Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ XXXIX.
Lachesis и змеиные яды

Сегодняшнюю лекцию я посвящу лекарству, которое мы называем Ляхезисом, и воспользуюсь случаем, чтобы поговорить о врачебной пользе змеиного яда вообще, и о других членах того же семейства, как Crotalus, Naja, Elaps и Асписы, занимающие место в гомеопатической фармакопее.

Такие вещества приготовляются нами растиранием яда или растворением это в глицерине. Алкоголь не считается хорошей средой для низших разведений, но, по-видимому, может быть с пользой употребляем, когда мы вступаем в область бесконечно малых.

Между источниками наших познаний о физиологических действиях змеиного яда, первое место по времени занимают Wirkungen des Schlangengiftes Константина Геринга. Эта редкая книга, изданная в 1837 г., представляет полный сборник всех известных до того времени наблюдений над последствиями укусов змей. Они расположены в виде схемы с присоединением многих симптомов, полученных автором и семнадцатью сонаблюдателями, как на здоровых, так и больных субъектах. Этот сборник содержит в себе симптомы, подученные от ланцетоголовой куфии, Lachesis trigonocephalus; лютого гремучника, Crotalus horridus; очковой змеи, Naja tripudians, и от итальянских и немецких видов змей — королька асписа, Vipera Redi и торвы (Torva). Все испытания яда ланцетоголовой куфии (Ляхезис) были произведены помощью 30-го разведения, но некоторые из приведенных д-ром Герингом симптомов появились у него в то время, когда он растирал его, а также от приемов 1-го и 2-го растираний. Crotalus был исследован в двух последних делениях.

Затем важный вклад в наше познание по этому предмету внес д-р Рутерфорд Рассел, который, совместно с д-ром Стоксом (Stokes), испытывал яд очковой змеи на десяти мужчинах и трех женщинах, употребляя для этой пели первое, третье и шестое разведения. Подробный отчет об этих опытах помещен в 11-м и 12-м томах British Journal of Homoeopathy.

Д-р Аллен очень основательно дает отдельные патогенезы различных змеиных ядов. К патогенезам Lachesis, Crotalus и Naja он присовокупляет новые наблюдения, и впервые сообщает полный патогенез Elaps corallinus, бразильской коралловой ехидны, на основании трех испытаний, произведенных, под наблюдением д-ров Мюра и Липло, 3-м и 4-м разведениями этого яда.

Д-р Рассел предпосылает своему патогенезу новые случаи отравлений ядом очковой змеи, но в последнее время предмет этот получил особенно тщательную разработку. Сочинение Сэра Джозефа Фэйрера (Fayrer) The Thanatophidia of India известен всем, но так как это слишком роскошное издание, чтобы было доступным для всех, то я буду ссылаться на извлечения из этой книги, сделанные д-ром Пайбурном в 16-м томе Monthly Homoeopathic Review. Обращаю ваше внимание также на статью д-ра Митчеля "On the Venom of the Rattlesnake", помещенную в 12 томе Smithsonian Contributions to Knowledge (Вашингтон, 1860), и на отчет о целом ряде прививок ядом лютого гремучника, произведенных с целью удостовериться, не послужит ли этот яд предохранительным средством от желтой лихорадки; отчет этот помещен д-ром Нейдгардом в его книге On Crotalus horridus in Yellow Fever (2-е издание, Нью-Йорк, 1868 г.). Наконец, я могу сослаться на сообщенную в 4-м томе British Journal статью д-ра Бейса — "The Differential Symptomatology of Naja tripudians and Crotalus poisons", где приведены некоторые новейшие наблюдения о последствиях упущения животных змеями.

Здесь я должен повторить то, что сказал, разбирая Апис, а именно, что в настоящее время нет надобности оправдывать употребление змеиного яда как лекарства; вводимого в организм обыкновенным путем. Теперь вполне признано самыми компетентными лицами, что такой яд действует, каким бы путем он ни входил в кровообращение, хотя действие его вернее п скорее, когда он входит в кровь непосредственно.

Результаты упущений змей и прививки их яда распадаются на три группы, соответствующие трем важным формам болезни.

I. Симптомы первой группы представляют непосредственное отравление нервных центров без местного воспаления и перемен в крови. Из опытов д-ра Брунтона и сэра Джозефа Фейрера над животными оказывается, что "сила яда первоначально ощущается в нервных центрах спинного мозга, постепенно распространяясь на центры продолговатого мозга и узлов середины мозга (mesencephalon) и, наконец, на функциональную целость полушарий мозга". По их мнению, симпатическая система (по крайней мере ее сердечная часть) поражается позже всего, так как, хотя и есть признаки паралича блуждающего нерва, проявляющиеся в ускоренном сердцебиении и прекращении дыхания, но при возбуждении последнего процесса искусственно сердце продолжает биться, и жизнь можно продлить на значительное время. Я склонен думать, по крайней мере, по отношению к Naja, что продолговатый мозг и центры головного могга бывают поражены даже ранее спинного мозга. Букланд, в его интересных Curiosities of Natural History рассказывает, что, содрав кожу с крысы, умерщвленной укусом гремучника, он не заметил, что на одном пальце, близ ногтя, у него была ссадина. Вскоре затем, во время ходьбы, "я внезапно почувствовал — пишет он — как будто кто-то подошел ко мне сзади и сильно ударил по голове и в то же время я ощутил острую жгучую боль и сильное давление в груди". В некоторых случаях появляются эпилептические симптомы, иногда столбняк, но чаще всего бывает крайний упадок сил и затем бессознательность. Из бывшего в двух случаях ощущения общего жара можно заключить парез сосудодвигательной системы. Один укушенный, оправившись, жаловался на сильную головную боль с биением. Прививка яда гремучника производила кратковременное головокружение и реже более продолжительную нервную дрожь. Из других невротических последствий прививки ада можно отметить головную боль, преимущественно во лбу и глазах, продолжавшуюся приблизительно двадцать четыре часа, и невралгические боли головы и шеи.

Этот очерк действий непосредственного введения змеиного яда в кровь пополняется наблюдениями над приемами внутрь разведенного яда. Их нужно изучить в отчетах, о которых я упоминал. Главные действия здесь обнаруживаются, в частях, снабженных нервами, выходящими из основания мозга, в особенности легочно-желудочным. Горловые и гортанные симптомы Ляхезиса многочисленны и ясны. За исключением отхаркивания слизи, они часто субъективные, но обнимают всевозможные страдания: сухость, боль, жжение, садно, опухоль; глотание трудное и болезненное, в особенности жидкостей. В гортани боль и чувствительность; при этом охриплость с постоянным щекочущим кашлем и побуждением вздохнуть поглубже. Все симптомы ожесточаются от наружного надавливания и прикосновения одежды.

Головная боль, которую возбуждает Ная (преимущественно в височной области) часто очень сильна и сопровождается значительным угнетением духа. Головная боль Ляхезиса отличалась наклонностью простираться к корню носа.

II. Затем змеиный яд вызывает кровоизлияния и кровотечения.

Д-р Нейдгард показывает, что спустя от 18-ти до 24-х часов после прививки яда наступает кровоточивое состояние десен, которое считается характеристичным признаком желтой лихорадки и тождественным, в патологическом отношении, с ее черной рвотой. При этом лихорадочный жар, жажда и потеря аппетита, краснота лица и соединительной оболочки; затем желтуха и опухоль ног с горловой жабой.

Д-р Митчэль, в тех случаях, когда смерть не следовала от нервного шока, находил разложение крови; доходившее до полного разлития и несвертываемости. Экхимозы и кровотечения были постоянно у отравленных животных. Он полагает, что фибрин страдает более телец, но Фейрер находил последние в измененном виде.

Позже Митчель вновь упоминает о поразительном свойстве змеиного яда возбуждать кровотечения. Отбит только, говорит он, смочить им кишечную брюшину, и в этом месте тотчас появится кровь.

В заключение он обращает внимание на замечательное сходство, существующее между признаками отравления Лютым Гремучником и некоторыми болезнями, как например желтой лихорадкой. Он указывает, что как в первом, так и во втором случае иногда смерть наступает неожиданно, как бы от чрезмерного приема яда. Это наблюдается также в скарлатине. В других случаях выносится первый удар болезни, но затем появляются симптомы, ведущие к разложению крови. Всего же более на отравление змеиным ядом походит желтая лихорадка. Положения Митчела подтверждаются наблюдениями над прививкой яда.

Между прочим, змеиные яды возбуждают желтуху. Фрерикс упоминает несколько случаев1. Она не есть следствие препятствия, встречаемого желчью, но зависит или от расстроенной иннервации, или же от изменений в крови, мешающих надлежащей метаморфозе вновь всосавшегося секрета. Желтуху от первой причины мы встречаем в той форме, которая бывает (часто внезапно) вследствие душевных волнений. После укусов змеями желтуха иногда появляется чрезвычайно скоро — менее, чем через час. Между тем есть и такая, которая появляется позже и имеет более близкое сходство с желтой лихорадкой и с той, которая нередко является осложнением пиэмии, тифа и других острых заражений крови. В этих болезнях не встречается изменения в строении печени и слишком мало в ее кровообращении, чтобы объяснить такую сильную и упорную желтуху. Сверх того, "замечательно", пишет Фрерикс, "что, когда эти болезни осложняются желтухой, появляется группа тяжких симптомов, каковы кровотечение из желудочно-кишечной слизистой оболочки, кровоподтеки, белковая моча, кровавая моча, задержание мочи и т. д.". Такие симптомы ясно указывают на, обширное разложение крови, и мы уже видели их от змеиного яда. По всей вероятности, они зависят от какого-нибудь разрушительного деятеля, связанного с печенью, как при острой атрофии этого органа, или независящего от нее, как в вышеупомянутых лихорадках. В первом случае они находят свое simile в Фосфоре, в последнем же в змеином яде.

Вы заметите, что это влияние на кровь получается почта исключительно от яда Гремучника (Crotalus). Сравнительные опыты Брунтона и Фейрера показали, что наклонность к кровоизлияниям бывает сильнее в случаях отравления Crotalus, чем Lachesis и Naja. Точно также и в патогенезе Crotalus у Геринга мы встречаем "кровотечение из разных органов тела, глаз, ушей, носа, рта и мочеиспускательного канала", чего в Naja и Lachesis нет.

Ш. В-третьих, мы имеем симптомы, составляющие результат местной болезни, возбужденной укусом. Воспаление всегда астенического характера; по форме это целлюлит или рожа. Продукта воспаления всасываются или лимфатическими сосудами, вызывая ангиолевцит, воспаление лимфатических желез и клетчатой ткани, или же венами, производя гнилостное заражение крови. Местное воспаление часто переходит в гангрену, возбуждая общее расстройство организма тифоидального типа.

Эти явления сразу открывают широкое поле действия для змеиного яда, назначаемого как лекарство по принципу similia similibus. Он показуется во всех случаях, где местная болезнь принимает злокачественный характер с заражением крови и упадком нервных сил. Примерами такого патологического состояния служат: травматическая гангрена, карбункул, сибирская язва, злокачественная рожа. Вообще, в эту категорию входит всякое гнилостное заражение крови, между прочим второй период злокачественной скарлатины, когда, как выражается Уотсон, "организм снова заражается" от изъязвленного и гангренозного горла.

Остается рассмотреть, в какой степени эти указания применены к делу. Материалы разбросаны по всей нашей литературе, но я укажу на три наиболее обстоятельные статьи. Первая, о Ляхезисе, написана д-ром К. Герингом во втором томе British Journal of Homoeopathy, вторая, представляющая наблюдения над целебными действиями того же средства в некоторых опасных болезненных случаях, составлена д-ром Кэрролем Данхемом и помещена в 4-м томе American Hotnceopathic Review. Третью статью о змеиных ядах, д-ра Брадшо, вы найдете в первом томе Annals of the British Homoeopathic Society.

I. В невротической сфере яды эта оказались весьма важными средствами, в особенности при поражении нервов, центры которых находятся в продолговатом мозгу. Отсюда их польза при страданиях горла и гортани, бронхов и сердца.

Ляхезис очень полезен при нервной горловой боли. В острой ее форме боль совершенно несоразмерна видимому повреждению. В хронической форме эта горловая боль представляет сильное раздражение; больной давится, отхаркивается и кашляет. Средство это характеризует сухость горла, а также ощущение клубка при глотании. Некоторые полагают, что Ляхезис даже контролирует воспаление горла, напр. миндалин, и сифилитическую жабу. Д-р Рассел очень успешно излечил помощью Наи острое воспаление зева и гортани; он считает показанием для нее багровый цвет зева.

Ляхезис найден целебным при катарре гортани с незначительным отделением, но большой чувствительностью. Кашель сухой, с чувством щекотания в гортани, возбуждаемым глубоким вдыханием, разговором, и в особенности, наружным надавливанием. "Вместе с тем, чувство полноты в дыхательном горле и сильная боль в подъязычной кости". Я цитирую Кэррола Данхема, который дает бесподобное сравнение между Lachesis, Belladonna, Phosphorus, Causticum и Rumex crispus2. Я находил Наю очень полезной при кашле, милляровой астме и даже при спазматической стриктуре пищеприемника, вследствие раздражения спинного мозга.

Собственно, на бронхит Ляхезис не оказывает прямого влияния, но служит хорошим вспомогательным средством. Он показуется при судорожном и удушливом кашле; хотя в груди слышится много жидкой слизи, но она не извергается, или только с большим усилием3. Такой кашель бывает у больных синюхой и пороком сердца, и при поражении у них бронхов следует всегда иметь в виду Ляхезис.

Как Ляхезис, так и Ная, полезны при болезнях сердца, влияя, как мне кажется, не прямо на орган, а на его иннервацию Первое средство очень хвалят при раздражительности сердца после скарлатины и тому подобных лихорадок, при кашле в связи с пороком сердца. Д-р Наив недавно описал быстро излеченный случай сердцебиения, вследствие царева блуждающего нерва4. Ная была любимым средством д-ра Расселя при хроническом нервном сердцебиении, при хронической гипертрофии и болезни заслонок5. Она проявляет замечательную способность устранять шумы заслонок (по-видимому от фиброзного отложения), после острого ревматизма. Д-р Брадшо приводить случай исцеления ей грудной жабы.

Кроме этих пневмогастрических расстройств, Ляхезис и Ная оказывали услуги при головной боли. Вопрос этот вполне исчерпан д-ром Блэком в 5-м томе British Journal of Homoeopathy. Ляхезис соответствует нервной тошнотной головной боли; боль односторонняя и лицо бледное. Средство это также полезно при жжении в темени во время прекращения регул. Ная пригодна при боли в висках и во лбу, с сильным угнетением духа6.

Д-р Рассел также отзывается о ней хорошо при тяжести и давлении в темени, с холодом ног и жаром в лице.

Мне неизвестно, был ли когда ни будь змеиный яд применяем в падучей болезни или в столбняке, но, кажется, он особенно гомеопатичен травматическому столбняку, а равно и водобоязни7. Но одно из самых важных употреблений Ляхезиса зависит от его способности производить парез сочувственного нерва. Сюда относится сосудодвигательная атаксия, выражающаяся преимущественно приливами к лицу в климактерическом периоде. Впрочем, средство это помогает в большинстве осложнений этой поры, что засвидетельствовано многими врачами. Восьмой случай у д-ра Геринга, названный нервной диспепсией, очень походит на невроз солнечного сплетения.

В этих нервных страданиях "характеристичные" симптомы лекарств, даже тривиальные, часто дают полезные указания. Сюда относятся следующие симптомы Ляхезиса: ожесточение после сна; чувствительность к наружному надавливанию; появление признаков первоначально на левой стороне органа, с переходом затем на правую сторону. Мне бы казалось, что в тяжких болезнях подобные мелочи неуместны, но они, по-видимому, влияют на наших за атлантических коллег даже в опасных случаях, например, при появлении дифтерита или злокачественной скарлатины на левой стороне, при ухудшении симптомов после сна в крупе. Чувство душевного угнетении и беспокойство при пробуждении признается д-ром Гернси характеристичным симптомом для Ляхезиса.

II. Далее, какая извлечена польза из действия, оказываемого змеиным ядом на кровь?

Ляхезис в двух случаях излечил — очень скоро кровоподтеки (purpura) и оказался вполне успешным при кровоточивой язве после скарлатины. Некоторые признают его лучшим средством при апоплектическом воспалении сетчатки. Наши сведения об употреблении его в желтой лихорадке исходят от д-ров Голькомба и Нэйдгарда. Первый сначала употреблял Ляхезис попеременно с Арсеником, при второй же эпидемия, придя к заключению, что змеиные яды представляют собой самые гомеопатические средства в этой болезни, он давал исключительно Кроталюс и Ляхезис, предпочитая первый при сильном заражении крови. Результаты были, превосходные. Д-р Нейдгард, во время эпидемии, бывшей в Филадельфии в 1853 году, полагался главным образом на Кроталюс. Он нашел, что разведения ниже третьего действовали лучше, чем высшие. В 1858 г. он снова излечил несколько случаев этим средством. Затем он стал давать его в сродственных болезнях — местных желчных лихорадках, часто принимающих злокачественную форму; и здесь он нашел его чрезвычайно полезным.

Змеиный яд (в особенности Кроталюс) следует иметь в виду как средство:

Во-первых, когда желтуха сопровождается экхимозами и кровоизлияниями. В этих случаях действие змеиного яда походить на Фосфор, которому следует, отдавать предпочтение при значительном поражении печени, например, при острой атрофии этого органа.

Змеиный яд пригоден также при желтухе, происходящей от душевного потрясения.

Во-вторых, при появлении кровоподтеков после других болезней, например, тифа и оспы. Арсеник хотя и гомеопатичен, но не действует достаточно быстро в этих опасных случаях.

В-третьих, когда цереброспинальный менингит появляется в злокачественной или пятнистой форме. В этих случаях бывает крайний упадок сил, лихорадочная реакция незначительна, а петехии присутствуют постоянно, иногда с кровотечением.

III. Преобладающее место занимает Ляхезис в сфере злокачественных местных воспалений, с последующим заражением крови и нервным расслаблением. Типичным примером может служить травматическая гангрена. Д-р Дэйк (Dake) подробно описывает три случая этой болезни в своей Materia Medica, д-р Серл (Searle) приводит два наблюдения в 4-м томе American Homoeopathic Review. К этому нужно присовокупить свидетельство военного врача Франклина, который имел много случаев наблюдать эту болезнь во время междоусобной войны в Америке. "Я употреблял это средство", пишет он в Science and Art of Surgery, "во многих случаях гангрены после ран и всегда оставался доволен результатами. В одном случае сложного перелома ноги, перешедшем в гангрену и угрожавшем потерей ноги, гангрена была скоро остановлена внутренним и наружным употреблением Ляхезиса, причем воспаление облегчилось, и нога в конце концов совсем зажила. В другом случае сложного вывиха лодыжки, с переломом наружного мыщелка, Ляхезис также успешно излетал последовавшую гангрену и больной быстро оправился под хирургическим течением. Я могу рекомендовать это средство как вполне целебное при гангренозных страданиях".

Наблюдения, приводимые д-ром Карролем Данхемом, принадлежат большей частью к этому же роду. У него самого было заражение крови, подученное при вскрытии трупа женщины, умершей от воспаления брюшины во время родильной горячки. Симптомы, как местные, так и общие, были тяжки, но они быстро уступили Ляхезису 12, три раза в день. Затем, во время эпидемической злокачественной пустулы, он летал восемь случаев одним Ляхезисом. "Боль облегчалась через несколько часов после первого приема, и все поправились очень скоро". Он упоминает также о трех случаях воспаления вен вследствие язв (вероятно сифилитических) на нижних конечностях. Они сопровождались значительным и быстрым упадком сил, бормочущим бредом и общими тифоидальными симптомами, указывающими на гнойное заражение крови. Ляхезис оказался весьма успешным. Наконец, он упоминает о случаях карбункула, где был большой упадок сил, без нервного и сосудистого возбуждения. В таких случаях, по его мнению, более показуется Ляхезис, чем Арсеник, если только нет той полной астении, которая требует назначения Карбо вегетабилис.

Д-р Данхем указывает также на полезность Ляхезиса в известных случаях дифтерита, а именно, когда краснота слизистой оболочки горла незначительна, а отложение состоит из двух, трех пятнышек едва ли больше булавочной головки, но упадок сил крайний8, пульс очень скоро становится медленным, слабым и сжатым; холодный, липкий пот часто покрывает лоб и конечности; дыхание зловонное, аппетита почти совсем нет. "В таких случаях, — пишет он, — т. е. где конституциональные симптомы значительно преобладали над местными, Ляхезис излечивал скоро и прочно, так что редко приходилось давать другое средство". В том же духе отзывается о нем д-р Титцэ, в 4-м томе United States Medical and Surgical Journal. В числе местных характерных признаков этого средства он упоминает следующие: багровый цвет, сухость, незначительная опухоль, но несоразмерно сильная боль. Д-р Гейл также сообщает9 три подобных случая дифтерита у детей, легко уступивших Ляхезису, тогда как остальные члены (пять человек) той же семьи, пользуемые аллопатией, умерли от этой болезни.

Скарлатина сродни дифтериту. Мы уже видели, что явления, сопровождающие сильные укусы змеями, походят не только на желтую лихорадку, но и на злокачественную скарлатину. Ляхезис полезен, когда горловые симптомы принимают злокачественный характер с признаками заражения крови и упадком сил. Я припоминаю случай такого рода, где Ляхезис быстро извлек больного из опасности.

Я уже указывал на соответствие змеиного яда злокачественной роже и гнойному заражению крови вообще. При сильных последствиях от укусов насекомыми он пригоднее, чем Апис или Ледум; в одном случае при укусе тарантулом он оказался очень действительным10. Из следующего рассказа видно, что Креталюс гомеопатичен сапу. "На Рио-Гранде, в октябре 1857 года две лошади, пасшиеся на лугу, были укушены одной и той же гремучей змеей. Несколько часов спустя подчелюстные, заушные и другие железы головы и шеи сильно опухли; из ноздрей и десен текла прозрачная слизистая жидкость; глаза сделались стекловидными с расширенными зрачками; шерсть ощетинилась". После дачи противоядий обе лошади оправились; одна принялась за работу через неделю, а другая, исхудавшая как скелет, лишь по прошествии трех недель11.

Есть еще несколько применений змеиного яда, на которые я могу сослаться только мельком. Ляхезис и Ная оба имеют решительное действие на яичники и оказались полезными в хронических страданиях этого органа12. Я склонен думать, что Ляхезис действует более на правый яичник, а Ная на левый. Затем Ляхезис излечивал воспаление слепой кишки13. Мне часто случалось видеть, как он предупреждал изъязвление около лодыжки при варикозе ноги. Он также полезен при язвах. Ная оказалась полезной при раздражении спинного мозга и при чахоточном кашле, где также хвалят Кроталюс. Впрочем, главное поле действия змеиного яда — это вышеприведенные три сферы. В них он представляет прекрасный пример закона подобия. Круги его отравляющего и целебного действия в точности совпадают. Здесь справедливо не только quantum venenum, tantum remedium, но также quale venenum, tale remedium.

Все вышеизложенное относится собственно до трех главным видов змеиного яда — Ляхезис, Ная и Кроталюс. Об Асписе (Vipera) я могу только сказать, что Жуссе хвалить его при хронической конгестии печени и приводит пример его успешного действия в его Leςons Cliniques (стр. 269). Элапс (коралловая эхидна) оказывает всего более влияния на глаза и уши и найден полезным в некоторых формах амблиопии, глухоты со звоном и течью из ушей; Клифтон сообщает несколько случаев успешного излечения им хронического воспаления слизистой оболочки носа и глотки, а Гитчман рекомендует его при кашле у чахоточных.

Аналоги змеиного яда, во-первых, конечно, Apis, а затем Arsenicum.

Наблюдения над целебными действиями змеиных ядов, иди по крайней мере Ляхезиса, доказывают наглядно не только справедливость нашего терапевтического правила, но также и действительность бесконечно малых доз. Все результаты добыты 6-м и высшими делениями, так как низших у нас еще не было. Кроталюс и Ная назначались обыкновенно в первых трех разведениях, а Элапс в 6-м и 12-м.

1 Diseases of the Liver (New. Syd. Soc.) , vol. I, p. 160.
2 См. Homoeopathy the Science of Therapeutics, p. 417.
3 Bayes, Applied Homoeopathy, стр. 109.
4 American Homoeopathy, II.
5 Brit. Journ. of Hom., XII, 372, 547; Annals, I, 297.
6 Brit. Journ. of Hom., XII, 214.
7 Симптомы, возбужденные у собак, ужаленных лютым гремучником, очень походили на признаки водобоязни. Brit. Journ. of Hom., XI, 82-84.
8 Митчел говорит, что отравление ядом производит страшный упадок сил.
9 Am. Journ. of Hom. Mat. Med., vol. I p. 184.
10 Am. Journ. of Hom. Mat. Med., IV, 106.
11 Monthly Hom. Review, XIV, 442.
12 Amer. Journ. of Hom. Mat. Med., I, 44; United States Med. and Surg. Journ., II, 85.
13 Brit. Journ. of Hom., V, 40.


ЛЕКЦИЯ XXXVIII    ЛЕКЦИЯ XXXVIII    Содержание    ЛЕКЦИЯ XL    ЛЕКЦИЯ XL