Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ XXVIII
Colchicum, Collinsonia, Colocynthis, Conium, Copaiva

Colchicum — колхикум — безвременник

Тинктура приготовляется из свежей луковицы выдавливанием сока и настаиванием на спирту.

Colchicum был испытан два раза — Штапфом (Archiv, т. VI) и Рейлем (Vierteljahrschrift, т. VIII). Аллен соединил оба патогенеза с многочисленными наблюдениями из других источников, что составило почти 1 200 симптомов.

При отравлении безвременником выдаются желудочно-кишечные симптомы. Они специфического рода, так как вряд ли бывают слабее, если яд введен непосредственно в кровообращение; у них две формы, или, может быть, стадии. В первой — постоянные и обильные серозные испражнения с упадком сил, синевой и охлаждением, охриплость и судороги, в целом — живое изображение азиатской холеры. Во второй — симптомы желудочно-кишечного воспаления с особенными дизентерийными явлениями — постоянное выхождение из кишок слизи лоскутьями. При обеих формах большая мышечная слабость и часто тошнота. После желудка и кишок, колхикум действует всего сильнее на почки. Его считают мочегонным, но мне кажется, что это наблюдение сделано при болезненном состоянии. В коротком испытании, которое я производил над собой лет 20 тому назад, количество мочи было заметно уменьшено; Штерк нашел то же самое1. В случаях отравления часто бывает задержание ночи, вероятно, вследствие сильной конгестии мальпигиевых телец, которых повреждение от этого яда наблюдалось у собак. Более важно его влияние на твердые составные части мочи. Некоторые утверждают, что он увеличивает отделение их, в особенности мочевины и мочевой кислоты. Д-р Гаррод2 анализировал эти мнения и сам произвел несколько внимательных опытов, придя к следующему заключению: "Нет доказательств, что колхикум возбуждает почки к выделению увеличенного количества мочевой кислоты; напротив, если принимать его довольно долго, то он имеет, по-видимому, обратное действие". Он говорит также: "Мы не можем утверждать, что колхикум имеет какое-либо влияние на выделение мочевины или других твердых составных частей мочи".

В London Medical Gazette за 1838–1839 г. приведен случай отравления безвременником. Сильные грызущие тянущие боли во всех суставах конечностей, начинающиеся в руках и ногах онемением и покалыванием, с обильным кислым потом, неловкостью и болью в затылке и задней части шеи. Такие явления ревматического характера были при испытаниях Штерка и Рэйяя. Здесь, однако же, по-видимому, они находились в мышцах, а не суставах, и подтверждали убеждение Теста, что это средство действует преимущественно на шею. У некоторых испытателей была положительная плевродиния.

Относительно физиологического действия колхикума остается сделать еще три замечания: 1) Коровы, поевши его, бывают поражены нередко смертельным тимпаничным растяжением. 2) Его прямое влияние замедляет деятельность сердца. 3) В одном случае отравления им плевра была воспалена.

Обратимся теперь к терапевтике. Желудочно-кишечное действие колхикума едва ли до сих пор утилизировано гомеопатией. Вератрум альбум занимает его место при лечении холеры. Я рекомендовал бы заменить его в некоторых случаях колхикумом, при сильной тошноте и судорогах, в особенности в подошвах. Стилле говорит, что в холере (к которой он признаёт его гомеопатичность) его рекомендовал г-н Коттер, утверждавший, что он излечил им 8 случаев. Я однажды излечил им упорный случай поноса, сопровождавшийся страшной тошнотой и упадком сил. Он может быть полезен при лечении кровавого поноса и осложненного воспалением заднепроходной кишки, с выхождением обильной слизи, а также и при тимпаните, что уже и было в ветеринарной практике. Урчание в животе служит показанием для него в поносе, а симптом "у него аппетит к самым разнообразным вещам, но лишь только увидит, их, а еще более когда понюхает, он вздрагивает с отвращением и не может ничего сесть", много раз подтверждался клинически.

Но главный интерес колхикума заключается в его отношении к подагре и ревматизму. Его свойство облегчать припадки подагры известно издавна и в последнее время твердо установлено и признано всеми. Сверх того, оно признаётся "специфическим". Это не косвенный результат его послабляющего действия, так как проявляется и без него. Это не обыкновенное болеутоляющее действие, так как колхикум не обладает этим свойством. Нельзя его назвать и "антифлогистическим", так как он утоляет боль прежде, чем жар и опухоль начнут проходить, и незадолго до понижения температуры; кроме того, он недействителен в других воспалениях, за исключением подагры. Поэтому для определения его действия употребляют выражение "специфический". И здесь, как и в других случаях, патогенез показывает, что специфический означает гомеопатический. Антиподагрическое свойство колхикума, действительно, трудно было бы открыть по закону подобия, но будучи открыто эмпирически, никакая другая формула не выражает так хорошо отношения его целебного действия к физиологическому. В здоровых суставах он возбуждает воспаление и боль, а не состояние противоположное тому, какое бывает при подагре. Как бы то ни было, колхикум действует непосредственно на пораженные суставы при острой подагре, но может не иметь влияния на болезненное предрасположение. Перейра пишет: "Я уже прежде упоминал, что колхикум облегчает припадки подагры, но облегчение это паллиативное. Он не предупреждает возврата припадка; напротив, по словам сэра Чарльза Скудамора, он делает предрасположение к подагре сильнее". Рингер говорит, что большой прием может унять боль в один час, но Вуд прибавляет, что таким способом болезнь часто переносится на внутренние органы. Одно время предполагали, что он может принести прочное выздоровление, увеличивая выделение мочевой кислоты посредством почек, но исследования д-ра Гаррода не подтвердили этого. Поэтому следует заключить, что в обыкновенных приемах колхикум действует только местно на подагру и, как хинин при лихорадке, чрезмерным действием может прекратить ее с вредом для общего здоровья. Может ли им лучше воспользоваться гомеопатия, составляет еще вопрос. В физиологическом действии колхикума должно быть нечто, делающее его столь полезным при подагрических болях и воспалениях, — нечто квалитативное, как выражается Драйздейл3, в его отношении к болезни. Остается еще исследовать, изменяет ли колхикум выделение мочевой кислоты почками, и таким образом проявляет свою гомеопатичность и целебность в самом источнике болезни. Как бы то ни было, но при различных подагрических невралгиях и воспалениях колхикум составляет лучшее средство. Здесь мы согласны с д-ром Голландом, который говорит, что специфические его свойства проявляются одинаково, развивается ли подагрическое воспаление в ноге, бронхах, глазах или голове. Многие из этих страданий, в особенности плевродиния, жаба и офтальмия, довольно ясно выражены в его патогенезе, и часто достаточно самых малых доз для их излечения. Д-р Данхем обращает внимание на наклонность колхикума делать возвраты подагры более астеническими, и сопоставляя это с возбуждаемой им мышечной слабостью, считает его совершенно гомеопатичным астенической форме подагры. Писатели старой школы, конечно, считают это противопоказанием для него.

Чисто местное действие колхикума на подагру доказывает то, что ревматизм, так похожий на нее по своей ломоте, но столь отличный в сущности, также вылечивается им. Но это еще более подкрепляет учение о квалитативном отношении, ибо он не так сильно действует на ревматические суставы, как на подагрические, и гораздо лучше помогает, когда воспаление в них, как и здесь, чисто синовиальное. Как показывают испытания, он всего полезнее при мышечном ревматизме, в особенности при кривой шее. Но в двух опубликованных случаях4 он выказал такое замечательное действие на ревматический перикардит, что его следовало бы употреблять почаще при лечении этой болезни. Мы видели, что он воспаляет плевру. Тест говорит, что он лучше всего соответствует ревматическим болям рвущего свойства. В теплую погоду они ощущаются на поверхности тела, но по мере охлаждения воздуха они, по-видимому, проникают глубже в ткани и кости. По словам д-ра Данхема, они ухудшаются по ночам. Он же пишет: "Обращу внимание на факт, что во многих случаях отравления безвременником перед смертью на глазах страдальцев образовывались катаракты. Профессор Гоппе утверждает, что он облегчил им значительно, хотя и не вылечил совершенно, три случая мягкой катаракты".

Вот все, что можно сказать о терапевтических свойствах колхикума, но мало лекарств обещают такое обширное применение в будущем.

Его можно сравнить с Actaea, Arnica, Bryonia и Veratrum album.

Вопрос о дозе очень обширный. При обыкновенной подагре цельная тинктура по пяти капель через несколько часов дает быстрое облегчение без вредных последствий, но д-р Данхем говорит, что при атонических формах, где он всего лучше показуется, достаточно 15-го деления. В других случаях это средство, по-видимому, не выигрывает от разведений.

Collinsonia сanadensis — коллинсония канадская

Это еще одно из туземных растений, доставленных нам Америкой. Тинктура приготовляется из корня.

Во 2-м издании New Remedies Гейла помещено короткое испытание этого средства со всем, что о нем известно.

Из этого испытания, а также из довольно значительного клинического, опыта, накопившегося уже теперь, можно достаточно ясно определить сферу действия коллинсонии. Она поражает весь желудочно-кишечный канал, но преимущественно прямую кишку. Ветры, спазмы и колики подтверждают показания для этого средства и указывают на болезненные явления в прямой кишке. Из испытания д-ра Берта видно, что коллинсония в малых дозах вызывает запор, с тужением и тупой болью в заднем проходе после стула. Здесь выражается ее самое важное действие, так как она драгоценное средство при запоре и геморрое от конгестивной инерции нижней кишки, состояние, которое часто бывает в середине и последних месяцах беременности. Но она также действительна и против геморроя вообще, в соединении с запором, и может быть употреблена, когда не помогает эскулюс. Хотя она и действует первично на прямую кишку, но целебное влияние ее этим не ограничивается, а распространяется на многие маточные страдания, соединенные с запором. Д-р Гейл собрал случаи излечения ей дисменореи, зуда и даже выпадения матки. Один из них был случай зуда у женщины на 8-м месяце беременности. В больших дозах она раздражает прямую кишку так сильно, что возбуждает понос, скоро переходящий в кровавый, с сильными коликами в подреберной области до и после стула и тужением. К ней недостаточно прибегали в страданиях подобного рода, но при воспалении прямой кишки и дизентерии она соперничает с алоэ.

Итак, прямая кишка есть главное поле действия коллинсонии, но из статьи д-ра Гейла видно, что она приобретает известность и при болезнях сердца. Время покажет ее настоящее место и значение, действует ли она только на симпатические расстройства сердца у геморроидальных, или же непосредственно на самый орган. Д-р Ладлем пишет о коллинсонии следующее:

Мы часто прибегаем к этому средству в госпитальной и частной практике. Она, по-видимому, специально пригодна женщинам, имеющим геморрой или во время, или как последствие беременности и родов, или вместе с продолжительным запором или хроническим воспалением с легким смещением матки; в особенности же она бесценна в первом из этих случаев. Коллинсонией 3-го деления мы излечили дюжину случаев этого рода, присланных к нам врачами из различных штатов. Когда геморрой соединен с запором и с легкой формой перегиба или наклонения матки кзади и в особенности выпадения матки, то она часто избавляет от всех этих страданий.

Я уже упомянул, что ближайшее подобие Collinsonia есть Aloe, а также Aesculus и Podophyllum; менее схожи с ней Hydrastis, Nux vomica и Sulphur.

Я почти всегда даю 2-е деление, иные же предпочитают 3-е, а некоторые более материальные приемы. В этом коллинсония также походит на Aesculus.

Colocynthis – колоцинт — горькая тыква

Это средство составляет яркий пример плодотворности ганеманова процесса испытания на здоровом теле. Традиционная медицина знает это вещество только как проносное. Новейшие опыты на животных ничего из него не сделали. Только как слабительное фигурирует оно и в трудах Рингера, Вуда и даже Филлипса. Но несколько венских врачей предприняли испытать его на себе, и вот открывшаяся сфера действия ставит его на важное место среди специфических средств.

Сухая мякоть плода или растирается, или же настаивается спиртом для приготовления тинктуры. Патогенез колоцинта находится в 6-м томе Reine Arzneimittellehre. В нем 26 симптомов самого Ганемана, 195 — его сонаблюдателей, и 29 от авторов. В Хронических болезнях помещен второй патогенез с 283-мя симптомами, из которых добавочные получены Ганеманом из наблюдений над больными. Наше знакомство с этим средством сильно расширилось и усовершенствовалось благодаря исследованиям Австрийского общества. Отчет д-ра Ватцке об испытаниях, в которых принимало участие 17 лиц, в том числе две женщины, находится в Oesterreichische Zeitschrift. Он содержит также разбор патогенеза Ганемана и полный отчет всего, что известно о колоцинте как яде и как лекарстве. Эта монография необходима при изучении колоцинта, так же как комментарии на нее д-ра Попа в 12-м томе Monthly Hom. Review.

Старая медицина, как я уже сказал, знает колоцинт только как слабительное. Однако же ей известно, что это действие специфическое, а не только местное, так как его возбуждает не только внутреннее, но и наружное применение его. В высшей степени вероятно, что таким способом по крайней мере он очищает нижние кишки, потому что при отравляющих дозах, впрыснутых в вены, из всех пищевых путей бывает воспалена только прямая кишка. Так как при таких обстоятельствах нет заметного раздражения желудка, то рвота, наблюдаемая при его наружном применении, будет результатом действия на (желудочные) нервы. Еще лучшим доказательством такого влияния служит сильная колика, сопровождающая всегда слабительное действие колоцинта, гораздо более заметная, чем при каком-либо другом слабительном. Боль чувствуется обыкновенно около пупка, скручивающая и жгучая, усиливается от пищи и облегчается после испражнения. Тенезм также составляет постоянную черту поноса от колоцинта. В одном случае отравления им кишки были склеены свежей лимфой, доказывая его свойство воспалять брюшину.

Колика и понос, характеризующие колоцинт, были у всех испытателей. Но у большинства появились другие симптомы, показывающие его способность действовать на нервные стволы поверхности тела так же сильно, как и на сплетения в животе. Нередко бывает поражен третичный нерв, возбуждая зубную боль и мигрень, но всего сильнее страдают нервы около бедренного сустава, причем боль иногда опускается в передний берцовый ствол до самых стоп. Семенные и яичниковые нервы тоже бывают поражены: две единственные испытательницы жаловались на глубокое колотье, как бы иголкой, в яичниках, а один из мужчин испытывал боль и опухоль яичка и семенного канатика.

Терапевтические свойства колоцинта составляют верное отражение патогенетических. Иногда, но редко, он показуется при дизентерии, а именно, когда болезненный процесс ограничивается прямой кишкой и извержения состоят преимущественно ив крови, или же при сильной колике. Точно также он бывает иногда полезен при воспалении брюшины5. Д-р Ладлем рекомендует его в особенности при поражении той части брюшины, которая облекает яичники. Эта болезнь часто называется "невралгией яичников". Впрочем, в обоих этих случаях, как общее правило, я предпочитаю Mercurius corrosivus.

Важнейшая сфера Колоцинта находится в неврозах, в особенности, когда главную выдающуюся черту составляет бол. В статье д-ра Ватцке собрано множество случаев излечения им невралгий пятого нерва, солнечного и других сплетений живота и седалищного нерва. Но самой большой известностью он пользуется против колики и ишиаса. Я сам нахожу его полезным только в недавних случаях последнего, предпочитая Арсеник и Рус при застарелых. Но при колике редко прибегаю к какому-либо другому средству, кроме случаев, где очевидно показуется Плюмбум. Д-р Бэр полагает, что колоцинт соответствует "ревматической" колике, а плюмбум невралгической. Он описывает подобное же состояние в желудке, для которого рекомендует также это средство. "Оба бывают в переходные времена года, когда воздух холоден, но солнце еще достаточно согревает кровь; они бывают также и летом при внезапных переменах погоды". При такой колике больной корчится, чтобы унять крайне острую боль. Д-р Кэррол Данхем6 приводит случай, где колоцинт, данный вследствие наличности характеристичных симптомов в животе и бедре, излечил увеличение яичника, а д-р Ладлем рекомендует его в таких же обстоятельствах при невралгии яичника. У одного из испытателей он уничтожил невралгические боли и опухоль правого яичка и семенного канатика — по его убеждению, результат прежнего испытания Natrum muriaticum; он также полезен при сильных болях в глазном яблоке, которые предшествуют развитию зеленой воды (glaucoma).

Д-р Поуп (Pope) говорит о невралгии, производимой колоцинтом, вообще:

Она, мне кажется, ревматического, или подагро-ревматического характера. Это доказывают род боли, факт, что всего сильнее поражены суставы, что движение увеличивает боль, так же как и сырость и холод.

Могу прибавить, что Вурмб, подверженный при малейшем охлаждении сочленовому ревматизму и поносу, совершенно потерял это предрасположение после испытания колоцинта.

Colocynthis ближе всего подходит к Bryonia; кроме того, в некоторых пунктах он сходен с Arsenicum, Chamomilla, Chelidonium, Cocculus, Gambogia и Nux vomica. Д-р Кок сравнивает его также с Staphysagria.

Полагают, что Colocynthis нуждается в разведениях для произведения хорошего действия при невралгиях. Даже д-р Кидд советует х3, я же предпочитаю 6-е, но в колике, где Ганеман рекомендует 24-е и 30-е разведения, он дает цельную тинктуру. Я же всегда замечаю от крепкой тинктуры отягощение при простом или кровавом поносе.

Conium — кониум — болиголов

Наша тинктура приготовляется из сока всего растения. Она соответствует "suecus" Британской фармакопеи, который д-р Гарлей считает единственным действительным препаратом болиголова.

Кониум находится в 4-м томе Reine Arzneimittellehre и заключает 89 симптомов Ганемана, 131 трех его сонаблюдателей и 155 от 30-ти авторов. В позднейшем патогенезе в 1-м изд. Хронических болезней прибавлено несколько новых наблюдений, что доводит список симптомов до 700, а по 2-му изданию Ганеман прибавляет еще 212 наблюдений над больными, принимавшими 30-е разведение. Эти последние я, по обыкновению, отброшу, так же, как и почти все прочие, приводимые Ганеманом из авторов. Почти все они доставляют наблюдения над больными, принимавшими кониум против рака и других серьезных болезней; препараты и дозы, по последним исследованиям, оказались инертными, да и сами авторы не выдают их за врачебные действия. Но Ганеман, не признавая утверждения Штерка о безвредности этого известного яда, признал за лучшее приписывать его влиянию все явления, бывшие у больных во время его приемов. Симптомы, бывшие очевидным результатом болезни или случайных причин, например, кашель при легочном раке, воспаление кишок и смерть от тяжкой простуды, серозная апоплексия у 80-летнего старца, все это сочтено им за патогенетические действия кониума. Д-р Гарлей доказал теперь, что Штерк был совершенно прав и что болиголов в том виде, как он давал его, не был в состоянии произвести свое физиологическое действие.

Болиголов так часто смешивали с другими зонтичными, и препараты из него были так дурны, что кроме первых испытаний Ганеманом его сока, лет за 30 тому назад не было известно ничего положительного о его действии. Нам известно одно только бессмертное описание случая отравления им. Привожу выписку из платонова Phoedo, где оно заключается:

Сократ прогуливался, как вдруг сказал, что у него отяжелели ноги, и лег на спину, как указал ему тот человек. И в то же время тот, кто дал ему яд, осмотрел его ноги и затем, крепко нажав на них, спросил, чувствует ли он. Сократ отвечал, что нет. Потом он сжал его бедра, и так постепенно поднимаясь, показал нам, что он становился холоднее и неподвижнее. Затем Сократ потрогал себя и сказал, что когда яд достигнет до сердца, то он умрет. Теперь уже нижняя часть живота была почти холодная. Вдруг, раскрывшись, так как он был прикрыт, он сказал (и это были его последние слова): "Критон, мы должны Эскулапу, смотри же, не забудь исполнить это". "Это будет сделано, — отвечал Критон, — но подумай, не имеешь ли сказать еще чего". На этот вопрос он не отвечал, но вскоре после того сделал конвульсивное движение, глаза его стали неподвижны и человек прикрыл его, а Критон, заметив это, закрыл ему рот и глаза.

Если бы мы нуждались в дальнейшем подтверждении, что χωνειoν, которым афиняне отравляли своих преступников, есть наш Conium maculatum, мы найдем это доказательство — филологическое, ботаническое и физиологическое — в труде д-ра Энбер-Гурбейра на страницах L'Art Médical. Но самое убедительное доказательство доставляет случай отравления, приводимый д-ром Юзом Беннетом в его Клинических лекциях и возобновивший интерес к болиголову в новейшее время. Тождество описываемых им явлений с теми, о которых рассказывает Платон, очевидно. Оба описывают яд, который производит паралич снизу вверх, убивая наконец вследствие постепенного задушения. Д-р Кристисон начал тотчас же производить опыты с ним над животными и получил те же результаты. "В различных опытах, — пишет он, — очень крепким экстрактом, приготовленным из свежих семян на абсолютном алкоголе, единственное действие, замеченное мной, был паралич сначала произвольных мышц конечностей, затем груди, наконец грудобрюшной преграды — короче, удушение от паралича без бессознательности, с легкими подергиваниями одних только членов". К подобным же выводам пришли новейшие экспериментаторы, употреблявшие преимущественно алкалоид болиголова, кониум. Но самые удовлетворительные наблюдения сделаны д-ром Дасоном Гарлеем, который следовал ганеманову методу (хотя не признаваясь в этом) в испытаниях на здоровом субъекте. Из фактов, приводимых в его Old Vegetable Neurotics, что большие приемы болиголова действуют главным образом и единственно на двигательные центры, так сказать, усыпляя их. Если испытатель ходит, то, по всей вероятности, почувствует раньше всего его влияние в ногах, как это было у Сократа. Если он остается в состоянии сравнительного покоя, действие выразится прежде всего в глазах. Является ослабление аккомодации зрения с головокружением, сопровождающим всякое новое изменение фокуса, потом птозис (опадение век), субъективный или объективный; от больших приемов бывает тупой, вялый или вытаращенный без выражения взгляд и расширение зрачков, реже двойное зрение. Эти явления подразумевают паралич третьего, четвертого и шестого черепных нервов, они начинаются через час после приема яда и иногда тотчас же. Затем через три часа проходят. Сознание не затронуто, а ощущение редко и лишь слегка. Никаких других явлений не было замечено.

Производит ли кониум эти действия, поражая двигательные центры в мозгу, или же непосредственно парализуя оконечности нервов на периферии — составляет спорный вопрос. Все согласны в том, что спинной мозг не бывает поражен, так как только отравляющие дозы действуют на рефлекторную функцию. Но в первом вопросе д-р Гарлей держится одного мнения, а континентальные экспериментаторы — другого. Это, по всей вероятности, интерес только физиологический, насколько дело касается гомеопатического приложения фактов, потому что, если б даже его действие было первично центральным, нет общего паралича, исходящего из головного или спинного мозга, который был бы только функциональным, каким должен быть, вследствие его краткости, паралич, возбуждаемый Болиголовом. Однако же, он может быть полезен при местных параличных состояниях, в особенности глазных мышц. Даваемый антипатически, в приемах достаточно больших для возбуждения его физиологического действия, он оказался полезным, по словам д-ра Гарлея, во многих формах двигательной раздражительности, как-то: виттова пляска, дрожательный паралич, родимчик и местные спазмы и судороги, но наблюдения других мало подтверждают эти результаты.

Вот все, что признаёт новейшая медицина о влиянии болиголова на нервную систему. Но теперь мы встречаем факт, что растение это было введено Штерком как средство против различных глубоких расстройств растительной жизни, и что в качестве такового оно пользуется известностью в школе Ганемана. (Его действие на нервную систему оставалось почти не замеченным старинными гомеопатами. Каспар в своих лекциях в Вене в 1851 г. называет его легким, преимущественно вторичным и выражающимся главным образом в спазмах). В настоящее время в моде отвергать весь прежний опыт до новейших строгих испытаний, но это очень неразумно. Труссо и Пиду показывают лучший пример. Они до некоторой степени проверили утверждения Штерка и его подражателей. Такие опыты как Гарлея, ценные сами по себе, не доказывают противного. Они ничего не говорят о том, что может произвести продолжительное употребление малых доз в патогенетическом и врачебном отношениях. Ганеман вследствие своих испытаний такого рода заключил, что кониум возбуждает конгестию желез, и рекомендует его против такой конгестии, в особенности как результат механического повреждения. Опыт старинных врачей доказывает также пользу его, когда эти органы поражает рак или золотуха. Затем, так как от его употребления (согласно этим же авторитетам) нередко является исхудание грудей и яичек, то это дает мысль, что воспроизводительная система находится под его особенным влиянием, и рекомендует его употребление также при страданиях яичников. Таким образом, гомеопатическое употребление кониума значительно расширилось, что можно видеть из рекомендации его Ноака и Тринкса или из списка его врачебных приложений в статье о нем в Homoeopathy the Science of Therapeutics (стр. 443) Кэррола Данхема. Я суммирую все это в следующих положениях:

1. Кониум в особенности полезен при органических страданиях лимфатиков, и из них детей и старых женщин.

2. Он часто помогает при ипохондрии, исходящей из половых органов, например, при болезнях матки, и той, какая бывает (у обоих полов) вследствие насильственного воздержания от половых сношений. Ее характеристические мозговые симптомы следующие: упадок духа, робость, молчаливость, отвращение от общества и в то же время боязнь одиночества.

3. Он есть действительное противозолотушное лекарство, уменьшающее опухоль желез, в особенности затверделых, и уничтожающее светобоязнь при золотушном воспалении глаз. Это последнее свойство очень любопытно, так как он никогда не возбуждал светобоязни у здоровых, и, однако же, он излечивает ее (а также и в большей части саму болезнь) при золотушной офтальмии приемами слишком ничтожными, чтобы можно было подозревать первичное физиологическое действие.

4. В старину он славился против скирра. Этот термин часто прилагали ко всем твердым опухолям. Каспар рекомендует его при образовании фиброзных опухолей матки. В Венском Леопольдштадтском госпитале кониум в одном случае совершенно излечил такую опухоль, а в другом произвел значительное уменьшение ее. Но гомеопатия сохраняет к нему доверие при настоящем злокачественном скирре. Нет никакого сомнения, что он в малых дозах, употребляемых нами, останавливал развитие рака, если не излечивал его, на груди, губах и в желудке.

5. Он очень полезен при затвердениях желез и других мягких частей вследствие ушиба, включая сюда же травматическую катаракту.

6. Он оказывает специфическое действие на женскую грудь, разрешая завалы и опухоли ее и облегчая боли. Д-р Энбер-Гурбейр приводит несколько наблюдений, доказывающих его гомеопатичность к последним, хотя в первых его действие, вероятно, антипатическое.

7. Едва ли меньшее действие оказывает он на яичники и мужские яички. Он часто полезен при скудных регулах и бесплодии женщин и недостатке мужественности у мужчин вследствие пассивных конгестий этих органов, а также и при слабости и вместе с тем возбужденном состоянии мужских половых органов.

8. Он действует благотворно при одной форме кашля. Д-р Гиршель описывает его так: "Периодический, сухой, короткий, возбуждаемый зудом, царапаньем, щекотаньем в горле и за грудной костью. Его особенно вызывают лежачее положение, разговор и смех". Кашель этот хуже к вечеру и ночью.

Вот главные применения кониума у нас, но они расширяются ежедневно. Можно указать на д-ра Бейса, который признаёт его полезным при расстройствах печени и матки с едкими выделениями, и на Теста, который считает его первым средством во всех хронических воспалениях паренхиматозных органов. Д-р Гернси считает для него главным показанием-выхождение мочи перемежающейся струей, головокружение при повороте с бока на бок в лежачем положении, опухоль, боль и твердость грудей при каждой менструации. Это поле нуждающееся во внимательном обозрении и новой разработке.

По своему действию на нервную систему кониум походит, по крайней мере симптоматически на, Curare, Kali bromatum и в особенности Gelsemium. В растительной сфере его аналоги Iodium, Hydrastis и Baryta.

Лучшие действия получались от средних и высших делений.

Copaiva — копайва

Наша тинктура есть раствор этого вещества в абсолютном алкоголе. Короткий патогенез копайвы, содержащий 12 симптомов Ганемана и 8 от авторов, напечатан во Fragmenta. Ганеман не возвращался более к этому средству. Патогенез Аллена заключает эти симптомы и другие, наблюдавшиеся как результаты слишком сильных приемов, а также испытание Теста на себе и 7-ми или 8-ми других шестым делением.

Интерес копайвы заключается в ее действии на слизистую оболочку мочевых органов. Признано всеми, что она действует здесь раздражающим образом — влияние ее сильнее в мочеиспускательном канале и постепенно слабеет, восходя к почкам. Но и на последние иногда она действует как сильное мочегонное, иногда же возбуждает кровавую мочу или задержание ее. Д-р Бартоло говорит, что он имеет основание думать, что большие приемы в продолжение долгого времени могут возбудить десквамативный нефрит и фиброидальную почку. Но влияние на мочеиспускательный канал гораздо резче. Иногда раздражение проходит по семенным путям и яички распухают и становятся чувствительными. По словам Перейры, от употребления копайского бальзама являлся даже ревматизм. Но не строя ничего на этом последнем утверждении, достаточно сказанного выше для доказательства полной гомеопатичности копайвы в гонорее, при лечении которой она пользуется такой славой. Что эта слава велика и в гомеопатической школе, можно убедиться из превосходного трактата д-ра Йелдама о венерических болезнях. Он согласен с Рикордом, что ее местное действие необходимо для излечения, но удаляется от этого положения, рекомендуя ее также при гонорее у женщин, при которой, как и при некоторых формах белей, она несомненно полезна. Верно то, что копайва поражает более или менее все слизистые оболочки, так же как и их наружное продолжение — кожу. Сыпи то вроде кори, то в виде крапивницы или рожи, часто сопровождают ее действие, причем бывает поражение не только пищевых путей, что могло бы происходить от местного действия, но также и воздухоносных. Ракорд нашел, что она производит "раздражение гортани и бронхов, также сухость в гортани, сиплость в груди и сухой и болезненный кашель с полугнойной зеленоватой мокротой противного запаха".

Таким образом, старинная рекомендация этого средства при страданиях бронхов подтверждается и объясняется. Стилде говорит, что с ним не может сравниться ни одно средство при хроническом бронхите без лихорадки. Но во всяком случае его главное употребление при катарах мочевых путей. Я нашел его в особенности бесценным при раздражении мочеиспускательного канала и шейки пузыри у старых женщин. Накожное действие его едва ли было утилизировано нами, но д-р Герен-Менвиль говорит, что в одном случае, давая его даме в 6-м делении против какого-то расстройства мочевых органов, он совершенно уничтожил угри, долго и упорно безобразившие ее лицо. Бартоло полагает, что сыпи, возбуждаемые копайвой, составляют только вторичное действие вследствие желудочно-кишечного расстройства, но Аллен приводит наблюдение Гарди, когда от ее употребления развился род пузырчатой сыпи (pemphigus), чего нельзя объяснить той же причиной. Сверх того, ее не без пользы дают в старой школе против псориаза, но говорят, что если желудок ее переносит, то от нее нет пользы, хорошее же действие ее выражается развитием на коже особенной специфической сыпи. Если даже д-р Бартоло прав, то это делает копайву только лучшим средством против той формы крапивницы, которая происходит от употребления в пищу чего-нибудь вредного. Д-р Дессау, врач-аллопат в Нью-Йорке, сообщая своим товарищам несколько примеров "значения малых часто повторенных приемов", приводит очень тяжкий случай от еды ракового салата, который, не уступая в течение трех суток никаким лекарствам, исчез в 24 часа от копайвы. Он говорит также, что имел от нее огромный успех при хронической крапивнице у детей. Он сознается, что обратился к этому средству на основании закона подобия, и дает его по одной капле7.

Copaiva всего более походит на Cannabis sativa, Cantharis и Terebinthina.

По-видимому, ничего не выигрывается, употребляя это средство в разведениях выше первого. При гонорее д-р Йелдам рекомендует от 10-ти до 20-ти капель первого десятичного на прием.


1 Libellus de Rad. Golh. Autumn. 1759.
2 Nature and Treatment of Gout, 2 изд., 1863 г.
3 Brit. Journ. of Hom., XXVI, 313.
4 Brit. Journ. of Hom., V, 314, и XIII,198.
5 Случай д-ра Ватцке в XXV т. Brit. Journ. кажется началом воспаления брюшины, прекращенным в зародыше колоцинтом.
6 Homoeopathy the Science of Therapeutics, 485 стр.
7 New-York Med. Record, 28 июля 1877 г.

ЛЕКЦИЯ XXVII  ЛЕКЦИЯ XXVII    Содержание    ЛЕКЦИЯ XXIX  ЛЕКЦИЯ XXIX