Дэвид Литтл

Интервью с Дэвидом Литтлом (2)

Hpathy Ezine, октябрь 2005 г.

Перевод Зои Дымент (Минск)
Литтл Дэвид (р. 1948) — американский гомеопат, проживающий в Индии, автор 6-томного "Гомеопатического компендиума". Считается ведущим специалистом в теории и практике применения LM-потенций. Сайт Дэвида Литтла http://www.simillimum.com

Оригинал по адресу http://hpathy.com/homeopathic-interviews/david-little-interview-2-1/

 

Лила Д'Суза: Привет, Дэвид, добро пожаловать! Кажется, что практически каждый гомеопат, подключенный к Интернету, прочитал первую часть этого интервью. Я вспоминаю снова и снова, каким замечательным оно было. Кто-то даже назвал его "гомеопатическим подарком"! Но я думаю, что на этот раз мы обсудим еще более важные дела!

Разве не прекрасно, что посредством Интернета может быть постепенно сформировано гомеопатическое мышление, чтобы гомеопаты всего мира пришли к общей платформе? Различные взгляды открыто обсуждаются в этой среде, в плане того, чтó лучше для будущего развития нашей системы исцеления. Я понимаю, что вам от всего сердца хотелось бы помочь поколению гомеопатов получить образование, основанное на прочном фундаменте гомеопатических принципов, чтобы гомеопатия могла стать ясной, полной альтернативной системой для лечения людей, особенно для бедных слоев населения.

Дэвид Литтл: Всемирная Сеть полностью изменила мою жизнь! В мои первые годы в Индии я был очень изолирован от мирового гомеопатического сообщества и взаимодействовал только с моими индийскими коллегами. Так как вся моя работа в Индии бесплатна, я должен был оставить свою семью и поехать на Запад, чтобы заработать какие-то деньги. Я должен был обучать гомеопатии, технике остеопатических манипуляций (ОМТ) и краниосакральной терапии (КНТ), пока я не собрал достаточно денег, чтобы финансировать собственную клинику и кормить мою растущую семью. В середине 1990-х гг. я провел несколько лет на Мауи на Гавайях и заходил в Интернет, чтобы делиться своим опытом. Именно тогда я присоединился к раннему homeolist (www.homeolist.com), когда там насчитывалось всего несколько сотен человек. К этому времени я написал "Продвинутые методы Ганемана", которые помогли стимулировать возрождение интереса к "Органону" и начать серьезные исследования потенций LM.

Когда я вернулся в Индию в конце 1990-х гг., Всемирная Сеть, наконец, пришла и в мою сельскую местность, и я смог выйти в Интернет из Индии. Это изменило мою жизнь, потому что я смог наладить связь с мировым гомеопатическим сообществом, не покидая Азию. Я создал веб-сайт, и благодаря моему онлайн-курсу я был в состоянии финансировать свои исследования и получить бесплатный сервис, а также заботиться о семье, живя в отдаленных районах Гималаев. Это было огромным благословением для меня, так как позволило мне выйти на глобальный уровень, оставаясь у себя дома!

Я это полностью понимаю. Интернет стал благом и для меня, позволив мне вести практику почти исключительно из своего дома, и при этом оставаясь доступной для трех моих детей! Я учусь у гомеопатов во всем мире. Все это было невозможно даже 10 лет назад!

Да, благодаря Всемирной Сети я установил постоянный контакт со своими коллегами и открыл такие каналы информации, которые были невозможны ранее. Она связала меня с гомеопатами из многих стран со всех континентов. Она является источником классических материалов и полигоном для новых идей. Это замечательное место, чтобы поделиться своими исследованиями, поскольку здесь встречаются люди, которые укажут вам на ваши ошибки. Это помогло мне узнать, как выстраивать идеи и выражать их в четкой форме. Таким образом, некоторые из ваших худших критиков становятся вашими лучшими союзниками! Я уверен, что Ганеману, Беннингхаузену и Герингу понравилось бы работать на наших компьютерах и в Интернете!

Да, это бы им несомненно понравилось!

Ранее мы не затрагивали ганемановское понимание миазмов и то, как он развил концепцию миазмов. Не могли бы вы рассказать об этом?

Конечно. 1828 год стал переломным для гомеопатии, так как в этом году произошло ключевое событие в карьере Ганемана (была опубликована его книга "Хронические болезни". – Прим. перев.). С 1810 по 1828 гг. гомеопатия основывалась преимущественно на идеях подобия и индивидуализации при согласовании симптомов человека с симптомами Материи медики, в то время как труды Ганемана по этиологии базировались в основном на опровержении аллопатического редукционистского взгляда на причинность. В это время Основатель подчеркивал центральную роль совокупности симптомов и необходимость оценки каждого случая по его собственным качествам.

Это привело некоторых гомеопатов к убеждению, что не нужно ничего знать о причинности или природе и стадии болезни, влияющей на состояние пациента. Они утверждали, что нас интересуют только наблюдаемые симптомы. Это, однако, упрощение гораздо более сложной ситуации. Даже в своем раннем периоде Ганеман отмечал важность понимания природы болезненного состояния и объяснял, что существуют конкретные причины, связанные с инфекционными миазмами. Простая регистрация симптомов, без понимания их долгосрочного значения, не является достаточной при выборе лекарства, которое является по-настоящему излечивающим, или при ведении пациента в течение длительного периода.

В период с 1828 по 1833 гг. Основатель ввел самую сложную причинную доктрину в медицине. В течение этого периода Ганеман отметил, что на протяжении всего существования человечества оно подвержено болезням индивидуально и коллективно, по моральным и физическим причинам. Идея "индивидуального и коллективного" теперь стала центральной во взглядах Ганемана на болезнь и лечение. Индивидуальные нарушения основаны на личной причине или смешанной этиологии, которые влияют на пациента уникальным образом. При таких условиях не может быть двух людей с одними и теми же симптомами или синдромами.

Это означает, что существуют два аспекта в понимании проявления болезни. Один из них – развитие заболевания у каждого отдельного человека, а второй – подобное проявление заболевания у определенных групп людей, которые представляют естественный коллектив.

Да, коллективные расстройства основаны на заболевании с общей причиной и подобными симптомами, которые проявляет однородная группа. Коллективные болезни, которые можно обнаружить в трудах Ганемана, включают травмы, экологически обусловленные заболевания, эндемические заболевания, связанные с питанием, и инфекционные миазмы фиксированного характера. Ганеман обнаружил, что его идеи подобия и индивидуализации недостаточно полны без понимания болезней, общих причин и коллективных миазмов, которые должны быть изучены на базе группы случаев. Это была причина номер один ганемановских неудач при лечении хронических миазмов в период ранней гомеопатии и то, почему он написал "Хронические болезни", в которых интегрированы коллективные анамнезы 5-го и 6-го "Органона". Коллективные расстройства редко стойко излечивались с помощью индивидуального лекарства, разве что только по счастливой случайности, но не с помощью науки и логики.

Хм, ожидание, что только конституциональное лекарство излечит миазматическую тенденцию, будет упрощенным методом понимания и лечения миазмов. Не тем, что мыслил Ганеман.

Наши конституциональные лекарства суть миазматические и мультимиазматические лекарства. Это означает, что во многих случаях они способны лечить миазмы как часть целой конституциональной картины. Однако есть случаи, когда специфический миазм создает препятствие для лечения с помощью таких средств. Тогда нужно изучать симптомы в миазматической перспективе и использовать антимиазматическое лечение. То есть необходимо провести дифференциальную диагностику этих симптомов. Если симптомы пациента образуют уникальный конституциональный портрет, я использую конституциональные лекарства в первую очередь. Если симптомы выражают коллективные характеристики миазма, я в первую очередь использую антимиазматическое лекарство.

Если вначале используется конституциональное лекарство и, как кажется, состояние пациента улучшается, но затем лекарство перестает действовать, это может быть знаком того, что пациент нуждается в хроническом интеркуррентном лекарстве, которое может быть антимиазматическим лекарством из растения, минерала или из животного мира, или нозодом, вызывающим этот миазм. Такое лекарство или улучшает состояние пациента, или десенсибилизирует его так, что конституциональное лекарство начинает действовать снова. Иногда можно выбрать несколько средств, которые кажутся хорошо подобранными, но они не будут работать, пока идет лечение основного миазма. Надо понимать, что не ко всем случаям следует подходить в таком порядке, и надо быть гибкими в применений своих клинических методов.

Ганеман четко указывал, что миазмы основаны на врожденных и приобретенных последствиях инфекции. Его детальное исследование включает в себя наблюдения предрасположенности, наследственности, восприимчивости, момента заражения, продромального этапа, начальной стадии, латентной стадии и вторичной стадии. Это делает Ганемана отцом современной эпидемиологии! Он представил наиболее подробное из когда-либо написанных исследований о том, что теперь называется аутоиммунными заболеваниями и иммунодефицитами. Многие дегенеративные заболевания, такие как рассеянный склероз и ревматоидный артрит, аллергии, астма и т. д., в настоящее время считаются аутоиммунными расстройствами. Полагают, что иммунодефицит играет серьезную роль в развитии рака и СПИДа. Большинство из этих заболеваний считаются неизлечимыми в аллопатии. Просто невероятно, что учение Ганемана гораздо шире, чем современные учения об этих расстройствах, и даже дает эффективные лекарства для лечения этих состояний.

Я полностью согласна! Это надежда, которую мы предлагаем нашим пациентам с так называемыми неизлечимыми болезнями. Но я знаю, что у нас, гомеопатов, есть большая путаница в восприятии миазмов. Каково ваше мнение об этом?

Сегодня кое-кто не понимает, чтó подразумевал Ганеман под миазмами в своем первоначальном контексте. Некоторые считают, что миазмы это все, что угодно, НО не унаследованное и приобретенное под влиянием инфекций. Один очень известный учитель объяснял во время семинара, как ребенок заразился "миазмом" из-за того, что слишком много просматривал телепередачи! Другие одухотворили миазмы до такой степени, что последние потеряли связь с повседневной клинической реальностью. Интересно рассуждать о "моральном упадке" и "грехопадении", но как мы можем забыть о лечении инфекций мягких тканей, туберкулеза и венерических заболеваний?

Другие пошли так далеко, что говорят: то, что Ганеман называл миазмами, "даже не существует". Они думают, что острые инфекционные заболевания, такие как брюшной тиф, холера и лихорадка Эбола, и хронические инфекции, такие как малярия, проказа, туберкулез, гонорея, сифилис и СПИД, являются плодом воображения? Эти инфекционные заболевания до сих пор убивают миллионы людей, а их негативные последствия передаются из поколения в поколение. Это подтвержденный медициной факт.

Разве не удивительно, что Современная Медицина с ее подробной документацией инфекционных заболеваний и их последствий подтвердила концепцию унаследованных миазматических черт и тенденции? Что привело Ганемана к полной разработке этой концепции?

Ганеман опубликовал свои ранние исследования в этих областях в 1817 году, когда он начал исследование псоры, которое было полностью завершено в 1828 году. Нет более подходящего пункта для оценки разницы между ранней концепцией Ганемана и зрелой гомеопатией, чем сравнение § 5, 6 и 7 в первых четырех изданиях "Органона" с § 5, 6 и 7 в 5-ом и 6-ом изданиях. В отличие от ранней гомеопатии, усовершенствованная система Ганемана включает глубокое изучение Причины, совпавших событий, миазмов, а также симптомов и сопутствующих им обстоятельств. Эти три параграфа представляют, в двух словах, прогресс, достигнутый в "Хронических болезнях". Девиз "Хронических болезней": "Cessanto сausa – сessant effectus", который означает, что если причина прекращает свое воздействие, то прекращается следствие. Без искоренения причин в долгосрочной перспективе не будет конца и проявлению симптомов.

В раннем "Органоне" лечение могло заключаться в простом согласовании наблюдаемых симптомов пациента с симптомами Материи медики. Но теперь практикующий должен оценивать каждое значимое событие в полной истории случая. Это включает в себя изучение возбуждающих и фундаментальных причин, хронических миазмов, а также сопутствующих обстоятельств, таких как состояние физической конституции, особенности интеллектуального и эмоционального состояния, личные и социальные отношения, факторы, связанные с занятиями, привычки, образ жизни, возрастные факторы, сексуальность и т. д. Исходя из этого, необходимо оценить природу признаков, события и симптомы души и тела, поскольку все они представляют единственный мыслимый гештальт заболевания.

Как это интерпретировать в клинических терминах?

Для того чтобы найти лекарство в случае индивидуальной болезни, используется персональный анамнез. В случае коллективных заболеваний используется группа анамнезов, чтобы найти специфическое лекарство для однородной группы. Примеры персональных лекарств включают конституциональные лекарства, в то время как групповые лекарства включают конкретные антимиазматические лекарства. Эти коллективные лекарства включают острый и хронический genus epidemicus, т. е., лекарства, обнаруженные в коллективных исследованиях, основанные на проявлении симптомов у многих пациентов. Это связано с тем, что по одному пациенту нельзя составить полный портрет коллективного заболевания. Идея группы специфических лекарств может также применяться в случае физической и психической травмы, при групповом отравлении, массовых заболеваниях, вызванных экологическими факторами, и эндемических заболеваниях, вызванных голодом. Она даже может быть применена к "группе с истерией, военной лихорадкой и массовым психозом". Идея индивидуальной и коллективной психической и физической причины до сих пор не изучена в такой степени, как она этого заслуживает. Это один из наиболее важных аспектов продвинутых методов Ганемана.

Безусловно, в этом большой смысл!

Ранее мы обсуждали ваши исследования шкалы различных потенций, как Ганеман разработал это теоретически, и применение позологии в разных изданиях "Органона". Расскажите нам подробней о ваших клинических испытаниях различных потенций.

На первом этапе моих клинических испытаний я экспериментировал с лекарственными разведениями сотенных потенций в соответствии с идеями, высказанными в § 246 и 247 5-го "Органона". В § 246 Ганеман говорит, что всякий раз, когда лекарство вызывает "наблюдаемое прогрессирующее и выраженное улучшение" лекарство не следует повторять. Это похоже на то, что он сказал в 4-м "Органоне", но не то же самое, так как есть дополнительный акцент на слове "прогрессирующее" и "улучшение". Если дается одноразовая пробная доза и реакция на нее – наблюдаемое прогрессирующее выраженное улучшение, то нет необходимости повторять лекарство, потому что лекарство уже продвигает к выздоровлению наиболее быстрым способом.

Повторение лекарства в этих условиях может вызвать обострения и рецидивы, которые только замедлят лечение. Это лучший сценарий ведения пациента, но, к сожалению, это происходит не всегда. Во многих случаях пациент реагирует на лекарство только медленным или незначительным улучшением. По правилам 4-го "Органона" и сухой дозы, не следует повторять лекарство, пока его действие не прекращается, и есть рецидив симптомов.

Как Ганеман решил преодолеть замедленную или плохую реакцию на первую дозу?

В § 246 в 5-ом "Органоне" Ганеман предлагает метод, который охватывает те случаи, в которых невозможно смягчить ответ однократной дозой. Основатель отметил, что когда есть только медленное улучшение и потребуется 40, 50 или даже 100 дней, чтобы вылечить пациента, этот срок может быть сокращен до половины, четверти или более, если не ограничиваться однократной дозой. Это может быть достигнуто при выполнении следующих трех условий: лекарство должно быть полностью гомеопатичным, оно дается в малых дозах, и лекарство повторяется в подходящие промежутки времени, чтобы ускорить лечение. В примечании к этому параграфу Ганеман поясняет, что в таких условиях лекарство может быть повторено до того, как действие прежней дозы прекратилось.

В § 286 и 287 он поясняет, что лучший способ подготовить дозу для применения – растворить ее в воде и дать пациенту небольшую порцию водного раствора. Таким образом, доктрина 1830-х гг. рекомендует метод "дать однократно дозу, ждать и наблюдать" в тех случаях, когда существует постоянное улучшение, в то время как повторение лекарства через подходящие интервалы ускоряет лечение в медленно продвигающихся случаях.

То есть Ганеман не ушел полностью от разовой дозы или сухой дозы, но вместо этого призывал быть как можно более гибкими в дозировке и повторении, основываясь на клиническом ответе.

Верно. Есть те, кто мыслит только в границах однократной дозы, и те, кто мыслит только в границах повторяющихся доз лекарств. Ганеман предложил гибкую систему дозировки, которая учит, когда лучше использовать одну дозу и когда лучше для ускорения лечения повторить лекарство через подходящие промежутки времени. Это метод срединного пути в позологии, который представляет лучшее из обеих сфер, так как он выходит за рамки метода единственной дозы и механического повторения лекарств. Я обнаружил, что видоизмененные методы Ганемана – единственные серьезные изменения, сделанные в 1830-х гг.

Как я отмечал в прошлый раз, я решил, что должен провести обширные клинические испытания, используя методы 5-го "Органона" (1833), парижское издание "Хронических болезней" (1837) и 6-ое издание "Органона" (1842–43), и сравнить их с методами 4-го "Органона" (1829) и первого издания "Хронических болезней" (1828).

С добавлением понятия о полном лекарственном растворе и разделенных дозах, представленных в 1837 году в парижском издании "Хронических болезней", продвинутая позологическая система была завершена. Парижские регистрационные журналы показывают, что к этому времени Ганеман использовал лекарственный флакон и промежуточный стеклянный сосуд для разведения, чтобы подготовить дозу для пациента. Больше никто не был привязан к единственной сухой дозе и ожиданию прекращения действия лекарства независимо от того, быстрый или медленный прогресс. Теперь можно было настроить дозировку и стратегию ведения в соответствии с действием лекарства на пациента. Нет никаких сомнений, что этот метод значительно ускоряет лечение в затяжных случаях и снижает количество и силу обострений, которые последнее замедляют. В настоящее время есть много гомеопатов, которые еще не воспользовались преимуществом этого аспекта передовых методов Ганемана.

Не могли бы вы рассказать вкратце о ваших клинических наблюдениях в ходе этих исследований?

Первым, что я заметил, было то, что я видел меньше обострений, чем с сухой дозой, а теми, которые появлялись, было гораздо легче управлять. Я думаю, что это происходит из-за использования значительно меньшей дозы и встряхиваний бутылки с лекарственным раствором, благодаря чему пациент никогда не получал одну и ту же потенцию два раза подряд. Конечно, если давать дозы лекарственного раствора, когда в этом нет необходимости, это приведет к обострениям, но при разумном назначении можно избежать ненужных обострений.

Когда я применял исключительно сухую дозу, я обнаружил, что есть пациенты, состояние которых либо не улучшалось, либо улучшались медленно на протяжении длительного периода времени. По правилам 4-го "Органона" не следует повторять лекарство до рецидива, даже если улучшение почти незаметно. Я обнаружил, что если аккуратно назначать повторные разделенные дозы лекарственного раствора этим пациентам, время лечения значительно сокращалось. Оказалось, что в при медленном улучшении намного быстрее, чем при просто "ждать и наблюдать", работают тщательные наблюдения и действия!

Я также замечал при хронических заболеваниях, что временами кажется, будто лекарство уже не работает так хорошо, как это работало в начале лечения. Словно жизненная сила привыкла к лекарству и больше на него не реагирует, даже если лекарство все еще показано. При этом я мог бы прийти к изменению лекарства раньше, чем это было необходимо на самом деле, и отойти от хорошего средства. Но если понимаешь метод регулировки дозы и потенции, лекарство может быть дано различными способами, что заставляет лекарство действовать так же, как оно действовало в начале лечения! Это очень важно в хронических случаях с дегенеративной патологией, которая требует лечения в течение более длительного периода времени. Сочетание уменьшения обострений и более скорого излечения доказывает, что затраты времени, требуемого для изучения более сложных дозировок и ведения пациента, стоят усилий. Единственный способ, которым это можно сделать, заключается в том, чтобы проверить эти методы клинически в течение достаточного времени и получить личный опыт.

Да, я всегда считала, что мы должны внимательно наблюдать реакцию на потенции и на ранней стадии интерпретировать реакцию на лекарство для ускорения лечения. Каким был ваш опыт работы с потенциями LM?

После экспериментов с новыми методами Ганемана для сотенных потенций я решил, что пришло мое время для поверки таинственной потенции LM. Суть § 246 и 247 5-ого "Органона" интегрирована в § 246 6-го "Органона". Ганеман еще раз заявляет, что при наблюдаемых прогрессирующих и резких улучшениях лекарства не должны повторяться. Он отмечает, однако, что при хронических заболеваниях редко бывает так, чтобы однократная доза совершила полное излечение таким драматическим образом.

Он объясняет, что можно ускорить лечение медленно продвигающихся случаев, если лекарство будет полностью гомеопатичным, высокой степени потенцирования, растворено в воде, даваться в малых дозах, и бутылочка с лекарственным раствором – встряхиваться перед приемом так, что пациент никогда не получит одну и ту же потенцию два раза подряд.

Я сразу же обнаружил, что потенция LM действовала совсем по-другому, нежели потенция С. Я действительно считаю, что их лекарственные силы дополняюще противоположны, что значительно расширяет терапевтический диапазон гомеопатии. Некоторые пациенты идут лучше на потенции С, некоторые – на потенции LM, а некоторые, по-видимому, нуждаются в обеих в разное время. Несомненно, что лучше ходить на двух ногах, а не на одной! Наконец-то я почувствовал, что, похоже, разобрался правильно с основами, и могу расти на этом прочном фундаменте как хороший гомеопат.

Я думаю, мы все получили некоторое представление насчет того, что требуется, чтобы быть искусным гомеопатом...

Следующий важный шаг – надо было получить микрофиши парижских регистрационных журналов. Еще раз жена пришла мне на помощь, так как она читает по-французски очень хорошо и могла сделать отличные переводы историй болезни пациентов Ганемана. Это помогло мне лучше понять 6-й "Органон", поскольку там были записи о том, как Ганеман в последние годы своей жизни давал потенции С и LM в лекарственном растворе. Когда к этому материалу добавляются рассказы очевидцев, преп. Эвереста и д-ра Крозерио, мы получаем детали представленного в 6-м "Органоне" и новую информацию, которой нет в тексте.

Слишком многие люди распространяют идею, что потенции LM можно давать ежедневно, механически, неделями, месяцами и годами. Это не то, чему учил Ганеман в "Органоне" или в парижских регистрационных журналах. В примечании к § 246 Ганеман говорит, что потенции LM можно давать ежедневно "при необходимости", а не все время. Если ежедневное повторение дозы "не необходимо", оно или вызовет обострения, рецидивы, или замедлит лечение.

Это означает, что не вызванное необходимостью повторение доз LM действительно может испортить случай! Нужно быть бдительными в применении этой дозировки, как и в применении любой другой шкалы потенций.

Верно. Парижские регистрационные журналы показывают, что Основатель либо давал однократную дозу, обычно посредством ольфакции, за которой следовало 7 дней приема плацебо или короткие серии, от 3 до 7 разделенных доз, и пациент возвращался через неделю. К этому времени Ганеман мог пересмотреть этот случай и решить, продолжать ли давать лекарство или прекратить и дать плацебо. Ганеман никогда не давал дозу лекарства ежедневно или через день в течение долгого времени, без остановки и назначения плацебо в течение одной, двух, даже трех недель или более.

Я рада, что вы упомянули использование Ганеманом плацебо. Как-то гомеопаты забыли пользу плацебо. Или это, возможно, окутано сомнениями, или есть чувство, что это неэтично! В Индии плацебо по-прежнему остается наиболее эффективной дозировкой лечения в те интервалы времени, пока ожидается исцеление.

Ганеман использовал плацебо по ряду причин. Его пациенты настолько привыкли принимать лекарства каждый день, что он использовал плацебо, чтобы успокоить их и удержать от приема других лекарств. В общем, я хотел бы воспитать своих пациентов, чтобы они понимали, что им не всегда требуется ежедневный прием лекарства. Я сохраняю плацебо на то время, когда я действительно в нем нуждаюсь. Это может быть во время обострения или кризиса, когда пациент думает, что он нуждается в лекарстве, а я знаю, что симптомы в ближайшее время исчезнут. Метод Ганемана заключался в том, чтобы оценить действие прописанного лекарства, а затем решить, следует ли оставить пациента на плацебо или продолжать давать лекарство. Д-р Крозерио рассказывал Беннингхаузену, что всякий раз, когда Ганеман видел определенные лекарственные эффекты, он или уменьшал дозу, или прекращал давать лекарство и давал плацебо. Этот факт подтверждается парижскими историями болезней, потому что они показывают, что Ганеман использовал плацебо почти так же часто, как лекарства потенций C или LM. Это очень важные детали, не содержащиеся в 6-м "Органоне". Идея, что Основатель давал ежедневную дозу всем своим пациентам в течение недель, месяцев и лет, является абсолютным мифом.

Таким образом, некоторым из нас надо от многого отучиться, а затем хорошенько переучиться! Я знаю, что и вас заботит современное гомеопатическое образование и последующая гомеопатическая практика.

Новых студентов нужно с самого начала обучать правильным основам. Их надо обучить полному спектру традиционных методов и тщательной проработке репертория и Материи медики. Не существует коротких путей или новых методов, отменяющих необходимость понимания учений Ганемана, Беннингхаузена, Геринга, Яра, Кента, Богера и других. Старые студенты, такие как я сам, должны сохранять ум начинающих и сочетать открытость с мудростью возраста. Мы все должны продолжать расти, а не почивать на лаврах с тем, с чем нам вполне комфортно. Я знаю гомеопатов, которые по двадцать лет практикуют одну и ту же позологию и одни и те же методы ведения пациента. Это не путь вперед.

В ходе моих исследований я обнаружил, что большинство современных гомеопатов использовали лишь малую часть материала, представленного Ганеманом. Это касалось не только позологии и ведения пациента, но также многих других областей практики. Чтобы дать вам представление о том, насколько недостаточным является доступное сегодня учение, позвольте мне упомянуть несколько областей:

  • Ганеман говорил о главном лекарстве, остром интеркуррентном, антимиазматическом лекарстве, хроническом интеркуррентном лекарстве и профилактических средствах.
  • Ганеман говорил об однократных лекарствах, их смене, чередованиях, тандеме лекарств и ряде лекарственных средств, когда это необходимо.
  • Ганеман говорил о восприимчивости, конституции, темпераменте, наследственной предрасположенности, унаследованных миазмах и влиянии факторов окружающей среды.
  • Ганеман говорил об индивидуальных причинах, коллективных причинах, возбуждающих причинах, поддерживающих причинах и фундаментальных причинах.
  • Ганеман говорил об острых миазмах, полуострых миазмах и хронических миазмах.
  • Ганеман говорил об объективных признаках, случайных симптомах и объективных симптомах, а также о сопутствующих обстоятельствах, таких как состояние физической конституции, умственное и эмоциональное состояние, образ жизни, привычки, социально-бытовые отношения, а также возрастные факторы, секс и сексуальность.
  • Ганеман говорил о психических расстройствах, философском консультировании и гомеопатической психологии.
  • Ганеман говорил о массаже, гидротерапии, минералах, магнитах, электричестве и месмеризме.

Обучаем ли мы всем этим предметам в наших школах и колледжах, в наших обществах? Увы, нет. Это часть того, что я называю "потерянные истины Самуэля Ганемана". Это должно измениться.

Дэвид, нам действительно повезло, что вы написали свою шеститомную книгу по гомеопатии. У КАЖДОГО гомеопата должен быть экземпляр этой книги, чтобы приобрести глубокое понимание этих разнообразных аспектов гомеопатической практики, вместе с соответствующими ссылками. Это, безусловно, даст к тому же некоторое руководство гомеопатическим школам в том, насколько гомеопат должен быть образован на фундаментальном уровне. Я благодарна, что нас обучали большей части этого в гомеопатическом медицинском колледже в Мумбаи.

Я сталкивалась только с еще одним многотомным сочинением, имеющим дело практически со всем спектром философии и клинической гомеопатии – материалы симпозиума Института клинических исследований д-ра Дхавала в Мумбаи.

Меня беспокоит, что слишком многие из практикующих сегодня не изучают основы ганемановской гомеопатии до того, как берутся за новые экспериментальные современные методы. Возьму на себя функции рекламного агента учения Самуэля Ганемана и попрошу людей пересмотреть его работы в их первоначальной парадигме тщательнее. Иногда я устаю от необходимости отвечать на обвинения, что мой труд это "религия" или "фундаментализм" и т. д. Некоторые люди, похоже, считают, что я читал только материалы XIX века! Это, конечно, не так. Я модернизатор, но я не отвергаю традиционный материал. Я использую классику как основу для моих исследований. Я работаю, чтобы сделать гомеопатию медициной будущего, но мои ноги твердо стоят на фундаменте прошлого.

Кое-кто не понимает мои мотивы или причины для особого внимания, которое я уделяю "Органону", "Хроническим болезням" и "Малым трудам" Ганемана. Почему я это делаю? Потому что это мой долг перед человечеством – распространять основополагающие учения Гомеопатии, потому что слишком многое из этого материала не замечено или не понято. Я просто стремлюсь убедиться, что все мы знаем наши основы, так что у всех нас есть прочный фундамент, чтобы строить на нем, когда наберемся опыта.

Действительно, на мой взгляд, требуется мужество, чтобы занять позицию глобального противостояния. Я думаю, пришло время, чтобы кто-то подчеркнул необходимость оставаться прочно укорененными в традиции, чтобы еще лучше использовать некоторые блестящие современные идеи. Особенно в нашу эпоху Интернета, когда мир превратился в глобальную деревню, и мы легче подвергаемся воздействию множества идей.

Когда я начал эту кампанию в Сети около десяти лет назад, слишком многое из этого материала игнорировалось, и многие только практиковали разбавленную, упрощенную версию гомеопатии. Некоторые люди говорят: "Вы только должны записать симптомы – ничто другое не важно". Как примитивно! Разве это то, чему учил Ганеман? В § 6 Ганеман писал, что все заметные симптомы, ощущаемые пациентом, сообщенные друзьями и родственниками и наблюдаемые гомеопатом, составляют "единственно доступную нам картину болезни". Затем в § 7 Ганеман говорит:

Но так как и в этом случае болезнь обнаруживается только посредством болезненных симптомов, то последние должны служить главным и единственным показанием при выборе лекарств, способствующих выздоровлению. Принимая в соображение случайный миазм, на котором может основываться болезнь, и в то же время не упуская из вида других обстоятельств, указанных в § 5

Очень важно отметить, что Ганеман говорит о симптомах, миазмах и сопутствующих обстоятельствах и затем ссылается на § 5. Этот параграф учит, что важно рассмотреть полную историю случая, возбуждающие и фундаментальные причины, конституцию, темперамент, образ жизни, привычки, личные и общественные отношения, профессию, возраст, пол и т. д. К этому следует добавить похожие утверждения из § 18 и 24 о необходимости понимания причины, симптомов и обстоятельств. Ганеман продолжает:

Врач все-таки должен обращать постоянное внимание на наружное выражение [внутренней сущности болезни], т. е. на совокупность припадков, как на главный и единственный предмет для руководства при выборе лекарств.

Нельзя увидеть расстройство невидимой жизненной силы, но можно стать свидетелем ее расстройства по существенной природе совокупности признаков, событиям и симптомам души и тела. Эти заметные признаки создают истинную картину общего проявления заболевания — гештальт. Существенная природа совокупности симптомов выражает истинное бытие (Esse) в гомеопатии Ганемана.

Разве не интересно, что Ганеман всегда ссылался на душу и тело как единое целое в болезни? Важно точно анализировать внешнее выражение жизненной силы – симптомы болезни. Если мы не исходим из этого, то при выборе лекарства можно прийти к неправильному пониманию центральных "образов" и "моделей" психического состояния, которые не имеют никакого объективного (физического) доказательства своего выражения.

Да, было много разговоров о чисто психическом подходе, сущности, центральной делюзии, витальном ощущении, центральном расстройстве, главной теме лекарства и т. д. Такие идеи полезны, чтобы сфокусироваться на том, что важно у пациента, но когда это заходит слишком далеко, то становится формой "гомеопатического редукционизма", которая затемняет природу совокупности симптомов и оставляет позади гештальт заболевания, в котором целое больше, чем сумма его частей. Это может привести к односторонним упрощениям, в которых истинное бытие (Esse), представляющее "гештальт-качества" болезни, заменяется стереотипными лейтмотивами.

Я знала некоторых (на самом деле невероятно мало!) одаренных людей, способных тщательно, с глубокой проницательностью наблюдать "центральные нарушения" и "темы" в психических состояниях в самый разгар хаоса физических симптомов. Но большинству, несомненно, следует вначале хорошо разобраться в традиционных методах, так как они должны прибегать к ним во многих случаях и клинических ситуациях.

Даже "одаренным людям" необходимо очень хорошо понять основы, иначе ведение пациентов окажется необоснованными, а назначаться лекарства будут вслепую. Трудно сказать, в каких случаях гомеопаты отходят слишком далеко от индуктивного метода Ганемана. Если подойти слишком субъективно, без баланса с объективностью, то результатам не будет хватать цельности. Я видел это много раз. Когда такие гомеопаты сталкиваются с дегенеративными заболеваниями и сложной патологией в клинических условиях, они часто не знают, что делать. Почему это происходит?

Бабочка психики, которая обитает в мозге, имеет два крыла. Правая часть мозга придает значение интуиции, в то время как левая сторона придает значение логике. Для того чтобы психика "летала", два ее крыла должны двигаться в гармонии. Если одно или другое крыло доминирует, она упадет на землю. Гомеопат нуждается в "полномозговом" образовании, при котором используются и правое, и левое их полушарие в гармонии. Таким образом, интуиция и логика поддерживают друг друга неким способом, делающим доступной для понимания как линейную, так и синхронную причинность. Это превращает гомеопата в настоящего мастера исцеления, поскольку позволяет найти ответ в самых разнообразных ситуациях. Использование логики и интуиции вместе – лучшее, что может быть.

Я более чем согласна с этим!! Гомеопатия как система исцеления это и искусство, и наука. Один из моих профессоров говорил об этом так: "В то время как [восприятие] совокупности симптомов [синтез] является продуктом использования правого полушария мозга, а потому целостно и одновременно, так как правый мозг использует интуицию, анализ и оценка являются продуктом использования левого полушария мозга, а потому логичны и последовательны, так как левое полушарие мозга использует язык".

Вы упомянули интересный термин "гомеопатический редукционизм".

Я попробую объяснить, что я под этим подразумеваю. Каждый гомеопат должен понять, что истинное центральное расстройство – это расстройство жизненной силы, которое может быть засвидетельствовано только через сущностную природу совокупности симптомов относительно того, что касается причинности, миазмов и сопутствующих обстоятельств. В стремлении осуществить это гомеопат фокусирует внимание на поразительных, единственных, необычных и специфических характерных симптомах состояния болезни, а не на симптомах, общих для всех заболеваний (§ 153). Именно эти характерные признаки и симптомы – наиболее подходящие при поиске пригодного для пациента лекарства.

В некоторых случаях наши многогранные лекарства сводятся к чрезмерно упрощенным особенностям. Тогда многогранное проявление лекарства или их семейства заменяется односторонней сущностью, что скорее снижает, а не расширяет наше видение, так как игнорируются другие аспекты. Да, нам необходимо изучить существенные темы наших лекарств, чтобы мы понимали их важные характеристики и общие симптомы. Тем не менее, когда здесь заходят слишком далеко, существует опасность фокусировки на односторонней стереотипной концепции. Вот что я называю "редукционизмом".

Такой подход игнорирует то, что гомеопатия является гештальт-терапией, в которой назначение делается по сущностным связям в общем поле причин, симптомов и сопутствующих обстоятельств. Полный симптом должен иметь локализацию, ощущение, модальность и сопутствующие обстоятельства. Полное лекарство или семейство лекарств должны иметь некоторое количество этих полных симптомов. Нет никакой единственной сущности, которая может заменить сущностную характеристику совокупности симптомов – ни у одного пациента, ни в какие времена и ни при каких обстоятельствах.

Как вы представляете сбор анамнеза, осмотр и изучение лекарств и пациентов?

Для меня изучение пациентов, лекарств и семейств лекарств подобно составлению пазлов. Каждый пазл представляет полную картину с формой, цветом и смыслом, который представлен в его фрагментах. Нельзя определить, чтó это за изображение, просто глядя на один или два фрагмента, даже если они образуют центр картины пазла. Надо взять все разрозненные кусочки, которые сочетаются друг с другом, и присоединять их друг к другу до тех пор, пока различные области изображения не станут отчетливо видны.

Как только большинство элементов на месте, начинаешь понимать характер общей картины. Чем больше частей соединено между собой, тем легче видеть, куда следует присоединять остальные. Когда все части на месте, можно увидеть полную картину. То, что на ней изображено, больше, чем просто сумма ее частей. Один элемент сам по себе не представляет целый пазл, так как каждый фрагмент является частью большего целого, которое неизвестно до тех пор, пока все наиболее важные фрагменты не связаны вместе.

Не является ли это "забавным" аспектом гомеопатии? Даже простая простуда или диарея являются пазлом, ожидающим своего решения... как ключи к загадке, которая должна быть разгадана.

Совершенно верно. После того как собраны вместе все основные элементы пазла, они дают некоторое представление об общей картине. Недостаточно сказать, что портрет изображает мужчину или женщину, глядя на их нос. Они молоды или стары? Это европейцы, азиаты или африканцы? Какого цвета у них волосы? Какого цвета глаза? Каково выражение лица? В каком они положении? Что они делают? Каков фон? К какому времени относится картина и какие с ней связаны обстоятельства? Без понимания того, кто, что, где, с чем, почему, каким образом и когда, как можно понять истинный портрет болезни? Это составляет основу гештальт-философии, на которой базируется гомеопатия.

По вашему мнению, в каких современных подходах это теряется из вида?

Некоторые люди используют блок-схемы с лейтмотивами, для того чтобы свести весь симптомокомплекс нашего многогранного лекарства или семейства лекарств к единственному миазму, единственной делюзии, единственному симптому и единственной теме, которая, как предполагается, выражает так называемую сущность. Это, понятно, часто идет рука об руку с терапевтическим абсолютизмом, при котором один-единственный метод применяется для всех пациентов, независимо от характера заболевания, времени и обстоятельств.

Это приводит также к увековечению идеи, что существует большое конституциональное лекарство, которое должен быть хорошим для всех острых и хронических заболеваний на все времена при любых обстоятельствах. Нужно быть очень осторожным в пропаганде такой идеи. В противном случае ганемановская система "гибкого реагирования" заменяется одной жесткой стратегией ведения пациента, которая должна быть хороша во всех ситуациях. Я чувствую, что это произошло с идеей псевдоединства, которая игнорирует тот факт, что истинное единство выражается во взаимосвязи разнообразных явлений, которые составляют единое целое.

Что случилось с ганемановской системой индивидуализации и гибкого реагирования?

Что случилось с главным хроническим лекарством?

Что случилось с антимиазматическим лекарством?

Что случилось с острым интеркуррентным лекарством?

Что случилось с хроническим интеркуррентным?

Что случилось с профилактическим лекарством?

Что случилось с локализацией, ощущениями, модальностями и сопутствующими обстоятельствами, которые составляют совокупность характерных симптомов?

Что случилось с этиологическим созвездием, которое включает в себя индивидуальную причину, коллективную причину, возбуждающую причину, поддерживающую причину и основную причину?

Что случилось с идеей, что непосредственная причина никогда не может в действительности сводиться к единственному событию, не зависящему от группы взаимосвязанных факторов?

Я понимаю, что вы имеете в виду. Существует опасность в том, что система гомеопатии будет представлена "гомеопатическим редукционизмом".

Некоторые из нас потеряли из виду тот факт, что традиционные методы весьма эффективны в сражении с комплексным заболеванием или с серьезной болезнью, которые сегодня преобладают. Мы отвлеклись на поиск неуловимого, единственного конституционального подобнейшего и, возможно, стали почти бессильными в последовательном излечении серьезной клинической болезни, за исключением совершенно случайных блестящих случаев, что мы, к счастью, изведали. Я сама прошла через этот опыт.

Да, это плохо для личного гомеопатического развития и прогресса гомеопатии. Многие гомеопаты, вероятно, не нашли времени, чтобы изучить основы гомеопатии, до того как заблудились в современных сокращенных версиях, основанных на лейтмотивах, блок-схемах и сущностях. Что случилось с обучением тому, как использовать "Терапевтический карманный справочник Беннингхаузена", реперторий Кента, реперторий Кнерра, реперторий Фатака, "Реперторий и общий анализ" Богера-Беннингхаузена? Что случилось с изучающими "Чистую Материю медику" Ганемана, "Хронические болезни", "Энциклопедию" Т. Ф. Аллена, "Ведущие симптомы" Геринга и "Словарь" Кларка? Они уже выучили все хорошо проверенные и наблюдаемые характеристики, которые можно найти в "Лекциях по Материи медике" Кента, в "Ключевых симптомах" Г. К. Аллена, "Ключевых симптомах" Липпе или в "Ведущих средствах" Нэша? Во многих случаях ответом будет "нет, они этого не сделали".

Иногда наши полные симптомы с локализацией, ощущениями и модальностями заменяются стереотипными сущностями типа "Phosphorus является открытым, а Natrum muriaticum закрытым". Это может быть проницательным в некоторых случаях, но Phosphorus может оказаться таким апатичным и равнодушным, что будет казаться закрытым, а Natrum muriaticum может показаться слишком открытым при определенных обстоятельствах. У Phosphorus могут отсутствовать границы, а Natrum muriaticum может быть склонен к применению чрезмерно жестокого механизма защиты, но такие симптомы — только терапевтические намеки, а не полный симптом.

Как вы думаете, почему возникла эта тенденция к "редукционизму"? Я знаю, что вы не критикуете концепцию конституционального лечения саму по себе, и даже исследование новых идей.

Я подчеркиваю необходимость прочной основы, чтобы мы могли обоснованно развиваться в будущем. Чтобы сделать это правильно, надо понимать идею невидимой сущности и ее видимые "гештальт-качества". Когда идеи конечного единства, центрального расстройства, центральной делюзии или основной темы лекарства тривиализуются, можно впасть в другую форму редукционизма, механицизм и экстернализм. Если сфокусироваться на характерной сущности совокупности симптомов, причинности, миазмах, сопутствующих обстоятельствах, делюзиях, мечтах, общих симптомах, частных симптомах, модальностях И золотых нитях, которые связывают их вместе, это составляет истинное единство, в котором целое больше, чем сумма его частей!

Не существует такого единственного симптома, особенной сущности или основной темы, которые могут заменить гештальт болезни, в котором каждый аспект является взаимозависимым компонентом, но подогнанные друг к другу они образуют больше, чем целое. Сегменты из этих симптомов могут быть объединены несколькими способами в нечто, незаметное раньше, или могут быть совокупностью, уникальной для данного конкретного пациента. В этом случае, конечно, несколько различных аспектов, найденных у лекарства или у семейства лекарств, могут сыграть центральную роль в выборе лекарства с учетом причин, симптомов, миазмов, времени и сопутствующих обстоятельств.

Нельзя расположить точку в пространстве с помощью только одной координаты вектора, но тем более нельзя понять наши многогранные лекарства по одной концепции или сущности. Если этого не понимать, существует опасность впасть в ложное единство за счет истинного единства, обнаруживаемого в разнообразии явлений. Как сказал Ганеман, один симптом так же является болезнью, как нога человеком.

О центральной сущности я поняла вот что: это как бы взглянуть в "сердце" человека и усмотреть там "делюзию", которая объясняет многие модели поведения на периферии. Но я чувствую, что при выборе лекарства физические симптомы и модальности должны поддерживать этот вид анализа. Этот метод не может быть полезным в каждом клиническом случае.

Я думаю, что каждый из нас должен понимать, что быть многогранным гомеопатом – вот что действительно важно в клинической ситуации.

Да, это правда, я не против деятельности любого человека, не выступаю против какого-то метода и не отклоняю любую новую информацию. В самом деле, все эти идеи и новые концепции имеют свою ценность, если базируются на основных принципах классики. Я просто защищаю срединный путь, который объединяет лучшее из старого с лучшим из современного сбалансированно, чтобы не опрокинуть гештальт-философию, на которой основана гомеопатия.

Каждый раз, когда я вижу "большую тему" лекарства, я вижу и другие симптомы, которые в равной степени важны. Я предпочитаю смотреть на голографическое изображение лекарства, образуемое совокупностью характерных симптомов гештальта болезни, поскольку это может подойти для разнообразных пациентов при различных обстоятельствах. Существует опасность сбиться с пути, впадая в псевдоединство и терапевтический абсолютизм во имя осуществления "высочайшего метода".

Что же, Дэвид, я искренне надеюсь, что все прислушаются к тому, что вы говорите. Я знаю, что вы остаетесь открытым для современного подхода, если он используется в соответствующем контексте и в соответствующей клинической ситуации. Модернизация должна быть четко построена на ранее установленных основополагающих принципах.

Да, я являюсь сторонником модернизации в соответствии с основой, на которой базируется гомеопатия. Применение обобщения и аналогии в гармонии с опытом работы началось с Ганемана и Беннингхаузена. Эти принципы были центральными при разработке "Терапевтического карманного справочника Беннингхаузена" и большинства последующих реперториев. Использование обобщения для выявления основных тем, найденных в лекарстве или семействе лекарств, это старый гомеопатический метод. Когда обобщение сочетается с аналогией, оно позволяет выделить основные характеристики лекарства или семейства лекарств. Если темы основаны на прувингах и симптомы выведены из наблюдения пациентов во время лечения, то они основаны на индуктивном методе и логике. Как только объективные симптомы поняты, можно использовать аналогию, чтобы распространить их на более субъективную область заземленным образом.

Когда темы основаны на доктрине сигнатур, они понятны интуитивно и субъективно и должны быть подтверждены в прувингах и клинических наблюдениях. Один метод всегда должен быть сбалансирован с другим. Это полностью интеллектуальный подход, о котором я говорил ранее. Тем не менее некоторые раскручивают новые темы как пауки плетут свою паутину. Можно ли всегда такие "домотканные" симптомы принимать в качестве основной характеристики лекарства?

Нетрудно предположить, что лекарства, которые производят из "лозы", являются "зависимыми и нуждаются в поддержке", но можно ли такое лекарство в действительности взять в качестве лейтмотива у большинства пациентов? Можем ли мы тогда считать такое лекарство подходящим всем цепким пациентам? Я видел страницы, написанные о нескольких образах, подобных на этот, с весьма незначительными клиническими подтверждениями. Некоторые из этих сущностей, кажется, растут так же легко, как сорняки!

(Улыбается). Мы должны быть осторожны, увлекаясь.

В очередной раз это становится предметом обсуждения, когда принятие хорошей идеи заходит слишком далеко в область субъективного без каких-либо объективных подтверждений. Когда природные соответствия подтверждаются традиционными средствами и прувингами, они полезны и помогают запомнить лекарства и их семейства. Кое-что из нового материала может содержать небольшое количество хороших клинических намеков, но должно ли это заменить материал, собранный в прувингах на здоровых, при отравлениях, и новые симптомы, полученные во время лечения пациентов?

Прувинг лекарств занимает много времени, но он включает в себя объективное испытание симптомов. Человек становится пассивным свидетелем последствий действия лекарства. Требуются годы наблюдений для сбора симптомов, появившихся при лечении пациентов, тогда как требуется лишь несколько минут, чтобы выудить темы и сущности по доктрине сигнатур. Я могу составить любое количество образов за несколько минут, но значит ли это, что они действительно обоснованы как основные характеристики лекарства? Ответ на эти вопросы может прийти только тогда, когда субъективные методы, основанные на аналогии, сбалансированы с прувингами и клиническими подтверждениями.

Как бы вы предостерегли неофитов?

Сегодня немногие хотят выполнять тяжелую работу прувинга лекарств традиционным способом и многие заинтересованы в фантастически звучащих коротких путях. Так что мое предостережение студентам, а также и старым гомеопатам, простое: старайтесь сохранять здоровый баланс между субъективной и объективной информацией и сочетайте лучшее из нового с лучшим из старого. Кроме того, если это "слишком легко", скорее всего, это "слишком упрощенно". Например: я полностью за изучение природных соответствий в отношении архетипов, но я считаю, что это должно быть сделано на прочном фундаменте психологии Юнга. Это также требует изучения традиционного материала. В противном случае бóльшая часть этой работы содержит слишком много "идей Нью-Эйдж" и слишком многие люди оказываются "затерянными в космосе". Означает ли это, что все они нуждаются в Hydrogen? Я думаю, нет!

Некоторые модернизаторы даже не понимают основы системы, которую они, похоже, хотят превратить в нечто новое и более захватывающее! Временами я сомневаюсь, что кое-кто из этих людей когда-нибудь действительно побеспокоит себя чтением классических текстов или изучением для серьезного использования ссылок, найденных в традиционном материале. Так много было потеряно или забыто, что только небольшой процент того, что Ганеман ввел, действительно беспристрастно рассмотрено и введено в практику. Говорю об этих вещах, а кто-то слышит: "Все, что нужно, это Сущность", потому что и это "неважно", и то "неважно". В действительности эти лица используют только небольшую долю того, что предлагается классической гомеопатией. Многие люди с большим трудом допускают, что им еще есть много чему поучиться у Ганемана.

Вы чувствуете, что некоторые гомеопаты сопротивляются обучению тому, что Ганеман ввел в последние годы? Как вы думаете, из-за чего это сопротивление?

Первая проблема с изучением методов, которые Ганеман представил между 1835 и 1843 гг., заключается в низком качестве учебных материалов, доступных на английском языке, по тому периоду. Это одна из причин, почему я собирал информацию в течение 12 лет и написал 3000-страничный "Гомеопатический компендиум". Слишком много людей говорят, что потенции С и LM можно давать ежедневно в лекарственном растворе, механически, для всех пациентов. Они взяли самый передовой индивидуализированный метод Ганемана и превратили его в механическую систему, напоминающую аллопатическую. В действительности же Ганеман использовал однократные дозы (как правило, посредством ольфакции), за которыми следовали серии плацебо или короткие серии доз, между которыми и после которых он давал плацебо. Этот метод колебаний "включить-выключить" я нашел в парижских регистрационных журналах. Д-р Крозерио пишет барону фон Беннингхаузену, что невозможно передать все оттенки лечения Ганемана, потому что его способ действия был "не всегда тот же самый".

Вторая проблема – на повестке дня оказалось искажение материала, обнаруженного в парижских регистрационных журналах Ганемана. Этим занимаются в своих презентациях некоторые ревизионистские историки, которые пытаются шокировать тех, кого они считают "классическими гомеопатами". Под классической гомеопатией они подразумевают, как правило, их собственное творение, базирующееся на методах нескольких односторонних конституционалистов, придерживающихся 4-го "Органона". Они стараются представить дело так, что якобы то, что Ганеман практиковал в клинике, полностью отличалось от того, что он писал в "Органоне". Вся эта дезинформация помогла сбить с толку новых студентов точно так же, как и старых гомеопатов, и замедлила рост гомеопатии.

Я с вами согласна. Долгое время я даже не знала о том, что эти ярлыки означают! Путаница вокруг такой маркировки способствовала разногласиям, которые, как мы знаем, не помогают гомеопатии сегодня. Каковы некоторые из этих спорных вопросов?

Некоторые используют термины полипрагмазии, такие как "двойные лекарства", чтобы описать чередование Ганеманом двух отдельных лекарств, назначаемых в разное время, и называют использование Основателем серий отдельных лекарств "лекарственной комбинацией". Они пытаются изобразить эти традиционные техники как секретные методы Ганемана, которыми он пользовался в Париже, но на самом деле Основатель говорил о чередовании лекарств, интекуррентных лекарствах и сериях лекарств в первом "Органоне" в 1810 году! Эти методы можно найти в каждом издании "Органона" и "Хронических болезней", и в парижском периоде здесь нет ничего нового.

Люди такого сорта также отмечают, что парижские регистрационные журналы демонстрируют: Ганеман не всегда ждал прекращения действия лекарства, чтобы повторить дозу или дать другое. Они пытаются использовать эту информацию для таких заявлений, как "Ганеман не практиковал то, что он проповедовал в "Органоне", так почему должны мы?" Потом они смешивают несколько лекарств вместе и дают их одновременно, и заявляют, что они практикуют как Ганеман. Правда в том, что Ганеман написал в 5-м "Органоне" в Германии, что не обязательно ждать прекращения действия лекарства для повторения лекарства или назначения интеркуррентного лекарства. Он описывает подробно этот метод в § 246 и примечании к нему задолго до того, как отправился в Париж.

Некоторые указывают на широкое использование Ганеманом Sulphur как на еще один пример нарушения Ганеманом его собственных правил. Ганеман учил, что Sulphur – главное лекарство от псоры еще в "Хронических заболеваниях" в 1828 году, и его немецкие регистрационные журналы показывают, что он уже использовал Sulphur таким образом к 1830 году! Он также говорил об этом методе в 5-м "Органоне" в 1833 году, где он описал его очень подробно. Все эти материалы были общественным достоянием задолго до того, как Основатель отправился в Париж. Мои исследования парижских регистрационных журналов и свидетельства очевидцев показывают, что то, чему Ганеман учил в 6-м "Органоне", находится в гармонии с тем, что он практиковал в клинике.

Третья проблема в изучении того, чему учил Ганеман, это психическая инерция со стороны гомеопатов. Некоторые люди словно боятся смотреть на прошлое классики, поскольку оно может навести на мысль, что они делают что-то неверно в настоящее время. Другие просто сопротивляются переменам, потому что они стали слишком самодовольными от того, что они уже знают. Вы говорите им о лекарственном растворе, а они начинают стонать от всех этих бутылок! Предлагаете им проверить более продвинутые ганемановские методы дозировки, а они говорят, что они и так уже все делают прекрасно. Указываете на классический материал, который они не видели, а они говорят о последних новых технических приемах, которые они только что узнали на семинаре. Просите их индивидуализировать свои методы тщательнее, а они говорят, что нуждаются только в конституциональном лекарстве. В любом случае, стоит обратить внимание на что-то еще, кроме точки на руке.

Дэвид, это меня смешит! Это напоминает мне меня саму, молодого, со свежим энтузиазмом гомеопата, который еще не сталкивался с РЕАЛЬНЫМ существованием клинической болезни, и ответственным отношением к людским проблемам. К счастью, я узнала, и узнала быстро, что нет простого способа серьезного клинического гомеопатического ведения пациентов!

Вы считаете, что Мелани, задержав после смерти Ганемана публикацию 6-го "Органона" более чем на 60 лет, внесла вклад в эту путаницу?

Да, очень жаль, что 6-й "Органон" не был опубликован, когда такие люди как Беннингхаузен, Геринг и Яр были еще живы. Ганеман, казалось, готовил Беннингхаузена к карьере, помогая распространить его идеи, так как он послал барону в 1843 году информацию о двух случаях LM. И Беннингхаузен, и Геринг пытались получить рукопись, но все их усилия были напрасны. Это отодвинуло гомеопатию на 80 лет назад. К тому времени, когда 6-й "Органон" был опубликован в 1920 году, все первое поколение ушло из жизни, и никто не был готов примерить мантию нового метода.

А как насчет недоступности многих оригинальных документов на немецком, или заявлений о неполноте переводов, или неточности переводов того, что уже доступно?

Другой фактор, с которым я столкнулась, это трудность в точном толковании "старонемецкого", на котором писал Ганеман, что, по-видимому, и вызывает некоторое подозрение, и дает пищу дня неверного истолкования.

Недоступность оригинальных немецких документов является проблемой, поскольку большинство людей в Германии также игнорируют эти ранние работы! Существует много материалов, которые должны быть честно исследованы без привязки к личным программам "за" или "против" определенных методов. В общем, все переводы "Органона" являются приемлемыми, хотя и не идеальными. Всегда будет дебаты по поводу такого-то слова или такого-то предложения, даже в Германии, но не это главная проблема. Это вопрос о лени и самодовольстве, обнаруживаемых в человеческом уме. Многие больше интересуются самым последним новым методом на семинаре, нежели копанием в старых пыльных книгах и архивах. Моя идея заключается в том, чтобы углубиться в мало понимаемую классику, отбирая при этом лучшее из современной гомеопатии. В известном смысле, я "человек эпохи Возрождения", когда одинаково ценилось старое и новое.

Я вспоминаю ганемановское определение того, что вы называете "психической инерцией", в его "Хронических болезнях": "Конституциональное отвращение к тяжелой работе"! Я усмехнулась, когда читала это, думая, какую уместную критику он высказал!

Ганеман на самом деле беседовал в начале лечения со своими хроническими больными по крайней мере раз в неделю. Поэтому он мог ясно оценить в начале случая прогресс при применении его предписания, чтобы при необходимости ускорить лечение. Попросите некоторых современных гомеопатов прослеживать своих пациентов почаще, а те пожалуются, что не хотят вмешиваться в ход лечения. По-видимому, для них не важно, испытывает ли пациент незначительное улучшение или не испытывает вообще никакого в течение следующего месяца или двух. Это происходит, если некоторым нравится давать однократно дозу и по возможности не вспоминать о пациенте как можно дольше. К этому ли стремился Основатель?

(Улыбается). Не вспоминать о пациенте как можно дольше? Я уверена, что есть довольно много пациентов, которых хочется... особенно тех, которые напугали нас, когда мы не знали, как помочь им гомеопатически... По правде говоря, это те, кто вынуждает нас узнать глубину гомеопатии!

К сожалению, сталкиваясь с возможностью изменения из-за сложных клинических ситуаций, некоторые отступают от будущих возможностей к своим прошлым привязанностям. Когда говорят о различиях в методах 4-го "Органона" по сравнению с методами 5-го и 6-го "Органона", часто можно услышать: "Но сухие дозы работают". Конечно, сухие дозы работают, причем иногда прекрасно! В некоторых случаях, однако, лекарственный раствор работает лучше. Тогда приходится слышать оправдания вроде: "Ах, все эти лекарственные растворы приносят слишком много беспокойства! Почему бы просто не дать однократную сухую дозу, велеть вернуться через месяц, и расслабиться!"

Я хотел бы здесь задать несколько вопросов. Что наиболее важно? То, что наиболее удобно для гомеопата или то, что лучше для пациента? Говорится ли в первом параграфе "Органона" "Делайте то, что вам легче всего", или там говорится, что наивысшее и единственное призвание в том, чтобы вылечить больного? Говорится ли во втором параграфе "Органона" "Лечи каждого одинаково, даже если прогресс медленный" и что "обострение это хорошо"? Нет, это не так. В нем говорится: "Идеал лечения состоит в том, чтобы восстановить здоровье больного скоро, легко и прочно, или устранить и совершенно уничтожить болезнь во всем ее объеме кратчайшим, вернейшим и безвреднейшим способом".

Будучи перфекционисткой, я истощилась как гомеопат, достигая этот идеал в одиночку. Остается только работать с многочисленными пациентами. Я признала, что единственный способ сделать "свое наивысшее" в гомеопатии это работа в команде, где каждый имеет сходный (клинический) образ мыслей и сходную систему ценностей.

Я уже упоминала в предыдущем интервью, что вы благословлены своей семьей, которая трудится как единое целое, как команда единомышленников, преданных одной цели и стремящихся к гомеопатическому идеалу. Я искренне молюсь, чтобы в будущем это был путь вперед для мировой классической гомеопатии.

Мы все нуждаемся в помощи и поддержке, чтобы продолжать работать год за годом. Искусство исцеления являются одним из самых сложных путей, на которые можно встать, так как всегда сталкиваешься с болезнью и смертью. Работа с коллегами-единомышленниками очень важна. У каждого есть свои "слепые пятна", и совместная с другими работа помогает заполнить "дыры". У каждого бывают периоды, когда дела идут хорошо, и периоды трудностей. Мы все имеем свои энергетические взлеты и провалы, моменты восторга и депрессии. К счастью, Интернет помог нам сформировать бóльший групповой дух, который был недоступен ранее. Есть много опытных коллег, которые готовы оказать помощь и поддержку. Ни вы, ни я не одиноки, как были когда-то!

Еще раз я полностью согласна! Я начала звучать как испорченная пластинка? Какие другие важные области вы хотели бы выделить?

Еще одна важная пренебрегаемая область – дозировка и реакции на лекарство. Попросите некоторых поэкспериментировать с лекарственным раствором и корректировкой дозы, и они станут жаловаться на неготовность пациента. На самом деле большинство пациентов, принимая лекарства, хотят участвовать в наблюдении за своими симптомами и следить за прогрессом в состоянии своего здоровья. Им НРАВИТСЯ повышенное внимание и участие в процессе исцеления, а не роль простых статистов. Не в пациентах большинство проблем, а в сопротивлении гомеопатов изменениям, которые предполагает этот путь. Когда попадаются пациенты, которые не в состоянии нести какую-либо ответственность, к ним можно применить такие методы как одиночные ольфакции или однократные дозы.

Когда вы говорите о потенции LM, часто слышите: "Но и сотенные отлично работают". Да, они прекрасно работают время от времени, но не во всех случаях. Должны ли мы забывать этих пациентов? Еще один миф, что потенция LM – просто низкая потенция, как 6С. Это недостаточное понимание разницы в лекарственной силе потенций С и LM. На самом деле никто не может сравнить лекарственную силу потенций С и LM простым сравнением количества оригинального вещества, содержащегося в разных разведениях. Существует большая разница между математической эквивалентностью и лекарственной силой различных препаратов.

Разведение в соотношении 1/50 000 и 100 встряхиваний на разведение в потенции LM создает лекарственную силу, которая полностью отличается от разведения в соотношении 1/100 и 10 встряхиваний на каждую ступень разведения в сотенной потенции. Линейные сравнения не принимают во внимание эти качественные различия. Беннингхаузен, испытывавший потенцию LM, отметил, что она действовала так же глубоко, как более высокие потенции С, хотя их лечебные свойства различны. Потенции С и LM – дополняющие друг друга противоположности, которые значительно расширяют терапевтические горизонты гомеопатической фармации.

Да, мой опыт показывает, что потенция LM имеет более высокую проникающую способность, в то время как потенция С имеет более широкую область действия, говоря в терминах трехмерного пространства. Поэтому я вижу типы случаев, которые требуют более "включающие" потенции (С), тогда как в других случаях требуется проникающая потенция (LM). Я уже не говорю о простых наблюдениях обострения и улучшения в ответ на первичную тестовую дозу.

Хмм. Есть также гомеопаты, которые назначают потенции LM, но утверждают, что Ганеман сказал, что потенции C слишком опасно применять. Однако это не то, что Основатель пишет. В 6-ом "Органоне" Ганеман утверждает, что C-потенции, сделанные на машинах и подвергнутые слишком сильному встряхиванию, могут иметь неистовое, опасное первичное действие при небольшом положительном лечебном эффекте. Выбросил ли Ганеман свои сотенные, когда он создал потенцию LM? Нет, не выбросил! Парижские регистрационные журналы показывают, что Ганеман использовал в клинике обе потенции до конца своих дней. Почему? Потому что одни пациенты идут лучше на потенции С, другие на потенции LM, в то время как некоторые подвигаются лучше всего при использовании обеих, но в разные периоды времени.

Ганеман писал, что гомеопатия основана на знании болезненного состояния, знании силы лекарства и знании того, как применить лекарство к этому болезненному состоянию. Чтобы исцеление состоялось, все эти три фактора должны присутствовать вместе. Нахождение лекарства само по себе неполно. Следует понимать болезненное состояние и как применить лекарство правильно.

Да, я заметила, что есть группа гомеопатов, которые считают, что как только они нашли конституциональное лекарство, их работа закончена. Тогда они ожидают, что оно сделает то, что должно сделать, "скоро, легко и прочно", основываясь на том, что жизненная сила пациента хочет вылечиться (!). Я думаю, что так считать – упрощение.

Нахождение лекарства – только половина сражения. Я часто вижу пациентов, которым в прошлом было дано правильное лекарство, но оно не применялось надлежащим образом. Некоторые гомеопаты действуют так, словно они должны только найти лекарство, и уделяют мало внимания позологии и ведению пациента. По правде говоря, многие случаи провалились из-за ненадлежащей дозировки и неверной стратегии ведения. Как я уже говорил ранее, я часто занимался пациентами, которым предыдущие гомеопаты давали верное подобнейшее лекарство, но не знали, как применить его у пациента. Они просто дали сухую дозу и ждали месяц. Когда это не работало, они давали другое лекарство и двигались в неверном направлении. Много раз я просто брал то же лекарство, использовал передовые позологические методы Ганемана, и излечивал пациента! Иногда я брал то же самое лекарство, давал его в растворе в той же потенции и излечивал пациента несколькими дозами. В других случаях, где потенции C потерпели неудачу, я использовал LM, и это излечивало пациента без особых проблем.

Некоторые люди даже не хотят проверить утверждение Ганемана из "Органона", что его новые методы могут сократить время лечения в медленно прогрессирующих случаях до половины, четверти или еще меньше того периода времени, который требовался при одной сухой дозе. Почему бы не проверить? Разве не стоит это утверждение проверить клинически? Некоторые не хотят проверить заявление Ганемана, что при использовании лекарственного раствора можно свести обострения к минимуму. Почему? Разве это не лучше для пациента? Некоторые не хотят пересмотреть те случаи, которые продвигаются не очень хорошо. Почему? У нас у всех были такие случаи! На самом деле мы учимся на наших неудачах так же, как учимся на наших успехах. Возможно, бóльшая часть времени приходится на такие случаи.

Я рада, что вы привлекли внимание ко всем этим важным "серым" областям ведения пациентов, Дэвид. Я думаю, что каждый гомеопат, который читает это интервью, должен перечитать его снова! Потом серьезно посмотреть внутрь себя, а также на то, как он ведет своего пациента, чтобы выяснить, какие области он должен проработать, прилагая усилия, чтобы стать способным гомеопатом в будущем. Мы действительно не должны бояться признать, что каждому из нас все еще требуется многому научиться и многим овладеть. Только зная и смиренно принимая это, можно стать истинно зрелыми гомеопатами, и это пойдет только на пользу гомеопатии как Системе исцеления.

Я не созрел за ночь. Вначале я практиковал методы 4-го "Органона" и считал, что размер дозы и способ, которым дано лекарство, никак не влияют на действие лекарства. Я также принимал обострения как неизбежную часть целительного процесса. Потребовалось 8 лет, прежде чем я всерьез засомневался в том, что я делал, и начал пытаться внести какие-либо реальные изменения в собственную практику.

Требуется 5 лет, чтобы изучить основы, и еще 5 лет, чтобы применять их на практике. Потом нужно работать ежедневно, чтобы развить свое понимание этого базиса. Желудь не превращается в дуб в один момент, и человек не становится мастером исцеления в мгновение ока. "Врастать" в профессию можно только в соответствии с природой и жизнью. Это естественный процесс, который разворачивается, когда мы к этому готовы и способны к интеграции опыта. Гомеопатия хорошо работает на различных уровнях. Все методы работают – из 4-го, 5-го и 6-го "Органона"! Сухая доза работает. Лекарственные растворы работают. Сотенные потенции работает. Все это работает, но в разной степени в зависимости от времени и обстоятельств и потребностей пациента.

Если мы даем одну сухую дозу сотенной потенции и у пациента есть поразительное прогрессивное улучшение в течение одного или более месяцев – ЧУДЕСНО! Это лучший сценарий, и такой тип сценария все любят представлять другим! А как насчет всех тех других случаев, когда пациент только медленно улучшается на протяжении месяцев? А как насчет тех, в которых возникает рецидив, и затем нет улучшений? А как насчет тех случаев, где есть болезненные длительные обострения? Этих пациентов никогда не представляют в журналах и о них не говорят на семинарах! На самом деле об этих пациентах мы должны говорить, потому что они требуют другого подхода!

Я лично благодарна за то, что вы открыто обсуждали все эти вопросы в нашем интервью. Я уверена, что гомеопатическое сообщество воспримет его в том же духе. Я думаю, что основополагающим в том, чтобы гомеопатия стала альтернативной системой поддержания здоровья и исцеления в будущем, является развитие гомеопатов на основе хорошо организованной традиционной базы обучения, позволяющей им достигнуть глубины как клиницистам, сфокусированным на гомеопатическом целительстве. Кроме того, мы действительно никогда не должны бояться отвлечься на "современные" подходы, потому что они лишь расширяют возможности зрелого гомеопата.

Я заранее извиняюсь, если мои слова будут восприняты как критика. У меня нет такого намерения. Я всего лишь указываю на некоторые капканы практики и недостатки в образовании. Это обзор некоторых недостатков, которые я наблюдал в течение последних 30 лет. Если то, что я сказал, воспринимается как сообщение "нажмите любую кнопку", – что же, как правило, нет дыма без огня. Я хотел бы искренне просить каждого обдумать обсуждаемое здесь снова и решить для себя, полезно или нет то, что я сказал.

Я поднимаю эти вопросы с целью улучшить гомеопатическое образование. Обучение других – это не только передача информации. Чтобы быть хорошим учителем, следует также понимать человеческую психологию и препятствия на пути обучения. Чтобы быть хорошим гомеопатом, требуется использовать как интуицию, так и логику, при идеальном балансе лучшего из старого с лучшим из нового. Чтобы быть хорошим человеком, требуется сострадание и готовность работать на благо других. Давайте все двигаться вперед в этом духе.

Большое спасибо вам, Дэвид, за то, что уделили нам так много времени и поделились своей мудростью. Мы действительно ценим все, что вы самоотверженно отдаете для будущего гомеопатии, а также каждому гомеопату, делясь своим опытом, своими глубокими знаниями и своим скромным и добрым сердцем. Ваш шеститомный "Компендиум", несомненно, послужит этой великой для гомеопатии цели. Будьте щедро благословлены, вы и ваши близкие.

Я хотел бы поблагодарить вас за приглашение присесть на "горячий стул" интервьюируемого и за разжигание печи. Я полагал, что представленная мной позиция не заслуживает много тепла, поэтому я выпустил немного "пара" (посмеивается). Я надеюсь, что то, что я предложил, будет воспринято в положительном свете, в котором оно выдано. В конце я хотел бы сказать, что роль опытного гомеопата – подготовить новое поколение и поделиться своим опытом со своими сверстниками. Надеюсь, что "Гомеопатический компендиум" внесет вклад в этот процесс и поможет развивать медицину будущего.

Как сказал Ганеман, духовная жизненная сила – это динамис, который удерживает организм человека в гармонии функции жизни так, чтобы пребывающий Дух мог свободно использовать этот живой инструмент для высших целей нашего существования. Он тот Божественный гомеопат, который в конечном итоге освобождает от страдания всех существ и лечит всех, ибо нет большего гомеопатического средства, чем сама жизнь, если она принята в правильном духе. Знайте об этом и живите, сохраняя сострадание, любовь и достоинство.

Читайте также: