Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ LV
Sulphur

Sulphur — сульфур — сера

Средство это если не самое важное, то, вероятно, чаще употребляемое, чем все другие.

По нашей фармакопее употребляется чистый серный цвет, вторично перемытый в дистиллированной воде, из которого затем делаются растирания. Употребляется также и "тинктура серы"; она приготовляется на абсолютном алкоголе, который (при температуре 51,1° С) растворяет почти один процент серы. При низшей же температуре крепость ее изменяется. Теперь ее употребляют только в этом первоначальном препарате, называемом tinctura fortissima, но одно время Ганеман делал из нее разведения.

Патогенез сульфура появился в первый раз в 4-м томе Reine Arzneimittellehre. Во 2-м издании (1825 г.) содержится 755 симптомов Ганемана и 60 его сына Фридриха и нескольких авторов. Так как он рекомендует 2-е растирание, то, вероятно, его симптомы получены от этого или еще низшего деления. В 1-м издании Хронических болезней (1830 г.) представлен другой патогенез, к которому Ганеман прибавил более 300 симптомов, а во 2-м издании (1839 г.) список возрос до 1969, и лишь немногие добавление взяты из испытания Неннинга, появившегося в 3-м томе Arzneimittellehre Гартлауба и Тринкса. Источник этих последних материалов очевиден, так как в то время сера постоянно употреблялась при лечении хронических болезней. Гораздо более удовлетворительные сведение дает блестящее испытание серы, предпринятое Австрийским обществом испытателей, приводимое д-ром Вурмбом в 1-м томе Zeitschrift des Ver. Hom. Aerzte Oest. 24 человека принимали участие в этих опытах, произведенных полными дозами сырого вещества и тинктуры, а также и разведениями. Д-р Аллен присоединяет их симптомы к ганемановским, добавляя несколько новых из позднейших наблюдений. Д-р Казанова также обогатил патогенез серы несколькими наблюдениями над действием серных вод Harrogate1.

Сера давно славится как средство, возбуждающее кровообращение в волосных сосудах кожи и слизистых оболочек, а также в венной системе таза. Испытание Вурмба подтверждает и поясняет старинное мнение. Средство это возбуждало особенный зуд всей поверхности, усиливающийся в теплой постели, причем трение или чесание доставляло приятное ощущение. Вместе с этим появлялись различные сыпи, большей частью прыщатые, но иногда пузырчатые, и нередко похожие на чесотку. Чирьи также часто бывают последствием серы. Я знаю одну даму, сопровождавшую своего мужа в Harrogate; хотя она была совершенно здорова, но пила воды вместе с ним. Вернувшись домой, она была вся покрыта чирьями. После кожи, влияние серы больше всего ощущают слизистые оболочки, в особенности глаз (conjunctiva oculi и palpebrarum), бронхов, мочеиспускательного канала и прямой кишки. Здесь характеристические симптомы составляют жжение с зудом и слизистое истечение. Кроме этих общих действий, сера производит другие почти постоянные явления, а именно:

1) положительный прилив крови к голове. Почти все испытатели ощущали полноту с болью, а некоторые головокружение. Гаррогэтские воды, если их пить в большом количестве и неосторожно, могут вызвать апоплексию. Часть предыдущего составляет рожевидное воспаление носа, столь частое у испытателей и упоминаемое д-ром Казановой;

2) сера всегда возбуждает половые органы, даже до опухоли наружных частей. У одной испытательницы явились обильные регулы; кровь была черная, спекшаяся, клейкая, как от крокуса;

3) хотя сера в больших дозах составляет легкое слабительное, но ее динамическое действие выражается в запоре, которым страдали почти все испытатели. Понос же бывает очень редко;

4) боли, подобные ревматическим, были очень часты у испытателей; большинство их также просыпались рано утром и, несмотря на все старания, не могли более заснуть;

5) у двух испытателей была болезненная опухоль языка.

Если мы не присоединим сюда бесчисленные симптомы хронических болезней, то, по-видимому, у нас будет очень узкое основание для применение терапевтических свойств серы. Но она имеет исключительное место между гомеопатическими лекарствами, которое может сравниться только с меркурием относительно сифилиса, и это благодаря знаменитой "псорной теории" Ганемана, о которой я должен сказать несколько слов.

Первый том Хронических болезней посвящен Ганеманом объяснению этой теории. Он начинает с того, что приписывает восьмую часть этих болезней сифилису и сродственному ему сикозу. Он говорит, что оба они происходят от специфического и заразительного "миазма". Попав в организм, он развивает после периода инкубации наружный симптом — в первом случае шанкр, во втором кондилому. Если их предоставить самим себе, или же лечить внутренними специфическими средствами (первый меркурием, а вторую ацид нитрикум или туей), то не произойдет общего заражения. С другой стороны, уничтожение наружного признака сопровождается известными конституциональными симптомами, которые гораздо труднее излечить. Их излечивают только те же или подобные специфические средства — не на основании лишь их гомеопатичности к существующим симптомам, но также по отношению к первоначальному поражению — так что, например, бесполезно лечить сифилитическую жабу белладонной или сифилитический псориаз арсеником.

В остальных 7/8 хронических болезней Ганеман находит невозможным получить прочное излечение посредством обычных гомеопатических специфических средств. Поэтому он искал каких-либо конституциональных миазмов, которые объяснили бы видоизменение и упорство этих болезней, как сифилитический яд объясняет характер происходящих от него расстройств. Ему казалось, что он нашел это в обыкновенной чесотке (psora, или scabies). Большинство авторов подтверждает вред, происходящий от скрытия чесоточной сыпи. Затем, многие из его хронических больных сознавались, что имели прежде чесотку; относительно других тот же факт подтверждали родные и сиделки. Чесотка — специфическая болезнь, очень заразительная, с периодом инкубации, после которого является один или несколько прыщиков в точке проникновения, походя этими чертами на сифилис или сикоз. Не находя никакого другого объяснение для хронических болезней, он предложил теорию, что они все псорные. Отсюда истекало и лечение. Свежую чесотку почти всегда можно излечить в довольно короткое время одним или несколькими бесконечно малыми приемами сульфура; он же излечивает многие из последствий скрытие сыпей. Но эти последствие слишком разнообразны для того, чтобы им могло соответствовать одно средство. Отсюда, вместе с сульфур, многие другие средства на различных основаниях2 попали в разряд антипсорных. Ими-то, избирая их по закону подобия, следует лечить все хронические болезни, за исключением венерических.

Вот вкратце теория Ганемана, но я рекомендовал бы прочесть собственное изложение Ганемана его учения. Это чудо учености, ума и аргументации, если бы только основания были правильны.

Но тут-то и ошибка! Ганеман жил в такое время, когда забыли о паразитарной природе чесотки. Современники его Rayer и Biett считали это сомнительным, а Гофман, Юнкер, Венцель и Аутенрит еще прежде его приписывали многие болезни скрытию сыпи. Теперь же нет никаких сомнений, что ближайшей причиной всех явлений чесотки служит чесоточный клещ. Болезнь эту лечат постоянно наружными средствами, главным образом серной мазью, а обширная практика таких знаменитостей как Гебра и Эразм Уилсон доказывает, что от этого не бывает никакого вреда.

Поэтому теория Ганемана ложна? Совершенно напротив, как я уже говорил в одной из моих вступительных лекций и как теперь снова попытаюсь доказать.

Хотя Ганеман основывал свой теорию именно на чесотке, однако он под этим названием подразумевал другие накожные болезни. Так, он полагал, что проказа древних находилась к хроническим болезням в таком же отношении, как и чесотка. В другом месте он говорит, что "парша на голове, молочная кора, лишай и пр. составляют разновидности чесотки". Таким образом, он был близок к истине, которую с каждым днем признаю́т все более и более, именно что многие накожные болезни составляют наружные проявление органического страдания. Не говоря уже о сифилитических сыпях, кто не знает, что подагрический, ревматический, золотушный диатез часто проявляется только накожными сыпями? Никто также не станет отрицать, что уничтожение этих сыпей наружными средствами часто ведет к развитию внутренней болезни. Происходит то же самое, хотя медленнее и не в столь сильной степени, как при скрытии, или даже неразвитии сыпи в острых сыпных болезнях. Сверх того, несомненно, что уничтожение какой бы то ни было накожной сыпи наружными средствами может причинить расстройство внутренних органов, лежащих в ближайшем соседстве. Lallemand приводит случаи происшедшей таким образом сперматореи3, Beer — темной воды4, а Weitenweber — потери голоса5. В двух последних случаях причиной была сама чесотка.

Еще более приблизимся к теории Ганемана, если примем учение некоторых французских патологов — между ними, кроме нашего Тессье, я могу назвать Bazin, Chomel и Gueneau de Mussy — относительно "лишайного" предрасположения, отличающегося от обыкновенных конституциональных накожных страданий. К этому "герпетизму" Bazin относит все накожные расстройства не чисто местные (каковы происходящие от паразитов) и не происходящие от золотухи, сифилиса и подагры. Д-р Жуссе в 1-м томе своих Éléments de Médecine Pratique пишет:

Лишай характеризуется кожными и внутренними страданиями, совместными или перемежающимися. Кожные страдания под названием dartre seche и dartre humide заключают все обыкновенные болезни кожи; они поверхностны, подвижны и изменчивого типа. Их сопровождает сильный зуд. Внутренние страдание герпетизма суть поражение слизистой оболочки, которой выделение — серозные или гнойные — также вызывают сильный зуд; воспаление глаз, невралгии, мигрень и одышку. В тяжких длительных случаях дело может доходить до рака. Бывают аномальные формы, в которых кожные страдание легки или отсутствуют, и где единственными признаками служат характер внутренних страданий, отсутствие других причин для них и семейная история больного (ибо лишай наследствен).

Это, очевидно, "псора" под другим именем и с более ограниченной сферой. Можно только пожалеть, что французские патологи не признаю́т за Ганеманом первенства в этой теории.

Для нас главный интерес здесь в том, что для всех этих расстройств, перемежающихся с сыпями или происходящих от скрытия их, главным средством признается сера. Д-р Жуссе, конечно, считает ее вместе с арсеником лучшим средством против лишайного предрасположения, но то же мнение преобладает и в старой школе. Темная вода Вееr’a прошла от нее, причем сыпь возвратилась. Д-р de Mussy рекомендует Eaux-Bonnes (серные источники) при хронических страданиях горла (в особенности, когда они принимают форму фолликулярного фарингита), происходящих, по его мнению, от герпетизма. Lallemand излечивает свои случаи сернистыми ваннами. Д-р Казанова доказывает, что причина, почему воды Harrogate излечивают одни случаи и не имеют никакого действие на другие, по-видимому, совершенно такие же, заключается в том, что первые происходят от задержания какой-либо сыпи, а вторые от других причин. В подтверждение своего мнение он приводит два рода случаев. При хронической подагре и золотухе — болезни, в которых так часто бывает поражена кожа — сульфур стоит во главе наших средств, между тем как в других конституциональных болезнях, например, рахите, где не бывает поражения кожи, сульфур не играет никакой роли.

Таково "антипсорное" действие серы. Вы видите, что оно не ограничивается одной гомеопатической школой, хотя в ней получило более полное развитие как теоретически, так и практически. О теории я уже сказал достаточно, обратимся теперь к практике. В большинстве хронических болезней полезно начинать лечение несколькими приемами сульфура. Это ясно доказывают факты, приводимые Яром в его Руководстве, результате 40-летней практики. В этом труде вы будете постоянно встречать, что первое и самое раннее место при лечении хронических болезней отводится сульфуру, и с самыми лучшими результатами. Можно, например, упомянуть ночное недержание мочи у детей, где я сам лично удостоверился в ее пользе. Что касается до подагры, то д-р Acworth, специально изучавший эту болезнь, говорит, что он не знает лучших средств, чем сульфур и калькарея. При золотухе во всех ее проявлениях (кроме костей) приемы сульфур по временам чрезвычайно полезны. Кроме таких определенных болезней, мы часто встречаем случаи, представляющие многочисленные симптомы нездоровья, которые быстро проходят от этого лекарства. Я предполагаю, что у таких больных есть или была наклонность к кожным сыпям. Многие наблюдатели, сверх того, свидетельствуют о поразительных результатах одного или двух приемов высокого разведение сульфура во время течения таких болезней как воспаление мозга или легких и почти в каждой болезни, где улучшение замедляется или случаются возвраты. Во всех этих случаях сульфур сам по себе производит некоторое улучшение и делает другие лекарства более действительными. Но странно, он редко излечивает один. Если в какой-либо хронической болезни продолжать его более одной или двух недель, то выздоровление снова замедляется и даже регрессирует. Ганеман говорит:

Сера в малых дозах большей частью содействует началу излечение хронических невенерических болезней. Я знаю в Саксонии врача, который приобрел большую славу за излечение таких болезней, прибавляя, сам не зная почему, серный цвет во все свои лекарства. Вначале они имели хорошее действие, но через некоторое время успех их прекращался.

Однако же при одной из этих болезней сульфур производит стойкое излечение, именно при ревматизме. Здесь это средство пользуется высокой славой как в домашней практике, так и для местного употребление в старой школе при мышечном и сухожильном ревматизме и при ишиасе, а при внутреннем употреблении — в гомеопатии. "Я почти всегда, — пишет д-р Рассел, — начинаю лечение хронического ревматизма дачей сульфура. Иногда я считаю полезным настойчиво давать его целыми месяцами. Мне кажется, что я действую так одинаково со всеми опытными гомеопатами". Д-р Бейс находит его очень полезным при хроническом люмбаго и ишиасе у больных золотушного сложения. Сульфур действует здесь скорее вследствие своей гомеопатичности, а не по отношению к ревматическому диатезу вообще. Он возбуждал у испытателей сильную подобную ревматизму боль. Один из них, не доверяя его действию, испытывал его, то принимая, то оставляя, и нашел, что соответственно этому боли то проходили, то усиливались. Но сульфур едва ли пригоден при накожных проявлениях ревматизма, типом которых можно считать erythema nodosum. Это подтверждает мнение, что при ревматизме лучше действуют низшие деления, а антипсорные его свойства проявляются лучше в высших делениях.

Обращаясь теперь к местному действию сульфур, замечу, что "венозность", о которой говорит д-р Бейс, составляет характеристическую черту и больных, и болезней, которым всего пригоднее сульфур. Гемпель говорит, что сера то же самое для разветвлений вен, что аконит для мелких артерий — как средство, уничтожающее застои (engouments).

1. Сера — лучшее лекарство для многих кожных болезней. Она легко излечивает свежую почесуху с зудом такого же характера, как и производимый ей. Она очищает кожу от ненормальных сыпей, бывающих у нездоровых детей. Она полезна при угрях; при некоторых формах их иногда бывает нужно и наружное употребление; также и при родственном с ними molluscum д-р Вессельгофт нашел ее целебной6. Тест рекомендует ее при паршах, Чепмель при экземе, а Гемпель при crusta serpiginosa. Она почти всегда предупреждает возвраты чирьев, а иногда ячменя и ногтоеды. При чесотке мы, конечно, употребляем серу обычным способом для уничтожения клеща. Но так как сыпь часто распространяется гораздо далее ходов паразита и затвердевает после его уничтожения, то нужно бывает и внутреннее ее употребление. Прибавлю, что при австрийских испытаниях ее исчезли сухой porrigo capitis и psoriasis discolor, и что д-р Клотар Мюллер, а также Яр, считают сульфур лучшим средством при застарелых язвах на ногах.

2. Сера очень полезна во многих страданиях глаз. Она действует преимущественно на соединительную оболочку и, конечно, лучше всего показуется при воспалении ее у нездоровых субъектов. Следовательно, ее главное место при золотушном воспалении глаз, при лечении которого в течение некоторого времени она положительно необходима, а часто излечивает и без помощи всяких других средств7. Но и при остром катаральном воспалении глаз, по словам д-ра Даджена, действие ее почти чудесно. Да и при воспалении почти всех тканей глаза она употребляется с бóльшим или меньшим успехом. Д-ра Аллен и Нортон несколько уменьшают ее значение при страданиях глубоко лежащих частей глаза, но они производили свои опыты большей частью с высшими делениями, а прежние наблюдатели, превозносящие ее при "артритическом воспалении глаз", давали ее в низших растираниях. Однако же наши авторы воздают должное ее значению во всех формах золотушного воспаления глаз, поражает ли оно веки, соединительную оболочку или роговицу, а также и при хроническом и остром катаральном воспалении. Главными субъективными показаниями для нее служат острая боль, точно от укола булавками, и ухудшение симптомов от воды. Она излечивала крыловидную плеву (pterygium), pannus, hypopion, сращение райка и непрозрачность стекловидного тела.

3. Затем, сера оказывает важное влияние на прямую кишку. Она очень полезна при зуде и жжении заднего прохода, также при геморрое, в особенности когда он происходит от брюшного полнокровие (вместе с нукс вомикой). Можно рекомендовать почти всегда начинать лечение хронического запора с помощью сульфур, особенно когда при этом есть геморрой. Но здесь также для завершения лечения приходится обратиться в какому-нибудь другому средству. Часто в восторге от чудесного излечения. произведенного в таких случаях недельными приемами серы, я продолжал ее дачу и далее, и также часто наблюдал, что улучшение начинало постепенно проходить, пока я не переменял лекарства. Д-р Браун считает полезным давать по одной капле tinctura fortissima на ночь таким больным, которые, лечимые от других болезней, в то же время полагают, что им нужно "слабительное". Сера также очень полезна в таких случаях хронического поноса, когда припадки его являются главным образом или исключительно ранним утром, и очень сильны. Дóлжно помнить, как это указал недавно д-р R. Bell8, что этот утренний понос часто служит симптомом хронического задержание испражнений; отсюда, вероятно, и действительность при нем сульфур. Ганеман в Reine Arzneimittellehre (когда он употреблял сульфур во 2-м растирании) рекомендует его при осенней дизентерии с мучительными тенезмами, хуже по ночам. Здесь видно его действие на прямую кишку.

4. Не менее специфично действие серы на болезни органов дыхания. Нельзя лучше представить ее гомеопатичность здесь, как приведя результаты лечения серными источниками Eaux-Bonnes. Пиду, много наблюдавший их действия, пишет:

Редко, чтобы после трех- или четырехнедельного употребление большинства этих вод, больной не почувствовал резкого жара в гортани или зеве, особенного сухого, удушливого кашля, стягивающего раздражение при входе в дыхательные пути, одышки вместе с чувством тяжести и сжимания в груди, неясных болей в стенках этой полости, в особенности под ключицами, и т. д.

Дальнейшие подробности о действии Eaux-Bonnes дает Leudet в 11-м томе Practitioner. Он приводит случай хронического бронхита, характеризуя действие вод таким образом:

Род прилива крови к дыхательным органам с общим возбуждением кровообращения и нервной системы. По-видимому, расстройство бронхов принимает острый характер под возбуждающим влиянием серной воды, как будто для уничтожения его необходимо это временное ожесточение.

В другом месте он говорит: "Нет никакого сомнения, что Eaux-Bonnes могут возбудить кровохаркание у чахоточных, так как они возбуждают его у людей, совершенно здоровых"9. И опять: "Eaux-Bonnes возбуждают мышечный слой бронхов, вызывают его сокращение и могут даже произвести искусственное удушье". Эти свойства сульфура (подтверждаемые нашим патогенезом) вполне соответствуют его гомеопатическому употреблению. В Вене в Леопольдштадтском госпитале сера уже много лет считается одним из лучших средств в плеврите и пневмонии. В плеврите ее дают (после аконита) при острой пластической форме, где она быстро разгоняет выпот. Она не менее полезна, по словам д-ров Вурмба и Каспара, содействуя разрешению опеченения легких. Она показуется в конце второй стадии пневмонии: "Это период, — как говорит д-р Бэр, — беспокойного ожидания для врача, когда он не знает, произойдет ли обратное всасывание или гнойное разложение эксудата. Это время дать место сульфуру, и поразительно, с какой магической быстротой он иногда вызывает реакцию организма". Д-р Рассел считает сульфур самым важным средством против астмы. Он указывает на частые перемежки пароксизмов этой болезни с припадками подагры и с проказой и чесоткой. Я также не знаю лучшего средства при хроническом удушье. Д-р Мейхоффер в своем классическом трактате Diseases of the Respiratory Organs дает много примеров полезного действия сульфура при хроническом бронхите, особенно у субъектов подагрических, ревматических и тому подобное. Д-р Bayes хвалит серу при чахотке с сыпями на коже. Относительно этой болезни рекомендую обратиться к интересному труду д-ра Leudet. Доказывая, что польза серных вод происходит от их местного сродства и возмещающего действия, он говорит далее, что формы и разновидности чахотки, в которых они всего полезнее, такие, где "больной, кроме чахотки, страдает еще подагрой, ревматизмом, или лишаями". Серное лечение оживляет такие застарелые органические страдания, побежденные более разрушительным и гибельным бугорчатым процессом, но теперь, оживившись, они в свою очередь противодействуют ему и останавливают его течение. Это то же самое "антипсорное" употребление серы, но выраженное другими словами. Следует помнить, что из болезней, чаще всего приписываемых скрытию чесотки Аутенритом и его товарищами, важнейшее место занимают астма и чахотка.

5. Только недавно начали приписывать сульфуру действие на нервы. Д-р Роберт Купер, один из наших самых трудолюбивых терапевтов, уже несколько лет работает над этим предметом. В брошюре10, изданной в 1869 г., он пытался доказать специфическое действие этого средства на "перемежающуюся периодическую невралгию с отягощением каждый день около 12 часов или 1 часа дня или ночи, постепенно усиливающуюся и также постепенно облегчающуюся". В последующих сообщениях, преимущественно в Brit. Journ. of Hom.11, он указывает, что распространил действие сульфура почти на все формы невралгии, с редким успехом. Несколько излечений ее приводят и другие врачи12. Дальнейший опыт, без сомнения, даст нам возможность определить его точное место при лечении этой болезни. Возможно, что сульфур в особенности пригоден при невралгии "лишайного" происхождения.

Д-р Купер распространяет невротическое действие сульфур на перемежающиеся лихорадки. Мне кажется, что опыт еще не дает права на такое заключение, хотя некоторые из приводимых им случаев13 показывают, что мы имеем в нем хорошее средство против малярийного худосочия, которое часто встречается у лиц, вернувшихся из тропических стран. Д-р Купер полагает, что сера лучше всего показуется людям смуглым, с вялыми мышцами, с длинными мягкими волосами и влажной кожей.

6. Наконец, скажу несколько слов об употреблении сернистой кислоты, получаемой сжиганием серы в воздухе, которым дышит больной, или спринцевании раствора ее в распыленном виде в воздухоносные пути. Это лечение введено д-ром Dewar14 из Киркальда и Pairman из Биггер15. В страданиях органов дыхания они получают этим те же результаты, как и от внутреннего употребление этого средства, и находят, что сера таким образом может причинить астму точно так же, как и вылечить от нее, совершенно как и Eaux-Bonnes. Но самый важный результат их — показать (что было отчасти известно и раньше), что пары серы составляют одно из самых сильных дезинфицирующих средств, и в качестве такового приносят огромную пользу при лечении всех заразных болезней. В ветеринарной практике такой способ лечения обещает много. Нет никаких оснований для того, чтобы сернистая кислота, в особенности в виде пульверизации, не оказывала такой же пользы для уничтожения зародышей заразных болезней и в человеке.

Любопытно, что д-р Dewar и его друг такие энтузиасты относительно серы, считая ее почти панацеей против всех болезней, как будто бы они были полными приверженцами "учения о псоре".

Могут быть еще другие формы болезней, где сульфур найдет применение, в особенности застарелые приливы крови к мозгу и печени, но я полагаю, что из всего мной сказанного можно уже составить себе идею о большинстве ее свойств. Д-р Гернси говорит: "Показание для зтого средства заключаются скорее в общей характеристике, чем в местных симптомах". Эти черты он специфирует таким образом: "Жар на макушке головы, общие вспышки жара, ощущение слабости, дурноты; сильный голод и ослабление около 11 часов утра, частое пробуждение по ночам, слабость и дурнота утром; очень холодные ноги, иногда жжение подошв ночью в постели". В другом месте он говорит, что сон иногда бывает тяжелый и не освежающий. Зуд и сыпи на коже и слизистой оболочке служат также показаниями для этого средства. Вспышки жара, о которых он говорит, напоминают то же, бывающее при прекращении регул, и действительно, в Америке сульфур в постоянном употреблении при этом.

Как "антипсорное", сульфур единственное средство. В других отношениях его можно сравнить с Arsenicum и Sepia.

Все разведения, по-видимому, действуют хорошо, но при ревматизме и астме лучше низшие. Все свои случаи д-р Купер лечил с помощью tinctura fortissima.


1 Brit. Journ. of Hom., XXI, 353.
2 См. Хронические болезни, I, 185.
3 On Spermatorrhoea.
4 Brit. Journ. of Hom., III, 255.
5 Ibid. VI, 314.
6 См. Hoyne, I, 169.
7 См. лекции о сере д-ра Дайса Брауна в Monthly Hom. Review, XX, 552.
8 Lancet, февраль 14, 1880 г.
9 Д-р Bayes много раз наблюдал, что Sulphur производит это даже в 30-м делении. Также и д-р Madden.
10 Sulphur as а Remedy for Neuralgia and Intermittent Fever.
11 См. тома XXIX, 664 и XXX, 274.
12 Как в Monthly Hom. Review, XVI, 93.
13 См. Brit. Journ. of Hom., XXVIII, 192, XXXIII, 698.
14 On the Application of Sulphurous Acid, 1868.
15 The Great Sulphur Cure brought to the test, 1868.

ЛЕКЦИЯ LIV  ЛЕКЦИЯ LIV    Содержание    ЛЕКЦИЯ LVI  ЛЕКЦИЯ LVI