Д-р Иван Луценко (Одесса)

Иван Луценко

Дифтерит и его лечение

Издание Одесского Ганемановского общества

Харьков, 1900 г.
Иван Луценко (1863—1919) — один из известнейших дореволюционных украинских гомеопатов, автор большого количества публикаций в гомеопатической периодике, многолетний председатель Одесского Ганемановского общества.




Доклад, читанный в Медицинском собрании Одесского Ганемановского общества 3 ноября 1899 года

М. Г.! Предметом сегодняшнего своего доклада я избрал болезнь, которая по своей опасности и смертоносности является доминирующей среди других детских болезней. Как вам всем известно, она выражается поражением горла (жабой) с образованием на слизистой оболочке зева особых беловато-серых перепонок (налетов) и общим лихорадочным состоянием организма. Особенности этой болезни заключаются в ее злокачественности, выражающейся большим % смертности, и ее сильной контагиозности, т. е. способности передаваться другим, до того здоровым людям, при соприкосновении их с больными. Благодаря этим двум своим особенностям, злокачественности и сильной заразительности, болезнь эта, в общем, уносит гораздо больше, по крайней мере, детских жизней, нежели любая иная болезнь.

Болезнь эта существовала еще в глубокой древности. Она описана довольно хорошо известным греческим врачом, жившим в конце 1-го и начале 2-го века, Аретеем (Αρεταιος или Aretaeus) из Каппадокии, под названием сирийской язвы (ulcera syriaca). Далее эпидемии этой болезни описаны разными врачами (Саrnevale, Ghisi, Bard, Granvilliers и др.) в 17-м и 18-м веках под разными названиями (Аngina mаligna, gаngraenosa, scorbutica, а также Morbus suffocatorius, Garotillо и проч.), смотря по преобладающим симптомам. Но особенно часты сделались эпидемии дифтерита в настоящем столетии и, особенно, во вторую его половину. В 1821 г. французский врач Вretonneau представил Французской Академии наук подробный доклад об этой болезни, наблюдаемой им в г. Тоurs, и назвал ее diphthéterite (от греческого слова "διφθερα", что значит кожа, пленка), вследствие характеризующих данную болезнь пленок в горле. Ученик его Тrousseau дополнил клиническую картину этой болезни, описал особую форму ее "diphthérite maligne", указал, что при этой болезни имеется общее поражение организма (как и при других острозаразных [сыпных] болезнях), а не только местное, и предложил назвать ее дифтерией. Эти два названия разбираемой нами болезни удержались и до наших дней.

Причиной этой болезни в настоящее время признается особый бацилл, описанный впервые в 1883 г. Klebs'ом и подробно изученный Löffler'ом в 1884 г. Однако это общепринятое убеждение нельзя считать вполне установленным фактом. Бациллы эти находятся в дифтеритных пленках, в крови же и внутренних органах их не находят, поэтому общие явления дифтерии объясняют влиянием отравления организма ядом (токсином), вырабатываемым этими микробами. Опыты с впрыскиванием животным этого яда, полученным из разводок (культур) дифтерийных бацилл на разных средах вне человеческого организма, показали его сильную ядовитость. Тем не менее, в дифтеритных пленках, кроме бацилл Klebs-Löffler'а, имеется еще масса других микроорганизмов, например, обыкновенных микробов нагноения — streptococc'ов и staphylососс'ов, которые, несомненно, должны играть известную роль как в местном, так и в общем (своими токсинами) поражении организма при дифтерите. Известны случаи нахождения Löffler'овских бацилл во рту совершенно здоровых людей; известны случаи нахождения их и при простой катаральной жабе (т. е. без всяких налетов). Как же согласовать все эти факты? В последнее время бактериологи (Hoffmann) открыли еще новую бациллу, названную ложнодифтерийной бациллой (Pseudodiphtheriebacillus), которая совершенно сходна с дифтерийной, только не обладает ее ядовитостью. Но и это не много помогло делу. На основании того, что, во-первых, во рту совершенно здоровых людей или страдающих лишь легкой формой жабы находятся иногда настоящие (а не ложные) ядовитые бациллы Löfflеr'а, а, во-вторых, во многих случаях типичного по клиническому течению дифтерита этих бацилл не находят, целый ряд ученых (проф. Сrосq, проф. Еsmarch, д-ра Неnnig, Чаплевский, Sörenson и др.) отказываются видеть в бациллах Klebs-Löffler'a специфического возбудителя дифтерии. По исследованиям д-ра Hennig'a, произведенным в институте проф. Esmarch'a в Кенигсберге (в 1896 г.), из 43 несомненно дифтерийных больных (судя по течению их болезни) Löffler'овская бацилла была найдена только у 16 больных, т. е. у 37,2%, а ложнодифтерийная — у 6, т. е. у 14%, у остальных же 48,8% никаких дифтерийных бацилл, ни настоящих, ни ложных, не было найдено, хотя у 4 из этих больных дифтерия была настолько тяжела, что наблюдались даже параличи. Подобные же случаи (дифтерия без дифтерийных бацилл) наблюдали и многие приверженцы специфичности данных бацилл, как Roux, Yersin, C. Frärankel, Escherich, Hausmann и даже сам Löffler. Тем не менее, причиной дифтерии в настоящее время все-таки признается палочка Klebs-Löffler'a, а причиной наиболее тяжелой, септической формы этой болезни признается взаимное действие на организм этой бациллы и стрептококка, причем дифтеритная бацилла, так сказать, проламывает первую брешь, по которой уже проникает в кровь стрептококк и вызывает заражение ее — гнилокровие (септицемию).

Этиология

Дифтерия, как известно, чаще бывает в виде массовых заболеваний (в эпидемической форме), но в больших городах, где она никогда не переводится, наблюдаются и отдельные случаи заболевания ею (спорадическая форма). Эпидемии дифтерита бывают во всякое время года, при всяких климатах и во всякую погоду; но холодное и сырое время года, предрасполагающее ко всякого рода простудам вообще и в том числе к заболеванию горлом (к жабам), сравнительно гораздо чаще посещается и дифтерийными эпидемиями. Заболевают дифтеритом чаще всего дети, в особенности в возрасте от 2 до 7-8 лет, но и взрослые не предохранены от нее, и заболевания среди них, как известно, вовсе не редкость. В прежние эпидемии (в начале этого столетия и в прежние века) заболевания среди взрослых были гораздо чаще. Пол, по-видимому, не играет никакой роли. Болезнь чаще является в низших классах общества, чему причиной плохие гигиенические условия, но она довольно часта и в богатых домах, и при наилучших гигиенических условиях.

Так как зараза сосредотачивается в дифтеритных пленках, то они представляют наибольшую заразительность при непосредственном соприкосновении с ними. Но зараза, несомненно, поступает также и в воздух, окружаюший больного, почему для заражения часто достаточно уже одного пребывания в комнате дифтеритного больного. Она прилипает ко всем предметам, находившимся вблизи больного, а также может передаваться через третьих лиц. Школы и вообще всякие собрания, в особенности, детские, всегда спосообствут распространению болезни. Известны наблюдения, будто бы она может передаваться пищевыми веществами, доставляемыми из заразных местностей, например, молоком.

Течение

Скрытый (инкубационный) период болезни продолжается обыкновенно от 2 до 7 дней, но, по некоторым авторам, он может продолжаться и 3-4 недели.

В период предвестников наблюдаются как местные явления (краснота, боль в горле), так и общие. Эти последние могут развиваться или медленно, или бурно, но это не дает никаких указаний на тяжесть или легкость последующей болезни, в чем и заключается ее коварство. Иногда наступает бурное повышение температуры (до 40° и выше), с потрясающим ознобом, рвотой, судорогами, бредом и проч.; затем на 2-й или 3-й день температура падает, часто до нормы, и ребенок, по-видимому, совершенно выздоравливает. В таких случаях, в прежнее время, обыкновенно предполагали эфемерную лихорадку, теперь — модную инфлюэнцу, и на этом успокаиваются. А между тем, при исследовании горла часто можно уже найти налеты, и, через некоторое время, развивается форменная дифтерия. Иногда же болезнь подкрадывается совершенно незаметно. Дети чувствуют себя совершенно здоровыми, охотно играют и ни на что не жалуются, тогда как у них в горле имеются уже значительные налеты, и описаны случаи (например, Eichhorst'ом и др.), когда ребенок ложится в постель лишь тогда, когда его болезнь приняла уже такое развитие, что спасение невозможно. (В случае Eichhorst'а смерть наступила через 10 часов1.) Поэтому многие врачи разумно настаивают на том, чтобы детям осматривалось горло ежедневно, в особенности, если имеется эпидемия дифтерита, что, кстати, научает детей показывать горло — одна из трудных и неприятных для них операций.

Из местных явлений наблюдаются боль в горле, затруднение при глотании, иногда и при разговоре, речь тоже иногда изменяется, получая гнусивый оттенок. Иногда колющие боли распространяются к ушной области. Часто позади нижней челюсти прощупываются опухшие лимфатические железки. Но главные изменения, по которым и устанавливается распознавание болезни, в зеве. По той картине, которая замечается здесь, различают три формы дифтерии: легкую, среднюю и тяжелую. При легкой форме в зеве замечается обыкновенный катар, то есть покраснение слизистой оболочки и припухлость ее в разной степени, с отделением слизи и без нее. Подобную жабу приходится признать дифтеритической, если 1) была возможность заразиться дифтеритом, 2) если от подобного больного другие заражаются настоящим дифтеритом и 3) (главное) если обнаруживаются специфические палочки Löffler'a.

При второй (средней) форме дифтерии в зеве замечаются особые характерные серовато-беловатые, а иногда желтоватые налеты в виде отдельных бляшек, иногда сливающихся. Бляшки эти чаще всего бывают на миндалинах, но бывают и на других частях зева — на небных дужках, язычке, задней стенке зева и даже на языке. Бляшки эти легко снимаются, оставляя после себя поверхностную ссадину.

Третья форма — диффузная, глубокая дифтерия зева — обыкновенно развивается из предыдущей. Отдельные бляшки сливаются вместе и в то же время проникают в глубь подлежащей ткани, так что их уже трудно снять, а после снимания остается порядочная язва. Иногда эти изменения могут проникать столь глубоко внутрь, что оставляют после себя дефекты тканей (прободение нёба, язычка, нёбных дужек, уничтожение миндалин и проч.). При осложнении заражением крови (септическая форма) дифтеритные массы делаются буроватыми, хрупкими, маркими ("ихорозными", издающими отвратительный запах, далеко распространяющийся вокруг больного). Это самая тяжелая форма дифтерии, быстро истощающая больного и ведущая к смерти.

Все формы дифтерии обыкновенно сопровождаются опуханием подчелюстных желез, иногда весьма значительным. По окончании болезни эти железки быстро возвращаются к норме и очень редко нагнаиваются.

Общие явления далеко не всегда соответствуют местным, и потому по ним нельзя судить о тяжести болезни. Повышение температуры бывает почти всегда, но иногда она бывает выше 40°, в иных же случаях едва поднимается выше 38°, а иногда такое повышение температуры держится очень долго, почти во все продолжение процесса в горле, иногда же она падает до нормы через 1–2 дня, причем даже смертельные случаи нередко протекают с небольшим повышением и даже с понижением ее; в последнем случае всегда замечается значительный упадок сил (коллапс). Пульс обыкновенно соответствует темепературе.

Как и при всех инфекционных болезнях, печень и селезенка при дифтерии тоже иногда увеличиваются, но непостоянно и, обыкновенно, не резко.

Течение дифтерии обыкновенно острого характера и длится чаще всего несколько дней, максимум неделю-полторы, но известны случаи, когда болезнь затягивалась до 8–10 недель.

Осложнения дифтерии заключаются, во-первых, в распространении заразы из полости зева на близлежащие части тела — гортань, нос и проч., в которых также появляются характерные налеты; во-вторых, во вредном влиянии на разные органы и ткани поступающего в организм больного дифтеритного яда.

При распространении дифтерита на гортань (самое опасное осложнение) появляются припадки сужения гортани. Это осложнение известно под названием крупа. Припадки сужения гортани обыкновенно начинаются вечером или ночью, когда ребенок успокоится и заснет. Крупозные припадки бывают, обыкновенно, только у детей, вследствие того, что они имеют очень узкую голосовую щель, легко закрывающуюся при незначительном даже набухании ее слизистой оболочки. Ребенок просыпается с криком. Вдыхание у него затруднено, оно затягивается и сопровождается особым характерным звуком (хрипом или свистом). Чтобы помочь себе вдохнуть воздух, ребенок принимает сидячее положение, хватается ручками за кровать или же за шею, как бы желая удалить имеющееся там препятствие. В дыхании принимают участие не только грудные, но и шейные мышцы, носовые отверстия расширены, рот раскрыт, голова запрокинута назад, лицо синюшно. Но затруднено бывает только вдыхание, выдыхание же совершается довольно легко и свободно.

Нужно помнить, что приступы крупа могут быть недифтеритического происхождения и являться первично, вследствие заболевания гортани, без поражения зева (ложный круп). Дифтеритные перепонки могут распространиться и ниже гортани на дыхательное горло, бронхи и даже легкие.

Далее, дифтеритические налеты из зева часто распространяются вверх, через задние носовые отверстия (хоаны) в полость носа, вызывая закупорку его, а иногда истечение слизистых, слизисто-гнойных и даже кровянистых и гнилостных масс. В последнем случае нос сильно распухает, в нем появляются изъязвления, вонючий запах (септическая форма). Из носовой полости по слезным каналам дифтерит может перейти на соединительную оболочку глаз.

Из заглоточного пространства дифтеритический процесс может распространиться по евстахиевой трубе в среднее ухо, вызывая и там, соответственно, воспалительный процесс.

Далее, дифтеритический процесс может распространиться на пищевод, а через него на желудок и кишки. Существование двух последних осложнений доказано вскрытием; клинически они, конечно, неопределимы, и могут быть только предполагаемы.

Кроме того, дифтеритические налеты могут быть перенесены на любое местно поверхности тела, если только имеется на теле какая-либо ранка или ссадина. Поэтому имеющим повреждения кожи нужно быть особенно осторожными в обращении с дифтеритными больными.

Из осложнений, происходящих от влияния дифтерийного яда, особенно важное значение имеют воспаление шейной клетчатки, воспаление почек, изменения в сердце, опухание суставов и накожные сыпи.

Иногда на шее опухают не только лимфатические железы, но и окружающая их клетчатка (аngina Ludovici). При этом получается обширная твердая опухоль, часто мешающая открыванию рта, а иногда даже стесняющая дыхание. Это воспаление клетчатки может перейти в нагноение, которое в таком случае может повести к весьма серьезным и даже смертельным разрушениям тканей.

Заболевание почек при дифтерии обыкновенно бывает незначительно и вызывает только появление в моче белка в небольшом количестве (альбуминурия), но иногда развивается и настоящее острое воспаление почек (нефрит) с появлением в моче почечных цилиндров, эпителия мочевых канальцев и кровяных шариков. Но тяжелый характер дифтерийный нефрит приобретает редко; обыкновенно же он проходит без последствий.

Наиболее опасны осложнения со стороны сердца. При этом сердце слабеет, расширяется, деятельность его делается неправильной, и может наступить смерть от паралича его. Паралич сердца может наступать как во время самой болезни, так и в период выздоровления от нее.

Опухания и боли в суставах напоминают острый сочленовный ревматизм и бывают чаще всего в коленных суставах, но иногда и в мелких суставах рук и ног.

Из других осложнений известны еще изменения на коже (эритемы, крапивницы, иногда даже гангрена кожи), а также воспаления внутренних оболочек (эндокардит, перикардит, плеврит, перитонит), упорные поносы (катар кишок), воспаление легких и проч.

Из последовательных болезней особенного внимания заслуживают последифтерийные параличи. Обыкновенно они обнаруживаются на 2–З-й неделе после окончания болезни, иногда еще позже, и чаще наблюдаются у более взрослых детей (после 6 лет), нежели у малолетних. Параличом чаще поражаются мышцы, находящиеся вблизи бывшах дифтеритических налетов, т. е. чаще всего парализуются мышцы глотки (гнусавый голос, затруднение глотания), гортани (афония), шеи (кривая шея), а также глазных мышц (косоглазие, затруднение аккомодации). Но наблюдаются иногда параличи и более отдаленных мышечных групп, например, мышц лица, грудобрюшной преграды, мочевого пузыря, прямой кишки и даже конечностей. Но наиболее опасны паралич сердца и паралич грудобрюшной преграды, которые могут обусловить внезапную смерть в период выздоровления.

Кроме параличей, имеются еще и другие последовательные болезни, наблюдающиеся после перенесенной дифтерии. Из них главнейшее — малокровие, сопровождающееся потерей аппетита и истощением. Остальные болезни бывают очень редко, как, например, острое воспаление почек, иногда переходящее в хронический паренхиматозный нефрит и затем сморщенную почку; воспалительные и атрофические изменения в центральной и периферической нервной системе и проч.

Лечение

Профилактика

Прежде чем говорить о лечении дифтерита, скажу несколько слов о предупреждении этой болезни. Так как болезнь эта очень заразительна, то больного следует строго изолировать. Возле него должны остаться только те, которые будут за ним ухаживать. Здоровые дети должны быть отделены от больного, а еще лучше увезены в другое место. Отделения больного (его плевки) должны поступать в особый сосуд, наполненный дезинфицирующей жидкостью (раствор марганцевокислого кали, сулемы, карболки и т. п.); в этот же сосуд должна поступать и жидкость после прополаскивания рта. Все, бывшее в употреблении у больного или в его комнате, должно подвергаться тщательной дезинфекции. Бациллы дифтерии очень нестойки: нагревание до 60°R в течение 1/2 часа, растворы сулемы (1:1000), кароболовой кислоты (3–4:100), цианистой ртути (1:10000), крепкого спирта, полуторахлористого железа (1:4) быстро убивают эти бациллы. Но высушивание их не убивает, и в сухом виде они долго (месяцами) могут сохранять свою ядовитость. Отделения больного заразительны еще в течение нескольких дней после исчезания пленок. По окончании болезни, больного после ванны надо одеть в чистое белье и платье и перевести в другое помещение; помещение же, в котором он находился во время болезни, и все предметы, находящиеся там, надо дезинфицировать самым тщательным образом, затем хорошенько проветрить (в течение нескольких недель), и тогда только можно снова воспользоваться им для жилья.

При уходе за больными следует соблюдать величайшую осторожность и чистоплотность, в особенности беречься отделений больного, чтобы не заразиться самому.

С целью той же профилактики здоровым детям следует ежедневно осматривать горло и приучать их показывать его. В противоположность другим инфекционным болезням, однократное перенесение дифтерии нисколько не предохраняет от вторичного заболевания ею, а даже, скорее, предрасполагает к этому.

Больного следует поместить в довольно просторной, с хорошим освещением комнате, достаточно проветриваемой. Пищу следует давать жидкую, но питательную: молоко, бульон, суп, мясной чай, яйца, а также крепкое вино, особенно в случае упадка сил.

Выходя из того положения, что пленки представляют главную причину болезни, лечебное воздействие, главным образом, было направлено против них, причем их смазывали разными дезинфицирующими веществами с целью уничтожить заключающуюся в них заразу, или же применяли разные растворяющие пленку вещества (известковая вода, молочная кислота, неврин, пепсин, перекись водорода и проч.); образующуюся затем рану смазывали разными вяжущими или прижигаюшими веществами и т. п. Эта варварская местная борьба с болезнью не много приносила пользы больному, но зато много мучений. Удаленные пленки быстро появлялись снова, и часто относительно невинная форма дифтерии переходила в злокачественную, что и понятно, так как разраненная поверхность зева делалась доступной для проникания в тело всегда находящихся в ротовой полости стрептококков, которыми, как оказывается по новейшим бактериологическим исследованиям, как раз-то и вызывается септическая форма дифтерии. Несмотря на то, что подобная терапия была, так сказать, в руку болезни, авторы разных подобных методов сообщали о превосходных результатах подобного лечения, дающих чуть ли не 100% выздоровлений. В этом нет ничего удивительного. Вспомним хотя бы недавнее увлечение туберкулином Коха, которому пелись панегирики во всех ученых (и неученых) обществах, кричали о десятках тысяч излеченных от чахотки, а на поверку… оказалось, по крайней мере, много тысяч отправленных раньше времени к праотцам, благодаря этому чудодейственному средству, и ни единого излеченного. Подобные печальные ошибки происходят не от злого умысла, а только вследствие трудности медицинских наблюдений. Хотя еще и теперь многими врачами предлагаются энергичные местные средства при дифтерите, но большинство врачей для местного воздействия прибегает к более невинным средствам, нежели раньше, так как все надежды в данное время возлагаются на модную антидифтеритную сыворотку. Относительно последней я не буду много распространяться, так как о ней в свое время очень много и писалось, и говорилось; в дебатах, происходивших по этому поводу в Обществе одесских врачей, принимал когда-то и я довольно деятельное участие; благодаря тому, что общая печать следила с большим интересом за развитием этого лечения, важнейшие, по крайней мере, доводы за и против него достаточно известны всякому интеллигентному человеку. Не буду поэтому утруждать вас повторением их теперь. В настоящее время сывороточная терапия дифтерита общепринята и общепризнана, и потому сомнения против ее действительности не полагается. Результаты применения ее выразились в следующем: % смертности от дифтерии, который раньше в больницах был в общем выше 50% (а иногда и до 80 и 90%), понизился до 15–25%, а в некоторых случаях (Escherich) даже до 9,5% (на 51 случ.). Но на самом деле эту разницу нельзя считать настолько резкой, как она представляется с первого взгляда. Во-первых, эпидемии дифтерии бывают весьма различной злокачественности, и хорошо известны эпидемии, которые давали весьма малый % смертности, независимо от применявшихся методов борьбы с ними; во-вторых, вследствие обширной рекламы, созданной общей печатью вновь изобретенной сыворотке, в больницы стало обращаться вдвое больше больных, нежели раньше, среди которых было и много очень легких больных, тогда как раньше в больницы поступали только тяжелые больные, да и врачи прилагали, конечно, все свое внимание и старание, чтобы внимательно проследить результат нового лечения; все это должно было значительно понизить количество смертей2. Если же принять во внимание, что, несмотря на все уверения, клинические данные показывают, что противодифтеритная сыворотка не совсем безвредна, что после ее применения чаще наблюдаются параличи, и они наступают раньше, нежели обыкновенно при дифтерите, что она действует часто ослабляющим образом на сердце, не считая других ее более невинных побочных действий, как разные сыпи, боли в суставах и проч., то приходится признать несомненное увлечение сывороткой и преувеличение ее значения.

Тем не менее, ей нужно поставить в заслугу то, что она доказывает бесполезность и ошибочность прежней медикации; она дала нашим коллегам, врачам-аллопатам, несомненно, лучший метод лечения, нежели каким они обладали раньше, и доказала лишний раз, что организму можно помогать и в случаях местного заболевания внутренними средствами. При серотерапии врач-аллопат избавляется от необходимости быть как бы в некотором роде палачом, применяя свою прежнюю медикацию, и потому он доволен и ценит этот новый, более чистый и приятный способ.

Но для нас, гомеопатов, серотерапия вовсе не представляет такой ценной находки, так как мы обладаем гораздо более ценными и удобными средствами. Раз уж дело пошло о цифрах, о не менее модном теперь статистическом доказательстве разных терапевтических приемов, то позвольте привести рядом с вышеприведенными цифрами, доказывающими полезность противодифтеритной сыворотки, и цифры, иллюстрирующие влияние на дифтеритический процесс одного из главных гомеопатических средств против дифтерии, цианистого меркурия, предложенного на основании гомеопатического закона подобия д-рами Беком и Виллерсом в 1863—64 гг. Средство это испытывалось как гомеопатами, так и многими аллопатами. Приведу сначала данные этих последних.

Так, д-р Sellden (окружной врач в Швеции) дает следующие цифры: с 1879—1883 гг. за 4 года в его округе было больных дифтеритом 564, из них умерло 532 ч. = 94,3%; в следующие 4 года он лечил дифтеритных больных цианистым меркурием (внутрь 0,02, Асоn. ; — 2,0; меду 50,0, — принимать по чайной ложке; снаружи раствор того же цианистого меркурия 1:10000 мятной воды для полосканья). Из 132 больных умер только один, а из 1400 больных, леченных подобным же образом им и его товарищами в ближайших округах, умерло только 69 = около 5%. (Аll. mеd. Сеntralz., 1886, № 37) (Lancet за тот же год). Rothe получил 3-4% смертности (D. mеd. Z., 1886, № 168). Старший военный врач Reger на съезде в Будапеште в 1894 г. заявил, что с 1882 г. он все случаи дифтерии в корпусе и в частной практике лечит цианистым меркурием, и с тех пор почти не имел смертных случаев, если только лечение начиналось рано (Bacteriologische Section, Diphtherie Debatte). Далее, весьма благоприятно отзываются об этом средстве при дифтерии проф. Strübing, проф. Н. Schulz (указывающий на гомеопатичность цианистого меркурия к дифтерии), Edlefson, Roth, Erichsen, Mosler, Peiper, Neumann, Ritter и др. Löffler применяет его местно в растворе 1:10000.

Гомеопаты, лечившие дифтеритных больных в гомеопатических больницах, получили следующий % смертности: Sulzer (Berlin) на 289 случ. имел 12 смертных = 4,1%; Szontagh (Будалешт) на 106 сл. — 7 см. = 6,8%; Вurkhard (Berlin) на 265 сл. — 12 см. = 4,6%; Windelband (Berlin) на 523 — 13 = 2,4%; Тräger (Berlin) — 209 — 12 = 5,7%; Billfinger (Stuttgart) — 180 — 6 = 3,2%; Еbеrle (Nürenberg) — 602 — 27 = 4,5%; Mattes (Ravensburg) на 132 — 2 = 1,5%. А на все 2306 случаев, наблюдавшихся гомеопатами при больничной обстановке — 91 смер. = 3,9%.

Если аллопаты, применявшие Меrс. сyаn. при дифтерите, получали худшие результаты, то это проистекало от того, что они любят давать вещественные дозы (1:1000, например), хотя некоторые (как, например, проф. Strübing) давали и меньшие дозы — 1:10 000, что соответствует нашему Х4 делению.

Приведенные цифры, я думаю, достаточно убедительны, чтобы отдать преимущество цианистому меркурию перед сывороткой. Насколько я могу судить по личным наблюдениям, а также по литературным данным, между действием цианистого меркурия и сыворотки при дифтерии имеется известное сходство: так, при обоих процесс протекает более быстро, пленки делаются толще, но ограниченнее, рыхлее, марки, и обыкновенно на 2-3 день отпадают, оставляя после себя обыкновенную ангинозную поверхность. Но цианистый меркурий, по крайней мере в наших руках, гомеопатов, не представляет тех побочных действий, какие замечаются при сыворотке; его можно точно дозировать, и действие его ровнее, мягче и вернее. Вот почему мы, гомеопаты, не видим никакой надобности менять его на сыворотку, почему и не применяем ее в нашей практике.

Гомеопатичность цианистого меркурия к дифтеритическому процессу может быть видна из следующей выписки из "Фармакологии" Аллена: "Опухоль десен, покрытых тонкой беловатой пленкой и окаймленных кверху красно-синей полосой. Язык бледен, с желтоватым налетом на основании (спустя 19 часов); конец языка красен, основание его покрыто сероватой, как бы металлической пленкой (утром 2-го дня). Язык опухший, с краснотой по бокам, и покрыт плотно приставшей сероватой пленкой (на З-й день). Язык снова покрыт сероватой пленкой (на 9-й день); язык все еще покрыт серой пленкой (на 13-й день). Несколько пузырьков на левом краю языка и нёбной дуге, вскрывающиеся и образующие язвы неправильного очертания; эти язвы затем образуются и на правом краю языка. Слизистая оболочка внутренней поверхности щек красна и опухши; круглая язва с сероватым дном, возвышенными краями, окруженная широкой красной полосой, на внутренней поверхности правой щеки (4-й день). Язва увеличилась и покрылась толстым плотным кожистым налетом (6-й день). Сероватое, подобное дифтеритному, отложение на нёбной занавеске, совершенно такое же, как и на внутренней поверхности щек. Воспаление всей полости рта. Губы, язык и внутренняя поверхность щек покрыты сероватым слоем. Обильное слюнотечение с запахом, как при слюнотечении от ртути (4-й день). Вкус во рту горький, вяжущий, неприятный, металлический. Сильная краснота зева с трудным глотанием. Краснота и опухоль на основании зева (спустя 19 часов). Слизистая оболочка зева красна и опухши (З-й день). Серо-белая пленка по обоим сторонам нёбной дуги и на миндалинах (4-й день). Хриплость горла и затрудненность глотания (спустя 19 часов). Опухоль слюнных желез (4-й день). Общее состояние выражается упадком сил и изнеможением, так что невозможно стоять на ногах".

В этой патогенетической картине вы видите массу симптомов, напоминающих картину дифтерита.

Но при лечении дифтерита мы пользуемся не одним только цианистым меркурием, а назначаем также и другие средства, смотря по состоянию и особенностям каждого данного случая, — причина, почему у нас, гомеопатов, получаются лучшие результаты, нежели у наших товарищей-аллопатов, заимствующих у нас только один цианистый меркурий.

При простой катаральной форме дифтерита назначаются ообыкновенные при катаре горла средства: Асоnitum 3–6 и Веlladonna 3–6, попеременно через 1–2 ч., и полосканье 2–3 раза в день простой поваренной солью (1/2–1 ч. ложка на стакан воды) для удаления слизи. Если лихорадка не сильна, то можно ограничиться одной Веlladonna. Если слизистая оболочка зева гладка, блестяща, несколько отечна, то вместо Веlladonna берут Apis 3–6, а если она разрыхлена, неправильно бугриста, то Mercurius solubilis 3–6 или же даже Mercurius cyanatus 3–6, в особенности, если общие явления достаточно выражены. Для полосканья в этом последнем случае берут лучше Phytolacca ∅ (10–30 капель на стакан воды). Снаружи кладут согревающий компресс (менять 3–4 раза в сутки) или же еще лучше теплые припарки, которые, однако, необходимо часто менять, через 1/4-1/2 ч., не оставляя шеи без них ни на минуту. При увеличении лимфатических подчелюстных железок, шею смазывают снаружи аписным маслом и затем кладут компресс или просто тепло закутывают.

Если в зеве появляются характерные дифтеритные перепонки, то необходимо сейчас же перейти к цианистому меркурию. Но при этом надо иметь в виду следующее. Часто можно наблюдать на миндалинах точечные белые пятнышки, которые представляются, при тщательном рассматривании, верхушками гнойных пробочек или маленьких нарывчиков (а иногда и довольно больших), сидящих в мешочках миндалевидных желез. Это не дифтерит, а так называемая фолликулярная (мешотчатая) жаба, представляющая воспаление фолликулов (мешочков) миндалевидных желез вследствие заражения их обыкновенными микробами нагноения (streptococcus и staphylococcus pyogenes aureus et albus). При дифтерите же налеты представляют не пробки, сидящие в мешечках, а ползут по поверхности и наблюдаются по всей слизистой оболочке зева, а не только на миндалинах. При подобной фолликулярной ангине вполне достаточно Меrcur. sol. Н. 3X–3–6 или Нераr sulf. c. 3X–3–6 через 2–3 часа, смотря по возрасту и конституции больного.

Цианистый меркурий при дифтерии назначается обыкновенно в 3–6 делении, но некоторые авторы дают и более крепкий раствор — 4Х и 5Х, хотя чаще применяются более высокие деления, до 30, причем к таким высоким делениям перешли впоследствии некоторые врачи (Villers), назначавшие раньше более низкие (6-я). Некоторые гомеопаты в тяжелых, требующих быстрой помощи случаях, впрыскивали цианистый меркурий под кожу (4Х–5Х в водном растворе) и с прекрасным успехом. В средней силы случаях дифтерита цианистый меркурий назначается чаще один, через 1–2–3 часа, смотря по силе болезни, но нередко вперемежку с ним назначаются также Асоnitum, если лихорадка сильна, Веlladonna (прилив крови к голове, бред, возбуждение), Орium 3–6 (прилив крови к голове, сонливость). Для полосканья горла пользуются тем же соляным раствором, или фитоляккой, или же применяют вещества, спосообствующие растворению перепонок: 2% раствор перекиси водорода, 1% молочной кислоты, а лучше всего известковая вода пополам с обыкновенной. Но уже само внутреннее употребление цианистого меркурия так влияет на местный процесс, что дифтеритные пленки сами собой отстают от ткани, делаются рыхлыми и легко отделяются при простом прополаскивании горла водой. Поэтому роль полоскания горла заключается для нас только в удалении удалимого, и мы не стараемся часто полоскать горло, дабы напрасно не раздражать его. Детям, которые не могут сами полоскать горло, или при глубоко в глотке расположенных налетах, можно теми же растворами пульверизовать горло.

Mercurius cуаnatus не только влияет на местный процесс, способствуя быстрейшему удалению пленок, но он влияет на всю болезнь in toto. Под его влиянием вся болезнь протекает легче, больной как бы освежается, сердце его работает правильнее, сильнее, температура падает, и осложнения и последовательные заболевания наблюдаются лишь в редких случаях.

В тяжелых случаях дифтерии и в септической ее форме цианистый меркурий продолжает быть также полезным. В этих случаях для полоскания, кроме указанных средств (поваренная соль, Рhуtolacca, перекись водорода), можно употреблять также вещества, влияющие на гнилостный процесс, как бертолетова соль (1–2% раствор), марганцевокислый калий (1:1000–5000), Саlеndula ∅ (2–55%), но чаще всего и здесь употребляются Аq. calcis, Рhуtоlасса, Н2O2. Д-р Pulmann советует красное вино пополам с теплой водой, 1/2% КCl, 1/4% NaCl, столовую ложку Аq. calcis на 1/4 литра тепловатой воды (=1/2%), 2% Н2О2. Но в тяжелых случаях необходимы уже и другие средства, кроме цианистого меркурия. Из них важнейшие, в виду упадка сил, Ас. muriat., Lachesis и Аrsenicum.

Ас. muriat. 3X–3 в более слабых степенях токсемии (отравления крови).

Lachesis 6–12, когда общий упадок сил и субъективные симптомы не соответствуют местным проявлениям болезни. Зев бледен, синюшен.

Arsenicum 3–12 при большом упадке сил, истощении.

При значительно развитых гангренозных явлениях в зеве и септицемии хороши также Kali hуреrmangan. 2–6, Саlс. chlorinata 1–3, Ас. carbolic. 3–6–12, Каli chloricum 3X–6. Одно (или два) из этих средств принимается самостоятельно или вперемежку с Меrсurius суаnatus через 1–2 ч., смотря по состоянию больного и течению болезни.

Кроме цианистого меркурия, важным средством при дифтерите является Каli bichromicum 3Х–3–6, о котором нашему Обществу прислан в текущем году доклад нашим членом-учредителем д-ром М. А. Ржаницыным (живущим в Тифлисе). Он особенно хорош, когда перепонки плотны и вязки, и даже превосходит по своему действию (по мнению Юза) Merc. cyan., когда перепонки распространяются из полости зева на смежные полости носа и глотки. При дифтерите носа он является главным специфическим средством и заменяет Merc. cyan. При этом осложнении для спринцевания носа употребляют те же растворы, что и для спринцевания горла.

При распространении дифтерита на гортань (круп) Kali bichrom. также весьма полезен, но здесь еще лучше и быстрее действуют Вromium 2X–3X через 1/2–1 ч. и даже чаще, попеременно с Меrс. суаn. или К. bichrom. Так как раствор брома — очень непостоянный препарат, то вместо него можно употреблять Аmmon. brom. 3X–3, а также Iod. 3X–3 или содержащую оба эти химических тела Spongia 2X–3X. При этом заставляют ребенка вдыхать водяные пары с прибавлением тех же лекарств (Вromium, Iodium, Spongia), стараются вызвать рвоту, раздражая зев введеным в него пальцем или лучше (безопаснее от укуса) гусиным перышком. Но если все эти меры не приводят к цели, ребенок задыхается, и ему грозит задушение, то необходимо немедленно сделать трахеотомию (горлосечение). Это, собственно, совершенно невинная и неопасная операция, и если она обыкновенно не приводит к цели, то лишь вследствие того, что делается она в тяжелых, истощающих больного случаях дифтерии, и притом делается слишком поздно, когда у ребенка начинается уже aгония; этим только и объясняется слишком большой % смертности при этой операции. Но если сделать ее своевременно, то она, давая доступ воздуху в легкие и избавляя от непосредственного удушения, дает возможность продолжать лечение больного и во многих случаях спасти ему жизнь. Лечение трахеотомированных больных, конечно, то же, что и без операции. В последнее время, вместо трахеотомии, стала применяться интубация, т. е. введение в гортань особых трубок, через которые затем воздух может поступать в легкие. При этой операции избегается столь пугающий публику нож, но она представляет гораздо больше неудобств для больного, нежели трахеотомия.

При других осложнениях применяются следующие лекарства. При опухании подчелюстной клетчатки (angina Ludovici) дается внутрь Mercur. jodat. rub. 3X–3 3–4 раза в день, смазывание аписным маслом, а также втирание мази из Rhus tox. (1:20), Merc. jodat. (1:50–100); компрессы. Холодных компрессов при дифтерите вообще следует избегать, и только при значительном отеке в глотке полезно бывает глотание кусочков льда, которое временно уменьшает отек тканей.

При воспалении почек, если в моче бывает только белок, то дают Apissinum 3–6, Cantharis 3–6; если же являются форменные элементы (цилиндры, почечные и кровяные клетки), то лучше действует Асidum nitricum 3–6.

Дифтерийные параличи обыкновенно проходят сами собой при соответственном питании и содержании выздоравливающего. Быстрейшему их исчезновению способствуют массажем, электротерапией. Но если они длительны, то требуют применения соответственных средств, обыкновенно Causticum 3 или Gelsemium 2–4, 2–3 раза в день; при параличе гортанных мышц назначается Calabar. 3–6, при спинномозговых параличах и анестезиях — Cocculus 3–6.

Последифтерийное малокровие требует назначения Ferrum 3X–3, China 2X–3–12; при слабости желудка — Саlс. phosph. 3X–3.

На этом я закончу изложение лечения дифтерита и его осложнений и последствий. Из вышеприведенного, я полагаю, вы могли достаточно убедиться, что гомеопатия не только обладает достаточным количеством и вполне действительных средств для борьбы с этой страшной болезнью; средств, найденных благодаря гомеопатическому принципу similia similibus, но что она имеет полное преимущество перед терапией господствующей медицинской школы, которая вследствие отсутствия терапевтического принципа, несмотря даже на огромный прогресс побочных медицинских наук, раскрывающих нам сущность многих болезней, постоянно мечется из стороны в сторону, сегодня разрушает то, что строила с таким трудом и усердием вчера, и кто знает, что ожидает завтра модную теперь серотерапию.

ПРИМЕЧАНИЯ

1  Эйгорст, "Частная патология и терапия", СПБ, 1892, т. IV, стр. 861.
2  Ср. историю туберкулина проф. Коха.

Аптечки к этой брошюре

1) На 4 главных средства в 0,5 унц. склянках: Меrcur. суаn. 3, Асоn. 3, Веllad. 6, Нераr sulf. calc. 2 и наружное Рhytolacca ∅ в 1 унц. склянке. Костяная лопаточка. — Цена 2 руб.

2) На 12 средств в 2 драхм. склян. К предыдущим добавляются: Аmmon. brom. 3Х, Аpissinum 3, Causticum 3, Сhina ЗX, Каli bichr. 3, Lachesis 6, Меrcur. jod. rub. 3X, Spongia 3X. — Цена 3 руб. 50 к.

3) На 20 средств. К предыдущим добавляется еще: Acid. muriatic. 2, Ас. nitric. 3, Аrsenicum 6, Саlс. phosph. 2, Cantharis 6, Соссul. ind. 3, Меrcur. sol. Н. 3 и Opium 3. — Цена 5 руб. 25 к.

4) Полная аптечка со всеми указаными в брошюре средствами. В ней, кроме предыдущих, имеются еще Аrsenicum 30, Веllad. 3, Вrom. 3X, Ас. саrbоl. 6, Calabar. 3, Саlс. chlorin. 3X, Ferrum 2, Gelsem. 2, Iоdium 3X, Каli chloric. 2, Kali hypermang. 3, Меrcur. суаn. 30. Наружные: Ol. Apis, Phytolacca ∅ и Ung. Rhus. — Цена 9 руб.

***

При этих аптечках брошюра "Дифтерит и его лечение" прилагается бесплатно.

Другие лекции и публикации д-ра Ивана Луценко