Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ LVIII
Дополнение (I)

Цинком кончается наш главный список лекарств. Однако есть еще много других, заслуживающих хотя короткого упоминания. Но прежде чем обратиться к ним, мне надо сказать еще несколько слов вообще в дополнение к предварительным лекциям, которыми я начал мой курс, для того чтобы напомнить об их содержании.

В первой лекции, служащей введением, я говорил о "характеристике специальных показаний", которыми в последнее время пользуются в обширных размерах, в особенности в Америке; я привел д-ра Гернси как главного их двигателя. С тех пор я часто цитировал его относительно характера симптомов. Все эти сведения я почерпнул сначала из ряда заметок к его лекциям фармакологии в Ганемановском медицинском колледже в Филадельфии, напечатанных в приложении к American Journal of Hom. Materia Medica. Потом я пользовался позднейшим и более полным материалом в его Application of the principles and practice of Homoeopathy to Obstetrics and the Disorders peculiar to Women and Young Children. Не оставляя этого предмета, могу, сверх того, рекомендовать книгу Textbook of Materia Medica д-ра Cowperthwait, профессора фармакологии в гомеопатическом отделении Йовского университета, который посвятил себя почти исключительно специальному отчету об этих характеристических симптомах.

Во второй из моих лекций об источниках нашей фармакологии я вкратце упомянул о патогенезах д-ра Houat как о недостоверных. Тем не менее пользование ими в некоторых новейших американских компиляциях (и между прочим, к сожалению, в Guiding Symptoms д-ра Геринга) принуждает меня еще строже осудить их. Д-р Аллен колеблется в пользовании ими, то включая их вместе с прочими в свой симптоматологию, то чаще всего относя их в прибавление; в 1879 году он напечатал статью в North Amer. Journ. of Hom. (август), где выдает их за истинные патогенетические действия, но считает их коллекцией симптомов, излеченных различными лекарствами. В Brit. Journ. за январь 1880 года я показал причины, почему нельзя допустить даже этого, и посоветовал совершенно отбросить их как ложные. Указатель к труду д-ра Аллена, составляемый теперь, к счастью, совершенно их выпускает. Относительно New Remedies Гейла я должен указать, что вышло пятое издание терапевтической части. Я надейсь, что во 2-й его части будут помещены подробные испытания, обогащающие второе издание и делающие его совершенно необходимым для нас.

Общие принципы действие лекарств, о которых я говорил в четвертой и пятой лекциях, в последнее время разбирались во французских гомеопатических журналах в связи с попытками д-ров Жуссе и Эспане перестроить нашу фармакологию. Критика, вызванная их трудами во Французском медицинском гомеопатическом обществе, подробно приведена в Бюллетенях его, а страницы L'Art Médical за соответствующие месяцы содержат несколько замечательных статей об этом предмете. Пока все это происходило во Франции, Америка обратила большое внимание на один из вопросов, затронутых в моей седьмой лекции, именно на действие растирания на нерастворимые вещества, как-то листовое золото и кремень. Микроскопические исследование д-ра Конрада Вессельгофта, на которые я тогда сослался вкратце, были после того произведены полнее, и споры, возбужденные ими, далеко еще не решены. Д-р Вессельгофт склоняется к заключению, что после первого сотенного растирания величина частиц уменьшается очень мало, и что единственным результатом дальнейшего дробления является уменьшение числа их в каждом данном образчике. Бюро фармакологии в Американском институте занялось этим вопросом и обещает дать о нем отчет в заседании этого года, и так, я надеюсь, мы скоро будем иметь материалы для составления по ним нашего собственного мнения. Получило также дальнейший ход рассмотрение так называемых флюкционных потенций, о которых я тогда говорил и которые имеют целью возвышать наши разведение в миллионную степень или даже далее. Арифметические вычисление с одной стороны и испытание степени исчезновение цветов с другой, показывают, что разведения, получаемые этим способом, далеко не достигают до ганемановских, так что миллионное деление Свона было бы только 443-е Ганемана, если бы его производили по предложенному методу, а при настоящем способе приготовления оно равняется только десятому1. Поэтому я был прав, говоря, что благодетельные действия этих препаратов зависят от того, что они ниже, а не выше этих делений.

Обращаюсь теперь к дополнительному списку лекарств.

Abies nigraчерная ель. Тинктура, приготовляемая из смолы, была испытана д-ром Seaman на себе и на двух девушках2 без особенных результатов. Но д-р St. Clair Smith, жуя смолу, нашел, что она возбуждает в желудке ощущение как бы от непереваренного крутого яйца. Это повело д-ра Аллена к употреблению ее при дурном пищеварении с такой характеристикой, и как он, так и другие имели от нее большой успех3. Один мой больной, упав с велосипеда, имел кровавую рвоту и жаловался на упорное ощущение, будто в нижней части пищевода что-то застряло. Арника уничтожила кровавую рвоту, но не подействовала на болезненное ощущение, которое уступило Abies nigra хЗ.

Acalypha indica. Индейское растение. Принятое д-ром Tonnerre из Калькуты в количестве 10 капель тинктуры, оно возбудило сильный припадок сухого кашля, сопровождаемого кровохарканием, Д-ра Голкомб и Томас с успехом употребляют его против легочного кровотечения, а г. Клифтон считает его лучшим средством при кровохаркании вследствие легочной бугорчатки. Употребляют средние деления.

Ammoniacum — хорошо известен в обыкновенной практике при бронхорее. Его считают возбуждающим мокроту, но не приводят никаких физиологических доказательств его действия в этом направлении. Д-р Бухнер сделал хорошее гомеопатическое испытание его, а Аллен дает патогенез его в 291 симптом, полученный 8-ю наблюдателями. Симптом 180 "слизистая мокрота, обильнее обыкновенной" показывает, что влияние этого средства на бронхи гомеопатическое.

Aralia racemosa. Растение это в Америке в большом домашнем употреблении от всякого рода кашля. Его испытал на себе д-р Самуэль Джонс. Он имел наклонность к астме, и прием ее вызвал астматический припадок, но он был совершенно отличен от его обыкновенных припадков, и походил более на сенную лихорадку; при этой-то болезни и подобных удушливых кашлях д-р Джонс нашел его очень полезным. Тинктура приготовляется из свежего корня.

Aranea diadema вводит нас в семейство пауков. Под этим названием я буду говорить о всех их, как я это делал относительно змеиных ядов в статье Lachesis.

Употребление в медицине паутины очень древнее. Сэр Томас Уотсон приводит много фактов, доказывающих ее бесспорное влияние на лихорадку, а д-р Ozanam говорит, что она излечивает посредством содержащегося в ней белкового вещества, которое, как открыл д-р Bence Jones, аналогично и изомерно с хинином4. Подтверждением этого взгляда служит то, что паутина (ее обыкновенно берут от черного паука) не должна быть слишком стара, так чтобы не потерять еще своей клейкости. Д-р Джонс собрал в American Observer5 множество фактов очень интересных относительно действие паутины, физиологического и терапевтического.

По-видимому, она действует как общее седативное средство, доставляя спокойствие и сон при страданиях сердца, астме, чахотке и тому подобных раздражительных состояниях.

Совсем другое дело употребление в медицине самих пауков для уничтожение болезненных состояний, аналогичных с возбуждаемым их укусом; мне нечего говорить, что делать это есть особенность школы Ганемана. Д-р Ozanam здесь также содействовал нашим познаниям в этюде Sur le venin des Arachnides. Он приводит все достоверные наблюдения над последствиями укуса пауков и указывает на их терапевтические применения. Из многочисленных описываемых им членов этой группы, кроме Aranea, в гомеопатическую фармакологию попали Tarentula, Theridion и Mygale.

Aranea diadema из рода epeira — это крестовый паук, "araignée à croix papale". Аллен приводит симптомы, полученные от него двумя наблюдателями, и в то же время несколько симптомов от Aranea scinencia из Кентукки. Первый часто употребляется в гомеопатии против перемежающихся лихорадок при преобладании озноба. Действительно, возбуждение дрожи укуса паука и наклонность симптомов к периодическим возвратам оправдывают употребление их яда при лихорадке, на что вряд ли бы указывала их эмпирическая репутация. Д-р фон Грауфогль воспользовался преобладанием озноба аранеи как показанием ее для субъектов водородистого сложения, у которых всегда недостаток внутренней теплоты, так же как крайняя чувствительность к сырости. Он нашел ее полезной против многих страданий таких особ. Д-р Чапмен излечил ею у очень нервной женщины ощущение по ночам, будто руки и ноги ее чудовищно распухали, продолжавшееся несколько лет; д-р фон Грауфогль считает показанием для нее подобное же ощущение при зубной боли.

Mygale — птицеяд. Представителями ядовитых пауков этого рода служат Mygale lasiodora Кубы и Mygale avicularia. Аллен приводит несколько симптомов от укуса последнего и от употребления тинктуры из первого. М. avicularia употребляется иногда при виттовой пляске, но значение его ниже следующего.

Tarentula — тарантул. Укус его развивает особенные нервные страдания, уничтожаемые, по-видимому, лучше всего музыкой (Tarantella). В новейшие времена очень сомневались в действительности этой болезни, но отчеты Baglivi подтверждают позднейшие достоверные наблюдатели. Правда, что мания пляски, бывшая нередко эпидемичной в Италии в Средние века, была несправедливо приписываема укусу этого паука, но несомненно, что оно вызывает особенные исключительные нервные явления.

Д-р Ozanam посвятил этому предмету значительную часть этюда, о котором я уже упоминал. Гомеопатическая литература обладает также монографией о нем маркиза Нуньеса, протагониста нашей методы в Испании. В нем находится подробная история отравление ядом тарантула, а также результаты испытания его автором на 10-ти мужчинах и 5-ти женщинах6. Опыты производились 3-м, 6-м и 12-м разведениями. Некоторые из симптомов такого рода, что было бы интересно знать все подробности относительно обстоятельств. Между тем французский и английский переводчики этого трактата еще более затемнили смысл его. Поэтому для патогенеза тарантула нам самое лучшее обратиться к последствиям введения яда в кровь, как их приводят лучшие наблюдатели. Во-первых, они состоят из явлений, подобных укусу змеи и ужалению пчелы. Пораженная часть распухает, изменяется в цвете и становится центром боли и зуда. В общем состоянии является угнетение, охлаждение, предсердечная тоска и головокружение. Но вместо того, чтобы перейти в местную гангрену и гнойное заражение как от укуса змеей, или проявить только кратковременное страдание как от ужаления пчел, симптомы отравление тарантулом остаются, но только в сфере нервной системы. Упадок сил и угнетение увеличиваются, но вместе с ними является неугомонное беспокойство. Больной жалуется на нервные боли в различных местах, дыхание и кровообращение затруднены, и конвульсивная дрожь проходит по мышцам. При этом нередко половое возбуждение. Яркие цвета имеют успокаивающее действие на больных, или вид блестящих гладких поверхностей, как, например, стоячей воды, но их главное утешение — музыка. Тело движется отчасти или вполне под такт ее, и они часто исполняют род пляски. При произведенном таким образом возбуждении они легко уступают лечению, иначе же их нервная система не оправляется от полученного ею потрясения и болезнь возвращается от времени до времени через правильные промежутки.

Д-р Ozanam из изучения явлений тарантулизма сразу увидал, как много он допускает применений закона подобия. Кроме "упорных перемежающихся лихорадок", против которых полезны и другие виды пауков, он рекомендует употребление тарантула при истерии, ипохондрии, виттовой пляске, сатириазе, нимфомании и т. п. Случаи, приводимые в конце монографии Нуньеса, показывают, что во многих из них он не обманул ожиданий. Д-р Жуссе рекомендует его также при пляске св. Витта и конвульсивной истерии.

Theridion curassavicum. Под этим названием д-р Геринг ввел в медицину и испытал на себе и на других паука с острова Курасоа. Он дает его патогенез в своей Фармакологии, включив в него все существующие наблюдения над его терапевтическим употреблением. По-видимому, он излечивает карбункул у овец, которому он достаточно гомеопатичен. У испытателей он производил сильное головокружение и тошноту даже до рвоты, также головную боль, предшествуемую мельканием перед глазами. Д-р Нейдхард излечивал им случаи застарелой головной боли с тошнотой; кроме того, он, кажется, пригоден для настоящей мигрени. Д-р Barlow хвалил его при боли под грудями, а д-р Барух с жаром рекомендует его как промежуточное, но глубоко действующее средство при золотухе.

Все пауки приготовляются для врачебного употребление растиранием по умерщвлении их, или же в тинктуре из алкоголя, в который погружают их живыми. Последнее, по-видимому, лучше, когда симптомы, против которых дается это средство, аналогичны с возбуждаемыми укусом.

Artemisia. В первом издании моей Фармакодинамики я поместил короткую статью об Artemisia vulgarisчернобыльнике. Там я говорил, что наши сведения о нем доставлены главным образом Бурдахом и находятся у Гемпеля и в New Materia Medica. Они показывают, что Artemisia имеет положительное влияние на нервную систему и видоизменяет такие болезни как эпилепсия, пляска св. Витта, сомнамбулизм и проч. В народе она пользуется огромной славой как средство против эпилепсии. Она всего полезнее, по словам Бурдаха, в случаях, когда пароксизмы бывают по несколько раз в день. Целебное действие ее обыкновенно сопровождает обильная и зловонная испарина. Бурдах считает ее также специфичной при эпилептовидных конвульсиях у детей, например, при прорезывании зубов. Я привел там случай petit mal, где она произвела заметное улучшение. Однако же болезнь эта снова вернулась, и так как Artemisia не была испытана и, насколько мне известно, не гомеопатична нервным страданиям, то я и выпустил ее из следующих изданий моей книги. Но совершенно новый свет бросают на этот предмет наблюдение над действиями чрезмерного употребление абсента, напитка, приготовленного из другого вида артемизииА. absinthium (полынь). Кроме общих нервных расстройств, аналогичных с возбуждаемыми спиртом, жертвы абсента подвержены настоящим эпилептическим припадкам. Полный отчет об этих явлениях дает д-р Аллен в Добавлении, заимствуя его от д-ра Шаллона из Парижа:

Последствие опьянение абсентом происходят от расстройства двигательной силы; это явление конвульсивные. Эпилепсия от абсента развивается в сравнительно короткое время; она принимает с самого начала и вполне все характеристические черты этой болезни. Иногда она не имеет полных припадков, только головокружение и потерю сознания — симптомы, бывающие и при настоящей эпилепсии. Составляет ли эта эпилепсия последствие острого или хронического отравления? Мы полагаем, что она есть острый симптом, проявляющийся более часто в течение хронического опьянения у пьющих абсент постоянно в излишестве. После питья в течение шести месяцев или года, стоит только напиться до излишества, и судороги начинаются. Важное значение имеет предрасположение. Есть много пьяниц, у которых никогда не бывает судорог, или только сами легкие, а у других, напротив, они являются при первом же опьянении. Д-р Voisin говорит, что эпилепсия от абсента обыкновенно характеризуется большим количеством припадков в короткий промежуток времени. Я привел случай эпилепсии от абсента, в которой было от 150 до 200 припадков в сутки.

Эти выдержки достаточно доказывают, что А. absinthium есть во всяком случае средство, возбуждающее эпилепсию. Вспомним, что Сina есть другая разновидность того же семейства А. semencontra, и что как она, так и продукт ее сантонин, в больших дозах возбуждают конвульсии; поэтому мы должны сказать, что польза, приносимая артемизией при эпилепсии, есть пример гомеопатического действия. Веские доказательства в пользу А. vulgaris приводит Nothnagel7. Употребляя более сильно действующую А. absinthium, мы можем рассчитывать получить лучшие результаты. Д-р Gatchell сделал небольшое испытание А. abrotanum на двух лицах, результаты которого находятся в первом томе у Аллена, но, по-видимому, оно не обладает особенно деятельной силой.

Bufo есть обыкновенная жаба. Ядовитый характер выделение ее накожных желез привел к употреблению ее в медицине. Она не упоминается в нашей фармакопее, но Аллен рекомендует препарат "Растирание яда из накожных желез, полученного раздражением жабы". Его патогенез Bufo имеет мало значения, так как составлен главным образом из немногих старинных отчетов об отравлении ядом жабы и из не более достоверных симптомов Houat. Bufo считается также средством против эпилепсии. Д-р Laville сообщил об успешном действии его на гомеопатическом конгрессе, бывшем в Бордо в 1854 г.; д-ра Andrien, Leydet и Holcombe подтверждают его опыты. Отчеты двух последних помещены в 4-м томе Amer. Journ. of Hom. Materia Medica (стр. 139). Первый давал средние деления, последний 200-е. Более мне ничего неизвестно об этом средстве, и сам я его не испытывал. Д-р Гейл говорит, что пробовал его без успеха.

Caladium seguinum. Это растение из семейства Аронниковых и родом из Индии. Там оно в домашнем употреблении для подавление половой страсти, поэтому д-р Шольц из Бреслау пробовал его при зуде половых частей, где он оказался очень полезным8. В гомеопатической школе его испытывали Геринг и Шретер, и у первого под его влиянием половые органы значительно распухли и были раздражены. Мы употребляем его преимущественно при подобных состояниях женских половых частей.

Carduus marianus. Растение это в большой славе в Германии в народе против желтухи и других желчных расстройств и фигурирует между радемахеровскими средствами как действующее на печень. Оно было испытано д-ром Reil9, который нашел, что оно производит растяжение всего живота, но в особенности правой стороны, причем вся область печени чувствительна к давлению. В испражнениях был недостаток желчи, а ее красящее вещество оказалось в моче. Таким образом Carduus marianus вполне гомеопатичен гиперемии печени и простой желтухе, при которых, а также и при циррозе печени с водянкой, он оказывает целебное действие10. Тинктура приготовляется из равных частей корня и семян в шелухе.

Ceanothus аmericanus также средство, действующее на известный орган, а именно на селезенку. В 3-м издании New Remedies д-р Гейл приводит свидетельство старой школы о пользе его при воспалении и увеличении этого органа и обращает внимание на следующее утверждение: "В хронических случаях, когда орган этот уже нечувствителен, при употреблении тинктуры он скоро становится болезненным и чувствительным и затем быстро принимает свой нормальную величину". Это дало идей о гомеопатичности его, и д-р Бернетт успешно лечил им несколько случаев болезни селезенки11. Он рекомендует его при глубоко лежащей боли в боку, даже если нельзя открыть чувствительности или увеличение селезенки. Он нашел, что вместе с болью при этом пропадают и другие бывающие одновременно болезни, например, бели.

Comocladia dentata. Это "guao" Вест-Индии. Растение это принадлежит к естественному семейству Птицесердов, и действие его на кожу похоже на действие Anacardium orientate и Rhus, но сильнее обоих. Д-р Наварро с Кубы описывает глубокие с твердыми краями язвы, происходящие от его сока, и с успехом употребляет его внутрь при подобных же состояниях как Anacardium; оно пользуется некоторой репутацией против проказы. Д-р Аллен дает патогенез его, полученный от нескольких испытателей и наблюдателей. Тинктура приготовляется из листьев и коры.

Equisetum hyemale. Это средство, как и многие другие, перешло к нам из домашней практики Америки, где оно пользуется значительной репутацией против страданий мочевых органов. Д-р Hugh М. Smith, испытав его на себе и трех других, нашел, что оно раздражает мочевой пузырь. Его главная польза против недержания мочи у детей, о чем свидетельствуют д-р Carmichael12 и другие, а д-р G. А. Heath из Нью-Йорка приводит случай общего паралича у старухи, у которой контроль над испражнениями и мочой, давно уже потерянный, восстановился под его влиянием13. Тинктура или растирание приготовляются из всего растения. Употребляют преимущественно низкие деления.

Eryngium. Мы имеем испытание двух видов, Е. aquaticum и Е. maritimum. Оба, по-видимому, понижают половой инстинкт и энергию, так что афродизиатическое свойство, приписываемое народом последнему, вероятно, объяснимо на основании гомеопатии. Е. aquaticum раздражает несколько слизистые оболочки дыхательных и мочевых путей, и применяется сообразно этому. В 5-м издании д-ра Гейла приведено несколько опытов, доказывающих его свойство изгонять мочевые камни. Врачебная часть его корень.

Eucalyptus. Это растение возбуждает в последнее время большой интерес своими противомалярийными свойствами, будучи посажено в местностях, подверженных перемежающимся лихорадкам. Предполагают, что оно действует так, главным образом вытягивая из почвы всю ее влагу, но его бальзамические испарения действуют в том же направлении; такую же пользу оказывает, по-видимому, и прием его внутрь. Он также сильное дезинфицирующее средство, действуя даже при внутреннем употреблении, например, при злокачественной болезни желудка и гангрене легких.

О его физиологическом действие известно мало, за исключением того, что содержащееся в нем летучее масло эвкалиптоль имеет несколько опьяняющее действие. Его, однако же, испытывал героически один из наших австралийских практиков, д-р Фосетт. При первом опыте он возбудил лишайную сыпь, увеличение желез и образование нечистых длительных язв с раздражением кишок, доходящим до кровотечения. При втором он получил ревматические боли, а при третьем ту же сыпь с опухолями в различных частях тела, одна из которых под правым соском была величиной с лесной орех, и в ней были колющие и стреляющие боли. Он приводит также случай мальчика 13-ти лет, который в большом количестве жевал смолу и листья, и у которого явились на сочленениях пясти и плюсны узловатые опухоли с сильной болью при движении.

Таким образом, эвкалипт может сделаться гомеопатическим средством. Д-р Вудбери из Бостона, употреблял его как снаружи, так и внутрь при сосудистых опухолях мочеиспускательного канала у женщин, и очень его хвалит. В двух самых упорных случаях он получил от него полное излечение, не прибегая ни к каким хирургическим мерам.

Gnaphalium. Растение это испытано в Америке в двух видах: G. polycephalum д-рами Бэнксом и Фуллером, и G. uliginosum д-ром Вудбери. Первый из этих врачей (принимавший 1-ое и 2-ое десятичные растирание из листьев и цветов) получил заметные невралгические боли в лице и нижних конечностях. В первой области были поражены верхние челюстные нервы с обеих сторон, и боля были перемежающиеся. В последней центром страдания был седалищный нерв, и боль сопровождалась судорогами и иногда перемежалась с онемением. Это показывает, что в Gnaphalium polycephalum мы имеем истинно гомеопатическое противонервное средство; д-ра Бэнкс и Вудбери приводят случаи исцеление им ишиаса.

Grindelia. Это растение родом из Калифорнии. В последние годы мы познакомилась с двумя из его видов — G. robusta и G. squarrosa. Оба они сильно смолистые, и обыкновенное действие таких бальзамических веществ объясняет приписываемую в народе пользу G. robusta против хронических страданий слизистых оболочек. Она, по-видимому, всего полезнее при хронической бронхиальной астме. Д-р Gatchell считает примочку из одной части тинктуры на десять воды превосходным средством при зудящих сыпях. G. squarrosa была испытана д-ром Bundy14 и вызвала острую боль как от ревматического воспаления в глазных яблоках, которые были налиты кровью и болели от малейшего движения. Она возбуждала также такое ощущение, как будто стоит только заснуть, и дыхание прекратится, так что испытатель не спал, боясь удушения. Д-р Гейл справедливо замечает, что симптом этот довольно обычен при хронической болезни сердца, и д-р Вессельгофт приводит случай подобного рода, где это средство очень облегчило дыхание.

Guaco есть одна из "лиан" Южной Америки, и у себя на родине считается противоядием укушению ядовитых змей. Его употребляют снаружи и внутрь. Покойный д-р Эльб из Дрездена испытал его, полагая, что он вызовет на здоровом теле симптомы, аналогичные с укусом змей. Результаты его не напечатаны вполне, но он дает краткий отчет о них в статье о болезнях спинного хребта в 61-м томе Allgemeine homöopathische Zeitung. Guaco в приемах от 5-ти до 20-ти капель тинктуры возбудил, по-видимому, сильное жжение и боль позвоночника, в особенности в верхней его части, а вместе с тем потерю голоса, чувство сжатие гортани и тяжесть с затруднением движение языка. Так как общее состояние было скорее возбуждением, а не угнетением, и у него была часто головная боль и жар в лице, то д-р Эльб заключил, что спинной мозг был в состоянии активной гиперемии. Это привело его к употреблению Guaco при раздражении спинного мозга у крепких сангвинических субъектов, где он оказался почти специфичным; в этом он, очевидно, походит на Naja. Он уничтожает также паралич языка и даже конечностей вследствие апоплектического кровоизлияния.

Эти сведения я получил из сообщение д-ра Данхема в 4-м изд. New Remedies.

Guaraea — растение с Антильских островов. Ее испытал в 1854 г. д-р Петроз15, и вследствие ее действия на глаза дал ее в одном тяжком случае воспаления соединительной оболочки с воспалением склеры (chemosis), бывшем после извлечение катаракты, где она произвела быстрое излечение. Однако же средство это было долго заброшено, и Аллен не дает даже его патогенеза. В последнее время д-р Клод снова воскресил открытие своего соотечественника, и приводит16 несколько случаев такого воспаление с самыми благоприятными результатами. Присутствие хемоза служит важным для него показанием. Он действует одинаково хорошо как в низших, так и в средних разведениях.


1 См. The Organon зa апрель 1880 г. и North American Journ. of Hom. февраля того же года.
2 Ohio Medical and Surgical Reporter., т. I.
3 Hahn. Monthly, октябрь 1877 r.
4 Bull. de la Soc. Мéd. Hom. de France, XVII, 454.
5 Январь 1876 г., Brit. Journ. of Hom., XXXIV, 367.
6 Был употреблен испанский вид тарантула, но, по-видимому, он не менее деятельного характера, чем его апулийский прототип.
7 Энциклопедия Цимсена, XIV, 288.
8 Brit. Journ. of Hom., XIII, 509, XXVII, 592, XXIX, 400.
9 Vierteljahrschrift.
10 Brit. Journ. of Hom., XXIV, 667, XXXVI, 369, к Гейл, sub voce.
11 Monthly Hom. Review, март 1879 г., и Hom. World, январь и март 1880 г.
12 United States Med. Investigator, т. III, № 2.
13 Hahn. Monthly, сентябрь 1877 г.
14 См. Дополнение Аллена sub voce.
15 Journ. de la Soc. Gallicane, т. II.
16 New Eng. Med. Gazette, декабрь 1876 г., и L'Art Médical, май 1879 г.

ЛЕКЦИЯ LVII  ЛЕКЦИЯ LVII    Содержание    ЛЕКЦИЯ LIX  ЛЕКЦИЯ LIX