Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ ХХХIV
Hydrastis, Hydrocotyle, Hyoscyamus, Hypericum, Indigo

Hydrastis сanadensis — гидрастис канадский — варнерия

В нашей практике употребляется тинктура из свежего корня и растирания из высушенного корня.

Во втором издании сочинения д-ра Гейла помещены два превосходных испытания гидрастиса посредством материальных доз двух врачей и некоторые испытания, произведенные студентами с помощью разведений. В четвертом издании приведены его целебные свойства.

Канадская варнерия уже с давних пор употребляется американскими индейцами в виде примочки при болезнях глаз и изъязвлениях на ногах. Затем она получила репутацию тонического средства и употреблялась также как очистительное при хроническом катаре слизистых оболочек. Средство это еще не проникло в обыкновенную практику, гомеопатами же оно употребляется давно. Первые статьи о ней были напечатаны д-ром Гестингсом в British Journal of Homoeopathy в 1860 г. и д-ром Гейлом в North American Journal of Homoeopathy в 1858 г.

Гидрастис содержит в себе два алкалоида, от которых и зависят его целебные свойства. Один из них, гидрастин, желтого цвета и признаётся тождественным с берберином; он обладает тоническими и антипериодическими свойствами, уподобляясь хинину еще и тем, что причиняет звон в ушах. Другой алкалоид, гидрастинин, имеет вид белых кристаллов и, по-видимому, составляет ту часть растения, которая влияет на слизистые оболочки. Для наружного употребления всего пригоднее его хлористая соль — один гран на унцию воды.

1. В этом виде или в форме слабого настоя высушенного корня гидрастис проявляет удивительное влияние на хронический катар всех слизистых оболочек. Д-ра Гейл и Филлипс приводят, каждый, длинный список расстройств этого рода, в которых он оказывался успешным. В списки эти входят: сифилитический насморк, всякие формы болезней рта, хроническая жаба, бели как маточные, так и влагалищные, хроническое воспаление соединительной оболочки, течь из ушей и вонючий насморк. Оба врача рекомендуют совместное внутреннее употребление тинктуры и соглашаются, что последнее бывает достаточно в тех случаях, где его невозможно применять местно; так, например, оно часто излечивало желтуху от катара желчных протоков. Д-р Йелдам хвалит его как впрыскивание при триппере, а д-р Клифтон превосходно описал1 ту форму диспепсии, которой оно соответствует. Нездоровый желтовато-бледный цвет лица, язык, обложенный желтой слизью, кислая или гнилостная отрыжка, чувство растяжения и вместе с тем пустоты после еды — все это ясно указывает на катар желудка. Д-р Луциус Морс ставит его очень высоко при хроническом катаре носа, сопровождаемом слабостью пищеварительных органов. Он находит, что показанием для него служит частое выпадение слизи из задней части ноздрей (из хоан) в горло, и я неоднократно с успехом пользовался этим указанием.

Чем же объясняется такое влияние гидрастиса? Исследования показывают, что оно гомеопатического свойства. У д-ра Берта самым выдающимся симптомом был катар глаз и носа с обильным густым белым выделением, а у другого испытателя была клейкая слизь в зеве и широкая желтая полоса вдоль языка. Д-р Гейл пишет:

Действие его на все слизистые поверхности одинакового свойства. Естественное отделение усиливается; первоначально оно белое, прозрачное, а затем становится желтым или густым зеленым, даже кровавым, но оно почти всегда тягучее, так что его можно вытягивать лоскутьями, как бывает от Kali bichromicum.

Подобное же влияние оказывает гидрастис на кожу. Он действует благотворно в разных формах хронических язв, а в смеси с глицерином оказывается очень целебным при осаднениях, например, соска, при трещинах и обопрелости. Д-р Филлипс излечил им два случая разъедающей язвы, а д-р Маклимонт — три случая волчанки, употребляя его не только снаружи, но и внутрь. Д-р Жуссе подтверждает этот благоприятный опыт при lupus exedens (разъедающей волчанке), отдавая гидрастису преимущество перед арсеником. Он говорит также, что получил от него блестящий результат в одном случае настоящей проказы, во втором периоде (изъязвления) болезни. Он давал внутрь крепкую тинктуру, а снаружи употреблял примочку из одной части тинктуры на пять или десять частей воды. Подобным же образом он лечил и волчанку. Что гидрастис в этих случаях обладает специфической гомеопатической целебной силой, можно заключить по аналогии из влияния, оказываемого им на слизистые оболочки.

2. Затем, гидрастис играет важную роль при ослабленном и конгестивном состоянии нижней кишки, выражающемся главным образом в запоре. Он особенно полезен при запоре от сидячей жизни или от частого употребления слабительных. Я испытывал его в разных видах и делениях и нашел, что самый лучший способ давать по одной капле крепкой тинктуры в воде натощак, сначала каждое утро, а затем реже. Его хвалят также при выпадении кишки и в геморрое.

3. Всего интереснее вопрос об отношении гидрастиса к раку. Он был первоначально предложен (без названия) как средство против этой болезни в 1854 г. д-ром Паттисоном и входил в состав едкой пасты, которую этот врач употреблял для уничтожения скиррозных опухолей. Затем гомеопаты, всегда готовые пользоваться новым средством для облегчения страданий больных, стали давать его внутрь. Первые опыты оказались не вполне успешными, но впоследствии были получены более благоприятные результаты. Оказалось, что он облегчал боль и улучшал общее состояние здоровья, а в некоторых случаях, при совместном наружном употребления, действовал так благотворно, что можно было обойтись без операции.

Вот один из этих случаев.

Г-жа Ф. страдала шесть месяцев опухолью в левой груди. Резкая боль как от ножей сделалась почти невыносимой, и больная начинала уже принимать изнуренный вид, характеризующий канцерозный диатез. Опухоль, достигшая значительной величины, была тверда, тяжела, окружающая кожа темная, морщинистая, а сосок втянут. Больной был дан совет немедленно приехать в город для вылущения опухоли. За неимением средств, она не могла этого сделать, а потому, хотя и без особенной надежды на облегчение, ей была рекомендована примочка из гидрастиса и внутреннее употребление того же средства. Боль почти тотчас же унялась, а опухоль начала так быстро уменьшаться в объеме, что спустя два месяца почти совсем исчезла, оставив за собой только морщинистость кожи. Не мешает присовокупить, что общее состояние ее здоровья поправилось, и лицо приняло здоровый вид.

Познаниями нашими о пользе гидрастиса в раке мы обязаны преимущественно д-ру Бейсу. Он приходит к заключению, что средство это не оказывает влияния на канцерозную дискразию и приносит мало пользы при эпителиальном или маточном раке; при скиррозных же опухолях, развивающихся в железах, например, в женской груди, оно часто действует успешно вследствие специфического влияния, оказываемого на самую железу. Если оно бывает безуспешно при скирре грудной железы, то это обыкновенно в тех случаях, когда канцерозная масса завладела всей железой, почти не оставив здоровой ткани, на которую средство могло бы действовать. Такое мнение подкрепляется тем, что гидрастис излечивает очень успешно простые опухоли грудей. Ввиду этого, при подозреваемом скирре груди, мне кажется, мы вправе воздерживаться от вырезывания и прижиганий, давая первоначально гидрастис как снаружи, так и внутрь.

С современным мнением английских врачей-гомеопатов относительно пользы гидрастиса при раке можно познакомиться из двух записок, читанных в Британском гомеопатическом обществе д-рами Гуттериджем и Клифтоном и помещенных в 8-м томе летописей Общества (Annals). Из них видно, что некоторые из наших коллег разочаровались в этом средстве, другие же отзываются о нем с полным доверием. Д-р Гуттеридж говорит:

Судя по собственному опыту, я могу утверждать, что гидрастис есть самое лучшее средство против этой ужасной болезни. Он улучшает аппетит и общее состояние больного; изменяет к лучшему цвет лица и кровь. Он удивительно облегчает боль, далеко превосходя в этом отношении опий, морфий и т. п. Он замедляет развитие рака.

Клифтон обращает внимание на группу симптомов, часто наблюдаемых у пациентов, у которых впоследствии развиваются раковидные наросты. Это симптомы "атонической диспепсии", каковы запор на низ, ветры, боль в кишках, почках, печени и пр., без изменения в виде языка и без боли, которые обыкновенно бывают в этих случаях после приема пищи. Кроме того, цвет лица не "желчный", а буроватый или землистый, а кожа обыкновенно сухая и жесткая. Он нашел, что эти симптомы диспепсии у таких субъектов никогда не поддаются обыкновенным средствам, но облегчаются при употреблении антиканцерозных средств, из которых он считает наиболее успешным гидрастис.

Д-р Кидд в приложении к своему сочинению Laws of Therapeutics, также отзывается очень благоприятно о действии гидрастиса при раке и упоминает о двух случаях начинающегося злокачественного скирра груди, вполне излеченных этим средством.

Наши американские собратья, по-видимому, не разделяют нашего мнения; впрочем, в книге д-ра Гейла приведен случай скирра желудка у старика, значительно облегченный гидрастисом.

На каких основаниях действует в этих случаях гидрастис, объяснить пока еще невозможно, так как для этого необходимо иметь более подробные сведения о его физиологическом действии.

По влиянию на слизистые оболочки с гидрастисом схожи: Pulsatilla, Kali bichromicum, Ammonium muriaticum и Antimonium crudum. На нижнюю кишку он действует подобно Collinsonia, Aloe, Sepia и Sulphur, а на грудную железу — подобно Phytolacca и Conium.

Лекарство это не нуждается в высших делениях.

Hydrocotyle asiatica — гидрокотил азиатский

Тинктура приготовляется из дельного растения.

Д-р Одуи (Audouit) в Париже, поместил в Journal de la Société Gallicane в 1856 г. статью, заключающую патогенез этого средства, полученный главным образом из испытаний, произведенных на себе и наблюдений над пациентами. Статья эта напечатана отдельной монографией2.

Гидрокотил известен в Ост- и Вест-Индии как средство от проказы. Первый врач, употреблявший его, был д-р Буало на острове св. Маврикия, который описывает 57 случаев проказы, излеченных им этим растением. Довольно любопытно, что он сам умер от этой болезни. Другие восточные врачи также получили хорошие результаты; в парижских больницах гидрокотил был испытан Казенавом и Девержи, которые нашли его очень полезным в хронических экземах. Сам д-р Одуи находил его целебным при бугорчатой проказе, разъедающей волчанке (lupus exedens) и хронической импетигинозной экземе. Вообще не подлежит сомнению, что гидрокотил действует на кожу; дальнейшие испытания и более обширный опыт определят точнее это влияние.

Полученные в настоящее время патогенетические симптомы не особенно поразительны. Средство это, по-видимому, возбуждает кожу, производя красноту, зуд и сильную испарину, а также усиливает отделение мочи, нередко с осадком. Нервы зрения и слуха и тройничный нерв становятся чувствительными, и оно раздражает матку, даже до видимой красноты шейки. Ввиду этого, д-р Одуи давал гидрокотил с большим успехом при зернистом изъязвлении матки и зуде влагалища. Вероятно, он был бы полезен при лицевой невралгии.

Д-р Сальцер в Калькутте говорит, что польза Hydrocotyle при элефантиазе (слоновой болезни) побудила его давать это средство при менее упорном утолщении кожи — розовых угрях, где он действовал очень хорошо. Мне недавно удалось излечить им такие угри на лице одной дамы, страдавшей маточным расстройством.

Hydrocotyle напоминает несколько действие больших доз Silicea и Lycopodium, а также Dulcamara.

Д-р Одуи употреблял обыкновенно 6-е разведение; этим же делением я пользовался при вышеупомянутом случае.

Hyoscyamus — гиосциам — белена

Гомеопатическая тинктура приготовляется из травянистой части свежего растения Hyoscyamus niger.

Патогенез гиосциама находится в четвертом томе Reine Arzneimittellehre. Он содержит в себе 104 симптома самого Ганемана, 123 шести сонаблюдателей и 355 из двадцати четырех авторов. Большая часть последних симптомов взяты из случаев отравления, но наблюдения Грединга были произведены на эпилептиках, меланхоликах и маньяках, а потому — в особенности, когда они относятся до нервной системы, — ими нужно пользоваться с осторожностью. Гиосциам был также испытан Венским обществом. У д-ра Аллена приведены дополнительные наблюдения. Кроме этих источников, я могу указать вам на обстоятельную монографию д-ра Лорана (Laurent) и на новейшие исследования, произведенные д-ром Лосоном над алкалоидом гиосциамином.

В прежнее время токсикологи учили, что свойства белладонны, гиосциама и страмония зависят от одного общего "действующего начала", и потому вещества эти производят совершенно однородное действие. Обращаясь же к сочинениям по терапии, мы находим, что белена не имеет никакого отношения к двум другим вызывающим бред средствам, а служит заменой опия в тех случаях, когда нежелательно оказывать на больного церебральное и кишечное влияние. Если белена действует на основании правила contraria contrariis, то один из этих взглядов должен быть ошибочным, но так как оба основаны на несомненных фактах, то единственный вывод тот, что "успокаивающее" влияние этого средства, ради которого оно прописывается, представляет гомеопатическое действие. Эго успокаивающее влияние наблюдается особенно, как говорит Перейра, "у лиц, страдающих от сильной нервной раздражительности и излишней деятельности функций чувств". Правильнее было бы сказать, что оно наблюдается исключительно у таких лиц.

На самом деле гиосциам обладает почти всеми теми свойствами, которые мы видели в белладонне, только не в такой сильной степени. Он раздражает нервные центры, слизистые оболочки и кожу, но производит лишь умеренное функциональное возбуждение, а расстройство кровообращения никогда не доходит до воспаления. Напротив того, сильные дозы скорее вызывают симптомы конгестии с подавлением функции. Отсюда так часто наблюдаемая сонливость. Для вызова ее требуются полные приемы — две унции сока (согласно Гарли) или соответствующее количество гиосциамина. Она сопровождается головокружением и тяжестью поперек лба, краснотой щеке и налитыми кровью глазами. При этом много сновидений с бормотанием и легкими подергиваниями членов. Такое состояние совершенно отличается от естественного сна с его мозговой анемией; при отравлении иногда возбуждается то особенное состояние, которое известно под названием "coma vigil" или "typhomania", или же полная апоплектическая кома.

Когда функциональное возбуждение преобладает над сосудистой конгестией, происходит бред. Он редко бывает бешеный, а состоит из бойкой говорливости с галлюцинациями чувств, или злобного, сварливого состояния. Д-р Лосон называет его "душевным состоянием, представляющим все главные признаки простой мании, только в укрощенной форме. Гиперемии при этом нет". "Мышечные подергивания — говорит д-р Гарли — и беспокойное движение глаз встречаются чаще под влиянием гиосциама, чем под влиянием белладонны". Такое состояние всегда связано с бессонницей.

Признаваемое ныне в старой школе употребление белены при страданиях мозга приведено у д-ра Филлипса, который сообщает следующий дифференциальный диагноз, вполне согласный с вышеприведенным физиологическим действием этого лекарства.

Более важные формы мозговой гиперемии излечиваются белладонной, гиосциам же оказывается полезным при незначительной конгестии, но сильном возбуждении. То же самое мы видим и относительно бреда; гиосциам соответствует более легким невоспалительным формам, в тяжких же случаях лучше действуют белладонна и страмоний. Затем, гиосциам полезен в тех случаях бреда с галлюцинациями, которые сопровождаются незначительной конгестией, но сильным возбуждением нервной системы, и где есть повод опасаться, что опиум может повредить.

Вследствие этого гиосциам бывает полезен в двух типах мозгового расстройства: при лихорадке и белой горячке.

1. Сам Ганеман, описывая, как он лечил лихорадку, опустошавшую Германию после кампании 1813 года, говорит, что гиосциам пригоден при выдающихся головных симптомах, и с того времени он сделался в этом состоянии любимым средством у его учеников. Он вполне гомеопатичен ему, как видно из следующего описания д-ра Гарли:

Через час пульс ускорился на четыре удара, твердая и соединительная оболочки глаза несколько инъектированы; лицо, особенно щеки, горячее и красное; язык сухой и бурый посредине, полость рта покрыта липкой слизью; сонливость и головокружение.

Моча постоянно обнаруживает избыток мочевины, а также фосфорнокислых и сернокислых солей, совершенно так же, как от действия белладонны. Стилле также сравнивает спячку и бессвязный бред, бывающие от гиосциама, с такими же явлениями в тифоидальной лихорадке. Гиосциам оказался особенно полезным в той форме тифа, которая прежде называлась febris nervosa versatilis с coma vigil и бормочущим бредом. Он также помогает в тифоидальной форме родильной горячки, где его показует понос, иногда непроизвольный и без боли; характерным признаком для него служит то, что больная не хочет оставаться покрытой.

2. Бред гиосциама соответствует всего ближе белой горячке. Д-р Гарли пишет: "Между опьянением алкоголем и действием белены на мозг и двигательные центры, без сомнения, существует очень тесная связь". Это было замечено еще Диоскоридом. Опыты венских исследователей показывают, что средство это способно вызывать также желудочное расстройство, так часто присутствующее в белой горячке. Оно действует очень благотворно к этой болезни, успокаивая организм и способствуя сну. Оно полезно также в нимфомании, где наклонность обнажаться бывает так сильна, и в мании родильной горячки. Д-р Филлипс говорит, что в ипохондрической мономании, когда больной страдает от таких душевных симптомов, как, например, сифилофобия, воображая, что он заражен сифилисом, гиосциам облегчает тяжкое уныние и нередко устраняет галлюцинацию. Ганеман находит, что бред гиосциама сильно походит на водобоязнь; на самом деле он очень гомеопатичен этой болезни, в которой по настоящее время даются белладонна и страмоний. При хронической бессоннице он действует только паллиативно, но бывает полезен при беспокойном сне, полном сновидений, вследствие мозгового возбуждения или лихорадочного состояния.

Д-р Лосон значительно расширил наши познания о пользе гиосциама в мозговых расстройствах. Он находит его весьма важным средством в простой мании, характеризуемой с первого начала более волнением, чем возбуждением, и происходящей от обманов чувств и галлюцинаций, а также в хронических случаях, где главным симптомом является физическое беспокойство и разрушительные наклонности. Он едва ли менее полезен при возбуждении от общего паралича и при непрерывной бессвязной болтливости, встречаемой в некоторых формах мании. Гомеопатичность его в этим болезненным состояниям очевидна, и д-р Лосон допускает ее, хотя в других словах, "потрясение, — говорит он, — производимое в уме, уже отуманенном иллюзиями и галлюцинациями, от антогонизма новых форм умственного помешательства, вместе с последующим глубоким и продолжительным сном, могут успокоить душевное состояние, когда пройдут искусственно вызванные иллюзии и галлюцинации". Это, точно так же, как и "замещение" Труссо и иллюстрация Гарли о взаимном столкновении кругов в воде, есть ничто иное, как гомеопатия, иначе выраженная. Д-р Гейвард недавно показал, что такие крупные и парализующие приемы, какие употребляет д-р Лосон, не всегда необходимы3, а д-ра Ринтер и Бери нашли, что атропин и датурин — алкалоиды белладонны и страмония — оказывают не менее успокаивающее влияние в мании, чем гиосциамин4.

Я уже упомянул, что под влиянием гиосциама нередко появляются мышечные подергивания. Д-р Ульмон в Париже недавно опубликовал5 несколько интересных наблюдений о его пользе при дрожании членов вследствие злоупотребления меркурием, а также у стариков, и даже при дрожательном параличе. Д-ра Гаммонд и Лосон хвалят его при дрожании вследствие отвердения нервных центров. Средство это уже давно употребляется с успехом при страданиях, которые могут быть названы местной хореей у детей, каковы косоглазие, заикание, подергивание лицевых мышц и т. п. Д-р Гернси даже считает такие подергивания характерным показанием для гиосциама.

Наконец, гиосциам известен в гомеопатической школе как средство от кашля. Ганеман заметил, что он возбуждает сухой кашель ночью, облегчаемый, когда приподнимешься в постели, и такой кашель ежедневно облегчается этим средством, даже в бесконечно малых дозах. Д-р Филлипс переносит это употребление гиосциама на свои страницы, давая понять, что он действует как успокаивающее средство. Но зачем в таком случае определять род кашля, облегчаемого им? Успокаивающее средство только подавляет нервную восприимчивость и произведет это действие одинаково, будь кашель ночной или дневной.

Гиосциам, быть может, получит еще дальнейшие применения. По заявлению Ганемана, он причиняет кровотечение из носа и частые регулы и бывает полезен в хронических кровотечениях. Кроме того, он описывает одну форму зубной боли, которую излечивает гиосциам. "Она появляется только от влияния холодного воздуха, большей частью утром, с приливом крови к голове, с чувством шаткости зуба и рвущей болью в десне". Заслуживает также упоминания, что Вепфер в одном случае отравления наблюдал сильные боли в подвздошной области и во всех сочлениях. Шнеллер, один из венских исследователей, также ощущал тянущую и рвущую боль в суставах, особенно в запястьях и коленах. Стилле говорит, что хотя общая чувствительность в большинстве случаев значительно притупляется, но иногда ощущаются боли вдоль главных нервных стволов.

Единственными аналогичными гиосциаму средствами являются, как я уже упоминал, Belladonna и Stramonium.

Что касается дозы, то Ганеман давал 12-е разведение; в последнее время в большом употреблении децимальные разведения — от 1-го до 4-го. Опыты д-ра Гарли показывают, что сок белены не всегда бывает сильным ядом, так как для развития полных физиологических действий требовалось количество не менее трех унций. Я же наблюдал сухость рта и горла, вызванную капельными дозами первого деления. Вероятно, растение это отличается неодинаковой деятельностью, и поэтому было бы не худо следовать совету д-ра Ульмона и заменять его иногда алкалоидом. У д-ра Аллена приведен особый патогенез. По словам д-ра Гарли, одна восьмая грана гиосциамина обладает такой же силой, как три унции сока, а д-р Ульмон назначает его в зернышках, содержащих каждое по одному миллиграмму (1/65 грана). Д-р Лосон дает при мании три четверти грана и в редких случаях повторяет прием.

Hyperiсum perforatum — гиперикум перфоратум — зверобой

Тинктура приготовляется из цельного свежего растения.

Испытание гиперикума помещено в пятом и шестом томах Hygea. Три женщины приняли каждая по четыре капли крепкой тинктуры и ощущали последствия в течение нескольких недель. Его испытывали также другие лица, как видно из Энциклопедии Аллена.

Зверобой был известен в медицине еще в древности. Диоскорид хвалил его в ишиасе и перемежающихся лихорадках. Вот что между прочим пишет о нем в 1638 году Джерард в своем Herball.

Сваренные цветы и семена зверобоя усиливают отделение мочи и очень полезны от камня в пузыре... Нетолченые листья хорошо класть на обожженные места и раны, а также на гнилостные язвы. Если нетолченые листья, цветы и семена положить в склянку с оливковым маслом и поставить на солнце, то через несколько недель получится кроваво-красное масло, составляющее драгоценное средство против глубоких и сквозных ран, уколотых сухожилий и всякой раны отравленным орудием.

Затем он описывал "составное масло", приготовленное из зверобоя, белого вина, прованского масла и скипидара, называя его лучшим бальзамом в мире.

Эта старинная слава зверобоя как средства против ран вновь ожила в гомеопатической практике. Влияние, оказываемое им на нервную систему, как видно из испытаний, подало д-ру Франклину мысль употреблять его при повреждении нервов, и он нашел его очень полезным во время американской войны. В своем сочинении Science and Art of Surgery он говорит, что средство это действует очень хорошо при повреждениях частей, богатых нервами, в особенности пальцев рук и ног и ложа ногтей, при открытых болезненных ранах, с общим упадком сил от потери крови и нервным угнетением, а также при рваных ранах. Он находит, что гиперикум относится к открытым ранам как арника к контузиям, и рекомендует давать внутрь высшие разведения, а снаружи употреблять одну часть тинктуры на двадцать частей теплой воды. Д-р Ладлем описал6 два случая повреждения спинного мозга, облегченных зверобоем, и также полагает, что он может оказаться арникой для нервных центров.

Д-р Мадден произвел под моим наблюдением небольшое испытание гиперикум, принимая под конец до 260 капель крепкой тинктуры в день. Последствия были незначительны, кроме мочегонного действия и легких невралгических болей в глазных яблоках и правом локтевом нерве. Д-р Бринкнер, испытывая разведение, имел такую же боль, только в левом предплечье.

Время не позволит мне приступить сегодня к игнации, и потому я скажу в заключение несколько слов об индиго.

Indigo — индиго

Для гомеопатического употребления приготовляются растирания.

Индиго хорошо исследовано профессором Мартином и его учениками, а затем Лембке. Результаты, с присоединением некоторых других наблюдений, приведены в Энциклопедии Аллена и заключают в себе почти 590 симптомов.

Чувство распирания в центре мозга; носовое кровотечение; зубная боль ревматического характера; вздутость желудка; раздражение мочевого пузыря и присутствие слизи в моче — вот единственные достопримечательные действия, которые я могу отыскать в патогенезе индиго. Оно иногда употреблялось с успехом в старой школе против эпилепсии и хореи. Тест говорит, что он излечивал им некоторые глистные лихорадки у детей и находил его полезным при хроническом катаре мочевого пузыря и угрожающей стриктуре мочеиспускательного канала вследствие гонореи. Сам я этого средства не употреблял; Эспане и Бейс также не упоминают его. Д-р Гернси говорит, что оно показуется при жжении в грудях во время регул.


1 Monthly Hom. Review, XVII, стр. 157.
2 Etudes pathogénétiques et thérapeutiques sur l`Hydrocotyle Asiatica. Baillière, 1857.
3 Brit. Journ. of Hom., XXXV, 162.
4 Practitioner, Март, 1877.
5 Practitioner, X, 1.
6 См. Brit. Journ. of Hom., XVII, 523.

ЛЕКЦИЯ XXXIII  ЛЕКЦИЯ XXXIII    Содержание    ЛЕКЦИЯ XXXV  ЛЕКЦИЯ XXXV