Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ XLVIII
Phosphorus — фосфор

Вещество это одно из наших важнейших средств. Самое фармацевтическое приготовление его составляет важный вопрос. У аллопатов употребляются преимущественно растворы его в серном эфире и оливковом масле. Д-р Эшбертон Томпсон недавно доказал, что последнее вещество очень непригодно, ибо допускает окисление фосфора, вследствие чего образуется фосфористая кислота, гораздо более раздражающая, чем ее основание. Он доказывает, что все неожиданные отравления от врачебного употребления фосфора производит этот препарат. Раствор в эфире удовлетворяет всем требованиям. Ганеман рекомендует его вперемежку с растираниями, а Британская гомеопатическая фармакопея в своем первом издании делает то же, указывая, что эфир принимает ровно почти один процент, составляя таким образом наше первое разведение. Во втором издании она рекомендует делать первичный раствор х3 крепости или на абсолютном алкоголе, или из равных частей спирта и эфира. Последующие разведения могут приготовляться на очищенном спирту. Томпсон рекомендует принимать фосфор в глицерине, а не в воде, во избежание разложения. Другой превосходный препарат его, по словам того же автора, есть раствор в тресковом жире, где он сильно растворяется и в то же время не окисляется, как в растительных маслах.

Патогенез фосфора помещен Ганеманом в 1-м изд. Хронических болезней. Он содержит 1025 симптомов, из которых 963 его собственные, т. е. наблюдения над больными, принимавшими его в бесконечно малых дозах. Вскоре после того в Arzneimittellehre Гартлауба и Тринкса напечатаны добавочные испытания, которые во 2-м изд. Хронических болезней присоединены Ганеманом к его собственным и также с новым материалом, что составляет всего 1915 симптомов — более, чем у какого-либо другого лекарства, за исключением Sulphur. Из них 1169 его собственных, 662 от 9-ти сотрудников и 84 из авторов.

Я уже выразил мое полное недоверие к симптомам, полученным на основании принципов, которым в то время следовал Ганеман. Совсем другое дело позднейшие испытания его школы; из них относительно фосфора превосходны исследования д-ра Зорге (Sorge) и его 11-ти сотрудников. Они помещены вместе с собранием интересных случаев отравления и опытов над людьми и животными, а также случаев излечения им, в премированном Центральным Германским гомеопатическим обществом труде Der Phosphor, ein grosses Heilmittel (Лейпциг, 1862 г.). Из позднейших материалов можно указать на статью Голкомба Phosphorus, а pathogenetic study в 7-м томе North American Journ. of Homoeopathy, затем On the Action of Phosphorus upon the Liver — статью, сообщенную д-ром Мадденом и мной в 21-м томе Brit. Journ. of Hom., на опыты Вегнера над животными в Virchow’s Archiv и на трактат Free Phosphorus in Medicine д-ра Эшбертона Томпсона (Лондон, 1874 г.). Д-р Аллен, заимствовав все подходящее из этих источников, прибавляет симптомы многих новых случаев отравления.

История фосфора как лекарства очень любопытна. Первичное возбуждающее действие, преимущественно на нервную систему, долго составляло все, что было о нем известно; этим свойством пользовались (часто с успехом) при брюшном тифе и других адинамических состояниях. Но вследствие больших приемов и несоответствующих (как мы видели) препаратов, от него бывало столько несчастных случаев, что аллопаты объявили это средство опасным и до последнего времени редко к нему прибегали. Дирбах, Труссо и Пиду исключают его из своих трудов по фармакологии, а у Рингера оно появилось только в 4-м издании. Оно снова стало распространяться через гомеопатию, где уже давно пользуется прочной и блестящей известностью; теперь, по крайней мере в сфере нервной системы, оно заняло важное место в ряду других средств.

Ганеман, хотя он и говорит о фосфоре как об очень важном лекарстве, был введен в заблуждение возбуждающими свойствами его, и отрицал его гомеопатическое приложение к состояниям угнетения, которые он считал лишь вторичной реакцией. Мы увидим, что оно составляет его действительное и продолжительное патогенетическое действие. Эта ошибка и неудовлетворительность определения его симптомов держали фосфор некоторое время на заднем плане. Но затем им занялись Флейшман, Арнольд и Лидбек; они указали его силу и свойства, и одновременно с распространением знания его отравляющих действий распространялось и расширялось и его употребление у нас как врачебного средства. Для аллопатов не составляет никакой пользы знать, что фосфор возбуждает прилив крови к легким, омертвение челюстей, размягчение нервных центров, разжижение крови и жировое перерождение всего тела. Для нас же это знание дает практические результаты и уже выдвинуло это лекарство в первый ряд.

I. Прежде чем обратиться к этим явлениям, взглянем на возбуждающие свойства фосфора. Он входит в нормальный состав тела преимущественно в нервных центрах в форме особого соединения с жировым веществом, называемого протагон, точно так же, как железо соединено с гематином в крови. Он составляет более одного процента человеческого мозга; количество это постепенно увеличивается с детства до зрелого возраста и затем снова уменьшается в старости. По аналогии с железом и известью можно предположить, что фосфор специально возбуждает ткань, в состав которой он входит, но так как возбуждение это подобно производимому пищей, то нет необходимости, чтобы за ним следовало угнетение.

Что фосфор действует на нервную систему как железо на кровь и (вероятно) известь на кости — вне всякого сомнения. "Около двух часов спустя после приема 1/20 или 1/12 грана, — пишет д-р Томпсон, — является ощущение веселости, усиливается способность к деятельности как умственной, так и физической, и ощущается общее благосостояние — то, что французы называют bienêtre. Если лекарство принято в состоянии усталости, она быстро проходит, в грустном же настроении оно придает бодрость и веселость; пульс становится тверже и немного чаще. Эти явления постепенно проходят в течение нескольких часов, без последующего угнетения". Вместе с этим часто бывает повышение температуры, увеличение испарины и мочи и иногда половое возбуждение.

Это-то действие фосфора делает его полезным в полных и частых дозах при тифозном упадке сил и нередко выводит больного из безнадежного, по-видимому, положения. Мы можем пользоваться этим свойством его, понимая, что мы даем его как и спиртные возбуждающие, а не как лекарство. Таким же образом его можно принять, если есть в том нужда, вместо стакана вина при временном нервном истощении, помня в то же время, что покой и пища, если есть для этого время, гораздо лучшие средства. Но есть другое применение возбуждающего свойства фосфора, привлекающее в последнее время большое внимание, а именно облегчение и даже излечение невралгии, которую он сам производит, но форма эта редко встречается сравнительно с теми, которые требуют Arsenicum, Belladonna, Aconitum, Colocynthis и Sulphur. Поэтому в гомеопатии он не занимает выдающегося места как противоневралгическое средство, но все-таки, когда нужно, мы к нему прибегаем. Излечение им межреберной невралгии, произведенное одним гомеопатом, после продолжительного безуспешного лечения аллопата, обратило внимание последнего на это средство. Он, а также и другие, пробовали его в различных случаях этой болезни и отзываются о нем благоприятно. Тут выступил на сцену Эшбертон Томпсон. Он лечил этим средством около 50 больных с успехом, заставившим его признать фосфор вернейшим средством при чистой невралгии, где бы она ни была, с действием столь же быстрым, как и постоянным. Но для этого, по его словам, лекарство дóлжно давать в возбуждающей дозе, т. е. не менее 1/12 грана через 4 часа. Таким образом, его modus operandi таков же, как пищи и вина, влияние которых на невралгическую боль хорошо известно, только его отношение к нервной ткани придает его возбуждающим и, может быть, питающим, свойствам специфический вид. Мы имеем в большинстве случаев против невралгии средства более удовлетворительные, но во всяком случае не пренебрегаем и этим.

Однако же с фосфором как нервным средством происходит то же, что и с железом как кроветворным. При продолжительном или чрезмерном употреблении он действует как яд на те самые ткани, которые возбуждает и питает. Железо может произвести обеднение крови — анемию, а фосфор еще вернее поражает жизнедеятельность нервных центров, производя паралич. При остром отравлении надо осторожно принимать симптомы этого рода, так как необходимо иметь в виду действие измененной крови на нервные центры и жировое перерождение сердца, а также возможность кровоизлияния в оболочки спинного мозга и влагалища спинных нервов. Но при всем том известны случаи острого отравления фосфором, являющие чисто паралитические симптомы. Между случаями, приводимыми д-ром Гемпелем, в одном было онемение конечностей с чувством бегания мурашек, пальцы же были так нечувствительны, что не могли взять булавки; в другом же был амавроз при сильно расширенных зрачках и глухота. В превосходном этюде о "фосфорном параличе" д-ра Галлаварден в Лионе, напечатанном в L'Art Médical, приведены два случая: в одном была парализована левая, а в другом обе руки. Но самый поразительный пример следующий (он заимствован из "Хронического алкоголизма" Гусса).

Мужчина, 39 лет, при обыкновенном образе жизни занимался три года приготовлением фосфорных спичек. Он работал в той же комнате, где жил, и там же хранил материалы и продукты своего ремесла. Он не ощущал от этого никаких неудобств, пока год тому назад у него не воспламенилось большое количество фосфора и спичек. Пытаясь потушить пожар, он так надышался парами фосфора, что наконец потерял сознание. После того у него появилось ощущение слабости в спине, затем слабость в конечностях и дрожание при всяком усилии, ползание мурашек под кожей и ощущение будто что-то приподнимает верхнюю кожицу. Сначала сильное половое возбуждение, уменьшившееся потом, и перешедшее в последние 6 месяцев в бессилие с полной неспособностью к эрекции.

Независимо от этого, он чувствовал себя хорошо; имел хороший аппетит, правильный стул, нормальное дыхание. Ничто не указывало на какое-либо мозговое страдание. По поступлении его в госпиталь были замечены следующие симптомы: ноги его были так слабы, что он мог делать лишь несколько шагов, да и то качаясь и неуверенно; при попытках стоять, ноги дрожали и колени подгибались, а руки тряслись при всяком усилии. В покое мускулы подергивались по всему телу, в особенности в конечностях. Казалось, что они скручивались, хотя и безболезненно; различные мышцы или пучки мышц подергивались разновременно; иногда ото прекращалось, но снова возбуждалось прикосновением. На левой руке постоянные мурашки под кожей, на общей поверхности тела нормальное ощущение. Спина не болезненна, но так слаба, что больной не может выпрямиться, а если выпрямится, то не может стоять. Способности, умственные и моральные, отправления сердца, легких, пищеварительных органов нормальны, но произношение затруднено (паралич языка?). Больной прожил три или четыре года, сохранив все свои чувства, между тем как паралич усиливался и распространялся, несмотря на все попытки лечения.

Д-р Галлаварден приводит также опыты над животными Мейера. Выводы этого наблюдателя следующие:

Фосфор действует специфически на нервы произвольного движения и на сами мышцы. Он задерживает, уменьшает и наконец совершенно уничтожает способность движения, или правильнее, уничтожает раздражимость двигательных нервов и сократимость мышечных волокон, и наконец совершенно парализует силы.

Он прибавляет, что "фосфор также действует специфически на нервы чувств, уничтожая чувствительность от периферии к мозгу и расстраивая несколько правильность ощущений".

Всему этому соответствует состояние нервных центров, находимое обыкновенно у отравленных им животных. Их обыкновенно находят "бледными, мягкими и бескровными", а Арнольд нашел, что продолжительное его употребление приводит к настоящему размягчению.

Следовательно, фосфор гомеопатичен паралитичным состояниям, происходящим от понижения жизнедеятельности или даже размягчения центров. Д-р Галлаварден приводит 13 случаев этого рода, 12 из аллопатического и 1 из гомеопатического источников. Д-р Тринкс также приводит один подобный случай, рассказанный с его обычной полнотой и точностью. Д-ра Зорге и Томпсон также дают несколько наблюдений1. Почти все они были "функционального" характера — в связи с отсутствием регул, потерей семени, истощением от острых болезней и т. п. В одном случае была поражена только третья, в другом только шестая пара черепных нервов. При размягчении мозга от истощения фосфор начинает пользоваться известностью и у аллопатов, но у гомеопатов он уже давно в употреблении. Яр хвалит его также при соответствующих мозговых состояниях в менее сильной степени, например, нервное головокружение и ложная водянка мозга (hydrocephaloides). Мышечные симптомы вышеприведенного случая напоминают сокращения волокон при прогрессивной атрофии мышц Дюшена. Фосфор не возбуждает исхудания мышц, но просто их жировое перерождение, а Дюшен описывает форму паралича, который он называет "ложно гипертрофическим", при котором бывает это самое состояние. В небольшом трактате, изданном мной несколько лет тому назад, On the various forms of Paralysis, я рекомендую фосфор против этой болезни. Г. Клифтон получил в одном резко выраженном случае значительную пользу от настойчивого употребления фосфора в х3 делении. Девица, не могшая сделать двух шагов, через год проходила без малейшего труда 4 мили2.

У аллопатов принято называть в этих случаях фосфор тоническим. Я показал, что подобно другим тоническим, он расслабляет в здоровье, тогда как укрепляет в болезненном состоянии. Гораздо вероятнее принять, что он действует как пища, подобно железу при анемии. Это так и бывает при некоторых обстоятельствах, но я полагаю, что доза, благоприятствующая этой гипотезе в другом случае, здесь против нее. При размягчении мозга Яр восхваляет свои децимиллионные как Томпсон свои сотые грана, но даже последние дозы не доставят большого питания для органа, естественно содержащего около 3/4 унции этого вещества. Итак, мы должны заключить, что фосфор действует здесь динамически и гомеопатически, и потому заслуживает нашего полного внимания.

II. Обращаюсь теперь к симптомам, возбуждаемым фосфором в мужских половых органах, так как симптомы эти составляют, вероятно, часть его влияния на нервную систему вообще, и настолько важны, что заслуживают специального рассмотрения. Половые органы участвуют в общем возбуждении, производимом умеренными дозами фосфора, но это влияние так ярко на них проявляется, что доказывает специальное действие фосфора на них или на ту часть нервных центров, откуда исходит их сила. С давних пор известно, что фосфор афродизиак. Это свойство его выражается самым бесспорным образом на животных. Леруа (цитируемый Перейрой) утверждает, что он афродизиатичен для селезней. Д-р Зорге заметил то же относительно петухов, голубей, собак и лягушек. У последних на передних лапках появились такие же наросты, как бывают в период случки, и они употребляли их так же. Но опыты того же исследователя на людях доказывают, что это лишь временное возбуждение, за которым следует гораздо более продолжительное угнетение, как мы видим в случае, приводимом д-ром Галлаварденом, выражающееся в отсутствии желания, неполных эрекциях со слишком быстрым извержением семени и частыми поллюциями.

Таким образом, фосфор есть вполне гомеопатическое средство при раздражительной слабости мужских половых органов, вследствие половых излишеств или онанизма. Опыт постоянно подтверждает здесь показания теории. Он также гомеопатичен (в очень малых дозах) сатириазу, который соответствует его первичным действиям, и Яр рекомендует его в таких случаях по опыту. Можно ли иногда прибегать к нему как к специально возбуждающему, в больших дозах при старческой импотенции, когда особенно желательно получить потомство? Следующее наблюдение из коллекции Зорге показывает, какая здесь нужна крайняя осторожность. "Старой собаке, уже давно потерявшей половую способность, дали фосфору, чтобы убить ее. У нее снова явилось половое возбуждение, и она умерла в акте соития".

III. Обратимся теперь к известному действию фосфора на челюсти, что видно главным образом у рабочих на спичечных фабриках. Полнейшие исследования по этому предмету принадлежат фон Бибра и Гейсту. Болезнь обыкновенно начинается с гнилого зуба, который начинает ныть с зудом и кровотечением соседней десны, в деснах образуются нарывы, изливающие зловонный гной с зернышками кости. Затем зуб выпадает, а десна сжимается и выказывает кость в состоянии гниения или омертвения. При этом бывает воспаление соседних частей, раздражительная лихорадка, и болезнь нередко кончается смертью. Неизвестно, происходит ли это от местного и химического действия фосфора на эти части, или же это результат динамического влияния яда. Последнее предположение доказывает, по крайней мере до некоторой степени, случай отравления фосфором, приводимый д-ром И. О. Миллером: на 14-й день в костях явились сверлящие жгучие боли, в особенности в зубах, челюстях и носе3. Они прошли от мезереум, который излечивает также омертвение челюстей у работающих с фосфором.

Это заключение считали опровергнутым новейшими опытами Вегнера, но я не могу с этим согласиться. Он находит, что если держать кроликов некоторое время в атмосфере, пропитанной парами фосфора, то воспаление надкостницы и омертвение является лишь у незначительного меньшинства, так же как и у рабочих на фабриках. Из этого он совершенно справедливо заключает, что кроме общего влияния, которому подвергаются все, для этого должно быть какое-нибудь личное условие в каждом отдельном случае. Но нельзя согласиться с ним в дальнейшем выводе, что это должны быть гнилой зуб или повреждение десен, обнажающие надкостницу, так как он сам говорит, что такое повреждение он нашел лишь у одного из отравленных кроликов, так же как и у пораженных рабочих не всегда можно найти кариозные зубы, что доказывает, что влияние это не местное, а конституциональное.

Еще более поразительное доказательство этого можно вывести из результатов, полученных д-ром Вегнером от продолжительного кормления тех же животных малыми дозами фосфора, от 1 до 3 миллиграммов по одному исчислению, и от 1/400 до 1/100 грана по-другому, ежедневно. Здесь влияние переходит на костеобразовательную ткань (главная представительница которой есть надкостница) всего тела, что ведет к увеличенному производству костного вещества, утолщению губчатой и большей плотности твердой массы длинных и коротких костей, и даже в некоторых случаях к уничтожению мозговой полости постоянным новым нарастанием. Сам д-р Вегнер не может не видеть аналогии всего этого с действием паров на челюсти. "Фосфор, — заключает он, — в малых дозах, по всей вероятности, растворяется в крови и, обращаясь вместе с ней, действует на костеобразовательную ткань как специфическое, пластическое раздражение. Приведенный же в форме пара в местное соприкосновение с оголенной надкостницей, в умеренных дозах он вызывает окостеняющий периостит, но если пары действуют очень энергично, то раздражение становится таким сильным, что к окостеняющему процессу прибавляется нагноение". Я забыл сказать, что у рабочих и у кроликов к омертвению старой кости всегда прибавляются новые костные отложения. Результаты, полученные от малых внутренних доз, таким образом, бросают свет на природу страдания костей от паров фосфора, но и сами по себе они очень важны. Д-р Вуд представлял их в таком виде, будто они доказывают только возбуждающее действие на питание ткани, но ни я, ни д-р Вегнер не смотрим на них так. Он связывает их с изменениями, производимыми этим средством на желудок и печень, — изменениями, как мы увидим, существенно болезненного рода. "Прежние наблюдатели, — пишет он, — учили, что фосфор в больших дозах производит в некоторых тканях, преимущественно на паренхиматозных элементах печени, почек, желудка и мышц, необыкновенно сильное подострое раздражение, так что очень скоро появляется их жировое перерождение, некробиоз. Но мы видели, что то же вещество, введенное в организм в меньшем количестве, не влияя на вышепоименованные части, производит раздражение совершенно других тканей — костеобразовательного вещества и промежуточной ткани печени и желудка, раздражающее влияние с наклонностью не перерождающей, а существенно образовательной".

С традиционной точки зрения, естественное приложение этого свойства фосфора было бы полезно для содействия образованию костей в случаях недостаточности его, например, при размягчении костей и рахите, или где оно нужно временно в избытке, как-то: при переломах, резекциях и переносе надкостницы. В последнем случае д-р Вегнер не сомневается в его пользе; в известных границах процесс этот физиологический. Относительно размягчения костей и рахита он не приводит положительных результатов; действительно, в обоих случаях состояние слишком сложно, чтобы можно было ожидать помощи только от усиления костеобразовательной деятельности. Впрочем, относительно последней болезни он делает заметку, имеющую для нас большое значение. "При одновременном действии, — говорит он, — приемов фосфора и лишения неорганических веществ, в особенности извести, характер роста костей изменяется так, что совершенно соответствует тому, что мы называем рахитом". Затем он описывает результаты такого опыта и заключает:

Состояния, возбуждающие этот искусственный рахит, подтверждают теорию, выведенную из точного наблюдения процесса, именно, что рахитизм обусловливается двумя факторами: 1) недостаточным количеством в крови неорганических солей вследствие недостаточного введения их, или от избыточного изгнания их из организма, и 2) конституциональным раздражением костеобразовательной ткани.

Для нас, конечно, это служит показанием к употреблению здесь фосфора, и действительно фосфорная кислота составляет важное гомеопатическое средство в этой болезни. Другие применения фосфора в этом направлении очевидны. Он полезен в некоторых формах периостита и омертвения костей. Кафка рекомендует его попеременно с натрум муриатикум при интерстициальной болезни позвонков и решетчатого строения костей вообще. Я с успехом прибегаю к нему в случаях, когда вследствие раздражения от гнилого зуба бывают частые нарывы на деснах и начинается болезнь челюсти, а между тем по каким-нибудь причинам нельзя вырвать больного зуба. Д-р Бейс также хвалит его при многих страданиях зубов и десен. Я должен сказать, что воспаление десен с шаткостью зубов наблюдается не только при остром отравлении фосфором, где оно может быть вторичным следствием изменений в крови, но также и при врачебном его употреблении.

IV. Нам остается рассмотреть остальные сферы действия фосфора; обратимся прежде всего к пищеварительному каналу и к органам дыхания.

1. Фосфор в своем обыкновенном состоянии не производит местного раздражения. Он не возбуждает воспаления желудка и кишок, как делают другие едкие яды, если только он, как я уже сказал, не окислится в желудке и не перейдет в фосфористую кислоту. Но будучи введен в организм, он может произвести то, что Вирхов называет воспалением желудочных желез, опухоль и отслойку эпителиальных клеточек слизистой оболочки, подобную той, какая бывает при холере, и какую иногда вызывает мышьяк. Тот же процесс переходит на кишки, сопровождаясь поносом, тогда как в желудке его сопровождает рвота. Это его острое действие. Но при постепенном введении его у кроликов он производит раздражение промежуточной соединительной ткани желудка, возбуждая "хронический гастрит с утолщением, аналогичный с циррозом печени". От того и другого процесса может произойти состояние, описываемое Тейлором:

Хроническое отравление фосфором сопровождают кардиалгия, частая рвота, чувство жара в желудке, понос, тенезмы, боли в суставах, маразм, изнурительная лихорадка и болезнь желудка, причем больной может медленно угаснуть.

Эти факты найдут в гомеопатии еще гораздо большее применение, чем было до сих пор. Хроническое перерождение слизистой оболочки желудка может найти в фосфоре могущественное лекарство; случай, приводимый д-ром Болле4, и который считали за рак желудка, может быть этого же рода. фосфор славится в Германии против хронической диспепсии, характеризуемой кислой отрыжкой, жаром в надбрюшии, ветрами и волчьим голодом. Зорге приводит несколько случаев излечения им этого состояния. Сам Ганеман считает хронический понос с мягким и жидким стулом показанием для него. Он в особенности полезен, когда этот понос поражает нервных субъектов и слабых детей. Проктор нашел его полезным при холере, против истечения из кишок буроватой жидкости, продолжающегося после прекращения других симптомов5. Но после желудка фосфор, по-видимому, всего сильнее действует на прямую кишку. Испытатель, принявший пять капель тинктуры, имел сильный припадок натужного поноса.

Испражнения были похожи на обрывки кишок, они были почти непрерывны и сопровождались тенезмами в течение более чем двух часов. При малейшем движении они выходили непроизвольно; через 8 часов их заменила слизь или слизь с кровью, все так же непроизвольно. Спустя 12 часов они начали выходить через каждые полчаса, все непроизвольно, со жжением, продолжавшимся по крайней мере час после каждого испражнения, а потом через два часа. Это состояние продолжалось два дня, и впоследствии всякий раз, выходя из теплой комнаты на свежий воздух, я чувствовал движение кишок.

Я цитирую из д-ра Аллена, который придает большое значение непроизвольным испражнениям, как подтвержденным клинически. Я имею к нему большое доверие при хроническом расстройстве нижней части кишок. Однажды я излечил им понос кровью и гноем с тенезмами, продолжавшийся 1,5 года. У другого больного симптомы указывали на начинающуюся стриктуру прямой кишки, причем испражнения были уже сплющены. Вместе с тем было истечение слизи, а 9 месяцев перед этим был припадок острого воспаления заднего прохода. фосфор 30 быстро излечил и трудность испражнений и ненормальную форму их, а также и истечение слизи. В то же время получилось значительное облегчение и застарелой стриктуры мочевого канала.

2. На органы дыхания фосфор действует чисто раздражающим образом. Я не буду ссылаться на бронхит, отек и воспаление легких и легочную чахотку, наблюдаемые у рабочих и кроликов, подвергнутых парам его, так как все это может происходить от местного действия. Впрочем, их сопровождают слабость, исхудание и изнурение, характеризующие желудочно-кишечные симптомы фосфора. Но Мажанди и другие находили опеченение легких у животных, отравленных им, а у испытателей были положительные симптомы горлового и бронхиального раздражения и также приливы крови к легким. Относительно последнего можно сослаться на испытания д-ра Голкомба на себе. Присутствие прилива доказывали сильный жар и стеснение в груди, побуждающее к частым глубоким вдыханиям. Подобные же ощущения испытывались при отравлениях им, симптомы которых приведены у Аллена; у двух же субъектов были физические признаки воспаления легких. У первого

постукивание показало легкое притупление в правой нижней части легкого сзади с уменьшенным дыхательным шумом и слабым везикулярным хрипом. Перемена положения возбуждала изменение в поверхности притупления; голосовое дрожание (fremitus) уменьшено под линией притупления. На 14-й день, после второго озноба, притупление распространилось кверху на полдюйма, и бронхиальное дыхание было ясно слышно по площади притупления.

На 7-й день притупление и хрипы уменьшились, но кашель, бывший сначала сухой с небольшой мокротой, теперь стал припадочным с вязкой, гнойной мокротой. Во втором случае

постукивание в нижней части груди дало тупой звук с правой стороны с неясным бронхиальным дыханием и хрипами, с левой стороны везикулярный шум и несколько влажные бронхиальные хрипы.

Соответственно этому, фосфор занимает важное место при гомеопатическом лечении болезней органов дыхания, в особенности воспаления легких. Он впервые введен Флейшманом в Вене с огромным успехом, но слава его распространилась преимущественно в Англии. Между тем Вурмб и Каспар совершенно отвергают его, Кафка признает полезным только при катаральной бронхопневмонии, а Бэр и Клотар Мюллер склонны ограничить его употребление случаями, где болезнь эта угрожает отклониться от нормального течения, и при появлении "нервных" (т. е. тифоидальных) симптомов.

Я допускаю, что при типичной "крупозной" пневмонии, бывающей у людей здоровых от простуды и с сильными болями, бриония соответствует лучше, чем фосфор, но такие случаи сравнительно редки; чаще же воспаление легких бывает у лиц слабых, с пониженной жизнедеятельностью или же вследствие заражения крови, как, например, после тифа или скарлатины. Эксудат здесь бывает скорее атомический, чем фибринозный. В таких обстоятельствах фосфор предпочтительнее всех других средств. Он не менее пригоден — после Аконита — при остром приливе в печени, даже когда уже произошел выпот; Бэр и Кафка хвалят его при остром отеке легких. Я согласен с последним автором относительно его полной пригодности при бронхопневмонии — катаральной или долевой пневмонии позологов. При болезни этой у детей один лишь фосфор действовал удовлетворительно; так как бронхит у них легко переходит в пневмонию, то при его лечении я всегда употреблял фосфор вместо аконита. Но он не играет важной роли в других случаях острого или хронического воспаления бронхов и других дыхательных путей, за исключением того, когда они бывают в подострой и длительной форме у слабых, быстро растущих или чахоточных субъектов. У них короткий сухой кашель с ощущением щекотания и, может быть, сухости и жжения в гортани часто уступает этому средству.

Два слова об употреблении фосфора при легочной чахотке; он полезен при ней во многих отношениях. Он противодействует приливу крови к легким, успокаивает кашель и часто умеряет понос. В таком смысле он, действительно полезен при ней, и мне нередко случалось наблюдать, как начинающиеся симптомы хронического легочного расстройства проходили при употреблении его в средних делениях. Но он бессилен остановить отложение иди развитие настоящих бугорков, будем ли мы употреблять малые дозы чистого вещества или как д-р Черчил большие количества гипофосфатов.

Рассмотрение остальных действий фосфора отлагаю до следующей лекции.


1 См. также случай после дифтерита с поражением чувствительности у Гойна (I, 100).
2 См. Brit. Journ. of Hom., XXXVI, 127.
3 North Amer. Journ. of Hom., VII, 467.
4 Brit. Journ. of Hom., XII, 173.
5 Brit. Journ. of Hom., XXV, 95.

ЛЕКЦИЯ XLVII  ЛЕКЦИЯ XLVII    Содержание    ЛЕКЦИЯ XLIX  ЛЕКЦИЯ XLIX