Дэвид Литтл

Интервью с Дэвидом Литтлом (3)

Hpathy Ezine, апрель 2008 г.

Перевод Зои Дымент (Минск)
Литтл Дэвид (р. 1948) — американский гомеопат, проживающий в Индии, автор 6-томного "Гомеопатического компендиума". Считается ведущим специалистом в теории и практике применения LM-потенций. Сайт Дэвида Литтла http://www.simillimum.com

Оригинал по адресу http://hpathy.com/homeopathic-interviews/david-little-1/

 

Маниш Бхатья, редактор Hpathy: Добро пожаловать, Дэвид, к нам на встречу! Как вы уже знаете, наш апрельский выпуск будет посвящен д-ру Ганеману, и поскольку вы являетесь одним из крупнейших авторитетов по всем вопросам, связанным с Ганеманом, я собираюсь подробно расспросить вас о Ганемане, его жизни и творчестве.

Прежде всего, я хотел бы узнать, что, по вашему мнению, самое позитивное и значимое в наследии Ганемана?

Дэвид Литтл: Наиболее значительным вкладом Самуэля Ганемана является разработка основных принципов гомеопатии: подобное лечит подобное, одно лекарство, минимальная доза, потенцированные лекарства. Ганеман также создал чистую Материю медику посредством испытания лекарств на здоровых и сбора симптомов, возникавших у пациентов во время лечения. Разработанная им гомеопатическая философия, сбор анамнеза, обследование и дальнейшее ведение пациента, представленные в "Органоне врачебного искусства", на много лет опередили его время. Эти учения содержат систему сдержек и противовесов, которая превращает гомеопатию в безопасное и эффективное искусство врачевания.

В § 6 "Органона" Ганеман учил, что сущностная природа совокупности симптомов представляет единственно воспринимаемую нами "картину болезни" (ее гештальт). С этой позиции гомеопатия основана на гештальт-философии, в которой целое больше, чем сумма его частей. Вот почему Ганеман сказал, что один симптом не более представляет все заболевание, чем одна нога представляет всего человека. Это целостное ви́дение стоит в стороне от редукционистской точки зрения, присущей ортодоксальной медицине. Гомеопатия не стандартизирует пациентов в соответствии с наиболее общими симптомами, связанными с названиями болезней, а индивидуализирует характерные для пациента поразительные, исключительные, необычные и странные симптомы.

Сбор анамнеза и обследование пациента подобны составлению воедино мозаичной головоломки так, чтобы можно было увидеть сущность портрета, который в ней скрыт. Каждая часть головоломки содержит только один фрагмент общей картины, который должен быть размещен в определенном месте среди других связанных с ним фрагментов так, чтобы пазл сложился. Можно посмотреть на одну часть и увидеть, что это нос, но никто не сможет сказать, принадлежит ли этот нос мужчине или женщине, не говоря уже о цвете глаз и волос, выражении лица, что эти люди делают и каков фон картины. Только тогда, когда достаточное количество самых важных частей собрано и размещено вместе, можно представить более широкую картину.

Аналогично, каждый симптом-фрагмент представляет собой лишь одну часть головоломки, в которой скрыт гештальт болезни. Гомеопат должен выбрать наиболее важные симптомы-сегменты и расположить их в нужном порядке, чтобы картина, представляющая болезнь, стала видимой. Для этого собирающий анамнез использует характерные локализации, ощущения, модальности и сопутствующие обстоятельства, чтобы составить полные симптомы, которые объединяются в уникальные образцы различных гомеопатических лекарств. Для достижения этой цели используется гомеопатический реперторий, служащий путеводителем по обширной Материи медике.

Реперторий представляет собой средство, основанное на концепции открытых систем, с помощью которого симптомы гомеопатических лекарств отредактированы и распределены по областям человека, от разума внутри до кожи снаружи. Это дает возможность комбинировать различные рубрики с помощью многочисленных перестановок и сочетаний, которые отражают целебные свойства гомеопатических лекарств, входящих в Материю медику. Большая объединенная база данных с помощью системы ссылок позволяет максимально индивидуализировать случаи, симптомы и сопутствующие обстоятельства. Вот некоторые наиболее важные аспекты философии и практики, которые Ганеман представил в "Органоне", "Хронических болезнях" и "Малых трудах".

Как вы думаете, что является самой большой опасностью для гомеопатии в наше время?

Опасность для гомеопатии сегодня двойная: одна извне, а другая изнутри. Очевидно, что группы ортодоксального истеблишмента объявили гомеопатии войну во многих местах по всему миру. И узколобые редукционистские ученые, и так называемые борцы с шарлатанами хотели бы восстановить "инквизицию", которая объявила бы гомеопатов "медицинскими еретиками". Не впервые в истории начинается такая кампания, поскольку всегда были те, кто стремился уничтожить любые альтернативы аллопатической медицине. Вот почему важно, что гомеопаты во всем мире защищают право пациентов выбрать гомеопатическое лечение. Я хотел бы поблагодарить вас, д-р Маниш Бхатья, и ваших коллег за то, что вы воспринимаете эту проблему всем сердцем.

Далее, мое беспокойство вызывает и то, что в некоторых гомеопатических учебных заведениях и образовательных программах отсутствует изучение истории, философии и практики гомеопатии в надлежащем порядке. В некоторых курсах предпринимается слишком мало усилий (или они вообще не предпринимаются) к изучению классической парадигмы, связанной с 4-м, 5-м и 6-м "Органоном", "Хроническими болезнями" и "Малыми трудами". Некоторые студенты и преподаватели так и не удосужились серьезно изучить этот материал. Они зависят почти исключительно от информации, предоставленной популярными учителями в течение последних 35 лет. Сегодня появляется все больше новых систем, которые преподносятся лицам, никогда не имевшим соответствующего знания традиционных работ. Если эта тенденция продолжится, основы гомеопатии могут быть ослаблены настолько, что она разрушится изнутри.

Я согласен с Герингом, что долг каждого из нас идти дальше, чем Ганеман, в теории и практике гомеопатии, но без опрокидывания универсальных принципов, на которых основано наше искусство врачевания. Некоторые люди до сих пор не освоили реперторий и Материю медику, и в то же время они пытаются использовать экспериментальные методы, которые они изучили, вращаясь на семинарах или посещая некоторые школы. Я слышал, как некоторые говорят, что они пошли "дальше" репертория и Материи медики, в то время как изучение этих работ никогда не стояло у них на первом месте. Другие полагают, что они не нуждаются во всей этой "устаревшей чепухе", потому что они уже практикуют "высшие методы". Если расспросить этих людей, то обычно оказывается, что такие лица не имеют большого опыта работы с истинными классическими методами.

Некоторые новые идеи были разработаны хорошо подготовленными классическими гомеопатами, в то время как другие распространяются теми, кто никогда не практиковал традиционные методы должным образом. Некоторые методы гармонируют с традиционным учением, а другие стоят в полной оппозиции к нему. По нашему мнению, лучшее из новой информации естественно выступает в качестве дополнения к традиционному реперторию и Материи медике, а не является их заменой. Прежде чем впитывать новые экспериментальные идеи, хорошо бы получить основательное образование по классическим методам: без должного образования невозможно отделить зерна (полезную, новую информацию) от плевел (небезопасных, ненадежных методов).

С тем, что Ганеман был гением и намного опередил свое время, мы все согласны. Но я обнаружил, что почти каждая школа, каждый, у кого есть новые мысли или отличающаяся философия и практика, находят что-то у Ганемана для поддержки своей работы. Некоторые люди неверно цитируют слова, преподносят мнения без ссылок и даже иногда говорят неправду. Что, на ваш взгляд, является наибольшей дезинформацией о Ганемане и его работе?

Возможно, одно из самых больших искажений касается информации, которая циркулирует вокруг вопроса о том, как на самом деле Ганеман давал свои лекарства. Некоторые причины этого непонимания заключаются в том, что немецкие и французские регистрационные журналы пациентов, которые вел Ганеман, до недавнего времени не были детально изучены. Некоторая прежняя информации о парижских регистрационных журналах Ганемана была представлена лицами, которые не знали, что́ было в его немецких журналах, или какие методы действительно были опубликованы в "Органоне" с первого по пятое издания, в "Хронических болезнях" и других менее известных произведениях. Тайна еще более усугубляется тем, что 6-й "Органон" не был опубликован до 1920 года, и появился, когда Геринг, Беннингхаузен, Яр, Липпе, Аллен и Кент уже умерли. По этой причине в трудах большинства классических гомеопатов вы не найдете обсуждения методов, которые Ганеман использовал в 1833–1843 годах.

Еще одна проблема с большой частью ранней информации состоит в том, что она распространялась людьми, которые не имели практического опыта в методах, описанных в 6-м "Органоне", парижских регистрационных журналах, а также с потенциями LM. По указанным выше причинам они вообразили, что Ганеман использовал в этот период всевозможные методы, ранее никогда им не практиковавшиеся, но держал это в тайне. Такое недостаточное понимание исторического развития трудов Ганемана привело к утверждению, что Ганеман в последние годы жизни в Париже в действительности не следовал тем методам, которым он учил в "Органоне".

Некоторые люди даже утверждают, что Основатель обычно использовал более одного лекарства "в один момент времени", но не сообщал об этом другим, потому что это было спорно. Они используют термины полипрагмазии, например, "два лекарства одновременно", когда описывают чередование Ганеманом двух отдельных лекарств в разное время, и "лекарственная комбинация", когда описывают применяемое им последовательное применение отдельных лекарств в течение последовательных промежутков времени. Эти люди стремятся составить свои собственные комбинации лекарств или использовать смеси, выпускаемые некоторыми компаниями. Они говорят, что следуют тому способу, которым Ганеман практиковал в последние годы жизни. Что правдиво в таких утверждениях? Что говорят об этом регистрационные журналы Ганемана?

Я изучал немецкие регистрационные журналы Ганемана за 1821, 1830 и 1833–35 годы, а также его французские регистрационные журналы за 1835–1843 годы. Эти журналы содержат записи о действительной клинической практике Ганемана. В 1–м, 2–м и 3–м "Органоне" Ганеман писал, что из-за ограниченного количества лекарств иногда сложно найти одно лекарство, которое бы охватило всю совокупность симптомов. По этой причине он развивал стратегии, которые включали главное лекарство в чередовании с интеркуррентным лекарством. Этот метод, по его словам, работал лучше, чем использование только одного частично подходящего лекарства.

В немецком регистрационном журнале D–22 (1821 год) встречается использование главного лекарства, чередование, интеркуррентные лекарства и последовательность лекарств. Этот журнал соответствует периоду времени, непосредственно следующему за 2–м "Органоном", и содержит случаи, которые Ганеман вел через два года после начала группового изучения псоры. Ганеман отмечал симптомы, которые он считал псорическими, с помощью обозначения "Scab", "NB scab" или "NB sc". Позднее эти симптомы появляются в списке рубрик в теоретической части "Хронических заболеваний" издания 1828 года. Некоторые указывают на использование Ганеманом Sulphur в Париже, как если бы это было нечто совершенно новое, но даже в самые первые годы Ганеман назначал Sulphur чаще всего. Использование этого лекарства было основано на наличии псорической почвы и на симптомах псорической группы. В то же время Ганеман использовал ряд интеркуррентных средств по целому ряду причин, в зависимости от симптомов, времени и обстоятельств.

При хронической болезни эти последовательности, как правило, начинались, продолжались и заканчивались с Sulphur. Дозы Sulphur обычно дополнялись вкраплением интеркуррентов и плацебо через различные интервалы времени. Основатель отправлял пациента домой с различными пронумерованными пакетами, содержащими лекарственные и нелекарственные дозы. Наиболее распространенными интеркуррентными лекарствами в немецком журнале случаев D-22 были Acidum nitricum и Stannum, которые позже будут отнесены к классу антипсорических средств. Применение чередований и интеркуррентов при остром заболевании, как правило, не включало использования Sulphur. Тем не менее наиболее часто используемым "интеркуррентным лекарством" в действительности было плацебо, которое сопровождало единственное лекарство. Ганеман использовал плацебо для контроля пациента и отметки промежутков между дозами и лекарствами.

В некоторых назначениях использование Sulphur, по-видимому, было направлено против псорического загрязнения, в то время как другие лекарства назначались по более индивидуальным симптомам пациента. В других случаях роль интеркуррентного лекарства, вероятно, заключалась в том, чтобы успокоить организм и подготовить жизненную силу к повторениям Sulphur. Чаще всего встречавшийся интервал для отделения главного лекарства от интеркуррентного составлял около 7–8 дней. Этот период, по-видимому, соответствует тому, что писал Ганеман в § 279 3–го "Органона". В этом параграфе он утверждал, что первичное действие потенцированных лекарств, которые он использовал в то время, обычно длится 7–8 дней. Это могло быть причиной приблизительно еженедельных доз в лекарственной последовательности.

В 4–м "Органоне" в 1829 году Ганеман удалил параграфы о главном лекарстве и интеркуррентных средствах из основного текста, хотя ссылки на чередование по-прежнему остались в примечаниях. Похоже, что тогда Ганеман почувствовал, что уже имелось достаточное количество прошедших прувинг лекарств, чтобы в большинстве случаев можно было найти единственное лекарство. В это время основное внимание Основателя было сфокусировано на антимиазматических лекарствах и лечении миазмов псоры, сикоза и сифилиса.

К этому времени Ганеман начинал большинство своих хронических случаев с Sulphur в соответствии со своим убеждением, что псора является главной причиной хронической болезни. Например, немецкий регистрационный журнал D–34 (1830 год) включает в себя 74 первичные назначения. Из них 57 приходится на Sulphur, что составляет 77 % случаев. Ганеман, видимо, использовал этот метод при лечении пациентов, которые страдали от сочетания псоры, подавления и употребления лекарств. Хотя либеральное использование Sulphur было связано с парижским периодом, на самом деле оно началась задолго до того, как Ганеман отправился во Францию в 1835 году.

Какие эксперименты Ганемана были самыми спорными?

В 1833 году ученик Ганемана д-р Эгиди предложил Ганеману испытать назначение двух лекарств одновременно. Записи об этих экспериментах можно найти в немецком регистрационном журнале Ганемана D–37, в котором записаны некоторые необычные назначения в период между июнем и августом 1833 года. Например, 3-го августа 1833 года Ганеман дал пациенту "Coloc и Graph" и 14 плацебо (D–37, с. 338). Одно время Ганеман собирался включить этот эксперимент в примечание к 5–му "Органону", но передумал из-за клинических реалий и опасений по поводу негативных последствий для гомеопатической теории и практики, к которым мог привести такой метод.

Ганеман отметил в письме к Беннингхаузену ("Самуэль Ганеман, его жизнь и труды", Р. Хаель, II, с. 253), что "как нам известно, никогда не было абсолютной необходимости" использовать двойное лекарство: любое преимущество, полученное от этого иногда полезного метода, значительно уступает недостаткам, которые могут возникнуть из-за его неправильного использования. Если бы Ганеман считал, что иногда возникает абсолютная необходимость использовать двойные лекарства, преимущества этого метода, безусловно, должны были перевешивать злоупотребление этой техникой, но это был не тот случай.

Ганеман писал, что из его "многочисленных попыток такого рода только одна или две были успешными, что недостаточно для неопровержимого утверждения нового правила". Если бы большинство из многочисленных попыток Ганемана закончилось успешно, то он, возможно, был бы другого мнения. В том же письме Ганеман назвал эту процедуру "очень сложным и сомнительным методом" ("Самуэль Ганеман, его жизнь и труды", Р. Хаель, II, с. 253–254). После обсуждения вариантов метода Эгиди с его последователями, Ганеман решил, что лучше исключить примечание на эту тему из 5–го "Органона" и внести строгое предостережение относительно этой процедуры.

В примечании к § 272 5-го "Органона" Ганеман написал, что применение двух лекарств "одновременно или почти одновременно" было опасной процедурой, "она вообще не нужна, хотя иногда, по-видимому, оказывается полезной". В январе 1834 года Основатель написал письмо д-ру Эгиди, в котором подчеркнул сложную и сомнительную природу двойных лекарств. Ганеман также отмечает, что если гомеопат находит хорошо подходящее лекарство на основе характерных симптомов, нет никакой необходимости искать следующее наиболее подходящее. В свете этого Ганеман писал:

Вы предполагаете, что подражатели могут легко найти правильный simillimum в таком случае болезни не только для одной части симптомов, но и для другой части и, таким образом, они всегда могут добиться хороших результатов. Ах! Если бы большинство гомеопатов могли или хотели бы найти только ОДНО лекарство, точно подходящее в точном подобии характерным симптомам, мы бы с радостью извинили их в отношении необходимости найти самое близкое подходящее лекарство!.. Со своей стороны я считаю поиск правильного лекарства сложным и трудоемким в каждом случае. Поэтому я не вижу, как они догадаются c такой легкостью о первом, не говоря уже о втором двойном лекарстве! Простите меня за недоверчивость в этом вопросе ("Самуэль Ганеман, его жизни и труды", Хаель, I, с. 395).

В § 273 6-го "Органона" Ганеман продолжает разговор о "необязательной" теме, когда он утверждает, что "ни в каком случае при лечении нет необходимости и поэтому недопустимо за один раз назначать пациенту более одного единственного простого лекарственного вещества". Метод двойного лекарства не является необходимым, потому что если хорошо подобранное лекарство должно быть дополнено, второе средство может быть предоставлено в форме чередования главного и интеркуррентного лекарства или тандемного назначения, в котором одно средство следует за другим. Эти методы являются намного более утонченными с точки зрения применения и времени, чем это возможно при двойных лекарствах. Вот почему Ганеман сказал: "Неправильно пытаться использовать комплексные средства, когда достаточно простых средств".

Что вы скажете по поводу того мнения, что Ганеман "продолжал" при хронических болезнях назначать по два лекарства в один и тот же день?

Где истории таких случаев? Сколько раз Ганеман так поступал? Где точные ссылки на номера регистрационных журналов, имена пациентов, даты и номера страниц? Такой метод либо использовался очень редко, либо его вообще не существовало. Доказательство его применения требует четких историй случаев, где бы в назначении говорилось нечто вроде "сегодня принять лекарства А и Б", со всеми подробностями. Смутное перечисление более чем одного лекарства со словами "затем" или "после" или предполагаемые лекарства в скобках ничего не доказывают.

С 1833 по 1835 год в регистрационном журнале (D–38) Ганеман записывает назначения единственного лекарства, а также нумерованные последовательности лекарств, как он делал это в начале своей карьеры. Например, 6-го марта 1834 года г-же Карлин фон Ройтч (D–38, с. 44) было сделано назначение, в котором отмечены два хронических средств. В журнале говорится: "28, 1 sulph., 15 calc. /X". Число 28 показывает, что план лечения охватывает 28 дней. В 1-й день пациентка получила Sulphur 30C и в 15-й день она получила Calcarea 30С.

Примером чередования двух лекарств может служить случай г-на Кейла (D–38, с. 9). Пациенту, который пришел к Ганеману 9 декабря 1833 года, был назначен "7, 1 sil 3 euphr 5 sil". Это означает, что на 7-дневный период больной получил Silica в 1-й день, Euphrasia на 3-й день, и снова Silica на 5-й день. Это чередование острого апсорического лекарства и хронического псорического лекарства.

Ганеман иногда использовал ряд лекарств, в котором три лекарства назначались в определенной последовательности. 16 февраля 1834 г. Основатель сделал г-ну Рейхе (D–38, с. 34а) множественное предписание, которое включало: "28 1 Sulph, 10 natr m, 19 hs". Это означает, что в течение 28 дней пациент должен был получать Sulphur в первый день, Natrum muriaticum на 10-й день, Hepar sulphuris на 19-й день. Все остальное время пациент получал плацебо. По-видимому, Ганеман предпочитал следующие последовательности дней для приема лекарства: 1-й, 3-й, 5-й; 1-й, 5-й, 9-й; 1-й, 8-й; 1-й, 15-й и 1-й, 10-й, 19-й. Иногда он писал, что одно лекарство должно приниматься определенное количество дней, а другое лекарство после этого.

Подавляющее большинство назначений в парижских регистрационных журналах (1835–1843) – это прием единственного лекарства в один период времени. К моменту начала работы над 6-м "Органоном" в начале 1840-х годов, рецепты с перечислением последовательности лекарств и заранее составленных графиков больше не появляются, не говоря уже о рутинном использовании двух хронических лекарств в один день. К этому времени Ганеман стал более консервативным со своими лекарствами, по сравнению с годами ранней практики.

Иногда Ганеман чередовал острое лекарство с хроническим или два хронических лекарства в случае сложных миазмов. Например, Роберту Эвересту (DF–14, с. 7), Ганеман дал Cannabis 30C в лекарственном растворе из-за первичных симптомов гонорейного сикоза 28 декабря 1842 года. За этим назначением последовало плацебо 4-го и 7-го января. 11-го января пациенту была назначена ольфакция Thuja и плацебо, а затем, 14 января, были назначены еще приемы плацебо.

18 января Ганеман дал ольфакцию Cannabis и снова плацебо и отметил, что планирует чередовать Thuja и Mercurius, чтобы очистить пациента от сикоза и сифилиса. 21-го января он дал ольфакцию Mercurius и четыре приема плацебо. Затем 25-го января Ганеман дал Thuja 0/1 в лекарственном растворе. 3-го февраля он дал Thuja 0/2 в лекарственном растворе. За этим последовало плацебо 10-го февраля и 17-го. Наконец, 25-го февраля Ганеман вернулся к Mercurius в потенции 0/1 в лекарственном растворе. За этим последовало плацебо 7-го марта. Это лечение успешно удалило приобретенный гонорейный сикоз и было обращено также к основному сифилитическому миазму.

В этом случае Ганеман вначале чередовал Cannabis и Thuja, перемежая их плацебо в течение нескольких дней, для лечения начальной стадии гонореи и сикотического миазма. После этого он чередовал Mercurius и Thuja, также перемежая их плацебо и периодами ожидания и наблюдения за сифилисом и остававшимся сикозом. Эти своевременные чередования не назначались по ранее определенному лекарственному графику. Это было чередование единственного назначенного лекарства, в соответствии с характером признаков и симптомов и воздействием лекарств на пациента. Таким был способ, посредством которого Ганеман чередовал острые и хронические лекарства и использовал интеркуррентные лекарства между 1840 и 1843 годами.

Некоторые люди пытаются представить дело так, что парижские регистрационные журналы якобы содержат всевозможные необычные методы, которых нет в опубликованных работах Ганемана. Весь парижский период деятельности Ганемана представлен этими историками-ревизионистами как полное отступление. Историческая же правда заключается в том, что Ганеман больше использовал запланированные чередования и нумерованные последовательности лекарств в 1821 году (D–22), 1830 (D–34), 1833 (D–37) и 1833–35 (D–38), чем это зафиксировано во французских регистрационных журналах за 1835–43 годы (с DF–2 по DF–14). Все эти методы уже были опубликованы в различных изданиях "Органона", "Хронических болезнях" и других менее известных статьях. В 1840–43 годах наиболее распространенным назначением Ганемана было единственное лекарство, а наиболее частым "вторым лекарством" было плацебо!

Многие люди, поддерживающие комплексы, доходят до того, что заявляют, что Hepar sulphur и Causticum составляют комплекс, подготовленный Ганеманом! Обоснованы ли такие идеи?

Наши лекарства получены из минералов таблицы Менделеева и органических молекул в различных сочетаниях. Минералы периодической таблицы легко соединяются в соответствии с их атомной структурой, в результате чего образуется сложная органическая растительная жизнь и, наконец, зоологические виды. Все наши лекарства включают комбинации этих строительных блоков жизни. Дело в том, что каждое гомеопатическое средство в отдельности было испытано на здоровых, а также были зафиксированы симптомы, которые испытывали во время лечения больные. Затем самые надежные из этих симптомов были включены в нашу Материю медику.

Hepar suphuris calcareum сделан из Calcarea ostrearum и серного цвета (обычно так называют кристаллы серы. – Прим. перев.) и прошел прувинг как единое лекарство. В письме к Беннингхаузену в 1836 году Ганеман писал, что "Hepar sulphuris и нейтральные щелочи, которые, в соответствии с законами природы, всегда содержат свои составные части в неизменной пропорции", и что такое лекарство может "использоваться suo jure (лат. само по себе. – Прим. перев.) как простое лекарство и не дает оправдания для опасной ереси и смешения". Природные комбинации элементов периодической таблицы, возникшие посредством химии, это не то же самое, что смеси нескольких различных лекарств, таких как Nux vomica, Lachesis и Plumbum, которые не смешиваются естественным образом. В том же письме Ганеман назвал смешение лекарств "отвратительной ересью, которая наносит смертельный удар по истинной гомеопатии и отбрасывает ее назад к слепой аллопатии".

Гомеопатические лекарства испытываются на живых людях как одиночные лекарства и назначаются больному как одиночные лекарства, основанные на подобных симптомах. Думать, что такой тщательный научный метод – то же самое, что и смешение нескольких лекарств вместе в виде не прошедшей прувинг смеси, совершенно ошибочно. Никто не может предсказать действие различных гомеопатических лекарств, назначенных одновременно в виде некоторой комбинации. Как можно сказать, какое лекарство из такой смеси вполне подходит, в то время как другое может быть противопоказано или вызовет ухудшение или новые симптомы? Использование комбинации лекарств делает ведение пациента запутанней и ведет к риску развития идиосинкразических реакций. Это одна из важнейших причин, по которым Ганеман отверг полипрагмазию и смешения гомеопатических лекарств.

Ганеман также экспериментировал с носителями, шкалой и разведениями. От сухих доз он перешел к жидким растворам, а от них к потенциям LM. Каким был его предпочтительный способ назначения лекарства на момент написания 4-го, 5-го и 6-го изданий "Органона"? Отражают ли его истории болезней то, что он писал в "Органоне"?

Ко времени 1-го издания "Хронических болезней" (1828 год) и 4-го издания "Органона" (1829 год) Ганеман изготавливал свои лекарства в виде гранул размером с маковое зерно, которые назначались в сухом виде или иногда растворялись в воде, как он описал в "Хронических болезнях". В указанных работах Ганеман предлагает позволить лекарству действовать до тех пор, пока наблюдается улучшение, и только тогда повторять лекарство, когда дело застопорилось или отмечается возврат симптомов. Этот метод называется "жди и наблюдай".

В § 245 и 246 5-го "Органона" (1833 год) Ганеман революционизировал свой подход, объясняя, когда следует позволить разовой дозе действовать в одиночку и когда повторять лекарство, чтобы ускорить лечение. В § 245 Основатель писал, что "при всяком заметном и постепенно усиливающемся облегчении после принятого лекарства как в острых, так и в хронических болезнях", совершенно исключается повторение лекарства до тех пор, пока длится улучшение. Это обязательно, потому что поразительное возрастание эффекта лекарства уже приближает к завершению лечения максимально быстро. В этом случае любые дополнительные дозы могут "препятствовать делу радикального излечения" и вызвать возврат симптомов или обострение.

Затем Ганеман говорит, что, с другой стороны, бывают случаи, когда разовая доза вызывает только "медленное прогрессивное улучшение", при котором единственная доза приносит всю пользу, на которую она способна, в течение "40, 50, даже 100 дней". Во многих случаях не происходит даже такого медленного и непрерывного улучшения. Таким образом, очень важно сократить этот период до половины, четверти или даже до еще более короткого, чтобы добиться скорейшего излечения.

Сегодня гомеопаты, как правило, делятся на две основные группы. Есть те, кто всегда, назначив разовую дозу, ждет и наблюдает в течение длительного периода, и те, кто повторяет дозу через короткие промежутки времени во всех случаях. То, что предлагает Ганеман,  это протокол, который выходит за рамки этих полярных крайностей и представляет собой средний путь, включающий в себя оба метода, используемые в надлежащее время и в надлежащем порядке.

В случаях, когда разовая доза производит поразительное, усиливающееся целительное действие, лекарству должно быть позволено действовать до тех пор, пока продолжается это состояние. В тех случаях, когда разовая доза может производить только медленное улучшение в течение более длительного периода времени, лекарство может быть повторено в соответствующее время, чтобы ускорить излечение. Для достижения этой цели, как утверждает Ганеман, в первую очередь необходимо, чтобы лекарства были хорошо подобраны и давались в малых дозах с "подходящими интервалами".

Следовательно, давать ли одну дозу в течение длительного периода или повторять лекарство через короткие промежутки, зависит от характера действия лекарства на конкретного пациента, а не от жесткой системы убеждений или предвзятого мнения о том, что правильно или неправильно для всех. Если наблюдается поразительно прогрессирующее улучшение, то лучше позволить разовой дозе действовать в одиночку. Если есть только медленное улучшение, которое займет много дней, недель и месяцев, пока появятся ощутимые результаты, то лекарство можно повторять через соответствующие промежутки времени, чтобы ускорить излечение, до тех пор, пока оно не вызывает обострений, дополнительных симптомов или новых симптомов.

Как Ганеман назначал свои лекарства в это время?

В § 286—288 5-го "Органона" Ганеман говорит о своем предпочтении назначать лекарства в растворе, но он не дает точных сведений о том, как готовить лекарство. В примечании к § 247 Ганеман предлагает самые подробные объяснения ольфакции. Он писал, что по его опыту, ольфакция имеет такую же силу и срок действия, как и обычная доза, но действует на жизненную силу мягче. Он также писал о широком использовании ольфакции в предисловии к первому реперторию Беннингхаузена, опубликованному в 1833 году. Он чувствовал, что при повторении ольфакция вызывает меньше обострений, чем сухая доза, хотя действует так же глубоко. Ганеман часто использовал этот метод для ускорения лечения. Немецкий регистрационный журнал D–38, который охватывает 1833–35 годы, подтверждает, что большинство препаратов он назначал посредством ольфакции, а не как сухие оральные дозы.

В марте 1834 года в регистрационном журнале Ганеман делает запись об использовании жидкого разведения: 1 гранула помещалась в 1/2 чайной ложки воды и полученный раствор давался пациенту. В мае 1834 года мы узнаём из регистрационного журнала, что Ганеман помещает гранулы в чашку воды, перемешивает раствор и дает пациенту дозу в размере чайной ложки. Указывается также использование бренди в качестве консерванта в тех случаях, когда лекарство должно было использоваться в течение длительного периода времени. Таким образом, уже в начале 1830-х годов Ганеман отходит от сухой дозы к ольфакции и лекарственному раствору.

Первое четкое объяснение приготовления 7–20 столовых ложек лекарственного разведения дается в предисловии к изданию "Хронических заболеваний" 1837 года. В этой работе Ганеман говорит о приготовлении бутылочки с лекарством и назначении пациенту доз размером с ложку в течение длительного периода времени. Парижский регистрационный журнал DF–5 за тот же год показывает, что Ганеман уже использовал лекарственный раствор и стакан для разведения к этому времени. Таким образом, лекарственный раствор и стакан для разведения первоначально применялись для потенции С, и лишь позже для потенции LM.

В 6-м "Органоне" (ок. 1842–43) Ганеман объединил информацию, содержащуюся в § 245 и § 246 5-го "Органона, в один § 246 и применил это к потенции LM. В первом предложении этого параграфа Ганеман предлагает небольшую вариацию на тему, которую он представил в § 245 5-го "Органона". Основатель утверждает, что "каждое заметно прогрессирующее и резко усиливающееся коренное улучшение во время лечения" полностью исключает повторение лекарства до тех пор, пока это состояние сохраняется.

Он говорит, что чаще такое происходит при остром заболевании, но при хронических заболеваниях обычно наблюдается медленное постепенное улучшение, которое занимает от 30 до 100 дней. Затем Ганеман заявляет, что этот длительный период может быть сокращен до 1/2, 1/4 или меньшей доли того времени, которое при соблюдении определенных условий требуется единственной дозе при старом методе "жди и наблюдай".

Эти условия таковы: лекарство является подобнейшим (simillimum), высокопотенцированным, растворяется в воде, назначается в соответствующей малой дозе и повторяется через соответствующие промежутки времени, которые, как показывает опыт, наиболее подходят для ускорения лечения. Он также отмечает, что лекарственный раствор следует встряхивать перед применением, чтобы потенция каждой дозы немного отличалась. Это, как он полагал, позволяет жизненному принципу изменяться благоприятным образом без антагонистического противодействия, отмечаемого при повторении неизмененной сухой дозы.

В § 248 и примечании к нему Ганеман подробно объясняет, как приготовить лекарственный раствор, используя лекарственную бутылочку и стакан для разведения, а также говорит о специально приготовленном растворе во флаконе для ольфакции. В это время среди назначений Ганемана преобладает оральное использование лекарственного раствора, но он все же применяет ольфакцию в значительном количестве случаев. Парижские регистрационные журналы за 1835–43 годы показывают, что Ганеман давал все свои лекарства таким способом.

Что собой представлял ганемановский протокол повторения лекарства в этот период?

Некоторые утверждают, что Ганеман всегда назначал потенции LM ежедневно или чаще даже при хронических болезнях. При этом указывают на § 246 и примечание к нему и говорят, что Ганеман писал, что потенции LM следует принимать ежедневно в течение месяцев. Они игнорируют первое предложение этого параграфа, в котором утверждается, что в любой момент лечения, если имеется заметно прогрессирующее и поразительное усиление улучшения, лекарство не следует повторять. Это означает, что если первая, вторая, третья или последующие дозы вдруг вызывают значительное улучшение, прием лекарства должен быть прекращен и пациент должен находиться под наблюдением.

Исходя из этого, Ганеман продолжает свое объяснение того, как повторять лекарство, чтобы ускорить лечение при хронических заболеваниях, когда единственная доза или редкие дозы могут вызывать только медленный ответ. Затем в примечании Ганеман говорит, что с его новым методом хорошо подобранное лекарство теперь можно назначать ежедневно в течение месяца, если это необходимо. Там не говорится, что следует давать ежедневную дозу каждому в течение нескольких месяцев! Если нет необходимости, при таком частом повторении в течение длительного времени возникает риск серьезных обострений и "имплантации" сильных лекарственных симптомов жизненной силе.

В § 248 Ганеман учит, как дать лекарство в хронических случаях, которые не отвечают быстро на однократную дозу или нечастые повторения. Он говорит, что при затяжных болезнях лекарство может даваться ежедневно, через день или, при использовании ольфакции, каждые 1, 2, 3 или 4 дня и т. д. Лекарство может повторяться до тех пор, пока состояние пациента улучшается и нет обострений, дополнительных симптомов или новых жалоб. Это признаки того, что повторение лекарства должно быть прекращено. Повторение также следует прекратить, если есть явно прогрессирующее и поразительное усиление улучшения в любой период лечения. Таким образом, можно определить, когда ждать и наблюдать, а когда действовать и следить за эффектом повторения.

Парижские регистрационные журналы зафиксировали способ, посредством которого Основатель назначал потенции LM в клинике. В начале лечения Ганеман, как правило, давал или разовую дозу (чаще всего ольфакцию, хоть и не всегда), или короткую серию из 3–7 жидких доз в течение одной недели. Затем он анализировал действие лекарства на пациента. В зависимости от природы лекарственного действия, Ганеман либо повторял лекарство, либо давал пациенту серию плацебо. После стабилизации состояния он мог встречаться с пациентом через две недели.

Примером использования одной дозы LM потенции может служить случай г-на Тарбоше (DF–13, с. 56). 22 мая 1842 года Ганеман дал пациенту единственную ольфакцию Sulphur 0/1, а затем последовало 8 дней плацебо. После этого Ганеман повторил процедуру. В письме, найденном в "Малых трудах" Беннингхаузена (с. 213), д-р Крозерио подтверждает, что Ганеман "часто" использовал этот метод в последние годы жизни. Как очевидец он заявляет, что при хронических заболеваниях Ганеман не позволял пациенту "нюхать лекарство чаще, чем раз в неделю, и не давал ничего, кроме молочного сахара".

Хотя Ганеман часто назначал потенции LM ежедневно или через день, он также повторял дозы через более длительные интервалы. Например, 30 апреля 1842 года Ганеман назначил мадам Гарди (DF–13, с. 410) принимать дозу Graphites 0/1 в лекарственном разведении каждый третий день. В два промежуточных дня он давал пациентке плацебо. Парижские регистрационные журналы показывают, что Ганеман временами давал потенции LM ежедневно, через день, каждый третий день, каждый четвертый день или раз в неделю и т. д.

Случай Роберта Эвереста (DF–14, с. 7) является примером того, как Ганеман чередовал лекарственные дозы с серией плацебо. 5 октября 1842 года Ганеман дал пациенту серию доз Sulphur 0/1 и 12 октября он дал Sulphur 0/2. Вскоре после этого была назначена серия плацебо на протяжении 12 дней, с 14-го октября по 26-е октября. Затем Ганеман дал пациенту серию доз Sulphur 0/3 до 4 ноября. После этого пациент получал плацебо в течение одного месяца, до 3 декабря, когда он получил Sulphur 0/4. В течение семи месяцев Ганеман назначил этому пациенту 17 лекарств, перемежая их 16-ю назначениями плацебо. Даже в эпоху LM Ганеман давал почти столько же плацебо, сколько и лекарств!

Этот метод "включить—выключить" можно найти в подавляющем большинстве случаев Ганемана с LM. Я не видел описания ни одного случая LM, в котором Ганеман давал бы дозу ежедневно или через день в течение нескольких месяцев подряд без чередования с плацебо и периодами ожидания и наблюдения. Парижские регистрационные журналы демонстрируют, что Ганеман давал потенции C и LM в лекарственном растворе самыми разнообразными способами и широко использовал плацебо. Идея, что Ганеман давал всем своим пациентам ежедневную дозу подряд несколько недель и месяцев, это абсолютный миф!

Помимо неверных утверждений относительно назначений Ганемана, многие также говорят, что Ганеман не практиковал так, как проповедовал, и что трудно в его записях найти случаи излечения. Каково ваше мнение по этому поводу? Случаи Ганемана не документированы должным образом?

Те, кто говорит, что Ганеман не практиковал так, как проповедовал, обычно дополняют подобные заявления комментариями вроде "так почему же мы должны"? Это служит поводом игнорировать все, что Ганеман писал в "Органоне", и тогда можно делать все, что угодно, от имени гомеопатии. Те, кто говорят такие вещи, как правило, не имеют представления о том, что на самом деле представил Ганеман в различных изданиях "Органона" и других своих трудах. Противоречия, на которые они обращают внимание, обычно основаны на отрывках и фрагментах, вырванных из контекста, без связи с исторической хронологией.

Правда в том, что обнаруживаемое в немецких и французских регистрационных журналах Ганемана идеально соответствует последовательным изданиям "Органона", "Хронических болезней" и письмам Ганемана коллегам. Если кто-то смешивает весь этот материал и переворачивает его с ног на голову, то он и подбрасывает различные своеобразные идеи, которые чаще всего имеют за собой скрытые мотивы.

Я изучил сотни случаев Ганемана, и среди описаний можно отчетливо увидеть множество излечений, некоторое количество случаев, которые частично улучшились с течением времени, и ряд случаев, которые шли не очень хорошо. Ганеман имел большой успех с острыми и простыми хроническими заболеваниями, но, как и большинству из нас, ему было гораздо труднее с пациентами, которые страдали от хронических миазмов, подавления и сильных лекарств. Следует вспомнить, что Ганеман прокладывал новый путь и не имел преимущества обладания знаниями, накопленными несколькими поколениями. Его основная роль в том, что он отворил двери для всех тех, кто последовал за ним.

Во-первых, сколько критиков Ганемана могли бы развить полную гомеопатическую систему? Сколько могло бы достигнуть того, что сделал Ганеман в течение одной жизни? Могу ли я сказать, что никто? У них есть преимущество 50 лет опыта Ганемана, но они не хотят отдать дань уважения Ганеману за это! Ганеман указал путь к медицине будущего, но некоторые смотрят только на его палец. Стоит ли удивляться, что они не могут увидеть более широкую картину? Они замкнулись в своих ошибках и им еще предстоит понять, что не следует осуждать других тому, кто сам небезупречен.

Ганеман – альфа гомеопатии, но не омега. Он ввел в практику сложную лечебную систему, которая во многих отношениях не имеет себе равных. Он заложил основы обоснованной философии и четкой системы сдержек и противовесов, что делает гомеопатию безопасной и эффективной системой. То, что можно найти в его регистрационных журналах, является развитием новой системы от ее младенчества к зрелости. Мы не говорим, что следует остановиться на работах Ганемана, но мы говорим, что каждый должен начать с них.

Ганеман использовал только около 100 лекарств и его доступ к реперторию и Материи медике был весьма ограничен. Сегодня нам хорошо известны сотни лекарств и очень большие репертории и Материи медики, которые легко доступны на компьютерах. Гомеопатия значительно выросла за эти годы, и нам принадлежит это наследие. Тем не менее многие современные гомеопаты используют только небольшую часть оригинальной парадигмы Ганемана. Большинство по-прежнему используют методы "Органона", представленные в его 3-м и 4-м изданиях, и лишь немногие по-настоящему на практике используют учение, изложенное в 5-м и 6-м изданиях.

Во многих областях современная гомеопатия остановилась на методах 1820-х годов, в то время как основная часть улучшений, введенных Ганеманом в 1830-х и 1840-х годах, остается без должного внимания. Многие люди занялись поиском новых авангардных систем, не успев понять оригинальную классическую парадигму. По правде говоря, более способны использовать новые экспериментальные методы именно те, кто по-настоящему понял наследие Ганемана. Это позволяет таким людям тянуться к небу, твердо закрепившись ногами на земле. Другие пытаются вскарабкаться слишком высоко без заземления, так что их практике в конечном итоге не хватает надежности и безопасности классической системы.

Все, что я могу сказать об этой ситуации: гораздо проще уничтожать, чем строить, скрывать, чем открывать, разделять и властвовать, чем объединяться и делиться. Постоянный поток исследований, опирающихся на сомнительные источники, и иконоборческие нападки на Основателя способствуют больше тому, чтобы затемнить, а не просветить, и не способствуют тому, чтобы мы стали лучшими гомеопатами. Бо́льшая часть информации, которая касается жизни и трудов Ганемана, так искажена, что только запутывает студентов и даже преподавателей. Настало время, когда опытные гомеопаты должны провести надежное исследование, и исторические данные должны быть исправлены в наших учебных заведениях. Этот материал нелегко оценить, если не иметь абсолютно никакого понимания клинических методов, которые он содержит. Некоторые из злейших критиков вообще никогда не практиковали классическую гомеопатию в клинических условиях.

Я лично использовал жидкие разведения сотенной шкалы с большим успехом, и на самом деле сейчас я предпочитаю такой способ назначения гомеопатических лекарств. Я удивляюсь, почему жидкие разведения так и не вошли в моду и до сих пор используются только горсткой гомеопатов. Можете ли вы поделиться своими мнениями и опытом по этому поводу?

Джеймс Кент учил, что размер дозы и способ поступления лекарства в организм не оказывают никакого влияния на действие гомеопатического лекарства. Он никогда не видел 6-й "Органон" и не имел доступа к ганемановским парижским регистрационным журналам. Его источники информации были весьма ограничены, а его метод применения дозы никогда не продвигался далее методов 4-го "Органона". Он не считал важным, дана 1 гранула или 1000, растворены ли гранулы в воде и дается ли 1 или 100 ложек. Кент полагал, что потенцирование сводит лекарство к "простому веществу", которое имеет качество, но не имеет количества.

Большинство гомеопатов до сих пор разделяют взгляды Кента и используют его серии из семи потенций, т. е. 30С, 200С, 1М, 10М, 50М, СМ и ММ. Те, кто следует за учением Кента, как правило, используют произвольное число сухих крупинок высоких и высочайших потенций. Они, похоже, не понимают важности минимальной дозы и часто ошибочно полагают, что этот термин относится к незначительному количеству исходного вещества, найденному в потенцированных лекарствах. Эти идеи до сих пор преподают в большинстве учебных заведений, хотя уже и начал дуть ветер перемен.

Ганеман учил, что размер дозы и способ доставки лекарства в организм оказывают большое влияние на действие гомеопатических лекарств. С этой точки зрения каждая гранула рассматривается как содержащая определенный квантовый пакет лекарственной силы, которая увеличивается, когда используются 1, 2 или 3 гранулы. В § 276 он ясно дал понять, что чем совершенней лекарство и выше потенция, тем важнее становится размер дозы. Слишком большая доза потенцированного лекарства напрямую связана с обострением и антагонистическим вторичным действием жизненной силы. Именно по этой причине Ганеман постепенно сокращал размер дозы по мере того как увеличивал потенции своих лекарств.

Поначалу Ганеман использовал материальные дозы в крупинках и каплях. Он начал разводить свои лекарства, чтобы уменьшить то, что считал токсическими побочными эффектами, но позже понял, что многие обострения, свидетелем которых он являлся, были вызваны первичным действием лекарства. В 1820-х годах для увеличения потенции он брал одну каплю лекарственной потенции, например 30С, и капал алкогольный раствор на 300 крошечных гранул. Позже он увеличил количество гранул, которые смешивались с одной каплей лекарства, до 500. Затем Основатель использовал 1, 2 или более таких гранул на дозу. Такое значительное сокращение количества лекарства было обусловлено клиническими соображениями.

К 1830-м годам Ганеман снова начал уменьшать размер доз, растворяя 1 гранулу в различных объемах воды и назначая в разделенных дозах орально. Он также назначал минимальную дозу через ингаляции тончайших паров разведения через обонятельный нерв и дыхательные пути. В это время Ганеман экспериментировал с высокими потенциями, такими как 60, 90, 100, 150, 200 и 300. Переход к лекарственному раствору и ольфакции был прямым следствием использования Ганеманом все более высоких потенций. В 1837–39 годах эти методы были более или менее усовершенствованы.

К 1839–40 годам Ганеман изменил направление своих экспериментов и занялся клиническими испытаниями, в которых он исследовал ряд новых систем потенций. Преп. Эверест был свидетелем этих экспериментов, его пациентом и близким доверенным лицом. В 1853 году Эверест пишет о природе этих экспериментов в письме к д-ру Лютеру, опубликованному в London Homoeopathic Times. После проверки ряда экспериментальных потенций, Основатель пришел к выводу, что соотношение 1/50 000, названное LM, или пятидесятитысячной потенцией, является наиболее подходящей новой системой потенций. После этого Ганеман применил систему подготовки жидкого лекарства и метод ольфакции, которые он первоначально разработал для потенций С, к потенциям LM. Это вызвало некоторые изменения в его позологии и методе ведения пациентов, что затем было освещено в 6-м "Органоне".

В чем преимущества использования лекарственных растворов?

Процесс уменьшения размера дозы и совершенствования системы доставки лекарства в организм были тесно связаны с изменениями в ганемановской процедуре ведения пациента, представленной в 5-м "Органоне" и издании "Хронических болезней" 1837 года, а также в 6-м "Органоне". Для метода ускорения лечения посредством разделенных доз с соответствующими интервалами времени между ними больше всего подходит лекарственный раствор, обладающий более гибкими возможностями. Неизменная сухая доза не переносит повторения и легче ведет к обострениям и антагонистическому противодействию жизненной силы.

Ганеман учил, что чувствительность пациентов варьируется по шкале от 1 до 1000. Лекарство, которое никак не влияет на пациента с пониженной чувствительностью на уровне 1, вызовет серьезные осложнения у сверхчувствительного пациента с уровнем чувствительности 1000. Большим преимуществом лекарственного раствора является метод регулирования дозы в соответствии с чувствительностью пациента, природой, степенью и масштабами распространения его болезненного состояния и состоянием его жизненной силы и жизнеспособности.

Это регулирование включает в себя изменение количества лекарственного раствора, использование одной или более гранул, различный размер и количество чайных ложек, различное количество встряхиваний перед приемом, а также варианты использования серии разводящих стаканов для сверхчувствительных пациентов. Это делает возможной тонкую настройку лекарственной силы таким способом, который невозможен при использовании сухой дозы. Действуя таким образом, можно ускорить излечение с помощью разделенных доз, если это необходимо, избегая при этом обострения и кризисов.

Можете ли вы рассказать нам о своем личном пути и как вы пришли к тому способу, с помощью которого практикуете сейчас?

Джеймс Кент был великим гомеопатом, которым я восхищаюсь и чьи работы я изучал свыше 35 лет. В первом десятилетии моей практики он был моим основным источником информации, и я следовал его методам дозировки. Тем не менее его учение о том, что размер дозы не имеет значения, связано с его принятием сильных обострений в процессе лечения как более или менее нормальных. Использование слишком большой дозы высоких потенций также иногда было ответственным за продолжительный кризис, возникающий при исчезновении симптомов в обратном порядке, о чем говорится в ганемановском направлении излечения, обычно называемом законами Геринга.

В мои кентинианские годы все было очень впечатляюще. Успехи были впечатляющи, обострения и кризисы были впечатляющи, неудачные случаи были впечатляющи. Все было слишком впечатляющим! Я помню эти телефонные звонки и интервью, когда пациент рассказывал мне, что он чувствует себя значительно хуже, и я все еще слышу, как я говорил ему, что это был хороший знак. Нас ведь учили, что без боли нет успеха. Так или иначе, я никогда на самом деле не верил в это, потому что были случаи радикального излечения, которые не сопровождались такими обострениям. Я чувствовал, что что-то не так, и это весьма меня беспокоило. Именно по этой причине я начал читать "Органон" серьезней, и это изменило мою практику навсегда.

Ганеман пишет в § 2 "Органона", что лечение должно быть "быстрым, мягким и окончательным" восстановлением состояния здоровья. Да, я видел "быстрое" и "постоянное", но много раз "мягкое" ускользало от меня. Я заметил, что быстрые, короткие обострения обычно сопровождаются быстрым и устойчивым улучшением. Я также заметил, что при более сильных и длительных обострениях это часто не так. Благодаря чтению "Органона" я понял, что обострение вызвано первичным действием лекарства, так как оно заменяет естественную болезнь. Это не естественный кризис исцеления. Теперь я понял, что вторичное целительное действие жизненной силы на самом деле работает, чтобы удалить подобную лекарственную болезнь, восстанавливая истинное здоровье изнутри.

Теперь мне стало ясно, что слишком большие дозы, слишком высокая потенция и назначение лекарства, когда оно не требовалось, были источником большинства обострений. Я также заметил, что длительные обострения на самом деле растрачивают силы пациента, оставляя мало жизненной энергии для долгого прочного улучшения или вообще не оставляя ее. Для достижения быстрого, бережного и постоянного исцеления необходимо найти правильное лекарство или лекарства, назначая одно лекарство в один момент времени и используя минимальные дозы с помощью подходящего способа введения лекарства в надлежащей потенции. Это те сдержки и противовесы, которые делают гомеопатию безопасной и эффективной системой.

Именно Ганеман учил тем основам, которые должен знать каждый гомеопат. Я узнал, благодаря тщательному изучению его трудов, что размер дозы и метод доставки лекарства в организм являются очень важной частью позологии, в то время как большинство людей думают только о потенции. Затем я применил передовые методы Ганемана шаг за шагом в серии клинических испытаний, которые длились годами. Как только я внес изменения в свою практику, число обострений и осложнений разительно снизилось, и мое лечение стало действительно быстрым быстрым, а также мягким.

Я призываю всех непредубежденных гомеопатов изучить передовую позологию Ганемана и методы ведения пациентов, а затем приступить к своему собственному клиническому испытанию. Используйте метод сухой дозы "жди и наблюдай" для одной группы пациентов и ганемановские продвинутые методы и лекарственные растворы для другой. Назначайте единственную дозу и редкие повторения лекарственного раствора у тех пациентов, которые отвечают поразительным прогрессивным улучшением. Используйте разделенные дозы лекарственного раствора и более короткие интервалы времени в затянувшихся болезненных состояниях, которые требуют более частого повторения для ускорения излечения.

Изучите методы регулирования величины дозы и количества встряхиваний с учетом чувствительности пациента, времени и обстоятельств. Изучите надлежащим образом передовые методы Ганемана с самого начала и следуйте протоколам, которые мы подробно обсудили. Если вы будете заниматься этим в течение одного года, вы увидите, что величина дозы действительно имеет значение, и динамическая система получения лекарств в жидком виде является очень эффективным способом. Вы также увидите, что на самом деле возможно резко ускорить излечение в медленно движущихся случаях.

В Индии существует тенденция давать жидкие потенции (не разведения) непосредственно на язык пациента, особенно высокие потенции. Является ли это правильным?

Да, есть те, кто использует лекарственные жидкости без использования промежуточного шага пропитки лекарствами некоторого количества мелких гранул. Ганемановская практика состояла в пропитке лекарством 500 небольших гранул одной каплей лекарственной жидкости и использовании 1 или 2 гранул в лекарственном растворе. Это означает, что одна или две капли фармацевтической жидкости в 500–1000 раз больше, чем стандартные сухие гранулы Ганемана. Если используется 3, 4 или 5 капель, размер дозы увеличивается соответственно.

Эти большие дозы, конечно, не подходят чувствительным людям; страдающим от органической патологии жизненно важных органов и систем; тем, у кого нарушена функция органов выделения, а также неустойчивая жизненная сила и ослабленная жизнеспособность. Возможно, некоторые делают это, потому что все еще думают, что размер дозы не имеет значения, в то время как другие верят скорее в максимальные, а не минимальные дозы. Ганеман отметил, что такие большие дозы способствуют длительному обострению, появлению сильных побочных симптомов и антагонистическому противодействию жизненной силы.

Ганеман учил, что оптимальное количество является наименьшей возможной дозой, приготовленной в самой динамичной среде. Наиболее активным доставщиком лекарства является лекарственный раствор. При этом методе крошечные гранулы размером с маковое зерно используются для измерения и хранения лекарственной силы в точных квантовых пакетах. Затем 1 или 2 (редко больше) этих потенцированных гранул используются для насыщения большого объема водного раствора лекарственной энергией. Тогда лекарственное разведение потенцируется заново, с 8, 10 или 12 встряхиваниями непосредственно перед приемом, так что пациент не получает одной и той же потенции два раза подряд. Это действительно самый динамичный способ назначения гомеопатического лекарства.

При ольфакции доза передается через обонятельный нерв к мозгу и проходит через придаточные пазухи носа, трахею и дыхательные пути. Пероральная доза вступает в контакт со слизистой оболочкой языка, губ, горла и желудка. Во время этого процесса динамическое средство входит в контакт с значительно бо́льшим числом нервов и поверхностей, чем сухая гранула, помещенная на язык. Ганеман считал это различие важным, так как рассматривал нервную систему как посредника, с помощью которого жизненная сила воспринимает гомеопатическое средство (§ 16).

По моему опыту, малая доза лекарственного раствора производит мягчайшее, но при этом наиболее мощное первичное действие, и стимулирует самое длительное прочное целительное вторичное действие жизненной силы. Это не только предотвращает обострение, но и делает лекарство, при необходимости ускорить излечение, гораздо более подходящим для повторения в разделенных дозах. Таким образом, жизненная сила увеличивает свою энергию до такой степени, что становится гораздо сильнее исходного заболевания, и тогда восстанавливается полная жизнеспособность.

Всякий раз, когда используется слишком большая доза, возникает риск вызвать слишком сильное первичное действие в виде ненужных обострений и дополнительных симптомов. Если доза исключительно большая, она ведет к риску возникновения антагонистического вторичного действия, которое представляет собой негативную реакцию самой жизненной силы. Ганеман учил, что по этим причинам лучше начинать с наименьшей ощутимой для пациента дозы и увеличивать количество лекарства только в том случае, если и когда это необходимо.

Считается, что Ганеман был масоном, и его связь с этой тайной организацией несет ответственность за виталистические понятия гомеопатии. Насколько это правда?

Учение Ганемана о жизненной силе в первую очередь вызвано влиянием Гиппократа и его учения о "физис" (physis) – целительной силе природы. Гиппократ также учил, что подобное излечивает подобное и лекарство следует давать только одно и в минимальном количестве. Он был главным источником вдохновения для Ганемана. Ганеман также находился под влиянием медицинской школы Гиппократа в Монпелье во Франции. Это влияние включает в себя учение доктора Сталя об Anima mundi (лат. душа мира.– Прим. перев.) и жизненном принципе и д-ра Бартеза о синергии и жизненной силе. Это не оккультные понятия, а скорее добросовестные наблюдения таких выдающихся личностей как Пифагор и Гиппократ, чьи учения являются основой западной музыки, математики, физики, философии и медицины. Этой виталистической традиции более 2500 лет.

Это не означает, что на Ганемана не влияло свободное мышление философов-деистов Века разума и принадлежность к масонам. Действительно, представленное в § 9 учение о том, "что наш вечный наделенный рассудком дух может свободно распоряжаться этим живым, здоровым инструментом для высших целей нашего существования", имеет в своей основе масонские сочинения. Ганеман четко заявлял, что изучение философии имеет важное значение, особенно в практике искусства исцеления. Он действительно был человеком эпохи Просвещения, говорил на многих языках и мог читать в оригинале древнегреческие, латинские и арабские тексты. Он был также знаком с учениями Конфуция и восточных философов. Не следует стыдиться всех этих знаний и мудрости. Я горжусь, что наш Основатель был таким всесторонне образованным человеком.

Некоторые люди считают, что 6-е издание "Органона" было написано либо самой Мелани, либо под ее сильным влиянием. Говорят даже о возможном вкладе сына Беннингхаузена. Есть ли почва для таких сомнений? Есть ли доказательства, подтверждающие такие мнения?

Мы знаем из писем, что Ганеман закончил по крайней мере бо́льшую часть своей рукописи 6-го "Органона" к 1842 году, хотя, по-видимому, он добавил несколько вставок в 1843 году. Если изучить 4-е и 5-е издания "Органона" и предисловия к различным изданиям "Хронических болезней", то можно ясно увидеть развитие системы, которая находит свою окончательную форму в последней работе Ганемана. Это поэтапный процесс, который начался в 1810 году и развивался в 1820-е, 1830-е и до начала 1840-х годов. Учение 6-го "Органона" не появилось в вакууме, как если бы оно пришло ниоткуда. Оно представляет собой естественное развитие всего, что было создано ранее.

Это учение отражено в парижских регистрационных журналах (1835–43 годы), где можно найти элементы фармации и практики, которые появляются в 6-м издании. Речь идет о потенции LM, лекарственном растворе, ольфакции, разовых дозах, разделенных дозах и повторении лекарства для ускорения лечения, когда это необходимо, и т. д. У нас также есть очевидец – преп. Эверест, который наблюдал за развитием ганемановских потенций LM. Д-р Крозерио, близкий коллега Ганемана, писал о том, как Основатель использовал свои лекарства в последние годы жизни. Беннингхаузен также писал о 6-м "Органоне" и поделился двумя случаями использования LM, которые Ганеман прислал ему в 1843 году. Информация, содержащаяся в этих письмах и статьях, рецепты из французских регистрационных журналов 1840-х годов, а также отрывки из 6-го "Органона" отлично соответствуют друг другу.

Оригинальная рукопись 6-го "Органона" находится в библиотеке Стэнфордского медицинского факультета в Калифорнии, США, и аутентичность ее доказана (здесь, вероятно, ошибка. Рукопись 6-го издания "Органоно" хранится в библиотеке Калифорнийского университета в Сан-Франциско, а не в Стэнфордском университете в том же штате. – Прим. перев.). В этом документе нет никаких следов почерка Мелани или Карла фон Беннингхаузена. В большей части работы виден почерк Самуэля, хотя несколько отрывков, по-видимому, были продиктованы секретарю. Рихард Хаель также добавил несколько замечаний, которые, возможно, были реконструкцией поврежденных частей. Я думаю, было бы гораздо лучше глубже изучить труды Ганемана и применить их в клинике, чем выдумывать, что заключительная работа Ганемана является подделкой.

Было много дискуссий о точности английских переводов "Органона". Считаете ли вы, что переводы повлияли на правильное понимание слов Ганемана? Если да, то в какой степени?

Да, это совершенно законная область для дискуссий, но в положительном, образовательном смысле. Конечно, есть недостатки в английских переводах, но ведь и не каждый говорящий на немецком соглашается с тем, что сказано в "Органоне"! Последний написан в классическом афористическом стиле длинными сложными предложениями на старомодном немецком и использует некоторые устаревшие медицинские термины. Фактически, это последняя великая классическая работа, написанная в традиции Пифагора и Гиппократа.

Чтобы понять "Органон", необходимо понимать его фон – учение греческих натуралистов, а также историю и философию медицины ганемановских времен. "Органон" не может быть понят с помощью одного интеллекта лицами, которые не практикуют классическую гомеопатию, поскольку понимание работы Ганемана требует многих лет клинического применения обсуждаемых методов. По этим причинам неважно, говорит человек по-немецки или по-английски, никто не может говорить за Ганемана. Лучшее, что мы можем сделать, это приложить все усилия и работать сообща.

Каждый гомеопат должен постараться глубже понять важнейшие немецкие слова: Gestalten, Stimmung, Verstimmung, Geist, Gemüt, Lebenskraft и т. д. Мы должны попытаться понять смысл ключевых фраз в их оригинальном контексте. Например, Берике переводил немецкое слово "Gesammtheit" как "totality" (англ. совокупность. – Прим. перев.), когда Ганеман говорил о совокупности симптомов, но и слово "Inbegriff" Берике также переводил как "totality", то есть не делал различий между этими двумя словами.

Слово "Inbegriff" означает сущность (квинтэссенцию), воплощение, природу явления. Слово "Inbegriff" связано с глаголом "begreifen", который можно толковать как "прикоснуться", "иметь дело", "включить", "осознать", "понять", т. е. вступить в контакт с чем-то. Смысл в том, что мы не только должны собрать совокупность симптомов, мы должны понять их сущность, чтобы осознать их значение. Эта идея полностью потеряна в английском переводе. Таким образом, мы все, говорящие по-немецки и по-английски, должны изучать философию и терминологию наших классических произведений полнее. Ганеман работал с множеством языков, включая древние. Он не полагался на информацию из вторых рук, когда дело доходило до важных слов и их значений. Возможно, и мы должны сделать то же самое.

Со времен Кента в моду вошла тенденция уделять больше внимания психическим симптомам. Есть ли исторические свидетельства, почему Кент делал такой упор на психических симптомах?

В своих комментариях о работе с пациентом Кент обсуждает использование психического состояния в качестве основных элиминирующих рубрик, поскольку он полагал, что эти рубрики являются кардинальными подтверждающими симптомами. Тем не менее при изучении случаев Кента, его писем коллегам и комментариев к Материи медике, можно обнаружить, что он не назначал лекарства преимущественно на основе психических симптомов. Например, в своей работе "Лекции по Материи медике" Кент поделился своими наблюдениями о важных психических темах лекарств, но он уделил больше времени их физическим общим и характерным частным симптомам. Представление, что Кент делал назначения, опираясь в основном на психические симптомы, абсолютно неверно.

В личном письме к Маргарет Тайлер в 1912 году Кент точно объяснил, как он работает со своими пациентами в клинике. Он писал, что вначале следует найти 3, 4, 5 или 6 симптомов, странных, редких и своеобразных, потому что "это наивысшие общие". Далее он говорит, что важно убедиться, что "в этом случае нет общих, которые противоположны или противоречат" этим рубрикам. Кент рекомендует: "Если ключевые симптомы выглядят как Pulsatilla, проследите за тем, что она НЕ зябкая, любит открытые окна, нуждается в холодном воздухе, прогулке на свежем воздухе, и ей лучше от движения, она без жажды, слезливая и нежная". В "Использовании репертория" Кент писал, что существуют "странные и редкие симптомы, которые узнаю́т опытные врачи, даже в отдельных частях тела, настолько ведущие, что они должны быть отнесены к высшему и первому классам [симптомов]".

Кент полагает, что ключевые симптомы наших лекарств являются часто "наиболее характерными симптомами", но если ключевые симптомы берутся как окончательные и общие им не соответствуют, то такой метод приводит к неудаче. В этом письме Кент называет странные, редкие и характерные симптомы "высшими общими" и ничего не говорит о психических симптомах как таковых, поскольку иерархия психических симптомов относительна, в то время как наиболее поразительные, исключительные, необычные и странные (особенные) симптомы § 153 из "Органона" являются абсолютными. Из 109 случаев излечения, включенных Кентом в его "Малые труды", только 35 случаев включают психические симптомы, а другие 74 случая строятся вокруг красной черты особенных и физических общих симптомов. Это означает, что Кент записал психические симптомы лишь у 33 % своих излеченных пациентов.

Редкое, своеобразное ощущение или необычная телесная жалоба имеет большее значение, чем общий психический симптом. Психические симптомы только тогда выдающиеся, когда они действительно поразительные, необычные, выдающиеся и странные. Слишком часто лекарства назначаются по стереотипным психическим сущностям, когда пациенту приклеивается ярлык на основе предвзятых понятий, без соответствующего выделения уникального множества рубрик, в совершенстве отражающего индивидуума. В конце концов, нет двух совершенно одинаковых людей, хотя некоторые из них могут быть похожими.

Со времени появления "Терапевтического карманного справочника" Беннингхаузена реперторий перестал быть просто буквенным индексом симптомов, имеющихся в Материи медике. Он представляет собой инструмент для работы с открытой системой, в которой уникальные сегменты рубрик могут создавать множество комбинаций при различных перестановках, составляя полные характерные симптомы, отражающие уникальное состояние души и тела пациента.

Следовательно, можно построить такой портрет болезни, который никогда не видели раньше и никогда не увидят снова, хотя у лекарства есть потенциал для создания такой картины. Этот профессиональный метод может быть применен к симптомам интеллекта, эмоциональной предрасположенности, иллюзиям, мечтам, ощущениям "как будто", желаниям, отвращениям и модальностям общих симптомов, а также уникально сконструированным характерным телесным симптомам. Такой техникой могут воспользоваться только те, кто правильно понимает реперторий и Материю медику, потому что они видят характерные модели там, где другие видят только хаос.

Есть ли ссылки на это в трудах Ганемана? Насколько важными считал Ганеман психические симптомы?

Первым гомеопатом, уделявшим большое внимание психическим симптомам, был Самуэль Ганеман! Он писал в § 211 "Органона", что "часто в основном состояние духа пациента определяет выбор гомеопатического средства". Ганеман обращал особое внимание на психическое и эмоциональное состояние при проведении прувингов и при сборе симптомов во время лечения пациентов. Он обобщил этот материал в гомеопатической Материи медике, которая включает в себя больше психологических данных, чем любая другая система медицины.

В 1875 и 1881 годах Геринг опубликовал свой "Аналитический реперторий симптомов сознания". В этой работе он написал: "Каждый настоящий последователь Ганемана должен знать, что он сказал в своем 'Органоне', с 1-го по 5-й, о важности психических симптомов". Затем Геринг цитирует параграфы 88, 206, 211, 212 и 213. Реперторий Геринга – это уникальное исследование психических сопутствующих к физическим симптомам и наоборот. Важность психических симптомов несомненно признавалась в гомеопатии с самого начала.

Тем не менее есть те, кто доводит отношение к психическим симптомам до крайности, составляя особое направление, ориентированное только на психические симптомы. Они, как правило, игнорируют физические общие и характерные особенные симптомы и имеют слабое представление о том, как использовать локализацию, ощущения и модальности для построения характерных симптомов. Они, видимо, не признаю́т, что чувства и ощущения, найденные в психике, также отражают чувства и ощущения, присутствующие в организме, тем необычным образом, который представляет симптомы самого высокого класса.

Важно научиться использовать уникальные ощущения "как будто", находящиеся в разных частях тел, и читать инстинктивный язык физического организма. Некоторые представляют себе жесткую иерархию, которая отделяет ум и тело, и не воспринимают синергический комплекс "психика-тело", действующий как целостное единство. Инстинктивный телесный язык физического организма является зеркальным отражением архетипической силы психики. Для внимательного наблюдателя это две стороны одной медали.

Другая тенденция, которая появилась в последнее время,  это рассмотрение не просто психических симптомов человека, но также и врожденных характеристик, таких как оптимизм, пессимизм и т. д. Ганеман отмечал, что в больном человеке мы не должны отмечать ничего, кроме отклонений в состоянии здоровья. Насколько уместно учитывать те характеристики, которые характерны для человека в здоровом состоянии, для определения лекарства?

Первым гомеопатом, учитывавшим свойства природного темперамента при общем исследования всей совокупности симптомов как составную часть этой совокупности, был Самуэль Ганеман. Основатель писал об этом в своей работе "Чистая Материя медика" при обсуждении Pulsatilla на стр. 345. Прежде всего он отмечал, что лекарства успешно применяются тогда, когда и физические симптомы, и "психические и эмоциональные изменения, свойственные лекарству, соответствуют подобным состояниям болезни, которую следует излечить, или, по крайней мере, с темпераментом субъекта лечения".

Далее он говорит, что Pulsatilla будет наиболее эффективна, если ее симптомы совпадают с физическими симптомами пациента и, в то же время, "у пациента робкий плаксивый характер, со склонностью к внутренней печали и тихой раздражительности, или, во всяком случае, мягкий и уступчивый характер, особенно, если пациент в своем нормальном состоянии здоровья хорошо владеет собой и мягок (или даже легкомыслен и обладает хорошим комичным юмором). Следовательно, с другой стороны, подходящая для замедленного флегматичного темперамента, она очень мало подходит для людей, скорых в своих решениях и быстрых в своих движениях, даже если окажется, что у них хороший характер".

В приведенном выше портрете Ганеман сравнивает природный характер пациента в то время, когда он чувствует себя хорошо (мягкий и уступчивый характер, хорошо владеет собой и мягок, легкомыслен и обладает хорошим комичным юмором), с эмоциональными симптомами во время болезни (робкий плаксивый характер, внутренняя печаль и тихая раздражительность). Затем он утверждает, что этот препарат был "подходящим для замедленного флегматичного темперамента" и не подходит для скорых в принятии решений, быстрых в движениях и т. д. Это происхождение рубрики "хорошо приспособлен к", к которой первое поколение [гомеопатов. – Прим. перев.] отнесло врожденный темперамент по Гиппократу, природные склонности и физическую конституцию в качестве руководства при выборе гомеопатических лекарств.

Понимание природного характера, врожденного темперамента и физической конституции – это учение Гиппократа, которое было интегрировано в гомеопатию Самуэлем Ганеманом. Оно включает в себя четыре классических темперамента: холерик, флегматик, сангвиник и нервный меланхолик, а также диатезные конституции: золотушную, желчную, туберкулезную и т. д. Этот метод сравнивает природный темперамент пациента в то время, когда он здоров и счастлив, с эмоциональным состоянием во время болезни и печали.

В § 5 "Органона" Ганеман писал, что очень важно понять основную причину хронической болезни и ее связь с хроническими миазмами. Основатель утверждает, что в этом исследовании следует принять во внимание "физическую конституцию пациента (особенно при хронических болезнях), особенности его духовной и интеллектуальной сферы, его занятия, привычки и образ жизни, общественные и семейные отношения, возраст, половую функцию и т. д."

Ганеман назвал эти характеристики "сопутствующими обстоятельствами", поскольку они дают понимание диатезной конституции, черт интеллектуального и эмоционального темперамента, предрасположенностей, восприимчивости, унаследованных и приобретенных миазмов, а также ситуативные и относящиеся к окружающей среде факторы, которые влияют на пациентов. На этой основе Ганеман рассматривает совокупность объективных признаков, случайных событий и субъективных симптомов, которые составляют гештальт болезни (ее картину) в § 6. Затем в § 7, § 18 и § 24 Ганеман напоминает гомеопатам, что полная история болезни основана на причинах, миазмах, симптомах и сопутствующих обстоятельствах. Эти области исследования являются частью оригинальной гомеопатической парадигмы и очень полезны, если используются тем способом, который подразумевал Ганеман.

Беннингхаузен писал в работе "Краткие указания по формированию полного образа болезни", что гомеопат "должен представить общий образ пациента, установив его возраст, пол, конституцию, образ жизни, род занятий и, особенно, предрасположенности в том состоянии, когда он был здоров. Во многих случаях также важно знать и другие особенности, такие как, например, цвет лица и волос, худоба или полнота, стройный или коренастый и т. д." В работе "О ценности характерных симптомов при подборе лекарства" барон писал, что состояние конституции и темперамента следует оценивать по отклонению в период болезни от здорового состояния.

Геринг расширил эту область исследований в своей книге "Ведущие симптомы" в разделе, названном "Этапы жизни и конституции". Например, он писал, что Calcarea хорошо подходит при лимфофлегматическом темпераменте, бледном цвете лица, голубых глазах, светлых волосах и светлой коже; полным людям; при нервном темпераменте и хрупкой конституции; для полнокровных женщин; полным мягкотелым детям, краснолицым, которые потеют и легко простужаются; для пьяниц и т. д. Можно найти и другие ссылки на рубрики, связанные с конституцией, темпераментом, полом, возрастом, образом жизни, привычками и т. д. в работах первого поколения гомеопатов: Ганемана, Геринга, Беннингхаузена и Яра, а затем Г. К. Аллена, Дж. Г. Аллена, Г. Робертса, Э. Уитмонта и др.

Хотя большинству современных комментариев не хватает глубокого понимания классической конституции и темперамента, включение врожденных предрасположенностей в изучение гомеопатических лекарств является старым методом. Некоторые современные авторы, однако, слишком сильно полагаются на черты характера пациента и слишком мало на уникальные психические симптомы, найденные у отдельных лекарств. Это может привести к стереотипным картинам, когда отмечается только одно из нескольких возможных проявлений лекарства. Поэтому лучше не фиксироваться чрезмерно на предвзятых конституциональных портретах, упуская при этом уникальную природную совокупность симптомов каждого конкретного пациента. Если конституция и темперамент, предрасположенность, род занятий, таланты, привычки, отношения, сексуальность и миазмы изучаются в установленном порядке, они помогают в поиске гомеопатических лекарств.

Вы говорили ранее, что Ганеман – альфа гомеопатии. Что будет омегой? Куда мы идем?

Константин Геринг считал, что гомеопатия станет медициной будущего. Я верю, что так и будет. Возможно, потребуется от 50 до 100 лет, пока установится понимание истинной природы энергетической медицины, которая зависит от реакции жизненной силы. В настоящий момент ортодоксальная медицина все еще находится в химической эре, когда врачи думают только о молекулярных структурах. Гомеопатия выходит за рамки химической парадигмы и работает таким образом, что ее действие наиболее родственно четырем силам физики. Ганеман указывал на это в примечании к § 11, когда говорил о динамической силе лекарств, подобной универсальным энергиям, таким как электромагнетизм и гравитация.

Таким образом, физика, а не химия, даст ответы в те времена, когда человечество подымется от углеродной эры до эры чистого электричества, при которой наш мир будет работать на возобновляемых источниках. Эта трансформация уже началась, но для завершения процесса потребуется время. Аналогичная трансформация будет происходить в области медицины. Лекарственная сила больше не будет рассматриваться как обусловленная только химической структурой. В какой-то момент в будущем энергетическая медицина станет основным направлением и сила минимальной дозы потенцированного лекарства будет по-настоящему понята. Это приведет к омеге, которая находится за пределами наших самых смелых мечтаний.

Дэвид, я знаю, что в течение длительного времени вы были заняты написанием вашего шеститомного, содержащего более трех тысяч страниц "Компендиума". Я хотел бы знать историю написания этой вашей работы. Как она началась и развивалась?

Мои исследования начались по необходимости. Я стал недоволен той гомеопатией, которую практиковал первые 8 лет, хотя и небезуспешно. Дверь к изменениям отворилась, когда я впервые начал читать "Органон" серьезно и обнаружил, что сам не понимаю, что делаю! Еще одной проблемой было то, что первой версией "Органона", которую я прочитал, было 6-е издание, в которое вошли потенции LM, лекарственные разведения и разделенные дозы, о которых вокруг ничего не знали.

Потом я нашел версию "Органона", в которой сопоставлялись 5-е и 6-е издания, а также туда были включены некоторые отрывки из 4-го издания. Я сразу понял, что то, как я практиковал гомеопатию, было больше похоже на сухую дозу по методу "жди и наблюдай" из 4-го "Органона", чем на методы, содержащиеся в 5-м и 6-м изданиях. Я был поражен, что методы Ганемана, введенные им в последние 10 лет, были практически неизвестны. Это привело к первой моей работе на данную тему, "Продвинутые методы Ганемана", которую я разместил на своем веб-сайте много лет тому назад.

В то время я начал изучать все свидетельства очевидцев, которые я мог найти в книгах, статьях и письмах. Тогда я решил, что для меня было очень важно самостоятельно взглянуть на регистрационные журналы Ганемана, чтобы увидеть, как на самом деле Ганеман назначал лекарства в клинической практике. С этой целью я купил микрофиши парижских регистрационных журналов (1835–43) в Институте Роберта Боша в Штутгарте в Германии. Его работники были чрезвычайно благосклонны и дали мне право на публикацию этой информации, включая рецепты и т. д.

К счастью, моя жена Джилл читает по-французски, и мы занялись переводом случаев на английский. В ходе этого проекта нам очень помогли наши французские и немецкие коллеги. Они оказали нам помощь и с переводами, и с проникновением в суть значений слов и технических терминов. Кроме того, для сравнения мы собрали большое количество информации из немецких регистрационных журналов Ганемана. На основе работ Ганемана, его регистрационных журналов, свидетельств очевидцев и личных писем, мы смогли восстановить историю жизни Ганемана и его работ таким образом, как до этого никто не делал. Затем мы применили эти методы в клинических условиях.

После этого мы расширили наши исследования, включив работы Беннингхаузена, Геринга и Яра, так как они помогали Ганеману в разработке оригинальной гомеопатической парадигмы. В ходе моих исследований я узнал, что Ганеман практиковал разнообразные методы, которые включали острые лекарства, хронические лекарства, острые интеркурренты, хронические интеркурренты, острые групповые лекарства, хронические антимиазматические лекарства, а также профилактические лекарственные средства. Он также использовал большое количество плацебо при ведении своих пациентов в период ожидания и наблюдения.

Клиническая практика Ганемана включает одно лекарство, назначаемое на длительный период времени, чередование двух отдельных лекарств, кругооборот трех антимиазматических лекарств, тандем лекарств, в котором одно лекарство назначается после другого и эта последовательность распределяется по времени. Последние 10 лет своей практики он назначал все эти лекарства в виде лекарственного раствора или ольфакции, разовой дозы или последовательности доз в зависимости от времени и обстоятельств. Эти сведения расширяют применение гомеопатических лекарств далеко за пределы того, что многие считают "классической гомеопатией".

По этим и другим причинам мы решили, что было бы лучше составить "Гомеопатический компендиум" в шести томах. Мы надеемся, что эти учебники снабдят студентов и практикующих гомеопатов большим количеством информации, пока недоступной. В то же время мы хотели опровергнуть дезинформацию о жизни Ганемана и его произведениях, распространяемую теми, кто не понимает принципы, на которых эти методы основаны. Нет никакой причины рассматривать эту часть обсуждения, так как мы уже говорили об этом очень подробно. Книга выйдет в этом году; надеюсь, в ближайшие несколько месяцев.

Не могли бы мы с вами заглянуть в эти тома? Что наши читатели могут ожидать от шести томов "Компендиума", который, как я думаю, во многих отношениях будет иметь историческое значение?

Том I "Философия и практика" представляет собой всесторонний обзор жизни Ганемана и его работ, представленных таким образом, что информация становится полезной для клинической практики. Мы во многом основывались на немецких и французских регистрационных журналах Ганемана и представляем более подробные документированные материалы на эту тему по сравнению с любой другой работой. Имеются главы по медицинской истории и практике Ганемана во время 1-го, 2-го, 3-го, 4-го, 5-го и 6-го "Органонов", а также о ключевых моментах его философии и клинических методов. Этот том также содержит главы, посвященные таким вопросам как основные принципы, биомедицинские воззрения Ганемана, законы естественного исцеления, направление лечения, лечение острых и хронических болезней и гомеопрофилактика. Том I прокладывает путь для материала, представленного в томе II.

Том II "Реперторий и ведение пациента" представляет собой углубленный обзор репертория и методы работы с пациентом по Ганеману, Беннингхаузену, Герингу, Яру, Кенту и Богеру. Этот обзор указывает на особенности каждого из этих методов и заканчивается синтезом различных идей, вплоть до современных. В этом томе исследуется множество стратегий ведения пациента, сконструированных для адаптации к широкому разнообразию клинических ситуаций. В нем также обсуждаются некоторые современные инновации и их место в общей гомеопатической парадигме. Этот том содержит главы, которые объясняют сходство и различия между потенциями C и LM и помогают разобраться, когда та или иная система потенций может быть наиболее полезной. Имеется подробное обсуждение чувствительности, дозы, потенции и повторения и изучается лекарственное воздействие. Прослеживается процесс излечения от первого назначения до завершения лечения. Тома I и II вместе составляют работу, которая предлагает полный комментарий к методологии 4-го, 5-го и 6-го "Органона".

Том III "Псора и антипсорическое лечение" является самым обширным материалом, когда-либо посвященным природе миазмов в целом и лечению псоры в частности. В нем содержится расширенный список первичных, скрытых (латентных) и вторичных симптомов псоры и подробно излагается лечение чесотки, которое больше нигде не встречается. Этот том представляет эксклюзивное изучение кардинальных антипсорических средств, таких как Sulphur, Lycopodium, Calcarea и Psorinum, и дает новую надежную рубрику антипсорических лекарств. Том содержит разделы, посвященные анатомии и физиологии миазмов и их взаимозависимому происхождению и показывает, как и почему могут возникнуть их симптомы.

Том IV "Хронические миазмы и рак" дает обзор первичных, скрытых и вторичных/третичных симптомов сикоза, псевдопсоры-ТБ, сифилиса, вакциноза и новых миазмов под названиями "гепатит", "лимфоз" и "ВИЧ/СПИД". Он также включает в себя изучение ракового диатеза и предлагает симптомы всех его стадий с лекарствами. Он охватывает лечение рака с конституциональной точки зрения, а также органические, тканевые и системные лекарства. Тома III и IV представляют собой комментарий к книге "Хронические болезни" Ганемана и содержат большое количество нового материала.

Том V "Конституция, темперамент и карты сознания" представляет собой всестороннее изучение конституции, темперамента и психологии. Первая часть ("Конституции и темперамент") содержит обширный обзор диатезной конституции, классических темпераментов, предрасположенностей и болезненных состояний. Она включает в себя элементы анатомии, физиологии, физиогномики и симптомы четырех чистых классических темпераментов и двенадцати смешанных.

Этот том включает в себя уникальное описание геометрического проекта, известного как Mappa mundi (карта мира), и показывает, как учения направления Пифагора–Гиппократа отражаются в его символах. Это помогает практикующему понять, как пять гомеомерий (земля, вода, огонь, воздух и эфир) проявляются во внешнем и внутреннем мире пациента. Том также включает в себя хорошо документированный взгляд на четыре темперамента в гомеопатической Материи медике и предлагает новые рубрики репертория для различных конституций и темпераментов.

Вторая часть ("Карты сознания") начинается с истории психологии с древности до предшествующих исследованиям Фрейда работ ранних гомеопатов. Затем идет исследование работ Фрейда, Юнга и Уитмонта, которые способствовали интегрированию юнгианской психологии в гомеопатию. Есть разделы, посвященные четырем основным расстройствам настроения, пяти формам невроза, двенадцати расстройствам личности и специфическим состояниям, таким как параноидальные расстройства, шизофрения, раздвоение личности, психосексуальные расстройства, расстройства аутистического спектра (ASD), синдром дефицита внимания с гиперактивностью (ADHD) и т. д. Это полное руководство по психическим расстройствам и психическим заболеваниям с подробным описанием симптомов с гомеопатической точки зрения, с новыми рубриками репертория.

В разделе, посвященном психологии Юнга, рассматривается развитие человеческой истории с точки зрения мифологем. Предлагается комплексное изучение таких понятий как персона, тень, анима-анимус, коллективное бессознательное и самость, а также пяти слоев психики. В нем также представлены психологические типы Юнга, четыре мужских и женских архетипа, а также обсуждаются комплекс Эдипа, комплекс Электры, комплекс Диониса, комплекс Афродиты и т. д.

Том содержит точную информацию о том, как подойти к пациенту и преобразовать гомеопатический случай посредством интерактивной дискуссии с бессознательным в пациенте. Он учит наблюдать пациента таким образом, чтобы можно было использовать спонтанные бессознательные реакции пациента в качестве ориентира при раскрытии его основных делюзий, эмоциональных комплексов, мифологем и архетипов. В этом томе также рассматривается вопрос об ощущениях "как будто" и содержатся рекомендации о том, как собирать такие симптомы, которые являются выражением полного комплекса разума и тела.

Этот интерактивный метод работы с пациентом может быть использован как детектор лжи, чтобы прорваться через эмоционально репрессированный материал, который скрывает от гомеопата основные проблемы пациента. Гомеопат использует выражение глаз, мимику, изменение дыхания, изменение голоса, инстинктивный язык тела, жесты и словесные ассоциации, чтобы понять, как бессознательное пациента реагирует во время интервью. Этот метод использует 7 основных вопросов, с помощью которых практикующий может добраться через физический, витальный и ментальный уровни в царство чистого сознания и, таким образом, общаться с пациентом на самом глубоком уровне.

Исследование интерактивных методов также включает в себя электронные реакции Абрамса (ERA) и учит, как использовать автоматическое тестирование рефлексов (ART). Эта техника превращает стандартный физический осмотр, используемый для оценки состояния здоровья пациента, в интерактивную встречу с жизненной силой. Эта динамическая система использует расширение зрачка и изменения сосудистых импульсов, тоны сердца, реакцию дыхательной системы, перкуссию, пальпацию, кожно-гальванические реакции и осанку, чтобы проверить лекарство перед назначением. Биологическая обратная связь позволяет узнать, какие из проверенных лекарств и потенции наиболее показаны, и выявить противопоказания к лекарствам.

Том VI "Карты сознания, Материя медика" представляет наиболее важные лекарства на основе информации, симптомов и рубрик из тома V. Материя медика дает подробную информацию о природе лекарств и их семейств и содержит такие темы как образы и архетипы; конституция и темперамент; соответствие двенадцати расстройствам личности; причинность; миазмы; аффективные расстройства; неврозы; психозы; параноидальные состояния; суицидальные наклонности; ненормальная детская актуализация, и такие расстройства как аутизм и СДВГ, а также расстройство множественной личности. За ними следуют наиболее важные психические рубрики в виде картинки и перечня наиболее характерных симптомов и их возможных причин.

Специфические психические расстройства рассматриваются в отдельных разделах, таких как депрессия, мания, истерический невроз, ипохондрия, тревожность, страх, паранойя, фобии, иллюзии и сны. Далее представлены физические сопутствующие с их общими симптомами, лейтмотивами и важнейшими характеристиками. Этот раздел включает главные ощущения лекарств, которые выражают полный комплекс разум-тело и ощущения "как будто", относящиеся к отдельным областям тела. Далее следуют модальности. Тома V и VI являются дополнительными работами, которые помогают использовать на практике информацию, содержащуюся в предыдущих четырех томах.

Мне понадобилось 35 лет для исследований и 10 лет для написания около 3500 страниц новаторского материала. Моя цель заключается в предоставлении набора учебников по гомеопатии, которые обеспечат как новых студентов, так и старых специалистов-практиков прочным фундаментом. Я сделал все возможное, чтобы снять покров с незамеченных драгоценностей прошлого и донести их до практики настоящего времени. Я также представил большое количество современных исследований, которые, я надеюсь, будут полезны в практическом ключе. В настоящее время факел гомеопатии передан новому поколению. Такая передача знаний сделает гомеопатию медициной будущего. Я буду рад, если наша работа сможет внести свой вклад в этот процесс конструктивным образом. Желаю всем быть здоровыми и счастливыми!

Дэвид, это здорово! Я хотел бы заказать первый экземпляр вашей книги! Куда я могу отправить чек? Я с нетерпением жду, когда смогу приступить к ее чтению.

Беседа с вами доставила огромное удовольствие. Я надеюсь, что каждый гомеопат прочитает это интервью и почувствует, что узнал нечто важное. Вы были очень щедры, уделив нам так много времени, несмотря на вашу большую занятость работой над "Компендиумом". Я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы поделились с нами знаниями и мудростью и пожелать вам всяческих успехов в связи с выходом в свет вашего "Компендиума". Спасибо!

Отдельная благодарность Джилл, супруге Дэвида Литтла, за ее помощь в редактировании интервью!


Гомеопатическое образование он-лайн
Посетите веб-сайт Дэвида Литтла
http://www.simillimum.com

Читайте также: