псоры. Внутренняя форма псоры не была контагиозна.

Однако если ткани человека (или животного) с внутренними проявлениями псоры пересадить другому человеку (или животному), может ли он заразиться псорой? Мне кажется это весьма вероятным, и я думаю, что это и происходит в последнее время.

Есть несколько способов передачи псоры:

Вакцинация

Использование материалов для вакцинации, приготовленных из животных и введенных человеку, было распространенной практикой в последние десятилетия. Сейчас известно, что оргинальная вакцина Солка, изготовленная из спинного мозга обезьян, содержала много обезьяних вирусов (до 26), включая обезьяний аналог человеческого аденовируса, вирусы Коксаки, герпеса, Эпштейна-Барр и цитомегаловирус6.

Другие исследования выяснили, что вакцина Солка содержала живой обезьяний вирус (SV–40), о котором известно, что он провоцирует возникновение рака у лабораторных животных7. Дети умирали от рака мозга после получения вакцины, и из тканей мозга был выделен этот вирус. К тому моменту, когда это было обнаружено, 98 млн американцев уже были привиты данной вакциной.

Общее воздействие всего лишь этой одной вакцины на здоровье человека до сих пор не было оценено серьезно. Если вспомнить о множестве других вакцин и сывороток, изготовленных из тканей животных и вводимых человеку, то этот способ передачи заболевания имеет важное значение.

Хирургические импланты/трансплантаты

Хирургия все чаще пытается пересадить ткани от животных человеку. Недавно в США была дискуссия о пересадке костного мозга от обезьяны больному СПИДОм, предварительно прошедшему облучение. Эксперты предупреждали о возможности распространения вируса Эбола или другого неизвестного обезьянего вируса и выступали против данной операции. Тем не менее, эксперимент был проведен. Другой пример: в 1995 г. было объявлено о планируемом эксперименте по пересадке человеку сердца свиньи. В статье высказывалось мнение, что "это могло бы помочь найти решение проблемы с дефицитом донорских органов" и декларировалось, что "потенциал рынка только для донорских сердец, полученных от животных, оценивается в 6 млрд долларов"8.

Более свежая информация касается коровьего бешенства. Многие боятся заражения через мясо. Однако мало кто знает, что ткани коров используются в хирургических процедурах, для инъекций гормонов роста и для роговичных трансплантатов9.

Генетические альтернативы

Пример можно найти в недавно опубликованной статье, озаглавленной "'Сконструированные' животные используются как подопытные кролики", в которой описывается cоздание в Университете Техаса крысы, названной HLA-B27 и продаваемой калифорнийской биотехнологической компанией "Дженфарм Интернэшнл Инк". Этим крысам был введен человеческий генетический материал для моделирования "человеческих заболеваний", таких как артрит, псориаз и колит.

Цитата из статьи:

Эта появляющаяся "трансгенная" технология уже дала начало международному академическому и коммерческому проекту с инвестициями в сумме около одного миллиарда. Сотни лабораторий соединяют ДНК человека и животных, и за последние несколько лет получено, вероятно, не менее 5000 штаммов созданий-мутантов. Четыре генетически модифицированных мыши и один кролик были запатентованы, и их создатели получили эксклюзивные права. Патентные заявки на 140 других животных в процессе рассмотрения в США10.

Вынужденный каннибализм у животных

Последний пример — использование коров и овец для кормления домашнего скота. С ним связано распространение одного из самых странных из числа когда-либо встречавшихся заболеваний — бычьей губчатой энцефалопатии или "коровьего бешенства". Это заболевание поражает как человека, так и животных, и приводит к повреждениям тканей мозга, в результате чего он становится похож на губку (отсюда и название губчатая). Конечно же, размалывание коровьего мяса и насильственное скармливание его другим коровам совершенно неестественно, и неудивительно, что это приводит к болезням. Неожиданным является вид заболевания.

Коровье бешенство аналогично другому заболеванию, поражающему овец и коз и называемому скрепи или почесуха. Название отражает симптомы — "интенсивный зуд, вынуждающий животное раздирать свою шкуру или шерсть"11. Нетрудно заметить и здесь проявление псоры.

Существует несколько других заболеваний такого же типа:

  • ТЭН (трансмиссивная энцефаломиопатия норок): норки;
  • CWD (хроническое истощение, вариант трансмиссивной губчатой энцефалопатии): олени, лоси

Люди также подвержены некоторым прионовым болезням:

  • болезнь Крейцфельда—Якоба;
  • синдром Герстманна—Штройслера—Шейнкера;
  • хроническая семейная бессонница;
  • куру;
  • синдром Алпера

Что наиболее необычно в этом классе заболеваний, это то, что их причина только в протеине. Легко упустить важность этого утверждения. Давайте вспомним, что все известные инфекционные заболевания вызываются микроорганизмами (бактериями, грибами, амебами и им подобными созданиями). Все они одноклеточные, но во всем остальном сходны с тканями нашего тела — они имеют ядро, содержащее генетический код внутри клетки.

Мельчайшее проявление жизни, способное вызвать болезнь — вирус, который представляет собой просто генетический код, окруженный оболочкой из протеина. Вирус, попав однажды внутрь живой клетки, использует ее генетический материал и производит множество копий самого себя.

Отличие коровьего бешенства и скрепи в том, что они вызваны протеином, который не содержит никакого генетического материала. Это не большой и сложный белок. Это простой белок, который находят обычно в нервной ткани, молоке, крови и других частях тела. Более того, нет различий и в аминокислотной последовательности нормального "здорового" белка, обнаруживаемого в организме, и этого вредоносного инфекционного белка, вызывающего коровье бешенство. Единственное различие в том, что "плохой" белок по-другому свернут. Как может что-то настолько простое вызвать болезнь? Считается, что этот протеин, попав в ЖКТ, каким-то образом избегает переваривания и попадает в мозг. Там он вынуждает нормальные белки изменять их форму просто оттого, что они находятся рядом. Приняв новую форму, они уже не могут быть разрушены обычными ферментами и накапливаются в клетках, вызывая заболевания, известные нам как коровье бешенство, скрепи или другие прионовые болезни.

Гомеопатическая перспектива

Как можно оценить эту необычную ситуацию с точки зрения гомеопатии? Я хочу поделиться с вами своей мыслью о том, что это снова одна из форм псоры. Форма, которая почти не проявляется на физическом уровне. Постараюсь объяснить, почему это так.

Во-первых, сходные вялотекущие и хронические болезни у животных, такие как кошачья лейкемия или вирус кошачьего иммунодефицита, который называют кошачьим СПИДом, по моему опыту не являются острыми заболеваниями. Они, вероятно, проявления хронического состояния — миазма псоры. В отличие от острых инфекций, эти заболевания подвластны только антипсорическим средствам. Если эти заболевания лечить как острые, результат будет отрицательный или паллиативный. Но если их лечить как хронические, то животных можно вылечить. Это, я думаю, крайне важно.

Во-вторых, приняв во внимание концепцию Ганемана о том, что же такое болезнь, мы будем рассматривать ее по-другому, нежели аллопаты. В § 45 Ганеман пишет: "Она никогда не была чем-то материальным, но лишь динамическим, духовным расстройством"12. Во введении к "Органону" Ганеман также заявляет: "Поскольку большинство болезней (несмотря на все их многообразие) имеют динамическое (духовное) происхождение, их причина не поддается ощущениям"13.

Я понимаю это следующим образом: болезнетворные агенты — это что-то живое, как растения, животные и люди. Они имеют жизненную силу и физическое тело. Если это так, то возникает естественный вопрос: возможно ли, что жизненная сила существует только на динамическом уровне, без физического воплощения? Может, жизненная сила имеет лишь минимальное физическое выражение? В конце концов, возможно ли, что жизенная сила болезни в настоящий момент принимает форму в нашем физическом мире?

Ганеман никогда ясно не формулировал это, но имел в виду что-то подобное. Например, в "Хронических болезнях" он говорит о псоре как о латентной, т.е. никак не прявляющей себя, но существующей на динамическом уровне. В § 16 "Органона" он говорит: "Наша жизненная сила, как духовный двигатель, не может быть атакована и изменена никакими нарушающими гармонию жизни вредными воздействиями внешних враждебных сил на здоровый организм, иначе как духовным (динамическим) образом"14, утверждая таким образом, что болезнь начинается на этом уровне без необходимого присутствия инфекционного агента. В § 73 Ганеман говорит что "спорадическое" заболевание возникает в нескольких местах одновременно (т.е. не от прямого контакта с инфекцией), подразумевая, что болезненное влияние распространяется с динамического уровня на физический в нескольких точках одновременно, обретая в то же время физическое выражение.

В "Малых трудах" Ганеман обсуждает холеру как невидимое инфекционное поле, немедленно передаваемое приближающемуся врачу. Эта инфекция окружает тело врача, пока он совершает свой обход, и подвергает остальных людей угрозе заражения15. Подобные представления о передаче не соответствуют инфекционной теории болезней, однако нам известно, что в дело вовлечен возбудитель холеры. Кент занимался этой темой тогда, когда развивалсь инфекционная теория болезней. По его мнению, микроб представляет собой лишь вторичное явление и появляется после факта заражения16. Он рассматривал микробов как вторичных агентов, призванных в больную зону для того, чтобы очистить очаг. Эта идея не нова. Такие ученые, как Вильгельм Рейх, публиковали результаты подобных исследований, и натуропаты также предполагали, что роль микробов в заражении вторична.

Ганеман считал, что болезнь была проявлением расстройства жизненной силы при наличии враждебного болезнетворного влияния. Это создает у меня ощущение, что в случае с прионовыми болезнями мы видим, что псора "портит настройки" жизненной силы как раз так, как описал Ганеман. Тело начинает перестраивать себя по-новому, разрушая само себя.

Почти нелепо думать, что болезнь вызвана простым присутствием протеина без генетического кода и способоности к самовоспроизводству, что протеин вызывает болезнь просто своим присутствием. Однако, как гомеопатам, нам нетрудно принять тот факт, что Псора может действовать искажая жизненную силу и используя этот протеин как физический инструмент для изменения и перестройки клеток мозга.

Заключение

Псора как связующее звено

В заключение, я предполагаю, что хронические миазмы, особенно псора — связующая нить между болезнями человека и животных. Мы видим, что у животных возникают те же проблемы с псорой, что и у нас, но на более ранней стадии эволюции. Мы также видим, что сейчас существует гораздо больше способов и путей передачи псоры между людьми и животными, чем во времена Ганемана. Вместо внешних кожных проявлений как источника заражения, в качестве способа передачи мы имеем пересадку генетического материала и тканей, переливание крови, вакцины и много других субстанций.

Что можно сделать, чтобы предотвратить заражение болезнями животных?

Здесь нет ничего нового. Это все те же меры, что и для предохранения от любых других болезней — избавление наших пациентов от хронических болезней.

Если хроническая болезнь устранена, острому заболеванию не так легко нарушить нашу жизненную силу. К тому же, избегание новых путей, которыми псора может передаваться между человеком и животными, это наилучшая защита, которую можно придумать.

Есть другие вторичные факторы, на которые Ганеман обращал внимание — качество пищи, условия жизни, эмоциональная стабильность. Все это важно для поддержания благополучия. Однако как гомеопаты, первое, что мы можем обеспечить, это уменьшить бремя хронических болезней. То есть, как предписал Ганеман в первом параграфе "Органона", лечить наших больных.

ПРИМЕЧАНИЯ

1  The Chronic Diseases by Dr. Samuel Hahnemann, second enlarged German edition of 1835, p. 35.
2  Ibid, footnote, p. 36.
3  Ibid, p. 81.
4  Organon of the Medical Art by Samuel Hahnemann, edited and annotated by Wenda Brewster O’Reilly, Ph.D., pp. 78-79.
5  Lectures on Homeopathic Philosophy by James Tyler Kent, M.D.; p. 126.
6  American Journal of Hygiene, Vol. 68, 1958; pp. 31-44.
7  Human Exposure to SV-40 in the Journal of Epidemiology, 1976.
8  Possibility Of Experimental Pig-To-Human Heart Transplants Sparks Debate, DVM Magazine, July 1995; p. 27.
9  Prion Diseases by Dr. Shaun Heaphy, 1996.
10  Designer Animals Used as Guinea Pigs, Register-Guard, Eugene, Oregon; May 10, 1993.
11  The Prion Diseases by Stanley B. Prusiner, Scientific American, January 1995; pp. 48-57.
12  Organon of the Medical Art by Samuel Hahnemann, edited and annotated by Wenda Brewster O’Reilly, Ph.D., p. 90.
13  Ibid, p. 9.
14  Ibid, p. 69.
15  Appeal to Thinking Philanthropists Respecting the Mode of Propagation of the Asiatic Cholera, The Lesser Writings of Samuel Hahnemann edited by R. E. Dudgeon, M. D.; pp. 756-763.
16  Lectures on Homeopathic Philosophy by James Tyler Kent, M.D.; p. 52.