Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ ХХХII.
Gambogia, Gelseminum, Glonoinum, Graphites, Gratiola, Guaiacum

Gambogia — Гамбогия — Гуммигут

Эта сиамская смола растворяется в очищенном спирте для приготовления тинктуры.

В Энциклопедии Аллена помещен патогенез, заимствованный преимущественно из неизданной монографии Каэтана Неннинга.

О Гамбогии известно только, что она представляет сильное проносное, и только в этой сфере она находить себе применение в гомеопатической практике. Д-р Гильберс ставит ее очень высоко при летнем поносе, сопровождаемом сильной коликой, а у д-ра Филлипса встречаем следующий параграф: "Мальген и Бетц находили это средство чрезвычайно полезным в самых малых приемах (около 3/4 грана в сутки) при дизентерии, особенно у молодых особ — факт, по-видимому, парадоксальный, но вполне установленный, и в сущности не более странный, чем прямо противоположное действие, в малых и больших дозах, Стрихнина и многих других лекарств".

Д-р Гильберс дает 2-ое разведение.

Gelseminum — Гельземинум — Желтый Жасмин

В нашей практике употребляется тинктура из корня, и д-р Бартоло советует брать свежий корень, так как алкалоид Гельземин, от которого в значительной степени зависит деятельность этого средства, утрачивается при высушивании корня. Поэтому было бы лучше употреблять тинктуру, приготовленную в Америке, где Гельземинум составляет туземное растение.

Гельземинум был впервые введен в гомеопатическую практику д-ром Гейлом (Hale), который испытывал его совместно с д-ром Дугласом и издал, в 1862 г., монографию о его свойствах. С того времени слава этого средства возрастала, и оно подвергалось различным испытаниям. В последние годы оно обратило на себя внимание старой школы и было, испробовано в обширных размерах Бергером в Германии1, Бартоло в Америке2 и Рингером и Мюреллем в Англии3. Последний испытывал его, more Hahnemanniano, на шести лицах, в приемах, достаточных для производства решительных действий. Все это дало возможность Аллену представить патогенез, содержащий 682 симптома, полученных слишком 80-ю наблюдателями. Лучшее резюме терапевтических свойств этого средства находится в 4-м издании сочинения д-ра Гейла.

Действия, производимые на здоровом человеческом организме полными дозами Гельземинума, почти тождественны с теми, которые мы видели от Кониума. Первый симптом — тяжесть век, так что трудно держать глаза открытыми; при этом головокружение при стоянии. Затем наступает двоезрение; руки, ноги и нижняя челюсть становятся бессильными и больной не может стоять, двигаться или говорить. В то же время бывает опущение верхних век (ptosis), а иногда внутреннее косоглазие. Вот пример его действия:

"С целью узнать, в чем состоят действия этого средства в больших приемах, я дал матросу, поправлявшемуся от периостита, три дозы, в 20 капель каждая, в промежутках двух часов между первым и вторым приемами и одного часа между вторым и третьим. Спустя около получаса после первого приема он, как обыкновенно, стал жаловаться на тяжесть век. Предметы являлись вдвойне, один подле другого. Пульс держался около 77, но после третьего приема он ускорился и постепенно достиг 96. Часа через два он встал, прошел некоторое расстояние по комнате, но от бессилия опустился сначала на колени, а затем растянулся на полу. Он не мог приподнять век. Нижняя челюсть опустилась, и он лишился способности говорить. Его уложили в постель, дата теплого возбуждающего питья, и ему скоро стало лучше. Когда я его опять увидел, он простодушно сказал мне, что лекарство ему очень помогло, что он теперь мог мочиться гораздо свободнее (я должен заметить, что он прежде страдал стриктурой). Он также сообщил мне, что, опустившись на пол, он хорошо знать, что происходило вокруг него, но не был в состоянии двигаться и испытывал такие же ощущения как от опьянения".

Нам предстоит исследовать, каким способом производит Гельземинум эти действия — влияет ли он на нервные центры, как Кониум, на стволы двигательных нервов, как Кураре, или на самые мышцы. Опыты над животными, произведенные д-ром Бартоло, показывают, что средство это действует на цереброспинальную ось, и в этом мнении его поддерживают врачи Бергер, Рингер и Мюрелль. Из испытаний последнего видно, что патогенетические действия начинают появляться в течение полутора часа после приема средства и, если доза не будет повторена, проходят в течение такого же времени. Следовательно, действие здесь чисто функциональное.

Глазные явления этого средства требуют более подробного разбора. Они очень похожи, как я сказал, на симптомы Кониума, но опущение век явственнее, чем недостаток силы аккомодации зрения, а двоезрение бывает чаще. Последнее может быть временным или постоянным и в обоих случаях зависит, как кажется, от ослабления шестой пары, которая преимущественно поражается этим средством. Этим ослаблением, вероятно, объясняется мутность зрения, так часто упоминаемая в испытаниях. Влияние, оказываемое на зрачки, с первого взгляда кажется противоречивым. В случаях отравления, они расширяются и становятся нечувствительными к свету. Д-ра Рингер и Мюрелль видели то же действие при впускании в глаз жидкого экстракта или раствора Гельземина, между тем средство это, принятое внутрь в умеренных дозах, производит, напротив того, сокращение зрачка. Казалось, это можно бы было приписать противоположному действию больших и малых доз, но наблюдения, произведенные д-ром Туиди (Tweedy), дают другое обяснение4. Он нашел, что от приложения алкалоида происходил первоначально прилив крови не к соединительной оболочке, а к ресничному телу, с легким сокращением зрачков; затем последние расширялись и гиперэмия исчезала. Таким образом, сокращение зрачка, по-видимому, связано с конгестией сосудов ресничного тела и соответствует тому, которое бывает при воспалении радужной оболочки и апоплексии. В связи с этим можно упомянуть, что многие из испытателей ощущали боль в бровях и глазных яблоках, а у одного боль простиралась в затылок, с чувством будто макушка приподнимается. Кониум не производить таких ощущений. Принимая во внимание также тяжесть головы и конечностей, часто упоминаемую в симптомах, можно предположить, что Гельземинум не только парализует, но в некоторой степени и воспаляет, не простираясь однако же далее конгестии.

Ввидувышеприведенного физиологического действия Гельземинума, тем, которые признают за аксиому contaria contrariis, оно сразу является средством против судорог мышц, и на самом деле в скоропреходящих случаях этого рода можно с успехом пользоваться его антипатическим действием. Таким образом он быстро облегчал судорожное сжатие челюстей, миллярово удушье и не упругость шейки матки при родах. Я сам очень высокого мнения о нем при простой дисменоррее и послеродовых болях, которые я считаю, по природе их, спазматическими. Впрочем, я должен присовокупить, что д-р Гернси находит его очень полезным в дозах, которые могут действовать только гомеопатически, когда во время родов сильная режущая боль простирается спереди к заду и вверх. При длительных же или часто повторяющихся спазмах мы предпочитаем какое-нибудь подобнодействующее средство, а с другой стороны, даем Гельземинум в паралитических состояниях. Недержание мочи у стариков от ослабления смывающей мышцы пузыря, а равно непроизвольное мочеиспускание и испражнение низом от эмоциональных впечатлений у расслабленных субъектов; затем, потеря голоса во время менструации и после-дифтеритный паралич горловых частей, глаз и тела вообще — все эти страдания были излечиваемы Гельземинумом.

Не менее благотворно его влияние в расстройствах, соответствующих его конгестивному действию. Следующее наблюдение д-ра Маддена показывает его пользу при головных страданиях: — "У одного господина была постоянная, постепенно усиливающаяся боль головы, длившаяся от трех до четырех месяцев. Боль была тупого свойства и простиралась в затылок, с частым биением в висках и головокружением при быстром движении. Я назначил Гельземинум, по одной капле цельной тинктуры утром и вечером. После каждой дозы боль усиливалась, затем спустя тридцать шесть часов больной ощутил внезапный удар, как будто что-то лопнуло в середине головы; боль тотчас же превратилась и не возвращалась". Это лекарство соответствует также ощущению как бы тугой повязки вокруг висков, которое проходит по попущении значительного количества мочи. Мозговая конгестия, производимая Гельземинумом, наблюдается преимущественно в ослабленных состояниях организма, с неспособностью сосредоточить мысли. Она более пассивна, чем активна. При конгестии спинного мозга я видел такие поразительные результаты от Гельземинума, что лекарство и болезнь стали для меня неразлучно связанными.

В страданиях глаз Гельземинум проявляет то же двоякое действие, какое мы видели в сфере нервной системы. Его парализующее влияние делает его важным средством при опущении верхних век и других расстройствах, зависящих от ослабления глазных мышц. Приведу здесь свидетельство д-ра Вайласа (Vilas), в Чикаго5: — "Гельземинум в этих случаях оказался очень полезным как в моей больничной, так и в частной практике. Болезненные состояния, которые не поддавались другим средствам, облегчались или излечивались им, и электричество перестало быть спецификом в этих страданиях". Здесь он соперничает с Кониумом, но превосходит его, когда причиной потери силы служат расстройства более глубоких частей, как например при двоезрении центрального происхождения. Д-ра Аллен и Нортон простирали употребление этого средства еще далее, а именно при воспалительных болезнях сетчатой и сосудистой оболочек. Оно излечивало альбуминозное воспаление сетчатки, встречающееся во время беременности, а также и осложненное воспалением сосудистой оболочки (chorio-retinitis) с появлением перед глазами синеватой змейки, а также серозное воспаление сосудистой оболочки. Д-р Нортон сообщает несколько случаев свежей отслойки сетчатки, где Гэльземинум много способствовал излечению.

В терапии, как и в патогенезе, главной сферой действия Гельземинума является двигательная нервная система. Впрочем, нужно заметить, что он излечивает также зубную боль и невралгию и получил в последнее время место в практике старой школы6. Здесь нелегко понять его действие на основании антипатического принципа, так как он влияет на чувствительность только в токсических приемах. Д-р Рингер нашел, что его драхмовые дозы тинктуры не производили впечатления на чувствительность, хотя один из его субъектов дважды жаловался на легкую боль вдоль зубов и краев десен верхней челюсти. Д-р Дуглас давно подметил, что при употреблении этого средства ощущаются невралгические боли. "Во время исследований, которые я производил на самом себе", пишет он, "я нередко ощущал острые, внезапные, стреляющие боли, очевидно пробегавшие по отдельным ветвям нервов, почти во всех частях тела и конечностей; иногда боли эти были до того остры и внезапны, что заставляли меня вздрагивать". Как он, так и д-р Морган, признают Гельземинум очень важным средством в невралгии; первый считает нужным давать довольно большие приемы, последний же получал хорошие результаты от 5-го до 12-го разведений. Он говорит, что показанием служит неесная периодичность болей.

Гельземинум проявляет также важное действие на кровообращение. У особ впечатлительных д-р Дуглас часто видел от него ясный лихорадочный озноб с последующей реакцией. На этом основании он и употребляется в гомеопатии как противолихорадочное. Он не оказывает благотворного действия в острой лихорадке Аконита, с ее мучительным беспокойством и жгучей жаждой, или при жаре с бредом и сухостью языка, как Баптизия и Белладонна. Лихорадка Гельземинума менее активна, больной находится в вялом, торпидном состоянии; пульс не очень скорый, но полный и мягкий; язык покрыт влажным белым налетом. Симптомы главным образом представляют признаки утомления и угнетения, с багровостью лица и тупыми болями в голове, спине и членах, — в голове чувство полноты. Такая лихорадка нередко бывает следствием простуды, а иногда находится в связи с сыпями, особенно с корью, где Гельземинум тем более пригоден, что он иногда вызывал такую же сыпь. Даваюте в этих случаях Гельземинум, вместо Аконита, и вы останетесь вполне довольны полученными результатами. Сверх того, на основании клинических наблюдений, я нахожу, что Гельземинум особенно приличен в. послабляющем типе лихорадки. Можно ли отнести это к малярийным послабляющим лихорадкам, сказать не умей, но Гельземинум принадлежит к числу многих средств, пользующихся известностью при перемежающейся лихорадке. В послабляющей лихорадке у детей я уже давно употребляю его вместо Аконита; это в особенности полезно в тех случаях, когда припадки ухудшаются к ночи, а температура к утру понижается, не сопровождаясь потом.

Судя по этюду д-ра Гейля, Гельземинум, по-видимому, может оказаться полезным, между прочим, при катарре носа и евстахиевых трубок, а также в воспалительном периоде гонореи. Д-р Морган хвалит его при бессоннице от душевного волнения.

Ближайший аналог Гельземинума представляет, как я сказал, Conium. Так противолихорадочное средство он сродни Baptisia.

В послабляющей лихорадке я всегда даю 1-ое разведение; при конгестиях — 1-ое и 2-ое. В паралитических страданиях и глазных болезнях употреблялись 2-ое и высшие деления, а для антипатических целей — небольшие приемы крепкой тинктуры.

Glonoinum — Глоноин — Нитроглицерин

Нитроглицерин, известное взрывчатое вещество, составляется из смешения глицерина с азотной и серной кислотами при температуре ниже нуля. Название глоноин присвоено ему д-ром Константином Герингом, который ввел его в медицинскую практику; оно образовано из химической формулы (GLONO5), обозначающей его состав.

Д-р Геринг испытывал глоноин на себе и других в 1848 г. и опубликовал результаты в следующем году. Д-р Даджон в 1853 г. произвел дальнейшие исследования, отчет о которых был помещен в одиннадцатом томе British Journal of Homoeopathy. Полный свод всех полученных симптомов находится в Amerikanische Arzneiprüfungen. У Аллена встречаются лишь незначительные добавления.

Действие глоноина не обширно. Если бы кто-нибудь захотел поднести к языку частичку пяти процентного раствора, он почти наверное нашел бы через несколько минут, что пульс у него ускорился на двадцать, сорок или даже шестьдесят ударов. Он почувствует биение во всем теле, но особенно в голове, где скоро разовьется сильная распирающая боль. При этом он, вероятно, ощутит головокружение, полноту в голове и сердце, и сжатие в горле. Если он впечатлителен к действию этого вещества, то последуют тошнота и рвота, обморочное состояние и даже полная бессознательность. Позвольте, для примера, прочитать вам рассказ одного из испытателей:

"В хорошем здоровье; пульс 60. В 9 часов вечера принял одну каплю Глоноина 1-го дес., на кусочке сахара; через полминуты начал ощущать сильное биение в висках. Спустя еще несколько секунд пульс оказался ускоренным до 100 ударов, а сердце билось сильно и быстро. Минуты через две почувствовал неприятное ощущение тошноты, как от угрожающей морской болезни, а также легкое головокружение, особенно при движении. Бьющая боль в висках продолжала усиливаться минуть десять или пятнадцать, затем постепенно уменьшалась и чрез полчаса значительно облегчилась. Тошнота и головокружение также сделались легче, но, когда я, через три четверти часа после приема лекарства, очень скоро поднялся по лестнице, все симптомы возвратились с удвоенной силой. Боль и биение в висках, а также тошнота и головокружение, сделались очень сильными. Однако же спустя несколько минут ощущения эти облегчились и оставались только тошнота и бьющая боль в висках.

После ужина в половине одиннадцатого, состоявшего из устриц и портера, тошнота прекратилась, но боль в висках продолжалась, усиливаясь от движения, разговора и чтения. Лег спать в двенадцать часов; при лежании, особенно на боку, боли было меньше; спал хорошо всю ночь. Проснувшись по утру ощущал лишь немного боли, тошноту и головокружение, которые продолжались слегка целый день. Теперь, в 8 ч. вечера, чувствую полноту в висках и самую незначительную тошноту".

Как же объяснить эти замечательные симптомы? Внезапное ускорение ударов сердца может происходить от непосредственного возбуждения его существа или узловых нервов, иди же от угнетения блуждающих нервов. Скорость биения сердца и отсутствие напряжения в пульсе заставляют предполагать последний образ действия. Это подтверждается опытами д-ра Брентона над кошками, у которых он нашел третьи веки опущенными на половину, как бывает при рассечении блуждающего нерва. Отчего же зависят головные симптомы? С первого взгляда кажется, как будто они являются следствием усиленной деятельности сердца. Между тем эту теорию допустить нельзя, в виду того факта, что у одного из испытателей голова вовсе не была поражена, хотя пульс значительно повысился. Присутствие мозговых явлений в данном случае можно объяснить только специальным действием на самые артерии, а для этого нужно предположить, что Глоноин влияет на соседний сосудодвигательный центр таким же образом, как и на легочножелудочные нервы. В таком случае одно и то же успокаивающие влияние чрез посредство задерживающих волокон блуждающего нерва ускорило бы биение сердца, а чрез посредство нервов сосудов расширило бы артерии. Этот взгляд подтверждается тем, что испытатели часто ощущали биение во веек теле, хотя преимущественно в голове.

Все это сильно напоминает азотный амил, но действия этих двух средств не тождественны. Амил причиняет общий прилив, без заметного биения или специальной локализации в голове, и кроме того, он не очень сильно влияет на пульс. Глоноин отличается от него во всех этих отношениях. Поэтому, кажется, можно считать доказанным, что Амил расширяет артерии непосредственно, парализуя их мышечные оболочки, и действует на другие мышечные части подобным же образом, тогда как Глоноин влияет на нервные центры кровообращения, и действие его ограничивается этой сферой.

Ясно, что если есть какая ни будь справедливость в гомеопатическом принципе, то глоноин должен быть средством при некоторых активных расстройствах мозгового кровообращения. Он не будет действительным, как белладонна, в таких конгестивных состояниях, которые зависят от раздражения существа мозга, с наклонностью к воспалению. У белладонны кровообращение внутри черепа возбуждено потому, что мозг раздражен, у глоноина мозг раздражен потому, что кровообращение возбуждено. Последний показуется в таких гиперемиях, которые могут быть возбуждены чрезмерным холодом или жаром, душевным волнением, механическими причинами, остановкой регул или других кровотечений и отделений. Первая и последняя из этих причин попадаются всего чаще в связи с этим лекарством и заслуживают нашего особенного внимания.

1. Мозговая гиперемия, причиняемая чрезмерным жаром, в полном ее развитии, есть солнечный удар. Здесь глоноин многократно оказывался успешным средством. Расстройство это не часто встречается в нашем климате, но при последствиях его я видел поразительные результаты от этого средства. В более легких степенях этого расстройства, в головных болях от солнопека, от работы при газовом освещении, оно оказывается очень действительным.

2. Быть может, наибольшей услугой, которую оказал д-р Геринг введением в медицину Глоноина, нужно признать доставляемое этим средством облегчение при менструальном расстройстве мозгового кровообращения. Всякому известно, какую сильную мозговую конгестию причиняет у полнокровных женщин внезапная остановка регул. Здесь Глоноин представляет отличное simillimum, так как у одной женщины, испытывавшей его на себе во время регул, последние тотчас прекратились и затем появилась постоянно усиливающаяся боль головы. Все рекомендуют Глоноин в этих случаях, и в литературе есть наблюдения о его успешном действии. Понятно, что он полезен также и в меньших степенях этого расстройства. Оказывая таким образом помощь нежному полу в течение его менструальной жизни, он является особенно полезным, когда приближается время прекращения регул. Он не влияет, как Ляхезис или Амилнитрит, на общие приливы в переходную пору, но чрезвычайно важен в приливах к голове. Он также полезен при конгестивных состояниях мозга во время беременности.

Мы знаем теперь, в каких формах церебральной гиперэмии показуется Глоноин, но само собой разумеется, что нет нужды ограничиваться одними указанными применениями. Во всех случаях, где мы встречаем приливы к голове, с биением артерий, мы должны иметь в виду Глоноин, если только не присутствуют лихорадки или воспаления, требующие назначения Аконита, Белладонны или сродных им лекарств. Таким образом Глоноин часто требуется при головных болях. Открывший его Собреро утверждает, что "даже малейшее количество, приложенное к языку, возбуждает сильную боль головы, которая длится несколько часов". Это. заявление и повело д-ра Геринга к исследованию его действия. Здесь опять мы находим подтверждение в опытах, произведенных д-ром Брентоном. "Одно из самых замечательных действий нитроглицерина, — говорит он, — состоит в том, что он возбуждает сильную головную боль, даже в бесконечно-малых приемах. Ртом не было принято ни малейшего количества этого яда, а так как он не улетучивается, то в легкие могло попасть только бесконечно малое количество. Возможно, как полагают некоторые писатели, что часть была поглощена кожей, но это могла быть только самая ничтожная доля". Возбужденная у него самого головная боль сопровождалась неоднократно рвотой. Какого рода головную боль производит это средство мы уже видели. Полнота, растяжение, биение, распирание, — таковы выражения, которыми ее описывают исследователи; один из них чувствовал, будто он висит головой вниз с сильнейшим приливом к ней крови. При подобных головных болях можно ожидать самых лучших результатов от Глоноина. Д-р Кокс, в Филадельфии, сообщает несколько прекрасных наблюдений. Средство это, по-видимому, действует так же быстро в болезни, как и в здоровом состоянии. Что касается до побочных обстоятельств, то головная боль, показующая Глоноин, ухудшается от качания головой или движения тела, и облегчается от надавливания, но больной не терпит, чтоб ему покрывали голову. В более тяжких формах церебральной гиперэмии, каковы конвульсии при родильной горячке и апоплексия, значение Глоноина еще не определено. В первом случае есть много других обстоятельств, требующих соображения, хотя Глоноин и может облегчить головную конгестию. При простом приливе к голове, иногда предшествующем апоплексии, Кафка считает его очень полезным, равно как в приливах, бывающих при размягчении и опухолях мозга.

Из всего вышеприведенного можно усмотреть, в чем состоит главная сфера Глоноина. Остается еще одно очевидное приложение его на практике, а именно в известных формах сердцебиения, что и сделано с успехом. Между тем Глоноин имеет два эпизода в истории старой школы. В 1857 г. его свойства сделались случайно известными моему другу г. Фильду, практиковавшему в то время, как и я, в Браютоне, и он сообщил о них своим собратам на страницах Medical Times and Gazette. Последовали некоторые противоречивые опыты, но в общем действия Глоноина оказались тождественными с теми, которые были наблюдаемы гомеопатами. Конечно, нельзя было ожидать, чтобы средство это стали употреблять терапевтически на основании нашего принципа; его давали как "успокаивающее". В этом качестве оно проявило замечательную силу облегчать приступы невралгии, и мы иногда пользовались им с этой целью. Имеет ли оно специфическое действие в невралгии, сказать не могу, но достоверно, что в 3-м разведении оно в некоторых случаях облегчало, в других излечивало вполне. В последнее время д-р Мюрэлль также обратил внимание на Нитроглицерин и в журнале Lancet, за январь я февраль 1879 года, сообщил несколько интересных наблюдений. Он вполне подтверждает опыт Фильда о могущественных действиях этого средства, даже в приемах однопроцентного раствора (наше первое разведение) и заметил на себе ухудшение симптомов при движении, которое мы видели в вышеприведенном описании одного исследования. Сфигмограф показал значительный дикротизм пульса под его влиянием. Разумеется, д-р Мюрелль был поражен сходством его действия с Азотным Амилом, подметив ту разницу, что для получения его полного действия на кровообращение требовалось более времени, но оно проходило медленнее. Он пробовал давать его вместо Амила в четырех случаях грудной жабы (увеличивая дозы по одной капле, пока не было принято сразу от 10-ти до 15-ти капель). Средство это не так скоро облегчало пароксизмы, но за то оказывало более прочное влияние и в одном случае почти вполне уничтожило приступы.

Кроме Азотного Амила, Hamamelis, по крайней мере однажды, проявил такое же действие на голову, как Глоиоин.

Он действует хорошо во всех разведениях, от 3-го дес. до 12-го сот. Первое и второе десятичные деления способны произвести ожесточение.

Graphites — Графит

Графит есть аллотропическое видоизменение Углерода с небольшой примесью Железа и Кремнезема. Из него делается растирание.

В первом издании Хронических Болезней помещен патогенез Графита, содержащий 590 симптомов. Затем он был испытан Неннингом и Гартлаубом. Полученные таким образом 200 симптомов вошли во второе издание Хронических Болезней, с прибавлением некоторых от Руммеля и Кречмара и новых наблюдений самого Ганемана, тал что число всех симптомов возросло до 1144. Затем средство это было испытано д-ром Пайпером (Piper), принимавшим возрастающие дозы растирания в 1/6, но полученные им результаты крайне скудны. Вы найдете их у Аллена.

Ганеман, в своем предисловии, рассказывает, что немецкий врач Вейнгольд, путешествуя по Италии, заметил, что рабочие на одной зеркальной фабрике употребляли Графит как наружное средство против лишаев. Он последовал этому примеру, давая это средство также внутрь и написал книгу, выставляя полученный им успех. Ганеман включил Графит в число "антипсорных" средств, и употребление его при кожных болезнях, давным давно забытое в старой школе медицины, процветает у гомеопатов и до сего дня. Д-р Гейл описал замечательный случай импетигинозной экземы, длившейся двадцать лет и излеченной этим средством в разведениях от 5-го до 30-го7 а Бар хвалят его в хронической экземе и приводит также три случая радикального излечения им угрей на подбородке (mentagra). Вообще в гомеопатической литературе можно наюти множество подобных наблюдений. Д-р Бейс рекомендует его при "psoriasis palmaris", представляющей, конечно, хроническую экзему.

Определить точное место Графита в кожных болезнях не легко. Я обыкновенно считаю показанием для него трещины. Д-р Гернси говорит, что характеристичным симптомом для него служит выпотевание жидкой, липкой, клейкой, прозрачной жидкости из болячек. Вероятно, он оказывает, подобно Арсенику, общее влияние на питание кожи, вызывая различные действия, болезнетворные и целебные, смотря по восприимчивости субъекта.

Д-р Гернси рекомендует Графит при выпадении волос и ненормальном росте ногтей. Он также хвалит его при звони в ушах с глухотой, облегчаемой от шума; такое страдание, вероятно, происходит от болезненного состояния слухового прохода или барабанной перепонки. Д-р Купер употребляет его с успехом при воспалении желез век (blepharitis ciliaris), а также при слезотечении (stillicidium lacirmarum), вследствие засорения слезного прохода. Д-р Бейс ставит его на ряду с Aurum при корках, около ноздрей у золотушных детей. Д-р Марстон сообщает случай излечения этим средством трещины заднего прохода.

После кожи, Графит влияет всего заметнее на яичники и яички. Сам Ганеман рекомендовал его при замедленных регулах, в особенности, когда вместе с тем больная страдает запором на низ. Кстати, следует упомянуть, что против запора Графит составляет одно из наших лучших средств; он показуется при испражнениях толстым, узловатым калом, отходящим лишь с большими усилиями. При недостаточных регулах средство это находится в большом употреблении у гомеопатов. Д-р Вессельгофт8 описал целый ряд наблюдений, где оно оказалось полезным. Он считает его особенно пригодным женщинам зрелых лет и говорит, что графит в переходную пору играет такую же роль, как Пульсатилла у молодых девушек. Его, кажется, лучше давать, когда регулы редки, скудны и бледны, чем при полном отсутствии их.

Д-р Даджон недавно сообщил очень интересные случай излечения этим средством затверделой опухоли яичников9; оно также неоднократно исцеляло водяную грыжу. Оно пользуется большим почетом при затвердениях и рубцах на грудях, вследствие воспаления и нарыва10.

Центральное гомеопатическое общество в Германии, уже выдавшее премии Рейлу за его монографию об Аконите, Бэру — о дигиталисе и Зорге — о фосфоре, недавно предложило премию за лучшее сочинение о графите, которую получил д-р Г. Гуллон. Я еще не имел случая видеть этой монографии, но судя по выборкам, переведенным в North American Journal of Homoeopathy, она, кажется, представляет такой полный сборник клинических наблюдений, что не может не расширить наших сведений об этом средстве.

Графит можно сличить по отдельным сферам его действий с Pulsatilla, Arsenicum, Alumina и Plumbum.

Он действует, по-видимому, одинаково хорошо, как в материальных дозах, так и в разведениях — от 12-гранных приемов Вейнгольда до низших растираний, которые употребляли Бэр, Купер и Марстон, и наконец, в 12-м разведении, которого в большинстве случаев держатся гомеопаты.

Gratiola — грациола — дикий авран

Гомеопатическая тинктура приготовляется из цельного растения обыкновенным способом.

Патогенез грациолы находится в Arzneimittellehre Гартлауба и Тринкса. Из 604 симптомов, 72 удостоверены самим Тринксом, а 10 взяты у авторов, остальные же сообщены Неннингом. Кроме того, у нас есть превосходные испытания этого лекарства в полных дозах, переведенные из Архива (XVII, 165) д-ром де-Моором в третьем томе Revue de la Matière Medicale Specifique, где также помещены сведения о прежних его употреблениях.

Д-р Аллен присовокупляет несколько симптомов, взятых у Лембке.

Физиологическое действие Гратиолы суммируется у Перейры так: "слабительное, рвотное и мочегонное средство, действующее в больших дозах как острый яд". Динамическое ее влияние неопределенно. Некоторые испытатели принимали от 20-ти до 50-ти капель тинктуры и от 10-ти до 20-ти гран высушенного растения, без заметного нарушения здоровья. Наиболее верные и часто повторяющиеся действия этого средства заслуживают упоминания, так как о нем вообще мало известно. Вот они:

  • Прилив крови в голове с жаром и сонливостью.
  • Чувство сначала холода в темени, а затем жара.
  • Боль в затылке при пробуждении утром, облегчаемая при вставании или лежании навзничь.
  • Ощущение в лице, будто оно опухло.
  • Предметы, даже зеленые, кажутся белыми (после 1-го симптома).
  • Каждое утро, в течение целых недель, опухоль верхней губы, проходящая чрез несколько часов.
  • Зубы ноют от холода.
  • Сильное растяжение желудка после еды.
  • Сонливость и усталость после еды.
  • Давление под ложечкой, как от камня, перекатывающегося со стороны на сторону, с судорожным потягиванием, восходящим в грудь; в то же время частые позывы к рвоте и отрыжке; состояние это длится несколько дней и всегда бывает хуже после принятия пищи (Тринкс).
  • Понос зеленовато-желтый и водянистый.
  • Стягивание я зуд задняго прохода.
  • Сильное раздражение прямой кишки с отхождением зловонной слизи11.
  • Жжение в мочеиспускательном канале после отдавания мочи.

К этому прибавлю цитату из Тэйлора (стр. 515): "Орфила приводит ряд наблюдений, произведенных Бувье, в четырех из которых растение, в форме декокта, было употребляемо как промывательное. В одном случае последовали рвота и понос с обмороком и во всех были сильные припадки нимфомании. У одной женщины к маточному бешенству присоединилось судорожное стягивание горла с водобоязнью и конвульсиями, и она умерла через два дня".

Гратиола употреблялась в старину для устранения завалов и облегчения душевных болезней, водянок и пр., но теперь не применяется в обыкновенной практике; в гомеопатической терапии она также еще не нашла себе определенного места. Гемпель, Бейс, Гернси и Эспане о ней не упоминают. Только у Теста имеются некоторые практические сведения о ней. Он говорит — "Гратиола особенно полезна при симптомах, где показана Хамомилла, с той разницей, что она более пригодна в хронических случаях. Так напр. в нервных страданиях (каковы мания, нимфомания, белая горячка и пр.), также при невралгии, вследствие чрезмерного употребления Кофе, она часто оказывает большую услугу. Антидотом ей по-видимому служит Каустикум."

Относительно дозы можно сказать только, что приемы менее чем в 20 капель вообще не оказывают влияния на здоровый организм.

Guaiacum — Гваякум — Бакаутовая смола

Наша тинктура есть раствор камеди-смолы.

Испытание Гваякума находится в четвертом томе Чистого Лекарствоведения, где оно содержит в себе 29 симптомов самого Ганемана, 113 — от трех сонаблюдателей и 3-из авторов. Оно также включено в число антипсорных средств во втором издании Хронических Болезней, с добавлением всего только 15-ти симптомов.

Я могу только сослаться на эти списки симптомов. Они не имеют большого значения, хотя из них и можно вывести некоторую гомеопатичность Гваякума к ревматическим и артритическим болям, против которых он уже давно находится в употреблении. Д-р Филлипс (не знаю на каком основании), суммируя действие больших приемов говорит: "В затылке и пояснице ощущается неподвижность ревматического характера, с болями в костях ног и чувством как бы опухоли членов; кроме того, испытываются стреляющие боли ревматическо-невралгического свойства от ступней к коленям". Ганеман рекомендует это средство при "артритических стреляющих болях в конечностях и сведениях членов от баси ори малейшем движения с жаром в пораженных частях, особенно у страдающих от злоупотребления Меркурием".

Это напоминает о прежней славе Бакаутового дерева в сифилисе, давшей ему название "lignum vitae". Теперь оно совершенно заброшено и, вероятно, Ганеман прав, приводя старинную поговорку: "Lues venereae mercurius antidotum, mercurii quaiacum".

Д-р Аллен присовокупляет только одно наблюдение, где выпитый декокт из шести унций дерева на две бутылки воды возбудил "сильное судорожное воспалительное поражение дыхательных путей, особенно гортани, с сердцебиением и угрожающим удушьем".

В последнее время встречаются некоторые наблюдения, показывающие, что Гваякум специфически влияет на горло. Он рекомендуется при воспалении миндалевидных желез, и один из наших американских коллег хвалит его в дифтерите. Некоторые считают его полезным в дисменоррее, вероятно ревматического происхождения. Мне кажется, что средство ото заслуживает дальнейших исследований.

Вероятно, в большинстве случаев потребуется цельная тинктура, как рекомендует Ганеман. В дифтерите его лучше давать в теплом молоке.

1 См. Monthly Hom. Rev., XX, 82.
2 Practitioner, V, 200.
3 Lancet, 1875-1876.
4 Lancet, June, 1877, р. 832.
5 American Homoeopathist, I, 5.
6 Monthly Hom. Review, XX, 80.
7 Brit. Journ. of Hom., XXVIII, 335.
8 New Engl. Med. Gaz., XI, 459.
9 Brit. Journ. of Hom., XXXI, 183.
10 New Engl. Med. Gaz., XI, 334, и Guernsey`s Obstetrics 3-rd ed., p. 475.
11 У животных, отравленных Диким Авраном, Орфила иногда находил прямую кишку воспаленной, хотя даже средство не было введено в пищеприемный канал.


ЛЕКЦИЯ XXXI    ЛЕКЦИЯ XXXI    Содержание    ЛЕКЦИЯ XXXIII    ЛЕКЦИЯ XXXIII