Очерки клинической фармакологии :: Нэш Э. Б. — Гомеопатия: что это — Гомеопатия

Д-р Эжен Богарне Нэш (США)

Эжен Богарне Нэш

Очерки клинической фармакологии

Вестник гомеопатической медицины, 1900–1904

Arsenicum album (арсеникум альбум)

Ни одно средство не характеризуется таким сильным беспокойством, как арсеник. Беспокойство аконита начинается в самых ранних стадиях воспалительных болезней, при лихорадке высоких степеней. У арсеника же в позднейших стадиях, после того как силы больного уже значительно упали или при лихорадке вяло протекающей, похожей на тифозную. Больной аконита мечется сюда-туда в агонии и страхе. Больной арсеника чересчур слаб, чтобы метаться, хотя от томления и беспокойства он и имеет наклонность к этому. Он не в состоянии сам производить такие движения, как ему хочется, но просит перекладывать его с места на место, с кровати на кровать, между тем как малейшее самостоятельное движение страшно его истощает. Он имеет страх смерти, но не похожий на страх аконита, а скорее на тоску и чувство, что бесполезно принимать лекарства, так как он умрет, что он неизлечим.

Душевное беспокойство так же сильно, как и телесное. Приступы тоски не дают больному покоя по ночам. Даже когда нет нигде никаких болей, больной томится желанием постоянно переменять место, слоняется все, если имеет достаточно сил, без всяких иных оснований, кроме того, что не в состоянии оставаться покойным. Зачастую первым благотворным действием, наблюдаемым в случаях, требующих это средство, будет то, что эта тоска уменьшается, больной делается покойнее, боли не так сильны, не томят его так сильно, лучше переносятся. Это хороший признак и обыкновенно вслед за ним наступает улучшение и всех симптомов. Все равно, какова бы болезнь ни была, но если имеются упорное беспокойство и особенно велика слабость, нельзя забывать арсеника.

Арсеник главенствует над всеми средствами в отношении ощущения жжения, особенно при острых болезнях. Это ощущение ничуть не присуще только острым заболеваниям, но его часто находят при хронических поражениях, особенно злокачественного характера или наклонных к злокачественности. Я думаю, что сульфур вообще стоит выше арсеника для жжений при хронических поражениях. Едва ли в человеческом организме есть орган или ткань, где бы не находили этих арсеникальных жгучих ощущений. Это жжение, как ни может показаться странным, очень облегчается от тепла: теплых припарок, если они могут быть прилажены к больному месту, теплоты горячей печки, комнатного тепла и проч. В этом отношении арсеник точная противоположность секале корнутум, так как при последнем в больной части, на ощупь холодной, хотя и испытывается жар, но горячие прикладывания невыносимы; не выносится даже покрывание. При горловых поражениях арсеника, вызванных острым катарром или осадняющим носовым выделением, жжение в глотке улучшается от применения тепла. Жжение в глотке уменьшается от теплой пищи или теплого питья. Это главная особенность, которая помогает нам сделать выбор между арсеником, цепой и меркурием при текучем насморке. Я имел очень тяжелый случай желудочной нервной боли (гастралгии), вызванной скрытием экземы на руках. Я ничего не знал об этом скрытии и прописал арсеник на том основании, что боли являлись около полуночи, оставались до 3 час. ночи, в течение какого времени больная доходила до агонии и было сильное жжение в желудке. После приемов арсеника она имела один только легкий приступ.

Арсеник одно из наилучших наших средств против лихорадок тифозного характера. Он так полезен, что Бер (Bähr) говорит — "так как арсеник более всякого другого средства, подходящ при наихудших формах заразных (инфекционных) болезней, то по-видимому ошибочно медлить с его назначением до той поры, пока симптомы, показующие его, не разовьются до самых крайних степеней их злокачественности"; и далее — "Наш совет, поэтому, назначать арсеник чаще, чем это обычно делается, и с самого начала поражения, не дожидаясь, пока болезнь приобретет весь злокачественный ее характер". Я не нахожу, чтобы это было основательное рассуждение или хороший совет, так как не знаю никакого такого правила, которое давало бы мне возможность решить с самого начала, что случай в дальнейшем получит губительный или злокачественный характер, который обязательно потребует назначения арсеника. Затем, нет надобности дожидаться, пока случай дойдет до этой "очень злокачественной" степени, которая требует арсеника, а с другой стороны мы не вправе давать арсеник или другое какое средство ради предупреждения состояния, которое может быть никогда и не наступит. Арсеник не единственное средство, способное излечивать такие злокачественные случаи; мы знаем, что такими средствами, когда болезнь разовьется, могут быть ацидум муриатикум или карбо вегетабилис. Вообще не существует другого надежного или научного правила, как лечить случай теми средствами, для которых имеются показания в той или иной стадии болезни, но никак не пробовать лечить их по предполагаемым в будущем случайностям и возможностям. Не привожу здесь всех показаний для арсеника при тифозных лихорадках, так как их можно найти во всяком руководстве.

Арсеник также одно из наилучших наших средств при перемежающихся лихорадках, особенно после злоупотребления хинином. Здесь, как и вообще, необходимо тщательное обособление.

Арсеник глубоко поражает пищеварительный канал от рта до заднего прохода. Губы настолько сухи, запеклись и потрескались, что больной постоянно их облизывает, чтобы увлажнить их. Язык поражается различным образом. Он может представляться сухим и красным с поднятыми сосочками, или сухим с обдавленными краями, или белым, как мел или белая краска, или свинцово окрашенным, или сухим, бурым или черным, особенно при тифе. Рот сухой или покрыт афтами, изъязвлениями или омертвелыми, гангренозными местами. Глотка тоже самое. Жажда необычайно сильна и особенная в том отношении, что, несмотря на ее силу, больной может пить за раз лишь понемногу. Желудок так раздражен, что незначительнейшее количество пищи или питья причиняет мучение и боли, или тотчас извергается рвотой или на низ, или тем и другим путями одновременно. Холодное питье, ледяная вода, мороженное не выносятся и причиняют мучения. Рвоты всякого рода, начиная с водянистой или слизистой до желчной, кровяной и вида кофейной гущи.

Боли в желудке ужасны и ожесточаются от малейшего количества пищи или питья, особенно холодных. Боли живота также сильны и заставляют больного всевозможно корчиться и менять положения. Поносы всяческими испражнениями от просто водянистых до черных, кровяных и ужасно вонючих. Наконец, со стороны конца кишечника мы имеем геморрой. При каждом из этих поражений любого места кишечного канала, будет ли это поражение представлять лишь незначительное раздражение или самую сильную воспалительную и злокачественную форму болезни, мы будем в состоянии найти характерное для арсеника жжение, в большей или меньшой степени, но менее характерное улучшение от тепла, а также хотя и не столь постоянно, ночное ожесточение.

Арсеник имеет круг своего постоянного действия также и при болезнях дыхательных органов. Во-первых, при остром насморке он занимает первое место наряду с цепой и меркурием, между которыми и приходится делать выбор. Арсеник имеет текучее выделение, которое осадняет губу и крылья носа, и более жгучее, чем при двух других. Он зачастую хорошо действует после меркурия, если это средство облегчает только отчасти.

Арсеник особенно действителен при многих легочных поражениях, при которых очень сильно затруднено дыхание. Дыхание это свистящее с кашлем и пенистой мокротой. Больной не может лежать, должен сидеть, чтобы дышать, и не может двинуться без того, чтобы не являлась сильная задышка. Дыхательные трубки кажутся сжатыми. Особенно он полезен при астматических поражениях, вызываемых или ожесточающихся от скрытия высыпаний, напр. при воспалении легких от скрывшейся кори или при хроническом страдании легких после вогнанной экземы. Я помню один случай давнишней астмы, когда меня позвали ночью, потому что боялись, что больной не доживет до утра. Найдя, что приступы у него всегда начинаются около часу ночи, я дал арсеник 30 и болезнь совершенно прошла. "Острая, пронизывающая, упорная или стреляющая боль в верхушке и в верхней трети правого легкого" есть драгоценнейший симптом Ролин Грега (Rollin Gregg), помогший мне получить излечение во многих случаях упорных легочных страданий. В последней стадии воспаления легких у стариков, с гангренозной мокротой и при соответствии других симптомов, это средство часто спасало жизнь. Жжение зачастую находят и здесь. Арсеник также одно из наилучших наших средств при плевритических выпотах.

Арсеник глубоко поражает также нервную систему. К характерному беспокойству, о котором уже упоминалось много, добавим еще сильную слабость (прострация). Этот сильный упадок сил имеется при большинстве болезней острых и хронических, где показан арсеник. При тифе, напр., ни одно средство не имеет большей прострации, как арсеник. Ему равны карбо вегетабилис и ацидум муриатикум, при чем разница между ними в том, что арсеникальный больной желает постоянно менять положение или чтобы его переворачивали, при указанных же двух средствах такое желание почти совершенно отсутствует. Даже если больной и не лежит в постели, он настолько слаб, что "малейшее напряжение его истощает". Иногда такая крайняя степень прострации является очень быстро.

Вот картина того состояния при хронических страданиях, которые требуют это средство. "Поднятие на гору или другое мышечное напряжение вызывает задышку, прострацию, бессонницу и другие беспокойства". Это показывает, насколько больной слаб, и эта слабость может присоединяться к различным болезням. Вы можете сказать, что эта слабость обычна, для больного человека. Верно. Но слабость арсеникального больного не соответствует прочему его страданию. Затем, прострация эта общая, а не местная только, в роде чувства слабости в груди при ацидум фосфорикум, станнум и сульфур, или в животе, как при фосфоре, или в желудке, как при игнации, гидрастис и сепии.

Переходя теперь к тканям, мы находим, что арсеник почти универсальное средство.

Он поражает кровь, причиняя гнилостные (септические) изменения, высыпи, кровоподтеки большие (экхимозы) и пятнами (петехии) и проч.

Он поражает вены; расширения их (варикозность) горят как в огне, с усилением по ночам.

Он поражает серозные оболочки, давая обильные водянистые (серозные) излияния.

Он поражает железы, которые затвердевают или нагнаиваются.

Он поражает надкостницу.

Он поражает суставы, причиняя бледную опухоль, жгучие боли и проч.

Он вызывает воспалительные опухоли с жгучими, пронизывающими болями.

Он причиняет общий отек (анасарку); кожа бледная, восковидная иди землисто окрашенная; сильная жажда (апис ее не имеет).

Он причиняет быстрое истощение; истощение (атрофию) у детей.

Он причиняет изъязвления, постоянно увеличивающиеся в величине. В язвах жжет как огнем, боли даже во время сна, выделение их может быть обильным или скудным, дно синее, черное или сальное.

Карбункул (углевик) жжет как огонь; холодная синяя кожа суха, как пергамент, шелушится большими кусками.

"Гангрена"; части кажутся черными или жжение как огнем.

"Омертвение"; улучшение от теплоты (секале при ухудшении).

Кожные поражения этого средства отличаются по большей части сухостью и чешуйчатостью и почти всегда жжением. Это одно из лучших наших средств при поражениях, вызванных скрывшимися или подавленными высыпаниями, например, хронической экземой и т. п.

Но невозможно перечислить здесь названия всех тканевых поражений, при которых полезно это средство.

И несмотря на все это, арсеник не есть панацея. Как и всякое другое средство, он должен быть показан соответствующими симптомами. Его особенными признаками будут беспокойство, жжение, прострации и ночное ожесточение.


Aconitum napellus (аконит)    Aconitum napellus (аконит)    Оглавление    Rhus toxicodendron (рус токсикодендрон)    Rhus toxicodendron (рус токсикодендрон)