Дэвид Литтл (Индия)

Image

Миазмы в классической гомеопатии

Перевод Светланы Ильиной (г. Светлый)
Литтл Дэвид (р. 1948) — американский гомеопат, проживающий в Индии, автор 6-томного "Гомеопатического компендиума". Считается ведущим специалистом в теории и практике применения LM-потенций. Сайт Дэвида Литтла http://www.simillimum.com

Оригинал по адресу http://www.simillimum.com/education/little-library/constitution-temperaments-and-miasms/mch/article.php


В поисках фундаментальной причины

Введение

В современной гомеопатии имеется огромный прогресс в отношении психологических аспектов Материи медики и понимания того, как использовать психические рубрики репертория. Начало этой традиции положено в § 211 "Органона медицины", где Самуэль Ганеман отметил важность расположения духа.

Это справедливо до такой степени, что часто в основном состояние духа пациента определяет выбор гомеопатического средства, являясь несомненно характерным симптомом, который может менее всех других остаться скрытым от внимательного наблюдающего врача.

Если на психических симптомах делается такой акцент, требуется ли еще изучение природы болезни, этиологии или классической теории миазмов? В противоположность этому, Ганеман подчеркивает в параграфах §§ 5 и 206 необходимость понимания миазмов при лечении сложных хронических заболеваний. Может ли гомеопат построить целостную картину пациента без понимания того, как хронические миазмы формируют слои заболевания внутри конституции? Можем ли мы по-настоящему справиться со сложным хроническим случаем, не обращая внимания на первичную, латентную и вторичную стадии основных миазмов? В этой статье я попытаюсь подойти к этому достаточно спорному вопросу с помощью исторических документов и практического опыта, изложенного в работах мастеров нашей науки. Наша цель — показать, что то, чему Ганеман учил в "Органоне" и "Хронических болезнях", это точный баланс между чистым витализмом и глубоким пониманием патогенезов миазматических болезней. Этот сбалансированный подход помогает преодолеть противопоставление психологического и физиологического подходов в нашем искусстве, и предоставляет гомеопатам инструменты, необходимые для того, чтобы справляться с разнообразными ситуациями.

В поисках фундаментальной причины

С самого начала своей карьеры Самуэль Ганеман преуспел в лечении острых заболеваний, но уже с 1816 года его начало беспокоить, что конституциональное здоровье его пациентов медленно ухудшалось. Размышляя о природе этого прогрессирующего ухудшения, он пытался глубже проникнуть в процессы, лежащие в основе хронической болезни. Об этих хронических случаях он сокрушался: "Их начало было обещающим, продолжение менее благоприятным, результат — безнадежным". Ганеман начал интересоваться причиной этих сложных хронических заболеваний, которые не поддавались его лечению. Продолжая назначать лекарства, он заметил, что у части хронических пациентов, которые отлично реагировали вначале, позже случался рецидив болезни или же она медленно прогрессировала. Об этом опыте он сказал: "Средство, оказавшееся действенным в первый раз, оказывалось менее эффективным, а при повторном назначении помогало еще меньше".

Поскольку Ганеман внимательно наблюдал этих пациентов, он заметил, что в дополнение к старым симптомам, которые удавалось устранить лишь "частично и несовершенно", добавлялись новые симптомы заболевания. Он снова давал наиболее подходящее гомеопатическое лекарство, но каждая доза была все менее эффективной, и в конце они действовали "не сильнее слабых паллиативных препаратов". Это заставило Ганемана искать причину осложненных форм хронической болезни, которые не поддавались его лечению.

В течение двенадцати лет Ганеман методично исследовал фундаментальные причины хронических заболеваний, медленно разрушавших здоровье его пациентов. Результаты этих исследований были опубликованы в 1828 году в первой редакции его знаменитой работы "Хронические болезни, их особая природа и гомеопатическое лечение", более известной как "Хронические болезни". В последующие одиннадцать лет эта работа переиздавалась еще четыре раза, и была опубликована в 1830, 1835, 1837 и 1839 годах. В этих последующие издания Ганеман добавил новый материал, а также предисловия, в которых он изложил свои более поздние взгляды на приготовление потенций и дозировки для пациентов. Эта работа последовала за изданным в 1829 году ее философским аналогом, 4-м изд. "Органона". В этих работах Ганеман впервые опубликовал свою теорию хронических миазмов. Она привела к самым жарким в истории гомеопатии спорам, поскольку это был первый крупный раскол в истории гомеопатической школы. С введением теории псоры и хронических миазмов, а также 30-й сотенной потенции, Ганеман ушел слишком далеко от некоторых своих консервативных последователей. Они чувствовали себя уверенней в той гомеопатии, которую Ганеман практиковал в свои ранние годы, и не могли адаптироваться к ее новой области. Ганеман прекрасно осознавал, что его новые идеи опережают время, и незадолго до публикации своих исследований написал д-ру Штапфу, что он догадывается, какой может быть реакция его учеников.

Им потребуется более полугода, прежде чем они придут в себя от страха и изумления перед этой чудовищной абсурдной идеей, и возможно им потребуется еще полгода, чтобы поверить в нее. Таким образом, вероятно, пройдет три года, прежде чем они смогут разумно использовать ее в практике.

Предчувствуя реакцию своих гомеопатических студентов, Ганеман мог только догадываться, что подумает ортодоксальное медицинское сообщество. Говоря о его представителях, он сказал, что он ожидает "большое волнение" среди аллопатов. Все предсказания Ганемана сбылись, только в гораздо худшем виде, нежели он предполагал!

Значение этиологии

С самого начала истории медицины ведется постоянный поиск причин острых и хронических болезней, от которых страдает человечество. Поиски в этом направлении заметно продвинулись после появления учения древнегреческого врача Гиппократа о том, что причиной всех болезней является не одно-единственное воздействие, а врожденная предрасположенность природной конституции и ее восприимчивость к совокупности причинных факторов. В греческой философии болезнь обусловлена рядом взаимозависимых обстоятельств, которые нарушают естественные быстрые изменения пневмы (жизненной силы) в организме. В "Органоне" Ганеман разделил происхождение болезни на две категории — возбуждающую и фундаментальную причины, и тесно связал их с восприимчивостью физической конституции. См. § 5:

Полезными для помощи врачу в деле лечения являются детальные знания о наиболее вероятной возбуждающей причине острой болезни, а также о наиболее значительных моментах во всей истории хронического заболевания, так как они помогают ему в обнаружении его фундаментальной причины, которая обычно связана с хроническим миазмом. В этих исследованиях необходимо учитывать физическую конституцию пациента (особенно при хронических болезнях), особенности его духовной и интеллектуальной сферы, его занятия, привычки и образ жизни, общественные и семейные отношения, возраст, половую функцию и т. д.

Гомеопату необходимо понимать природу возбуждающих причин острых заболеваний так же, как и фундаментальную причину, лежащую в основе хронических заболеваний, которые обычно являются следствием хронических миазмов. Острые заболевания — это самокупирующиеся расстройства, которые имеют быстрое начало, стремительное прогрессирование и тенденцию к развитию немедленного кризиса. Многие из этих острых заболеваний в действительности являются ожесточениями хронического латентного состояния внутри конституции, порожденными возбуждающими факторами. По своей природе хроническое миазматическое заболевание медленно и скрытно в начале и постепенно в своем развитии. Негативные изменения постепенно накапливаются до тех пор, пока не вызовут сложные патологии, которые в конечном счете являются причиной преждевременных старения и смерти. Хронические миазмы — это результат инфекций, которые не самокупировались, и которые существенно повредили иммунную систему, жизненную силу и конституцию.

Ганеман учил, что предрасположенность к возбуждающим факторам лежит в фундаментальной причине, приписываемой хроническим миазмам. Этиология заболевания, конституция и темперамент личности, а также совокупность признаков и симптомов — это три фактора, которые формируют сложную картину болезни. В гомеопатии мы обычно говорим о совокупности симптомов как основе выбора лекарства, но иногда мы забываем включить причинные факторы, миазмы и природу физической конституции личности. Понимание врожденной конституции является основным в гомеопатическом лечении, потому что оно содержит ключ к индивидуальной восприимчивости так же, как и к унаследованным влияниям хронических миазмов.

Вот почему Ганеман учитывал полное физическое описание каждой индивидуальной конституции, когда рассматривал историю пациента. Некоторые конституции худые, быстрые и жаркие, тогда как другие медлительные, зябкие и обрюзгшие. Физические характеристики различных конституций стали ассоциироваться с разными миазмами и их конституциональными средствами. Например, Phosphorus хорошо подходит людям высоким, стройным, с узкой грудной клеткой, сангвинического темперамента, у которых изящные ресницы, мягкие волосы, и они находятся под сильным влиянием туберкулезного миазма. Asterias rubens, с другой стороны, более подходит обрюзгшим зябким людям флегматичной конституции, которые находятся под влиянием сикотического или ракового миазма. Каждая из этих конституций реагирует на одинаковые стимулы совершенно по-разному, что и помогает определить их антимиазматические препараты.

Что такое миазмы?

Гиппократ был первым врачом, использовавшим термин "миазм", который переводится с греческого языка как "порча" или "изъян". Он постулировал, что определенные инфекционные болезни передавались людям воздухом и водой, зараженных миазмами. В конце XVIII столетия существовало общее убеждение, что причиной распространения эпидимиологических заболеваний среди населения является воздух, загрязненный миазмами. Ганеман понимал, что инфекционные заболевания могут переноситься по воздуху, но не считал, что патогенетический материал находится в природе в газообразном состояний. В конце 1790-х гг. Ганеман понял, что сифилис — болезнь зараженной крови, которая может маскироваться под симптомами различных заболеваний. В начале своей карьеры он изготовил особое лекарство Mercurius solubilis Hahnemanni, которое стало стандартным при лечении сифилиса по всей Европе. Вскоре он обнаружил, что в лечении сифилиса ртуть в гомеопатический потенции работает гораздо лучше, чем в грубой ядовитой форме, и отметил несколько стойких выздоровлений.

Голландский натуралист Ван Левенгук изобрел микроскоп и опубликовал перед смертью в 1723 году свои исследования маленьких живых "анималькулей". Эта информация навела Ганемана на мысль, что микроорганизмы и являлись причиной многих инфекционных заболеваний. По этой причине он поддержал идеи анималькулистов, но в то же самое время подтверждал и важность предрасположенности конституции хозяина. В самом начале своей карьеры Ганеман предположил, что определенные высыпания на коже, такие как молочный струп, вызываются микроскопической "миазмической анималькулей", т.е. микроорганизмами.

В то время существовали четыре главные теории о болезнях, которые распространяются инфекционным способом:

1. Миазм как гнойное газообразное испарение
2. Теория анималькулей
3. Теория контагия
4. Теория абиогенеза (самозарождения живых организмов)

Последователи теории абиогенеза верили, что микробы появляются всякий раз, когда появляются благоприятные условия для их развития, без необходимости в размножении. В некотором смысле это верно, так как откуда иначе взялась бы первая бактерия? Сторонники теории контагия полагали, что определенная субстанция, называемая контагием, будучи бездеятельной вне тела, могла находиться в латентном состоянии до тех пор, пока внутренняя среда не создавала для нее возможность размножаться и вызывать различные заболевания. Наблюдения сторонников этой теории очень напоминают то, как действуют вирусы в теле человека. Термин "контагиозный" (zymotic) может быть найден в старой гомеопатической литературе и в рубрике раздела "Общее" репертория Кента. Ганеман объединил идеи анималькулей и контагия и переопределил гиппократовский термин "миазм", имея в виду, что конституциональные расстройства вызываются паразитическими инфекциями. Он тщательно отделил самокупирующиеся острые миазмы от синдромов хронических заболеваний и начал разрабатывать специальную Материю медику и реперторий для излечения хронических миазмов. Таким образом, в гомеопатии Ганемана слово "миазм" означает действие микроорганизмов на жизненную силу, включая симптомы, которые передаются следующим поколениям. Эти хронические миазмы способны привести к дегенеративным, аутоиммунным и иммуннодефицитным заболеваниям.

Ганеман заметил, что каждое хроническое заболевание имеет три фазы: начальную, латентную и вторичную или третичную. Влияние этих миазмов наследовалось от одного поколения к другому и являлось причиной предрасположенности к определенным заболеваниям. Три хронических миазма, которые Ганеман предложил в 1828 году, он назвал псора (чесоточный миазм), сикоз (гонорейный миазм) и сифилис (шанкровый миазм). Ганеман опубликовал свою теорию миазмов задолго до того, как существование микробов стало общепризнанным, поэтому большинству трудно было понять столь передовую теорию заражения. Со времен Гиппократа целители догадывались, что невидимые организмы являются причиной заболеваний, но Ганеман создал современную концепцию инфекции. В сущности, гомеопатическая патология до сих пор намного более прогрессивна, чем ее современные аллопатические аналоги, которые поныне не понимают влияния миазматических процессов или их унаследованные конституциональные синдромы.

В предисловии к переводу "Органона" Чарльза Гемпеля Константин Геринг написал, что позднее Ганеман сделал дальнейшие открытия и развил новый аспект теории псоры с введением нового миазма, названного им псевдопсорой. Геринг писал: "Ганеман различал венерические миазмы, такие как сифилис и сикоз, а также разделял псору и псевдопсору".

Сегодня теория миазмов Ганемана состоит из двух венерических и двух невенерических миазмов, которые вызывают длительные хронические заболевания. Два невенерических миазма: псора (чесоточный миазм) и псевдопсора (туберкулез), и два венерических миазма: сикоз (гонорея) и сифилис (язвенная болезнь). Ганеман заметил, что некоторые случаи, которые выглядят как псора, в своем развитии не обязательно зависят от кожных высыпаний. Он видел, что эта болезнь инфекционна по своей природе и обладает первичными, латентными и вторичными симптомами, а также унаследованными факторами. Он решил, что это воздействие миазматического агента с определенной этиологией, поэтому он отделил эти симптомы от псоры и создал новую классификацию, включив в нее псевдопсору, туберкулезный миазм. Все эти миазмы могут быть приобретены через первичное инфицирование или быть унаследованы.

Существует мнение, что Ганеман учил, что длительные заболевания вызываются хроническими миазмами. Это не совсем так. В "Органоне" он упоминает три вида длительно протекающих заболеваний:

— те, причиной которых стали продолжительные стрессовые факторы (расстройства, поддерживаемые причинами, которые по своей природе не обязательно истинно хронические заболевания, § 73)

— те, причиной которых стало токсическое отравление и неправильное лечение (физические причины § 74)

— и те, которые вызываются инфекционными миазмами (истинные причины § 78).

В настоящее время количество заболеваний, вызванных токсинами, произведенными человечеством, должно возрасти, учитывая тысячи потенциально вредных химикатов, высвобождаемых в окружающую среду. Ухудшение окружающей среды от массивной промышленной деятельности, миазм вакциноза, вызванный принудительной вакцинацией, и огромное количество новых медицинских препаратов, произведенных фарминдустрией, многократно увеличили количество хронических заболеваний, относящихся ко второй категории. Заболевания, в которые вовлечены все три фактора (продолжающийся стресс, лекарства, токсины, вакцинация и естественные миазмы) наиболее сложны для излечения, потому что все эти факторы, смешиваясь, образуют сложные слои.

Развитие миазматической теории

В современной гомеопатии существует тенденция все более и более фокусироваться на психических и общих симптомах, в то время как на классическую доктрину хронических миазмов внимания обращается мало или же она совсем не учитывается. Это не ново, так как еще барон Беннингхаузен сожалел по этому поводу в "Малых трудах", что многие практикующие врачи игнорируют учение Ганемана о миазмах, высказанное в §§ 5 и 206 его "Органона". Даже Константин Геринг был настроен скептически, когда Ганеман впервые представил свою теорию миазмов, но после наблюдения за синдромами своих пациентов он стал великим продолжателем дальнейшего развития доктрины. Одной из причин, почему оригинальную теорию миазмов не использовали в практике, явилось то, что она каким-то образом стала ассоциироваться с концепцией ортодоксальной патологии. Действительно ли подробные симптомы, приписанные миазматическим процессам, являются только другой формой бесполезной патологии? Можем ли мы действительно рассматривать сложные конституциональные случаи, используя только общие симптомы и игнорируя наличие унаследованных или приобретенных миазмов?

Согласно основателям гомеопатии, не придавать значение учению Ганемана о хронических миазмах означает пропустить главную идею § 5 "Органона", в котором говорится о важности этиологии, конституции и хронических миазмов. Эти три составные части создают основу анамнеза, к которому добавлена концепция совокупности симптомов и признаков в §§ 5, 6 и 7. Ганеман классифицировал некоторые препараты по антимиазматическим категориям, потому что он открыл, что определенные глубоко действующие лекарства имеют природу сходную с симптомами, произведенными миазмами. Что думал Кент о доктрине миазмов, и имела ли она какое-либо место в его методах ведения пациентов? Давайте посмотрим, что он говорит о доктрине хронических миазмов. Читаем "Лекции по гомеопатической философии" Кента, а именно лекцию, названную "Опрос пациента":

Многое зависит от способности врача-гомеопата понять, что собой представляет миазм. Если он в этом не разберется, то попросту смешает вместе симптомы острого и хронического миазмов. Ганеман обладал удивительной способностью с первого взгляда распознавать болезнь, потому что он очень хорошо знал гомеопатическую Материю медику и ежедневно дополнял и совершенствовал ее.

Если нам требуется только совокупность симптомов, то почему Кент говорит о смешивании раздельных симптомов? Почему нам следует понять, какие из симптомов формируются миазмом? Почему Кент превозносит ганемановское понимание миазматических законов, если его учение о хронических болезнях не является частью классической гомеопатии? В своей лекции о Natrum sulphuricum Кент приводит простое описание совокупности симптомов без какого-либо понимания подлежащего миазма. См. "Лекции по гомеопатической Материи медике" Кента.

Наследственная астма — одна из сикотических болезней Ганемана. В течение многих лет лечение астмы ставило меня в тупик. Когда ко мне приходил больной и спрашивал: "Доктор, вы можете излечить астму?", я отвечал: "Нет". Теперь я начинаю справляться достаточно легко с астмой. Поскольку я усвоил, что астма это сикотическая болезнь, и поскольку я стал разумно применять антисикотики, я стал способен облегчать или излечивать большое число таких случаев. Вы обнаружите в истории медицины, что когда бы астма ни была излечена, это было сделано антисикотическим лекарством. Одним из моих первых наблюдений было то, что без сикотических препаратов вы редко вылечите астму.

Кент продолжает, говоря об ограничениях использования гомеопатии исключительно на симптомах, не учитывая лежащие в основе случаев миазмы и их синдромы:

Пока Ipecacuanha, Spongia и Arsenicum будут назначаться исключительно на основе появившихся симптомов и всего, что вы можете найти у пациента, что они cделают? Они дают паллиатив, они облегчают симптомы, но астма не становится легче, ваш пациент не излечен.

Из этих цитат мы видим, что Кент следовал учению Ганемана и видел обоснованность теории антимиазматических лекарств. Он также ясно сформулировал положение, что использование общности симптомов без понимания миазмов, лежащих в основе случая, может вести к простому паллиативу или подавлению заболевания. Вот почему в § 5 "Органона" делается акцент на необходимость понимания фундаментальной причины болезни пациента так же, как и на совокупность симптомов. Ipecacuanha, Spongia и Arsenicum не излечат этих пациентов, потому что они не являются антисикотическими. Другой опытный гомеопат, Г. К. Аллен, высказал свое мнение об использовании совокупности симптомов без понимания хронических миазмов и их слоев в своем классическом труде "Хронические миазмы":

Полагаю, что услышу мнение многих о том, что совокупность симптомов — это все, что требуется знать о болезни. Да, но мне необходимо знать, что стоит за этой группой симптомов. Если вы не знаете этого, вы назначаете вслепую. Вы не можете отслеживать развитие процесса излечения, вы не можете даже прописать разумную подходящую для пациента диету, до тех пор, пока вы не знаете основного миазма. Конечно, вы можете помочь в какой-то мере в болезнях, которые существуют в настоящий момент, но у вас не будет гарантии до тех пор, пока вы не будете знать нарушителя спокойной жизни, лежащего в основе.

Утверждение нашего старого друга доктора Аллена о слепом назначениии достаточно показательно. Если гомеопат не знает правильного порядка слоев миазмов, он не знает, чего ждать в будущем, поэтому некоторые драматические осложнения могут "выскочить" из жизненной силы, словно явились из ниоткуда. Те, кто изучает доктрину Ганемана, более подготовлены к тому, что может принести будущее, и знают, что делать в случае появления проблем. Ссылаясь на "неприкосновенный" закон совокупности симптомов и его использование в качестве гида при выборе препарата, д-р Аллен выразил свое мнение по этому поводу таким образом:

Мы не боремся с законом, излечение не может быть сделано в обход закона. Но мы верим, что необходимо знать, какой миазм представлен в данном случае: сикотический, сифилитический или туберкулезный. Совокупность симптомов должна быть представлена симптомами АКТИВНОГО миазма.

Итак, мы можем видеть, что согласно Ганеману, совокупность симптомов включает симптомы миазмов, расположенных послойно и ранжированных согласно их развитию. Активный миазм является центром, вокруг которого выстраивается совокупность симптомов, так что подобранное лекарство подходит синдромам лежащего в основе случая миазма. Симптомы следует располагать таким образом, чтобы гомеопату было легко увидеть слои случая, и он мог знать, чего ожидать в будущем. Ганеман заявляет в "Хронических болезнях", что в тяжелых хронических случаях гомеопат может использовать серии антимиазматических препаратов, чтобы завершить лечение. В смешанном заболевании слои представляют несколько этиологий, и миазмы могут требовать различные препараты по мере их проявления. Аллен описал необходимость знания слоев в хроническом случае следующим образом:

Те великолепные исцеления, которые иногда происходят при помощи единственного препарата, бывают в случае единственного миазма, но там, где присуствуют смешанные миазмы, блестящего излечения не будет, и это те случаи, когда необходимо понимать порядок эволюции миазмов.

Некоторые гомеопаты тратят свое время на поиски единственного конституционального препарата для пациента. Когда картина лекарства соответствует Phosphorus, они утверждают, что это "конституция Phosphorus". Таким способом они ищут одно специальное лекарство, которое решит все проблемы пациента. Наши старшие коллеги прошлых лет могли бы спросить: "Когда этот человек был Phosphorus? Когда он родился? Сейчас? Всегда? Когда была пневмония? Потому что есть унаследованный туберкулезный миазм?". Поиски главного конституционального средства могут привести гомеопата к созданию статичной картины того, что непрерывно меняется.

Смешанные хронические заболевания часто состоят из многих взаимозависимых компонентов, а не из единственного конституционального фактора. Хотя во многих случаях состояние улучшается только одним конституциональным назначением, подобные чудесные реакции бывают при самом лучшем стечении обстоятельств. Гомеопат, желающй излечивать хронические болезни, должен быть готов к худшему! В более сложном хроническом заболевании может быть не так просто уместить весь случай в ОДНО лекарство. Может понадобиться серия подходящих препаратов, чтобы убирать миазматические слои по мере того, как человек будет выздоравливать. Вот почему необходимо знать, в каком порядке сформировались слои пациента, чтобы они могли бы раскрываться в порядке, обратном их появлению.

Симптомы и миазмы

Этиология заболевания, конституциональный темперамент пациента и совокупность признаков и симптомов — это три фактора, которые формируют полную картину заболевания. В гомеопатии мы обычно говорим о совокупности симптомов как о базе для выбора препарата, но иногда мы забываем включить причинные факторы, миазмы и физическую конституцию индивидуума. Физические симптомы личности — фундамент для излечения хронических болезней, потому что конституция и темперамент показывают влияние унаследованных миазмов. Мы не должны опираться только на личную и семейную истории, чтобы распознать миазмы. Миазмы присутствуют в самой симптоматологии пациента. Синдромы, вызванные миазмами, указывают на фундаментальную причину, даже если она не может быть сведена у пациента к специфическому этиологическому фактору.

Каждый из хронических миазмов имеет собственные характерные признаки, которые являются неотъемлемой частью совокупности симптомов. Например, псора имеет тенденцию вызывать раздражение, воспаление и гиперчувствительность, а сикоз — инфильтрацию, уплотнения и разрастания. Псевдопсора имеет склонность к туберкулам, фиброзу и нагноению, а сифилис — к грануляции, дегенерации и ульцерации.

Что касается физической конституции, псора имеет тенденцию отравлять организм, делать кожу нездоровой и нарушать функции пищеварительных и выделительных органов. Псевдопсора склонна вытягивать кости, делать грудную клетку узкой, щеки — впалыми, глаза — блестящими. Признаки сикоза — тяжелые кости, задержка воды, чрезмерный рост тканей и медленный метаболизм. Сифилису присущи врожденные дефекты, ассиметричная структура костей, деформированные зубы и классическое бульдожье лицо.

Псорический темперамент полон псевдонаучных, философских, политических, религиозных идей. Его представители сверхэмоциональны, болтливы, склонны к самообману и могут думать, что они гениальны, в то время как в глазах других людей выглядят глупо и непрактично. Псевдопсора (туберкулезный миазм) это романтичные, эротичные, общительные, экстравертированные космополиты, непостоянные, оптимистичные, однако неудовлетворенные, с постоянным желанием менять местожительство, работу, знакомства и т. д. Сикоз — пессимисты, глубокие реалисты, скептические, замкнутые, недоверчивые, ревнивые, ригидные и имеющие низкую самооценку. Сифилис имеет смесь сумасшествия и гениальности с сильным чувством иронии, которая ведет к одержимости с гибелью и разрушением. Они начинают чувствовать вину, саморазрушаться и заканчивают идиотизмом, безумием или самоубийством.

Боли псоры зудящие, ползущие, щекочущие и жгучие. Боли псевдопсоры неврологические, острые, пронзающие, скручивающие, колющие. Боли сикоза внезапные, интенсивные, спастические, судорожные, коликообразные. Боли при сифилисе отсутствуют или они глубокие, ноющие, тягостные и особенно мучительные ночью. Псора имеет довольно скудные, раздражающие, зудящие выделения. Псевдопсора имеет гнойные, гнилые, желтые, кровянистые, пахнущие плесенью выделения. Сикоз имеет едкие, словно рассол, пахнущие рыбой водянистые зеленоватые или грязно-коричневые выделения. Сифилитический миазм имеет неприятные, грязные, гнилостные, зловонные выделения.

Кожа псоры сухая, грубая, нездоровая, даже маленькое повреждение инфицируется, ранки зудят, наполнены скудным гноем. Кожа псевдопсоры полупрозрачная, тонкая, гладкая, легко появляются синяки, раны легко кровоточат и выделяют образующийся избыточный гной. На сикотической коже много бородавок, веснушек, родинок, наростов, темных пятен с растущими из них волосами. Сифилитическая кожа коричневато-красная или с пятнами медного цвета, незудящими сыпями. Склонна к легкому образованию язв.

Классификация миазматических рубрик

Список рубрик можно продолжать и продолжать, но я надеюсь, что эти несколько примеров дают представление о том, как симптоматология миазмов представлена в симптомах пациента. Именно картина симптомов сообщает гомеопату, какие миазмы представлены в конституции пациента. Следовательно, этиология указывает на симптомы, а симптомы указывают на этиологию. Так гомеопат понимает, какие миазматические слои дремлющие, латентные и активные. Все эти факторы указывают на подходящие антимиазматические препараты, которые вопреки ожиданиям чаще всего оказываются не нозодами. Для примера возьмем случай, когда пациент сообщает, что обычно он был дружелюбным, коммуникабельным, любил путешествовать и имел много подружек (туберкулезный миазм), но в последние несколько лет изменил свой образ жизни и стал более консервативным. Большинство друзей не заметили, как сильно он изменился, кроме того, что он выглядит остепенившимся. Некоторые люди думают, что он изменился к лучшему. Это потому, что он пытается скрыть факт, что он ощущает себя так, словно теряет ясность мышления (сикоз) и чувства по отношению к другим людям (сикоз).

При дальнейшем изучении изменений в темпераменте личности гомеопат находит, что пациент подхватил гонорею в период своего космополитического образа жизни (приобрел сикоз), который привел к изменению в его восприятии (новый слой). Его лечили антибиотиками, которые немедленно "вылечили" его симптомы (подавление), но с того времени он чувствует себя зараженным (сикоз и сифилис). При расспросе мы обнаруживаем, что с тех пор (никогда не чувствовал себя хорошо с момента, как...) он страдает чувством вины (сикоз), потерей кратковременной памяти (сикоз), стал злее, подозрительнее и интровертированнее (сикоз)

Раньше он любил находиться в обществе (туберкулезный миазм), но сейчас ему не нравятся гости, особенно незнакомые (сикоз). Его особенно беспокоят проблемы с самовыражением и подбором правильных слов (сикоз), тогда как раньше он ясно выражал свои мысли (псора и туберкулезный миазм). Раньше ум его был беззаботен (туберкулезный миазм), но сейчас стал более фиксированным и зацикленным (сикоз). Его суставы и мышцы стали более болезненнее и ригиднее (сикоз), а подмышки и гениталии стали пахнуть рыбой (сикоз). Его общая конституция: высокий, худой, с длинными костями (врожденный туберкулезный миазм), но с тех пор, как он заболел, он набрал нездоровый вес на бедрах и животе (сикоз) и стал зябким (сикоз). Его кожа явно бледная и полупрозрачная (туберкулезный миазм), но в последнее время появилось несколько темных пятен и бородавок (сикоз).

Мы можем видеть, что врожденная конституция этого господина поражена унаследованным туберкулезным миазмом, но подавлена приобретенным сикотическим заболеванием. Туберкулиновый миазм оказывает влияние на его основной темперамент и возбуждает невоздержанность в образе жизни, который приводит к инфицированию венерическим заболеванием. Туберкулиновый миазм сейчас скрыт, потому что он подавлен активным миазмом, связанным с гонореей и ее подавлением. Изменение врожденного темперамента от дружелюбной, общительной, космополитичной личности (туберкулезный миазм) к подозрительной, зацикленной, закрытой, с чувством вины и потерей уверенности (cикоз), является самым важным симптомом в его случае.

Мы можем увидеть, что совокупность его активных симптомов определенно сикотическая, поэтому мы должны искать антисикотическое лекарство для его состояния. Человек, назначающий по миазмам, может решить, что следует использовать Medorrhinum, но все симптомы ясно указывают на Thuja. Thuja снимет этот сикотический слой и пациент вернется к своему туберкулезному миазму. Теперь его случай следует пересмотреть, и его природное конституциональное средство следует искать среди лекарств, отражающих псевдопсорный миазм. Оно уберет избыток влияния туберкулезного миазма на личность и в первую очередь удержит пациента от совершения действий, которые привели его к заражению гонореей. Понимание того, как конституциональные лекарства соотносятся с миазмами, является основной частью Материи медики хронических болезней. Это то, на что указывал Ганеман, когда опубликовал в 1828 г. "Хронические болезни" и предложил распределить глубоко действующие лекарства по хроническим миазмам. Это неотъемлемая часть нашего гомеопатического наследия и не следует забывать о нем, если мы намерены лечить самые сложные формы хронических заболеваний.

Я надеюсь, что эта статья, посвященная классическим миазмам, окажется полезной тем изучающим гомеопатию студентам, кто хотел бы следовать по стопам Самуэля Ганемана. Гомеопатия — это подарок от Бога и итог тяжелой работы нескольких поколений людей. Эта статья посвящена тем, кто был раньше, тем, кто работает сейчас, и тем, кто придет в будущем.

В конце концов, как сказал Ганеман, "Гомеопатия — это медицина будущего!".

Применение теории миазмов

Случай сикоза

Обычно мы думаем о гонококках Нейссера только как о болезнетворном агенте, ответственном за передачу сикотического синдрома, но это может быть не полной картиной. Сикотический миазм также является причиной того, что человек становится восприимчивым к целому ряду венерических болезней. Наиболее вероятные кандидаты это хламидии, трихомонады, уреаплазма и кандида. Предлагаемый случай — пример человека с унаследованным сикозом, который был активирован скорее подавлением хламидийной инфекции, нежели новой инфекцией гонококка. Во многих наших старых книгах есть истории возвращения подавленных расстройств в процессе гомеопатического лечения. Ниже мы увидим, как это происходит. В гомеопатии мы обычно говорим о законах исцеления Геринга. Один из наиболее важных факторов этого закона — обратный порядок появления симптомов. Этот феномен впервые заметил Самуэль Ганеман и зафиксировал его в опубликованных в 1828 году "Хронических болезнях". Ганеман писал:

Самые последние симптомы, возникающие в процессе развития хронического заболевания, пущенного на самотек (и которое поэтому не усугубили неправильными методами лечения), всегда будут уходить первыми в процессе антипсорического лечения, а самые давние, укоренившиеся симптомы и те, что являются самыми устойчивыми и неизменными, к числу которых относятся постоянные местные симптомы, уйдут последними. Этого можно добиться только тогда, когда все остальные нарушения исчезли, и здоровье пациента во всех других отношениях было почти полностью восстановлено.

В следующем случае была использована потенция LM для излечения подавленной венерической болезни. Пациентом был ирландец, который обучался йоге в Индии. Это был сильный, хорошо сложенный мужчина, довольно грубый. Он ни в коем случае не был глуп, но иногда приходилось повторять по несколько раз, прежде чем он понимал, что имеется в виду. Он выглядел несколько растрепанным из-за того, что был одет наполовину в индийскую, наполовину в европейскую одежду. Я знал его несколько лет и уже обратил внимание, что многие из его привычек были скорее псорическими, но доминирующим в его психологии был сикотический миазм. Это был недоверчивый человек, который смотрел на окружающих искоса, сомневался в их намерениях и иногда относился к ним с предубеждениями. Если сравнивать со среднестатистическим членом общества, он был действительно религиозный фанатик, так как он жил в пещере в окружении нескольких предметов далеко в Индии. Эти некоторые характерные черты указывали на унаследованный сикоз. Одновременно в нем присутстствовало нечто тупое, гениальное и сумасшедшее, что ассоциировалось с сифилитическим миазмом. Это проявлялась наиболее глубокая, темная, и спрятанная часть его личности. Таким образом, его миазматические слои казались расположенными следующим образом: сикоз был наиболее активным слоем, за ним была псора, находившаяся в более латентном состоянии, и сифилис, расположенный достаточно глубоко и скрыто. Это только некоторые из моих личных наблюдений, так как я не изучал подробную историю его хронических проблем. Он приезжал в Англию и подхватил тяжелое заражение хламидиями. Это послужило причиной большого количества зеленоватых грязных выделений и очень сильного раздражения пениса. Я не видел пациента в его остром состоянии, поэтому я не знаю всех его точных симптомов. Он посетил гомеопата, который дал ему Thuja в сотенном разведении. Это ему не помогло, поэтому он пошел к аллопату, который прописал ему полный курс тетрациклина.

Излечение антибиотиками подавило острые симптомы, поэтому он был оставлен с небольшим уретритом, проявлявшийся прозрачными или белыми выделениями из уретры, причинявшими сильный зуд. По утрам он мог выдавить небольшое количество секрета, который затем появлялся и в течение дня. Он вернулся в аллопатическую клинику, где ему сказали, что у него неспецифический уретрит и они ничего не могут с этим сделать. С того времени у него развились некоторые симптомы сикотического миазма. Сначала опухла и стала болезненной предстательная железа. Это сопровождалось болями под ней и в прямой кишке. Затем последовали потеря памяти и снижение интеллекта. Очевидно, что его восприимчивость к хламидиям была обусловлена латентным сикотическим миазмом и новая инфекция активировала весь синдром. Это были не простые локальные выделения из уретры, спровоцированные неспецифическим уретритом. Глубоко в его конституции начал развиваться полный сикотический синдром. Появились боли в нижней части спины, которые стали подниматься по позвоночнику к голове. При этом появлялись боли в конечностях и суставах. Затем последовало дальнейшее ухудшение психических и интеллектуальных функций, мышление стало даваться ему с трудом и в разговоре он не мог подобрать нужного слова. Он начал чувствовать себя виноватым, убогим и грязным. Хотя он носил рваные одежды, он не был особенно грязным, но чувствовал неприятных запах от тела и это его сильно огорчало.

Когда он обратился ко мне, он был заторможен, печален, депрессивен. Состояние духа было подавленным и больной сомневался в возможности излечения и спасения души. Когда он смотрел вокруг, он как бы косил глазами, что делало его выглядящим хитро. Его память продолжала ухудшаться, а мышление стало спутанным. Пациент стал очень сонным, апатичным, усталым и ленивым, а также еще грязнее, так как теперь менял свою одежду реже, чем раньше. Симптомы нарастали в течение примерно восьми месяцев, пока он не оказался в совсем скверном состоянии. Я собрал совокупность симптомов вокруг синдрома сикотического миазма и состояния его нынешнего темперамента. Его религиозные и философские идеи, лишенный комфорта образ жизни, рваные одежды, депрессия, уныние, сонливость, потеря памяти, усталость и лень привели меня к лекарству Sulphur. Эти ментальные состояния лучше всего отражены в ММ Фатака, которая так описывает психику: "Заторможенный, с трудом соображающий, не может найти подходящие слова или верное место для них, когда говорит или пишет. Слишком ленив, чтобы подняться и слишком несчастен, чтобы жить. Сильная склонность к религиозным и философским мечтаниям с навязчивыми идеями. Оптимистичный мечтатель. Отвращение до тошноты к запаху собственного тела". Зудящий характер хронического уретрита и краснота вокруг его мочеиспускательного отверстия также указывали на это лекарство. Это подтверждалось общими симптомами, такими как его жаркая конституция, желание жидкой пищи и чувствительность к запахам своего тела.

Sulphur — это мультимиазматическое лекарство, хотя он более известен своим антипсорическим характером. В репертории Кента он присутствует во 2-й степени как для сикоза, так и для сифилиса. Кажется, что приобретенное венерическое заболевание вытащило наружу унаследованный сикотический миазм, который усилил некоторые аспекты его скрытой сульфурной натуры. До венерического заболевания он выглядел достаточно сикотичным, так как был более недоверчивым и ограниченным, чем это обычно у псоры или Sulphur. Но недавно приобретенный венерический синдром действительно сделал его бóльшим Sulphur, чем он был до подавления сикотической инфекции. Возможно, подавление создало смешанное заболевание, так как его симптомы выглядели более псоро-сикотическими с дремлющим, скрытым сифилитическим слоем. Я был очень взволнован, так как Sulphur был одним из немногих в потенции LM, которые я имел в то время, и я хотел поэкспериментировать с ним.

В § 281 "Органона" Ганеман учил, что восприимчивость может быть измерена по шкале от 1 до 1000. Я был уверен, что этот джентельмен был на нижнем конце шкалы восприимчивости. После подавления его первичных симптомов голландский гомеопат давал ему все виды высоких потенций препаратов, однако тот ничего не почувствовал. Любой человек с уровнем восприимчивости от средней до высокой ощутил бы хорошие или плохие реакции на такое количество высокопотенцированных препаратов, однако он не почувствовал ничего. Учитывая вялость его натуры в то время, его довольно грубый стиль жизни и факт, что он принимал столько высоких потенций без эффекта, я решил, что его конституциональная восприимчивость была достаточно низкой. По этой причине я начал лечение с Sulphur LM 0/3. Ганеман в "Органоне" рекомендует начинать лечение LM с потенции "самой низкой степени". Лечение большинства хронических случаев начинается с потенции LM 0/1, хотя при определенных условиях оно можеть быть начато с LM 0/2 и LM 0/3. Так как в данном случае пациент, похоже, находился на нижнем конце шкалы восприимчивости, я начал с Sulphur LM 0/3. Это была самая высокая потенция, которую я использовал в хронических случаях на тот момент.

Я приготовил лекарственный раствор, растворив 1 крупинку Sulphur в 4 унциях воды, смешанной с бренди. После встряхивания бутылки 10 раз пациенту было рекомендовано размешать 1 чайную ложку в 4 унциях воды в стакане. Из этого стакана ему надо было принять 1 чайную ложку раствора. Я попросил его вернуться на следующий день. Когда он вернулся, я спросил его, как он себя чувствует, и он ответил: "О, я в порядке". Я велел ему принять еще одну дозу. На время он остановился недалеко от моего дома в келье в тибетском монастыре, поэтому я наблюдал его ежедневно. На следующий день я спросил его, как он себя чувствует, и он ответил, что чувствует себя довольно хорошо. Он выглядел веселее, и смотрел уже не так искоса. Он немного лучше отвечал на мои вопросы. Все остальные симптомы оставались точно такими же, поэтому я сказал: "Примите лекарство еще раз завтра".

Часто говорят, что потенции LM можно повторять ежедневно или через день месяцами. Это не совсем так. В § 246 Ганеман объясняет, что так следует делать только "если это необходимо". Я не рекомендую повторять LM 0/3 ежедневно вашему среднестатистическому пациенту. В действительности, Ганеман говорит в § 246 "Органона", что "каждое заметно прогрессирующее улучшение" является условием, при котором единственной дозе потенции LM следует дать действовать без повторения. Он, однако, добавляет, что в случае медленного улучшения хронического состояния лекарство может быть повторено с подходящим интервалом, чтобы ускорить излечение в 2-4 раза. Если лекарство повторялось слишком часто, оно может стать причиной ухудшения или замедлить целительную реакцию, отдаляя излечение. В 6-м изд. "Органона" Ганеман предлагает срединный путь, который лежит между методом одной дозы с выжиданием рецидива и механическим повторением лекарства. В системе LM правильный препарат может быть повторен в случаях медленного улучшения, чтобы ускорить излечение, не ожидая полного возврата симптомов. Это может быть сделано только если гомеопат использует лекарственный раствор, который встряхивается непосредственно перед приемом. Ганеман ввел похожий метод для сотенных потенций в 5-м "Органоне" (1833) и в 1837 году в предисловии к "Хроническим болезням", названном "О технической стороне гомеопатии".

После шести дней повторения Sulphur LM 0/3 мой пациент вернулся ко мне и сказал: "Ей-богу, я чувствую себя немного странно". Я спросил его, что он чувствует, и он ответил: "Вы знаете, я вижу плавающие вокруг какие-то черные штуковины". Он видел черные пылинки, которые Sulphur часто вызывает в прувингах. Это лекарство находится в 3-й степени в рубрике "черные пылинки" в репертории Кента. Я давал LM 0/3 в течение 6 дней подряд, и теперь препарат начал имитировать прувинг Sulphur. Было очевидно, что необходимо притормозить или остановить действие лекарства. Я сказал: "Я думаю, что лучше вам не принимать лекарство сегодня, приходите ко мне на прием завтра". Он вернулся на следующий день, и я спросил его: "Как вы себя чувствуете?" Он ответил: "Пылинки исчезли. Я не думаю, что они появятся снова". Большинство ухудшений на LM проходят достаточно быстро, если только пациент не гиперчувствителен. Эти ухудшения имеют тенденцию обычно длиться в течение одного, двух, трех дней. Однако силу действия препаратов следует тщательно контролировать, приспосабливая дозу, чтобы соответствовать восприимчивости конституции пациента, и не торопясь с повторением.

Гомеопатическое ухудшение происходит, когда первичное действие препарата слишком сильное. Это случается также от слишком большой дозы, слишком высокой потенции или слишком частого повторения лекарства. Поэтому я подождал еще два дня и затем отрегулировал дозу, взяв одну чайную ложку из первого стакана и поместив ее во второй стакан. Из этого второго стакана я велел пациенту принять одну чайную ложку. На следующий день этот джентльмен прибежал к моему дому. Он выглядел очень взволнованным и держал закрытый стакан в руке. Я спросил его, что случилось, и он сказал, что внезапно почувствовал сильный позыв и такую давящую боль в пенисе, как будто тот должен был взорваться! Затем он выделил в стакан четыре унции грязного зеленовато-желтого вонючего похожего на гной секрета. Весь эпизод длился меньше минуты. Когда у кого–то появляются подобные выделения, задаешься вопросом: откуда они появились? Это одна из тайн гомеопатии. Как жизненная сила делает это? Ответ на этот вопрос лежит вне обычного понимания патологии.

Увидев выделения, я уменьшил прием лекарства до одного раза в три дня, и все его симптомы снимались слой за слоем в порядке обратном тому, в котором они появились. Его психическое состояние улучшилось, к нему вернулась память, он перестал чувствовать себя грязным и зараженным. Боли в голове и позвоночнике ушли по направлению к копчику, прямая кишка и простата болеть перестали. Выделения из уретры исчезли, и ни один из симптомов не вернулся. Я уменьшал прием препарата по мере того, как состояние его улучшалось, и затем совсем прекратил его. Он стал совсем другим человеком и позднее уехал в Англию, где изучал гомеопатию и получил соответствующее свидетельство. Через несколько лет я встретил его в Индии, и он сказал: "Благодарю вас. Вы спасли мне жизнь".

Этот случай, и другие ему подобные, показывают, что полный сикотический синдром возможно преодолеть искусным использованием гомеопатических лекарств. Восстановление старых выделений и возврат других старых венерических симптомов это определенный знак, что гомеопатическое средство достигло своей цели. Удаление этих глубоких миазматических латентных состояний из конституции является одним из величайших даров гомеопатии, потому что это удаление болезни не только из больного, но также из последующих поколений. В этом случае гомеопат может преодолеть прошлое, преобразить настоящее и изменить будущее. Это без сомнения благословение Провидения и плоды преданной работы Самуэля Ганемана и его последователей.


© David Little 1996–2007, all rights reserved.

Читайте также: