Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ III
Источники гомеопатической фармакологии (окончание)

В предыдущей лекции я сообщил вам о двух главных источниках гомеопатической фармакологии — Reine Arzneimittellehre и Die Chronischen Krankheiten. Теперь мы перейдем к позднейшим сочинениям по этой части.

1. Первым после Ганемана в деле испытания лекарств на здоровых является профессор Лейпцигского университета д-р Иоганн Христиан Готфрид Йорг. Ему помогали двадцать один студент, его два сына и три лица женского пола (сорока пяти, восемнадцати и двенадцати лет). Первый том полученных результатов был издан им в Лейпциге в 1825 году под заглавием Materialien zu einer kunstigen Heilmittellehre durch Versuche der Arzneyen an gesunden Menschen. Он заключал в себе испытания следующих лекарств:

Acidum hydrocyanicum Ignatia
(также aqua laurocerasi и
aqua amygdalarum amararum)
Iodium
Arnica (цветы и корень) Moschus
Asafoetida Nitrum
Camphora Opium
Castoreum Serpentaria
Digitalis Valeriana

Все эти вещества были принимаемы в умеренных дозах, которые повторялись (а в случае нужды усиливались) до получения решительных симптомов. Испытания описаны во всей подробности и симптомы приведены в том порядке, как они появлялись. В предисловии сообщены возраст, темперамент и телосложение испытателей, а также удостоверение, что они находились в хорошем здоровье.

Из этого вы можете сразу заметить, что способ сообщения этих испытаний у профессора Йорга значительно лучше, чем у Ганемана, который ничего не говорил о субъектах, о дозах и о последовательности полученных симптомов. Лучшим доказательством достоинства этих исследований может служить то, что Ганеман внес их в свои собственные патогенезы. Он, по-видимому, не знал о них до 1833 г., так как в томе Reine Arzneimittellehre, изданном в этом году, он приписывает патогенез Ignatia Гартлаубу и Тринксу, просто вписавшим его в свой сборник, о котором я тотчас буду говорить. Во втором же издании Die Chronische Krankheiten (1835–1839 годов), приводя патогенезы Digitalis, Iodium и Nitrum, он упоминает Йорга и его сочинение.

2. Затем появился сборник гомеопатов Гартлауба и Тринкса, который они озаглавили Reine Arzneimittellehre, очевидно предназначая его продолжением труда Ганемана. Он был издан в Лейпциге в трех томах, в 1828, 1829 и 1831 годах. Каждый том содержит пространные патогенезы нескольких новых средств и дополнительные сведения о других, уже известных гомеопатам. Первые, как и у Ганемана, составлены из произведенных ими испытаний и из цитат; последние состоят преимущественно из отдельных испытаний или случаев отравления. Сопровождающие обстоятельства объяснены очень скудно.

Первый том содержит полные патогенезы Plumbum, Cantharis, Laurocerasus, Phosphorus и Antimonium crudum, и добавления к симптоматологии восемнадцати других средств.

Во втором томе сообщаются патогенезы Gratiola, Oleum animale, Alumina и Phellandrium и добавления к четырнадцати другим лекарствам.

В третьем томе находим патогенезы средств Bovista, Kali hydriodicum, Ratanhia, Strontium и Tabacum, и дополнения к тридцати другим средствам.

Ганеман в полной мере воспользовался этими томами при третьем издании своей Reine Arzneimittellehre (1830–1833) и втором издании Die Chronische Krankheiten (1835–1839). Он не только приводит испытания новых средств, но перенес на свои страницы и симптомы, извлеченные из авторов, причем однако же не указывает сочинения и страницы, предоставляя желающим справиться о них у Гартлауба и Тринкса.

Перехожу к довольно важному обстоятельству, связанному с патогенезами Гартлауба и Тринкса, — я говорю об испытаниях, сообщенных личностью, обозначенной "Ng". Ганеман в предисловии к отделу Alumina в своих Хронических болезнях делает следующую заметку: "Этими двумя буквами доктора Гартлауб и Тринкс обозначают лицо, снабдившее их небольшим числом симптомов для Аnnalеn, но симптомы эти выражены очень небрежно, растянуто и неопределенно". Затем он говорит, что извлек из его симптомов, что в них есть полезного, считая его человеком правдивым, но нельзя ожидать, чтобы в таком трудном деле как испытание лекарств гомеопаты доверяли неизвестному лицу, обозначаемому только "Ng". Это примечание Ганемана возбудило значительное недоверие к симптомам анонимного наблюдателя, особенно в виду их многочисленности; Д-р Рот насчитал их с лишком одиннадцать тысяч, сообщенных этим лицом с 1828 г. по 1836 г. Между тем и с другой стороны имеются довольно веские соображения. Д-р Геринг удовлетворительно объясняет анонима. Он пишет1:

Ng. был врач близ Будвейса, в Богемии, прямой и честный человек, не очень ученый; его фамилия была Неннинг (Nenning). По законам его страны, он мог практиковать только как хирург. Параличное состояние его правой руки не дозволяло ему следовать своей профессии, и жена его открыла швейную школу, чем и содержала семейство. Он успел убедить девушек, обучавшихся в школе, производить на себе испытания лекарств. К сожалению, он вошел в отношения с Гартлаубом в Лейпциге, а не с самим Ганеманом. Всем австрийцам, по закону их страны, было строго воспрещено печатать что-нибудь за границей, вот почему Неннинг, как и другие австрийцы, обозначается только инициалами. Сам Неннинг в Allgemeine Hоm. Zeitung за 1849 год так объясняет многочисленность собранных им симптомов: 'Если я и произвел слишком много испытаний, то, по-моему, это должно бы скорее возбуждать сочувствие, чем насмешки. Увещание Ганемана, чтобы мы не только пользовались плодами чужих трудов, но трудились сами, воодушевляло мое усердие и при деятельной поддержке Гартлауба мне удалось сделать то, чему, по-видимому, удивляется Ганеман. Многие лица из моих родных и друзей согласились производить испытанияза стол и плату. В этих испытаниях принимали участие также мои две дочери. С полной уверенностью в честности этих лиц я давал им различные лекарства и записывал с их слов все произведенные симптомы. Я старался добросовестно не опускать ни малейшей подробности, чем и объясняются частые повторения, но мне казалось, что именно этим способом можно лучше всего определить сферу действия лекарства'".

Из этого оказывается, что симптомы Неннинга были получены настоящим способом, а именно испытаниями на здоровом теле, и только вознаграждение, платимое испытателям и недостаточная разборчивость в принятии их сообщений, делают результаты несколько сомнительными. Но я не полагаю, что их следует вполне отвергать; симптомы эти нуждаются только в клинической проверке, т. е. ими нужно пользоваться как материалом для применения правила similia similibus curentur. Если при такой поверке они окажутся надежными, то мы можем смело считать их достоверными и заслуживающими внесения в фармакологию. В этом отношении мы уже имеем свидетельство трех самых трудолюбивых симптоматологов нашей школы — Беннингаузена, Геринга и Уилсона, — удостоверяющих, что они не нашли поводов относиться с недоверием к симптомам Неннинга и пользовались ими с таким же успехом, как и симптомами других наблюдателей. Ввиду этого мы можем, по крайней мере временно, признавать симптомы Неннинга основательным дополнением к нашему патогенетическому материалу.

3. Следующим в нашем списке является д-р Эрнст Штапф. Этот врач, один из старейших и наиболее уважаемых учеников Ганемана, начал в 1822 году издавать журнал, посвященный интересам нового метода — Archiv für die homöopathische Heilkunst, более известный под названием Архива Штапфа. В этом журнале помещались преимущественно испытания лекарств на здоровых и их накопилось так много, что по выходе пятнадцатого тома признано было целесообразным выпустить их в отдельном виде. Некоторыми из этих патогенезов Ганеман, принимавший сам участие во многих испытаниях, пожелал воспользоваться для второго издания своих Хронических болезней. Эти средства были Anacardinm, Cuprum, Mezereum и Platina. Остальные же средства, числом всего двенадцать, были изданы Штапфом отдельным томом под заглавием Beiträge zur reinen Аrzneimittellehre, т. е. дополнения к чистому лекарствоведению. Средства эти были следующие:

Agnus castus Rhododendron
Clematis Sabadilla
Coffea Sabina
Crocus Senega
Ranunculus Teucrium
(bulbosus и sceleratus) Valeriana

Лекарства были испытаны в умеренных дозах. Результаты приведены в виде схемы, но местами сообщаются подробности об отдельных опытах. Введения к лекарствам полны и интересны и содержат в себе сведения как о прежнем, так и о гомеопатическом употреблении их. Вообще это весьма ценное сочинение.

4. Теперь я должен поговорить об австрийских испытаниях. В начале сороковых годов гомеопатия насчитывала многих способных и деятельных представителей в Вене. Им казалось, говоря словами одного из них, "позором покоить свои ленивые члены и валяться в праздности на ложе, приготовленном для них неустанными трудами учителя"; они решились "идти смело по его стопам и следовать с неутомимым терпением по проложенной им дороге". Они находили, что главным препятствием в распространении гомеопатической практики служила та форма, которую Ганеман дал своим испытаниям, т. е. в виде схемы отдельных симптомов, без указаний о том, как, в каком порядке и в какой последовательности они были получены. Ввиду этого, они поставили себе главной задачей переисследование лекарств со включением некоторых новых опытов.

Преследуя эту цель, они переиспытали Aconitum, Bryonia, Colocynthis, Natrum muriaticum, Sulphur и Thuja и вновь испытали Argentum nitricum, Coccus cacti и Kali bichromicum. Каждое средство поручалось одному из членов их общества, который наблюдал за испытаниями и давал подробный отчет о них с наложением всего, что было тогда известно о лекарстве. В каждом испытании участвовали от двадцати до тридцати лиц; хотя при этом не упускались из виду разведения лекарств, но главная цель, по-видимому, состояла в развитии полного физиологического действия лекарства, посредством повторных и увеличенных доз крепкой тинктуры, которые для Thuja дошли даже до 1 000 капель за раз.

Монографии этих драгоценных испытаний помещались преимущественно в журнале Oesterreichische Zeitschrift für Homöopathie, который австрийское общество издавало в продолжение четырех лет. Переиспытание Sulphur, произведенное Вурмбом, содержатся в позднейшем издании, а именно в Zeitschrift des Vereins homöopathischer Aerzte Oesterreichs (том I и II). Эти исследования будут всегда составлять самый важный материал для нашей фармакологии, а трудившиеся над ними, из коих можно упомянуть в особенности Вацке, Гюбера, Майергофера, Вахтеля, Вурмба, Арнета, Гершталя и Златаровича, неизгладимо начертали имена свои в списке героев гомеопатии.

Отдавая пальму первенства австрийским испытаниям, мы должны присовокупить, что в Германии гомеопаты деятельно продолжали подобные исследования почти до настоящего дня. Не только Archiv Штапфа, но и другие немецкие журналы, как-то Аnnаlеn Гартлауба и Тринкса, Hygea Грисселиха, а позже Allgemeine homöopathische Zeitung и Vierteljahrschrift изобилуют испытаниями и переиспытаниями лекарств. В числе первых можно упомянуть Berberis, Coca, Colchicum, Hypericum, Kreosotum и Nux moschata, а в числе последних Agaricus, Chamomilla, Cyclamen, Chelidonium и Euphrasia. Самыми выдающимися руководителями были Бухман, Бухнер, Вельбиг, Генке, Гоппе, Кох, Лембке и Рейль. Последним важным вкладом в нашу фармакологию из этого источника были Chelidonium Бухмана, а в недавнее время Central Verein приступил к подробному переисследованию Cuprum.

Пример, поданный Йоргом, подействовал и на старую школу медицины в Германии. Профессор Мартин в Университете Йены испытывал лекарства на своих студентах, и ему мы обязаны патогенезом Kali chloricum. В 1848 г. венское общество врачей приступило к таким же исследованиям. Для этой цели были избраны средства Arnica, Belladonna, Chamomilla и Chelidonium, которые испытывались от пяти до двенадцати лицами тем же способом, каким производил испытания Йорг. К сожалению, комиссия, которой было поручено составить отчет о результатах испытаний, совершенно своевольно урезала симптомы, оставив только те, которые появлялись у всех или у большинства испытателей. Один из них, однако же, Шнеллер, подробно описал свои испытания вышеозначенных средств, а равно Aconitum, Conium, Hyoscyamus, Rheum и Stramonium. Его сообщение приведено в шестом томе British Journal of Homoeopathy. Кроме того, некоторые опыты были произведены последователями Радемахера, а в новейшее время профессор Шроф, хотя он занимался преимущественно опытами над животными, сообщил также несколько важных исследований (в особенности аконита), произведенных на человеческом организме.

Прежде чем перейти к другому важному театру гомеопатических исследований — Соединенным Штатам Америки, позвольте мне сказать несколько слов о том, что сделано в этом роде в других странах, куда проник метод Ганемана.

Единственный замечательный патогенез, который нам дала Франция, есть хинин д-ра Альфонса Ноака, а главные составители фармакологии в этой стране были д-ра Рот и Яр. Фамилии эти ясно указывают на германское происхождение этих лиц. Впрочем, некоторые исследования, помещенные во французских гомеопатических журналах, были произведены Петрозом, Озанамом, Тестом, Моленом и Энбер-Гурбером.

Англия не многим обогатила нашу патогенетическую сокровищницу. Kali bichromicum Драйздейла, Naja Расселя, Cedron Казанова, Cotyledon umbilicus Крейга и Uranium nitricum Эдуарда Блейка — вот главнейшие исследования, которыми мы можем похвалиться в течении сорока с лишком лет существования у нас гомеопатии.

Еще менее можно сказать об Испании и Италии, которые дали нам, насколько мне известно, только по одному лекарству, это Tarantula Нунеса и Cactus Рубини. Из Бразилии мы получили сборник испытаний местных растений и животных ядов, составленный д-ром Мюром (Mure) в Рио. Они сомнительного достоинства и ни одно из этих веществ не вошло в общее употребление. Еще сомнительнее Nouvelles Données д-ра Houat, с острова Réunion, принадлежащего Франции. Если вы прочтете обзор первого этого сочинения в 27-м томе British Journal of Homoeopathy и затем взглянете на его патогенезы у Аллена в его Энциклопедии, то вы не удивитесь, что последний помещает их большей частью отдельно, в добавлении, как недостойные стоять наряду с другими испытаниями.

5. Перехожу теперь к американским источникам гомеопатической фармакологии. Здесь первым нас встречает имя знаменитого Константина Геринга. Я полагаю, число испытаний лекарств, в которых этот врач принимал более или менее деятельное участие, уступает разве только одному Ганеману, и хотя последний дал нам наши важнейшие лекарства, мы не должны забывать, что мы обязаны Герингу лахезисом, аписом и глоноином.

Испытания, произведенные Герингом, содержатся в записках американского института и в журнале American Homoeopathic Review; они появились также в его двух отдельных изданиях Americanische Arzneiprüfungen и Materia medica. Первое стало выходить частями с 1852 г. и заключает в себе двенадцать средств, большей частью новых, с присовокуплением клинических наблюдений. Из них можно упомянуть Acidum benzoicum, Aloe, Apis, Allium cepa, Glonoin и Millefolium. В 1869 г. д-р Геринг начал издавать American Journal of Homoeopathic Materia Medica с целью присоединить к нему другую серию монографий о лекарствах. Когда они достигли числа шестнадцать, он напечатал их отдельным томом под заглавием Materia medica. Помимо нового расположения некоторых прежних средств, как, например, Cuprum, Spongia и Stramonium, мы находим здесь Mercurius biniodatus, Natrum sulphuricum и Osmium.

Я забыл упомянуть первое сочинение д-ра Геринга, относящееся к 1837 г., Wirkungen des Schlangengiftes — полный сборник наблюдений, произведенных над укусами змей, со включением испытаний на здоровом субъекте лахезиса, впервые введенного им в медицину.

В связи с Герингом можно упомянуть Нейдгарда, Джинса, Вильямсона и Джослина, а в последнее время — Данхема, Аллена, Конрада Вессельгофта и Гейля, о сочинении которого я должен поговорить отдельно. Исследованием лекарств на здоровых в Соединенных Штатах занимался преимущественно Американский институт гомеопатии. Это общество в первом собрании в 1846 г. учредило комиссию для расширения и усовершенствования фармакологии. Первым плодом их трудов был том под заглавием Materia Medica of American Provings. В нем находятся испытания Acidum benzoicum, Acidum fluoricum, Acidum oxalicum, Kalmia, Podophyllum, Eupatorium, Sanguinaria и нескольких других важных средств. С того времени ежегодные записки института почти постоянно содержали в себе новые вклады. Сверх того, мы встречаем много испытаний в американских журналах, так как производство подобных исследований значительно облегчается многочисленностью студентов и студенток, стекающихся в гомеопатические коллегии.

6. В 1865 г. д-р Гейл (Е. М. Hale) в Чикаго открыл новый источник фармакологии, обратив внимание на целебные свойства туземных растений. Из них гомеопатии были известны очень немногие; между тем они находились в постоянном употреблении у народа, оказываясь весьма полезными. Д-р Гейл решился собрать все сведения об этих лекарствах, испытать их на здоровых и удостовериться в их врачебных действиях. Результатом была книга, озаглавленная New Remedies in Homoeopathic Practice (Новые средства в гомеопатической практике). Она встретила большой успех, так что через два года потребовалось второе издание. Это издание вышло в 1867 г., в него были включены свежие факты, и к прежним 45 средствам присоединены еще 35. В 1873 г. появилось третье издание, в котором (очень неблагоразумно, по моему мнению) прежде собранные материалы сведены в так называемые "характеристичные" симптомы, но в четвертом и последнем издании ошибка эта исправлена. Первый том этого издания, озаглавленный Special Symptomatology, такого же характера, как и третье издание, во втором же томе, Special Therapeutics, восстановлены история, отчеты об испытаниях, свидетельства авторов и случаи исцеления, так что в сочинении не хватает только подробного описания испытаний, помещенного во втором томе.

Смело можно сказать, что д-р Гейл этими изданиями оказал бесценную услугу гомеопатии, а следовательно, врачебному искусству. Его обвиняют в неразборчивом собирании материалов и в слишком высокой оценке новых средств, но эти недостатки вполне окупаются обогащением нашей фармакологии. Ему мы обязаны средствами Actaea, Aesculus, Apocynum, Baptisia, Caulophyllum, Collinsonia, Dioscorea, Eupatorium purpureum, Gelsemium, Hamamelis, Helonias, Hydrastis, Iris, Phytolacca, Sanguinaria, Veratrum viride. Мы нисколько не умаляем заслуг д-ра Гейла, говоря, что некоторые из этих лекарств были известны раньше, или что они не испытаны им самим. Если монета и была отчеканена раньше, то он сделал ее ходячей, и подстрекнул к новым исследованиям. Школа Ганемана во всех странах должна быть ему сердечно признательна, и даже аллопатия начинает пользоваться его открытиями.

7. Я теперь поименовал все первоначальные источники гомеопатической фармакологии. Мне пришлось указать вам на двадцать с лишком различных томов, и вместе с тем ссылаться на целый ряд журналов и записок. Вы можете спросить меня, нет ли общего сборника или свода, обедняющего эти разрозненные испытания и делающего их доступными как студенту, так и практиканту. Это приводит меня к Энциклопедии д-ра Аллена (Allen).

До самого новейшего времени единственными нашими сводами симптоматологии были руководства Яра и Ноака и Тринкса. Оба были изданы лет тридцать тому назад и представляют лишь сокращения. В свое время они были полезны, но давно уже устарели. В 1874 году начало выходить сочинение, которое может обветшать разве через несколько десятков лет, и которое обнимает всю нашу патогенетическую сокровищницу. Это Энциклопедия чистого лекарствоведения (Encyclopoedia of Pure Materia Medica), состоящая из десяти томов. Здесь под заголовком каждого средства собраны все симптомы, полученные от него каждым лицом, испытывавшим его, от Ганемана до позднейшего студента американских коллегий. Все это выписано, переведено и распределено вновь, с присоединением всех сведений об обстоятельствах, при которых испытания были произведены. Мало того, д-р Аллен приводит новые симптомы, извлеченные из случаев отравления, попадающихся в медицинской литературе со времен Ганемана, и тем значительно обогащает наши старые патогенезы и сообщает немалое число новых. Вообще труд этот составляет сокровищницу, которой будет долго пользоваться с благодарностью гомеопатический практикант.

Мы можем отчасти судить о значении томов д-ра Аллена, если сличим их с единственным сочинением в этом роде на английском языке — Руководством Яра. Я не говорю уже о большей полноте Энциклопедии, но имею в виду преимущественно обработку материала. Яр давал нам запутанный список голых симптомов, без малейшего намека на то, каким путем или на каких субъектах они были добыты. Они представляли лишь выборку, по усмотрению составителя, из первоначальных патогенезов, перемешанную с многочисленными так называемыми клиническими симптомами. Сравните ату уродливую компиляцию с тем, что мы имеем теперь. При каждом симптоме (а допущены только физиологические симптомы) д-р Аллен ставит число, отсылающее нас к наблюдателю, сообщившему его, а при имени наблюдателя, где оказалось возможным, показано, в каком виде, в какой дозе и каким субъектам давалось средство; тысячи же симптомов, цитируемых Ганеманом из авторов, получили всевозможное освещение и проверку по оригиналам.

Я усердно рекомендую всем изучающим гомеопатию запастись Энциклопедией Аллена, но не довольствоваться ею. Никакие сборники симптомов, как бы они ни были толково составлены, не могут дать всех тех сведений, которые нам сообщают подлинные отчеты об испытаниях. Постарайтесь же по возможности ознакомиться с первоначальными источниками. Читайте дневники испытателей (где они существуют) и такие описания отравления, какие собраны в Магазине Франка, в Фармакологии Гемпеля и в Патогенетическом отчете (Pathogenetic Record), который в настоящее время сообщает д-р Берридж в виде прибавления к British Journal of Homoeopathy. Только таким путем вы приобретете вполне ясные познания о действии лекарств и будете иметь возможность успешно пользоваться сводом симптомов.


1 См. Allen's Encyclopoedia, III, 640.

ЛЕКЦИЯ II  ЛЕКЦИЯ II    Содержание    ЛЕКЦИЯ IV  ЛЕКЦИЯ IV