Дэвид Литтл (Индия)

Дэвид Литтл

В поисках жизненной силы

Hpathy Ezine, декабрь 2005 г.

Перевод Светланы Субботиной (Москва)
Литтл Дэвид (р. 1948) — американский гомеопат, проживающий в Индии, автор 6-томного "Гомеопатического компендиума". Считается ведущим специалистом в теории и практике применения LM-потенций. Сайт Дэвида Литтла http://www.simillimum.com

Оригинал по адресу http://www.hpathy.com/philosophy/little-vital-force.asp




Гомеопатия возникла не из вакуума. Основы этой благородной науки врачевания были заложены тысячи лет назад в бронзовом веке, и даже раньше. Истоки науки врачевания в западной традиции восходят к работам Асклепия, Пифагора и Гиппократа, связанным с трудами древних египтян, народов, населявших Грецию в доэллинскую эпоху, и индоарийцев Южной Азии. Приблизительно с 2000 по 1800 гг. до н. э. племена индоарийцев мигрировали в Грецию и принесли с собой свои древние традиции. Они смешались с коренными доэллинско-египетскими народами и создали европейский тип философии, психологии и науки врачевания бронзового века. Таковы истоки.

Завоевания бронзового века, периода интеграции, были утеряны, когда дорийцы вторглись в Грецию и окрестности. Искусство письма и записи истории было практически утрачено, но барды и писцы, запомнившие все важные сведения, спасли от полной гибели все старые знания. Это привело к возрождению Греции около 500 г. до н. э., начало которому положил уроженец Самоса Пифагор. Пифагор путешествовал по всему средиземноморскому побережью, Египту и Индии, выявляя источники различных учений и собирая информацию. Так возникла пифагорейская школа метафизики и врачевания.

Пифагор учил, что частоты музыки сфер и жизни могут быть гармоничны, а могут диссонировать. Эта "музыка" имеет различный "вес" и "звучание", и они создают различные частоты колебания в космической пневме, мировой жизненной силе. Пифагор является основателем западной традиции классической музыки, системы семи нот, а также пифагорейско-гиппократовой линии в искусстве врачевания. Именно он говорил о здоровье как о гармоничной настройке пневматических жизненных сил и о болезни как о расстройстве этой жизненной энергии. Именно поэтому мы до сих пор говорим о тонусе нервной или мышечной системы и употребляем выражения "чувствовать себя в настроении или не в настроении", имея в виду "чувствовать себя хорошо или плохо".

Все эти образы являются составной частью античного архетипического языка, который уходит корнями в тысячелетнее прошлое на тысячи лет. Эти определения связаны с немецкими словами Stimmung (тональность, настройка, атмосфера, аура, чистые вибрации и т. д.) и Verstimmung (диссонанс, расстройство, беспорядок, плохая атмосфера, нестройные вибрации и т. д.), которые можно встретить в "Органоне врачебного искусства". Эти термины ведут свое происхождение из пифагорейско-гиппократовой традиции и являются частью западной медицины уже в течение 2,5 тысяч лет.

Пифагор также разъяснил учение о первичных гомеомериях, которые являются основными элементами и силами, строительными блоками микро- и макрокосма. Древние называли этими силами три жизненные энергии (+/0/–) и пять элементов — эфир, воздух, огонь, вода и земля. В макрокосме эти три силы проявляются как нейтральный, положительный и отрицательный полюса, а в живых организмах как психическая сила (0), жизненная сила (+) и природная сила (–). Эти три силы выступают в атоме как нейтрон, протон и электрон, а в человеческом теле как жизненный поток, тепло и холод. Пять элементов (земля, вода, огонь, воздух, эфир) считаются разными частотами пневмы в форме твердых тел, жидкостей, излучения, газов и пустоты. Эти силы в макрокосме представлены гравитацией, слабыми и сильными ядерными силами, электромагнетизмом и пустотой. В человеке они предстают как жизненная энергия и четыре химических элемента, из которых состоят человеческие гены. В теле человека их также можно наблюдать в энергетических центрах и проводящих путях, расположенных в позвоночнике, органах, системах органов и тканях.

Первичные гомеомерии и элементы составляют четыре классических темперамента и двенадцать смешанных типов. Ганеману эта система была очень хорошо известна, и в его трудах и записях историй болезни можно найти упоминания о классических темпераментах и о конституции. В наше время эти идеи воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, но немногие из современных гомеопатов понимают эту систему. Это происходит потому, что мы забыли свои корни и растеряли важные составляющие своего наследства.

Это учение очень сходно с аюрведой и йогой, потому что все они имеют общее происхождение и несут в себе образы, знакомые всем индо-арийским народам от Южной Азии до Европы. Не забывайте о том, что английский язык, на котором я сейчас пишу, относится к индо-европейской группе языков, восходящих к одному праязыку. Мудрость этого источника все еще сохраняется в коллективном бессознательном и зашифрована в истории, мифологии, религии, легендах и сказаниях.

Эти первичные силы Пифагор назвал гомеомериями, что означает "похожие части", из которых состоят все вещи. Эти три силы и пять элементов являются символическими структурами, которые используются для классификации всех явлений. Это был древний язык, возникший из коллективного бессознательного в форме видений, измененных состояний сознания, сновидений и интуиции, и он завел древних провидцев в их исследованиях в дальние сферы вселенной и в глубины сознания. Значительная часть этих знаний была утеряна в Средние Века, но возродилась в эпоху европейского Ренессанса.

Представители официальной церкви сопротивлялись этим изменениям, и инквизиция взялась за "очищение" культуры от "языческих идей". В этот период древняя мудрость ушла в подполье. Тайные общества сохранили ее и перевели на язык алхимии. Эта мудрость снова пришла в упадок, когда на горизонте замаячила промышленная революция, но европейские и американские деисты восстали против материалистической научной парадигмы, потому что они стремились объединить мудрость античной классики с достижениями новых наук. Самуил Ганеман был одним из них, ибо он был деистом, масоном и универсалистом. Он в совершенстве владел древними и современными языками, отлично знал историю, метафизику, философию и медицину. Его знания во всех этих областях сформировали фундамент для развития гомеопатии.

Неудивительно, что многие гомеопаты стремятся изучать истоки, корни и пути развития человеческой мысли. Нет ничего необычного в том, что они хотят не только поверхностно познакомиться с коллективным бессознательным, но пристальней вглядеться в него, чтобы снова погрузиться в мир, где действуют архетипы и образы мудрости мерцают в сумерках сознания. Эти порывы к более глубокому пониманию возникают из нашего Эго и являются частью процесса индивидуации. В этом смысле наши современники просто идут по стопам Гермеса, Асклепия, Пифагора, Гиппократа, Парацельса, Ганемана, Гете и Юнга.

МИАЗМЫ В ГАНЕМАНОВСКОЙ ГОМЕОПАТИИ

Ганеман является основателем современной эпидемиологии. Он прекрасно знал о том, что инфекционные заболевания вызываются микроорганизмами, и называл силы, вызывающие болезнь, миазмами. Это слово использовал еще Гиппократ для описания эпидемических болезней. Кроме того, древние греки использовали слово "псора" для обозначения множества кожных заболеваний и сопутствующих им симтомов. Ганеман не изобретал этих терминов, но возродил их и привел в соответствие со знаниями своей эпохи. Мы должны сделать то же самое.

Ганеман первым представил последовательное учение об инфекционных заболеваниях, включающее такие понятия как конституция, темперамент, наследственность, предрасположенность, восприимчивость, момент инфицирования, продромальный период, первичная стадия, латентное состояние, вторичная стадия и синдром подавления. Он также отмечал, что врожденная конституция и факторы окружающей среды являются важными условиями развития патологических симптомов. Именно он когда-то предположил, что некоторые кожные заболевания вызываются "миазматическими живыми существами", то есть микроорганизмами. Вот что Ганеман писал о распространении азиатской холеры в Европе:

…На борту кораблей — в этих ограниченных пространствах, наполненных затхлыми водными парами, холерный миазм находит благоприятные условия для своего размножения и вырастает в огромное числом множество тех чрезвычайно малых невидимых живых существ одной породы, столь вредных для жизни человека, из которых, скорее всего, состоит заразительный материал холеры.

Ганеман ввел в употребление понятия острого, подострого и хронического миазмов и очень точно зафиксировал разницу между этими инфекциями. На базе этого он создал метод сбора анамнеза по группам заболеваний, благодаря которому он открыл специфические лекарства для каждой группы заболеваваний, способные предотвращать, прекращать действие и излечивать последствия этих инфекционных болезней. На этой основе Геринг ввел в практику нозоды, которые являются потенцированными миазмами. Он сам изготовил нозоды для лечения нескольких острых, а также подострых, как, например, бешенство, и хронических миазмов. Эти лекарства также играют важную роль в предотвращении, прекращении и излечениии инфекционных заболеваний и их последствий.

Ранние исследования инфекционных болезней и их осложнений Ганеманом основаны на наблюдениях за тем, как эпидемические болезни влияют на душу и тело человека. Острые миазмы проходят без лечения, как, например, холера, которая быстро достигает критической точки и заканчивается либо смертью, либо выздоровлением, либо состоянием, которое принято называть "с тех пор никогда себя хорошо не чувствовал" (never well since). Подострые миазмы имеют более длительный инкубационный период и как, например, бешенство, достигают кризиса в течение короткого или среднего по длительности периода в зависимости от обстоятельств. Хронические миазмы, такие как сифилис, это инфекционные заболевания длиною в жизнь, они не проходят без лечения и не приходят к естественному разрешению даже со временем. На протяжении всей своей жизни Ганеман отмечал, что хронические миазмы, такие как псора, могут наследоваться. Эти идеи и формируют систему Ганемана. Все это нашло подтверждение в современной науке.

Исходя из этого можно с уверенностью сказать, что, по определению Ганемана, миазмы — это микроорганизмы, а миазматические болезни — это негативные для человеческого организма последствия неразрешившихся инфекционных заболеваний. Это было ранним этапом изучения приобретенных инфекций, аутоиммунных заболеваний и иммунодефицитных состояний, который намного опередил современную медицину. Возможно, это было трудно осознать в 1828 году, но в 2005 г. учение Ганемана достигло зрелых лет. И очень странно, что многие гомеопаты до сих пор не осознали этого! Для многих миазмы стали чем угодно, но только не последствиями воздействия инфекции на жизненную силу, человеческий организм и иммунную систему.

ГЕРИНГ, ГЕМПЕЛЬ И КЕНТ

Истоки метафизической концепции миазмов можно найти в комментариях Гемпеля к предисловию Геринга к "Хроническим болезням" Ганемана (Hering's Preface of Hempel's Translation, 1845), где Геринг писал:

Неглубокомысленные оппоненты гомеопатии (а других у нас никогда и не было!) набросились на теорию псорного миазма, надеясь низвергнуть ее своим пустым и бессмысленным сарказмом. Приравняв псору к чесотке, они насмешливо утверждают, будто бы по доктрине Ганемана чесотка является корнем зла, что эта доктрина сходна с теорией первородного греха, признаваемого христианской верой.

Гемпель дополнил высказывание Геринга следующим комментарием:

Image

Как христианскому философу абсурдно отвергать теорию первородного греха, так и любому, кто заявляет, будто ясно понимает гомеопатию, абсурдно отвергать теорию врожденного болезнетворного миазма. Ведь в этом и состоит принцип, который Ганеман называет псорой.

Деисты придерживались той точки зрения, что люди были созданы совершенными и затем были низвергнуты из рая в состояние заблуждения и страдания. Продолжая свой комментарий, Гемпель цитирует идеи Руссо, которые Ганеман узнал еще в детстве от своего отца. Гемпель пишет:

Если мы согласимся с Руссо в том, что все, выходящее из рук Господа, совершенно свято, то первый созданный им человек был совершенно чист и должен был иметь образ и подобие своего Создателя.

Далее Гемпель продолжает рассматривать вопрос об изгнании человека из рая. Однако он замечает, что отклонение от состояния гармонии было на самом деле необходимым этапом развития человечества. Зачастую негативное развитие имеет далеко идущие эволюционные цели.

Гемпель пишет:

По сравнению с исходным состоянием, это было падение; тем не менее, это падение послужило первым необходимым этапом развития человечества и его, в действительности, можно рассматривать как прогресс.

Ганеман никогда не утверждал, что псора — это первородный грех, однако в "Друге здоровья" он писал, что настоящим благом в этом мире является мудрость и здоровье, которые зовут нас "обратно в Эдем", в первоначальный рай. В деистской философии, которую исповедовал Ганеман, судьба человека должна воссоединиться с божественной жизнью благодаря семенам небесной гармонии, задатки которой имеются в человеческой природе. Делюзия отделенности, исходящая из души человека, вызывает соответствующий негатив в физическом мире.

Гомеопаты всегда придерживались универсального видения, которое включает в себя человечество в целом и как группу, и как отдельных индивидуумов. Конечная цель гомеопатии в восстановлении у человечества гармонии между природой и духом.

Гемпель продолжает:

По мере того, как духовная природа человека развивается и очищается, псорный миазм будет уменьшаться и в конце концов полностью уйдет из жизни человечества. Это полное обновление человеческой природы будет обязательно сопровождаться огромными изменениями во всех внешних отношениях человека, в образовании, образе жизни, в труде и так далее.

Гемпель верил, что по мере очищения духовной природы человечества люди станут более устойчивыми к псоре и другим миазмам.

В "Лекциях по гомеопатической философии" Джеймса Тайлера Кента отражены схожие взгляды на происхождение и грехопадение человечества. Беннингхаузен учил, что врожденные предрасположенности были непосредственной причиной заболеваний, и что псора является их фундаментальной причиной. Несмотря на то, что псора непосредственно связана с первичной инфекцией, ее корни уходят в древние времена.

Впервые слова "первородный грех" упоминаются в дискуссии Геринга и Гемпеля с критиками теории псоры. Геринг защищал гомеопатию от обвинений в том, что будто бы гомеопаты приравнивают псору к первородному греху. Гемпель пытался повернуть против своих оппонентов их же собственный аргумент, показав, как смотрят на эту проблему деисты. Кент говорил о более глубоких аспектах происхождения болезней:

Восприимчивость к псоре открывает вопрос, который в целом слишком широк, чтобы изучать его среди наук, преподаваемых в медицинском колледже. Он в целом слишком обширный, потому что он уходит корнями в первобытное зло, в самую первую болезнь человечества, которая является духовной болезнью, из которого человечество пришло к тому, что можно назвать ИСТИННОЙ ВОСПРИИМЧИВОСТЬЮ К ПСОРЕ, которая, в свою очередь, является фундаментом для остальных болезней (Дж. Т. Кент "Лекции по гомеопатической философии гомеопатии", гл. XVIII).

Кент не называет псору первородным грехом! Он говорит, что духовная болезнь, возникшая у человечества, и вызвала у него восприимчивость к псоре. Это действительно довольно существенное отличие от идеи о том, будто псора и есть первородный грех. Кое-кто пытался обвинить Кента в том, что он якобы говорил, что псора является первородным грехом, и что это было сказано под влиянием философии Сведенборга. Тем не менее, очевидно, что этот спор предшествует работам Кента и уходит корнями в философию деистов, которой придерживались Руссо и Ганеман!

СОВРЕМЕННОЕ ПОНЯТИЕ О МИАЗМАХ

Чарльз Гемпель содействовал проникновению метафизических идей в теорию миазмов. Источником вдохновения для него послужили идеи первого философа-деиста Руссо, с которыми Самуил Ганеман был знаком с детства. Гемпель отождествил псору с первоначальным разделением человечества с его духовной природой. Кент фактически пытался исправить эту идею, утверждая, что первоначально произошло отклонение от духовного совершенства, а ЗАТЕМ это вызвало ВОСПРИИМЧИВОСТЬ к псоре и другим физическим заболеваниям.

Очевидно, многие современные гомеопаты приняли слишком метафизический взгляд на миазмы, близкий идеям Гемпеля. Однако они не разграничивают четко совершенство и духовный упадок, восприимчивость и предрасположенность и физическую болезнь, псору и миазмы, как это сделал Джеймс Кент! Значит, все они последователи Гемпеля? Неудивительно, что все они находятся в поиске более глубокого понимания здоровья и болезни, но они перепутали духовный и психический упадок с его следствием, которое является восприимчивостью к физическим болезням, подобно псоре.

Псоры не было, пока не появилась восприимчивость к ней. Можно понять людей, которым, подобно Гемпелю, хочется расматривать падение человечества, миазмы и человеческие страдания в целом как нечто позитивное. Их желание воспринимать страдания как этап эволюции вызвано человеческой потребностью наделять смыслом сладко-горький вкус нашей жизни. В конце концов, правильно излеченный миазм дает больше иммунитета, больше жизненной энергии и большее ощущение благополучия. В отдаленной перспективе миазмы и антимиазматическое лечение могут сделать человеческий род сильнее. Возможно, есть доля правды в идее о том, что то, что кажется злом сегодня, может принести больше добра в будущем.

Кроме того, многие современники путают миазмы с первичными гомеомериями. Они пытаются представить псору, сифилис и сикоз как три силы (0/+/–), вместо того чтобы осознать, что эти три силы существовали до появления миазмов! Миазмы, как и все явления, возникли по образу первичных гомеомерий. Вот почему можно сказать, что, например, у растения сифилитический миазм, хотя у растения не может быть сифилиса, однако оно может нести на себе некоторые архетипические болезненные явления человечества.

Поскольку на людей, животных и растения действуют одни и те же гомеомерии (силы или элементы), явления эти очень подобны. Во всех органических углеродных соединениях присутствует Мировая Душа, жизненный принцип, который происходит от первичных гомеомерий. Это очень подобные архетипические явления, которые можно наблюдать в растительном и животном царствах. Даже в мире минералов присутствуют эти явления и энергии, но в более инертном (безжизненном) состоянии.

Теперь понятно, что в фундаментом метафизических взглядов, которые долгое время были частью гомеопатии, является стремление понять коллективное бессознательное и вернуться к основам нашей души. Даже Ганеман включил определенные деистские и масонские идеи в свой "Органон" и другие труды. Отличным примером может служить текст 9-го параграфа "Органона". Некоторые фрагменты его трудов ведут свое происхождение прямо из этих учений. Его письма изобилуют философскими и религиозными наставлениями, равно как и советами по диете, физическим упражнениям и режиму. В одном письме он называет бога "Небесным Архитектором", как настоящий великий масон! Ибо любой человек должен использовать все доступные средства для исцеления тела, разума и духа.

Я не стремлюсь ограничить пределы человеческого разума и не пытаюсь установить рамки для исследований своих коллег. Я просто прошу их мыслить более глубоко и понять истоки нашей науки, философии и терминологии. Я прошу их сделать терминологию более ясной, чтобы она не приводила к путанице и не вызывала насмешек. Я прошу их заняться самообразованием, вернувшись к истокам, а не принимать на веру запутанные идеи нового времени. Я просто прошу их точно понимать, что имел в виду Ганеман, говоря об инфекционных миазмах. Я также прошу их понять, как нужно использовать средства, оставленные нам Ганеманом, для лечения этих смертельных болезней, от которых ежегодно умирают миллионы людей.

Я просто хочу, чтобы они поняли значение гомеомерий в восточной и западной медицине и не путали их с миазмами. Я прошу их не ставить телегу впереди лошади и не делать шаг назад, употребляя неверные термины. Мы должны использовать правильную терминологию, когда мы говорим, по крайней мере, о гомеомериях. Мы дожны использовать ее, когда мы говорим об инфекционных миазмах и их последствиях. Мы не должны выбрасывать эти идеи из головы, но мы должны исправить ошибки прошлого и двигаться вперед к новым знаниям.

Я также попросил бы своих коллег, чтобы, когда они "достигнут небес" (будут изучать душу, гомеомерии, архетипы, метафизические учения), они крепко держались "за землю" (изучали медицину и патологию). Я заклинаю их изучать клиническую картину миазмов, о которой я говорил. Ганеман оставил нам потрясающие средства для лечения результатов эпидемических и эндемических инфекционных заболеваний, но лишь немногие действительно используют их. Когда гомеопаты думают о миазмах как о чем угодно, но НЕ о последствиях инфекционных заболеваний, наша наука оказывается под угрозой потери одного из своих величайших преимуществ.

Как говорил Геринг, долг каждого из нас развивать гомеопатию вслед за Основателем и исправлять все ошибки, которые возникают в нашей науке. Мы должны привести всю нашу информацию в соответствие с данными современной науки, не растеряв при этом наших виталистических принципов и не утратив наших сложных методов изучения группового и индивидуального анамнеза. В то же самое время, мы должны как можно глубже исследовать загадки природы и человеческой психики и духа, и применять эту мудрость в искусстве врачевания.

Я написал это письмо, потому что искусство исцеления — это священное знание. Я не хочу ни с кем спорить и вступать в длительные дебаты, но я хочу встать на защиту идей, в которые я верю и не хочу, чтобы они были утрачены или искажены. У меня затекла рука и устали глаза, но дух мой силен в уверенности, что я дал то, что должен был дать, не взяв ничего у других.

Similia Minimus
Искренне,
Дэвид Литтл

Читайте также: