Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ XXV.
Chamomilla, Chelidonium, Chimaphila, Chloralum, Chlorum, Cicuta, Cina, Santoninum

Chamomilla — хамомилла — ромашка

Под этим названием мы подразумеваем обыкновенную Matricaria Chamomilla, а не Anthemis nobilis, но если Стилле не ошибается, обыкновенная дикая ромашка Англии и Америки есть Anthemis nobilis, в Германии же это Matricaria Chamomilla. По всей вероятности, между ними нет существенной разницы.

Это скромное и обыкновенное растение рано привлекло внимание Ганемана. Патогенез его появился в его Fragmenta, заключая 272 симптома, полученные им самим, и три из авторов. Во 2-м изд. 3-го тома Reine Arzneimittellehre прибавлено 189 собственных симптомов и 30 наблюдавшихся Штапфом у девушки 19 лет, после того как она выпила несколько больших чашек настоя ромашки. Кроме того, у нас есть два позднейших испытания ее, одно д-ра Гоппе из Базеля на себе и двух других лицах, приведенное в 13, 14 и 15 томах Vierteljahrschrift, другое же Союза венских испытателей. Д-р Аллен, соединив эти результаты с несколькими другими, дает патогенез в 1446 симптомов. Относительно терапевтического действия ромашки у нас есть Практические наблюдения Гартмана (первая серия).

Ромашка, некогда бывшая в большом употреблении у врачей, во время Ганемана стала только домашним средством. Ее главное употребление было при страданиях матки, откуда она и получила свое название Matricaria (от matrix — матка). Испытания Ганемана и их применение доказали, что ее сфера действия гораздо обширнее. Я вполне согласен с одним из венских испытателей (д-ром Шнеллером), что хамомилла поражает первично нервную систему. Ее патогенетические действия слабы и неясны, но врачебные очень определенны. Она в особенности полезна при болезненной впечатлительности нервов чувств и движения. Так, Ганеман говорит:

Хамомилла в малых приемах умеряет крайнюю чувствительность к боли и душевное беспокойство вследствие сильных страданий, а также очень помогает при различных расстройствах от излишнего употребления кофе или наркотических веществ. С другой стороны, она менее действует на людей терпеливых и спокойных во время страданий — наблюдение, которое я считаю чрезвычайно важным.

Она излечивала даже ревматизм и невралгию конечностей при существовании этой крайней "нервности". О болях, показующих ее, Ганеман говорит:

Их особенность та, что они бывают хуже по ночам, когда они доводят человека почти до сумасшествия и нередко сопровождаются неутолимой жаждой, жаром и краснотой щек, а также горячим потом головы. Вообще эти боли кажутся положительно невыносимыми.

И затем:

Паралитическое ощущение, возбуждаемое хамомиллой во всех частях, сопровождается всегда тянущими и рвущими болями, а тянущие и рвущие боли редко бывают без чувства онемения или паралитического ощущения в данной части.

Д-р Данхем прибавляет, что боли ухудшаются от теплоты.

Всегда бывает невыносимая боль, ухудшение по ночам и в теплоте. Это относится к зубной и ушной боли, в лицевой и шейной невралгиям и к коликам в животе, и отличает ее от симптомов колоцинта, которые улучшаются в теплоте.

Раздражительность двигательных нервов, которую так могущественно видоизменяет хамомилла, проявляется в тех клонических судорогах, которым подвергаются женщины и маленькие дети. У первых она облегчает ложные родовые боли, судороги и болезненные подергивания в ногах, бывающие в последние месяцы беременности; она полезна также при дисменоррее, при послеродовых болях и кровотечении из матки (будет ли это вследствие угрожающего выкидыша или от других причин), когда при этом бывает выпирающая боль и кровь темная и запекшаяся. Важнейшим показанием для этого средства, по словам д-ра Гернси и других, служит у таких больных крайняя раздражительность, которую они часто сознают, но не могут сдержать. У детей хамомилла играет важную роль при прорезывании зубов. Вероятно, она имеет специфическое влияние на самую зубную мякоть, потому что часто облегчает обыкновенные воспалительные и ревматические лицевые боли. Ганеман дает следующее описание симптомов, показующих ее:

Она всего пригоднее при зубных болях, являющихся припадками, кажущимися решительно невыносимыми, ухудшающимися по ночам, с краснотой щеки, и поражающими не один зуб, а всю сторону; в слабой степени эта боль бывает покалывающая, в более сильной — рвущая, а в самой тяжкой форме — стреляющая, простирающаяся часто в ухо; она обыкновенно начинается вскоре после еды или питья, немного облегчается прикладыванием пальца, смоченного водой, но ухудшается от питья холодной воды и большей частью оставляет опухоль щеки.

При возбуждении нервной системы во время прорезывания зубов, против бывающих при этом беспокойства, тоскливости и судорог, нет средства лучше хамомиллы. Показание д-ра Гернси, что ребенка ничем нельзя успокоить, как только ношением его, очень часто оправдывается. Гартман рекомендует ее при симпатическом кашле, бывающем в то время. Даже понос при прорезывании зубов часто ей уступает. Когда же сильно показуются другие средства, например, меркурий, то даваемая вперемежку хамомилла помогает их действию, успокаивая рефлекторное раздражение. Это применение хамомиллы к расстройствам растительных органов, возбужденных нервными причинами, находит другой пример в ее употреблении при последствиях гнева и досады, когда они выражаются в "желчной лихорадке" или желтухе. Ганеман пишет:

Иногда опасное расстройство, похожее на острую желчную лихорадку, возбуждаемое сильным припадком гнева или досады, с жаром лица, неутолимой жаждой, желчным вкусом, расположением к рвоте, тоской, беспокойством и пр. имеет так много подобия с симптомами хамомиллы, что она не может не излечить быстро и специфически всю болезнь. Одна капля сока, разведенная как сказано выше (т. е. в 12 разведении), делает это как бы волшебством.

Желтуха в таких случаях не редкость, и всегда показует хамомиллу. Д-р Гемпель, однако же, в своих лекциях утверждает, что "хамомилла проявляет первичное действие на отправления желчного аппарата". Новейшие наблюдения д-ра Шарпа говорят в пользу ее прямого действия на печень. Он нашел, что у здоровых 1-ое разведение в приемах по одной капле вызывает испражнение, похожее на детское, т. е. увеличивает отделение желчи. С другой стороны, приемы в 5 и 10 капель цельной тинктуры делают извержения скудными и темными. Далее он приводит один случай желтухи и два диабета печеночного происхождения, где хамомилла оказалась чрезвычайно полезной. Другое доказательство ее влияния на отделение желчи доставляет случай ее чрезмерного употребления, наблюдавшийся д-ром Бернеттом, где симптомы были: понос с белыми, вроде замазки, извержениями, белое обложение языка и сильная теменная боль с ощущением давления изнутри черепа1. Это было от Anthemis nobilis. Хамомилла вместе с нукс вомикой составляет главное средство д-ра Жуссе против болезни, называемой им ictère essentiel.

Я могу подтвердить собственным опытом рекомендацию ее Гартманом при колике от газов, где они, по-видимому, скопились в различных местах живота.

Chamomilla как нервное средство аналогична с Agaricus, Belladonna, Coffea, Hyoscyamus, Ignatia и Stramonium.

Факты относительно величины приемов хамомиллы очень интересны. До сих пор я признавал вместе с большинством гомеопатов-практиков, что самое успешное целебное действие этого средства начинается около 6-го деления и продолжается до 18-го. Я опирался на опыт и наблюдения д-ров Маддена, Бейса, Гемпеля и Голкомба, не говоря уже о Ганемане, который рекомендует как самое действительное 12-ое разведение. Д-р Блэк привел несколько доказательств в пользу противного мнения, но они при ближайшем рассмотрении показывают, что дело идет тут не о низких делениях, но о настое цельной тинктуры или x1-го деления. Единственный автор, приводимый д-ром Блэком, как употреблявший третье десятичное и сотенное деления, д-р Клотар Миллер, говорит: "Целебные последствия редко были несомненны". Из этого можно заключить, что хамомилла — одно из средств, которых действительность одинакова как в сыром состоянии, так и в бесконечно малых приемах, но в средних разведениях действует слабее. Это мое объяснение фактов, но вопрос этот трудно разрешить. Кроме того, в высших разведениях хамомилла лучше всего действует как нервное. Д-р Шарп, кажется, прав, говоря, что первое разведение лучше действует на печень, а при колике я нашел всего действительней цельную тинктуру.

Chelidonium majus — хелидониум маюс — чистотел

Тинктура приготовляется, как обыкновенно, из свежего растения.

Испытание, на которое я ссылаюсь, сделано д-ром Бухманом из Альвенслебена. Оно напечатано в 70-м томе Allgemeine Homöopathische Zeitung. До того Ганеман поместил короткий патогенез этого растения в 4-м томе Reine Arzneimittellehre, состоящий из 28-ми симптомов своих, 122-х — восьми соиспытателей и 6-ти от авторов. Тест произвел несколько испытаний на четырех особах 6-м делением, и Союз венских испытателей тоже испытывал его. Все предшествовавшие результаты и несколько симптомов из других источников д-р Бухман присоединил к своим собственным, что составило в целом 1456 симптомов2. У него было 18 испытателей и почти все они принимали большие приемы цельной тинктуры3.

Наше знакомство с хелидониумом теперь пополнено дельным трудом д-ра Бухмана. Средневековые врачи полагали, что горький желтый сок этого растения, так похожий на желчь, должен быть полезен в расстройствах печени. Ученики Радемахера доказали, что они не ошибались, излечив этим средством многочисленные случаи желтухи, желчных камней и острого и хронического воспаления печени. Затем выступает д-р Бухман, доказывая, что его целебные свойства повинуются закону подобия. В его испытаниях ярко выдвигается действие хелидония на печень. Почти у каждого испытателя была боль, острая и тупая, и чувствительность органа, боль в правом плече, стул или мягкий и ярко-желтый, или беловатый и твердый, и темного цвета моча. У трех кожа была желтая или темная, а у одного настоящая желтуха. Следовательно, хелидониум может занять у нас важное место при страданиях печени, но нужны дальнейшие испытания для того чтобы определить его точную роль относительно других печеночных средств, как-то: меркурия, брионии, фосфора и подофиллюма. Д-р Гернси говорит, что его характеризует боль в нижнем углу правой лопатки, проникающая в грудь. При простой желтухе это мое главное средство.

Затем, испытания Теста привели его к убеждению, что хелидониум имеет специфическое сродство с органами дыхания; симптомы его специально указывают на коклюш и пневмонию. Последующий опыт подтвердил его мнение. При коклюше после Corallium он действует всего лучше и действительно кажется драгоценным добавлением к нашим средствам против пневмонии. Он в особенности полезен, когда поражено правое легкое и затронута печень. Тест считает его лучше брионии в тех случаях, когда больной белокурый и спокойного темперамента. Д-р Ладлем хвалит его при катаральной пневмонии у маленьких детей с избытком выделения из легких и невозможностью извергнуть его. Все это подтверждается и поясняется испытаниями и наблюдениями д-ра Бухмана. Он показывает, что у животных, отравленных этим средством, бывает конгестия, а иногда опеченение, легких. Он развил у многих испытателей все симптомы начинающегося воспаления легких и представляет из своей собственной практики случаи болезни, в которых было очевидно благодетельное действие хелидония. Он подтверждает также его значение при коклюше и как на доказательство его гомеопатичности указывает на возбуждаемый им спазматический кашель. Наконец, новейшее испытание хелидония открывает в нем неизвестное до сих пор влияние на почки. Кроме общих симптомов раздражения почек, исследование мочи в одном случае показало присутствие цилиндров, увеличение мочевой кислоты и уменьшение хлористого натрия. Расстройство в этом случае зашло так далеко, что появилась отечная опухоль конечностей. До сих пор хелидониум еще мало применяли как почечное средство.

Кроме вышеприведенных фактов, надо обратить внимание на сильную боль в коленных сочленениях и геморрой с зудом, развившиеся у одного испытателя (оба — случайные симптомы расстройства печени), часто бывающую темную красноту щек, что указывает на затруднение в легочном кровообращении, озноб и лихорадку, воспаление мошонки и век; зуд кожи и периодическую зубную боль. Д-р Бухмаи указывает также на группу симптомов, показывающих влияние его на грудобрюшную преграду. Он ставит его высоко при наружных невралгиях и приводит случай излечения лицевой боли. В 20-м томе Brit. Journ. of Hom. помещено несколько случаев излечения ии надглазничной невралгии, в которых замечается также его сродство к правой стороне, а в 28-м томе приведен мной случай излечения мигрени этого рода, очевидно, печеночного происхождения. В 17-м томе Monthly Hom. Review находится графическое описание Клифтона формы диспепсия, показующей его. Могу еще прибавить, что к испытанию д-ра Бухмана приложены случаи, намекающие на другие сферы действия хелидония, еще не исследованные.

Bryonia и Phosphorus действуют подобно Chelidonium. Приемы для взрослых от х1-го до х6-го деления, для детей от 6-го до 12-го.

Chimaphila — химафила

Также местное американское средство.

Тинктура приготовляется из раздавленных свежих листьев.

Химафила не была испытана. Все наши познания относительно ее извлечены из статьи д-ра Гейла в его New Remedies.

Она представляет только один интересный пункт. Она составляет деятельное мочегонное и, кроме того, имеет специфическое влияние на мочевые пути, как Pareria brava или Buchu, хорошо знакомые в обыкновенной практике, но которые мы до сих пор не употребляли. Д-р Гейл нашел ее очень полезной в случаях трудного мочеиспускания со слизистым осадком в моче, а также слизетечением. Д-р Голланд рассказывает случай хронического воспаления мочевого пузыря, вылеченный ей после неуспеха многих других лекарств.

Кроме Pareria и Buchu, ее можно сравнить с Cannabis sativa, Cantharis, Copaiva, Eupatorium purpureum и Uva ursi.

Самая подходящая доза, по-видимому, от 1 до 5-ти капель цельной тинктуры.

Chloralum hydratum — хлоралгидрат

Я не имею намерения разбирать употребление этого средства (получаемого, как известно, действием хлора на алкоголь) как снотворного. Это известно из всякой фармакология. Хлорал, бесспорно, наименее вредный деятель в этом роде.

Нам важно знать, можем ли мы утилизировать гомеопатически его физиологическое действие. Его влияние на организм, по-видимому, чисто угнетающее нервы. Он действует подобно опиуму, но только поражает так быстро мозг, что так называемое первичное возбуждение последнего, которое, я полагаю, зависит от сосудодвигательного паралича, почти незаметно. Впрочем, иногда оно проявляется, и прилив крови к поверхности кожи характеризуется тем, что его сопровождает бóльшая или меньшая сыпь, чаще всего похожая на крапивницу или эритему, но иногда на корь или скарлатину и всегда с сильным зудом. Соединительные оболочки также не только налиты кровью, но горячие, распухшие и чувствительные (в особенности на веках), и иногда бывает слезотечение. Д-р Аллен приводит много подобных явлений в его патогенезе хлорала, содержащем 281 симптом из различных источников.

Д-р Дайс Браун в 15-м томе Monthly Hom. Review также приводит много подробных наблюдений над его физиологическими действиями, а в 32-м томе Brit. Journ. of Hom. показывает, как он применял его с успехом при лечении воспаления соединительной оболочки, крапивницы и зуда приемами в один гран и менее. Он также обращает внимание на его расстраивающее и угнетающее действие на сердце посредством нервов, что служит показанием для этого средства при расстройстве деятельности сердца от нервных причин. То же самое можно сказать о его действии на дыхание. Некоторыми указаниями д-ра Брауна относительно действия хлорала на конюнктивит и крапивницу воспользовались на практике. Д-р Гейл говорит, что в двух случаях воспаления соединительной оболочки действие хлорала было почти чудесное, а д-р Бернетт сообщает случай крапивницы, продолжавшейся 4 месяца и быстро им излеченной. Он мое любимое лекарство в хронических случаях этой болезни.

Средство это никогда не употребляли выше 1-го десятичного деления.

Chlorum — хлор

Д-р Аллен дает патогенез этого газа, заключающий в себе последствия его вдыхания. Из них замечательно только одно, дважды наблюдавшееся д-ром Каролем Данхемом, а именно: хотя вдыхание довольно легко, но сопровождалось оно хрипящим шумом, выдыхание делается невозможным и появляются симптомы асфиксии; это, как известно, есть состояние, бывающее при спазматической форме болезни, известной под названием laryngismus stridulus. Д-р Данхем тотчас же заметил его применимость к этой болезни, и как он, так и д-р Серль (Searle) приводят случаи излечения ее слабым водным раствором хлора.

Как и у родственных ему йода и брома, от соединения со щелочью в хлоре развиваются новые силы.

Calcarea chlorata, хлористая известь, известна нам только по рекомендации д-ра Нейдгарда при дифтерите. Он дает ее в форме liquor calcis chloratae по одной капле или менее на прием.

Natrum chloratum, хлористый натрий, как мы должны называть раствор Лабарака — liquor sodae chloratae Британской фармакопеи. Это, по-видимому, сложный препарат, хотя его испытывали и употребляли как простое средство. В обыкновенной практике им долго пользовались как дезинфицирующим, но д-р Купер, употребив его однажды для этой цели при белях, был поражен замечательным улучшением в общем маточном состоянии больной и попробовал давать его внутрь. Оказалось, что это превосходное средство при конгестии и атоническом состоянии матки и ее связок с сопровождающими их болями в груди и расстройствами печени. Дальнейшее испытание привело его к убеждению, что это могущественное средство при хронических катаральных страданиях у детей, как, например, при боли среднего уха; далее, что оно имеет общее укрепляющее действие на вялые ослабленные сложения, для которых оно всего более пригодно.

При маточных страданиях д-р Купер дает liquor sodae chloratae, немного разведенный. На детей он действует лучше в низких разведениях.

Cicuta virosa — цикута вироза — вех ядовитый

Из трех подобнодействующих зонтичных мы уже рассмотрели Aethusa cynapium. Oenanthe crocata в настоящее время почти вовсе не употребляется в нашей практике, обращаемся теперь к третьему — веху.

Тинктура приготовляется из корня.

Цикута была испытана Ганеманом. Патогенез ее в 6-м томе Чистого лекарствоведения. Он содержит 36 его собственных симптомов, 168 — трех его соиспытателей и 37 — из авторов, большинство которых было наблюдаемо на 8-и детях, отравившихся этим растением, как это приведено у Вепфера в его трактате De Cicuta. Отравляющие действия растения подробно описаны в статье Гемпеля.

Из этих случаев отравления можно видеть, что цикута так же возбуждает столбняк, как и стрихнин, с той разницей, что поражает не только спинной, но и головной мозг. Мозговые симптомы различны, но в их самой тяжкой форме они приближаются к эпилепсии, которую совершенно симулирует отравление от Oenanthe crocata. Испытания мало прибавили к нашему знакомству с цикутой, полученному из токсикологии, кроме того, что показали ее свойство возбуждать местные тонические спазмы, например, шеи и челюсти, и развивать прыщатое воспаление лица и рук.

Цикута не в большом употреблении в гомеопатической практике, кроме эпилепсии и прыщатых сыпей. О последних Ганеман говорит:

Я излечивал сливные хронические импетигинозные сыпи лица со жгучими болями одним или двумя приемами небольшой части капли сока, давая второй прием (если он был нужен) только через три или четыре недели после первого.

Д-р Вессельгофт приводит несколько случаев ее целебного действия при экземе на подбородке у субъектов мужского пола4. Тест обращает внимание на ее двойное действие на нервную систему и кожу и рекомендует ее при мозговых и других нервных страданиях, вследствие скрытия сыпей. Она полезна при икоте и отрыжке спазматического характера. Я сам излечил ею упорное и долго продолжавшееся страдание этого рода, а в холере она облегчает эти симптомы. В Hahnemann Monthly за 1875 г. есть статья о цикуте, обращающая внимание на сильную гиперемию головного и спинного мозга, находимую у животных, отравленных ею, которые все умирают в конвульсиях, сопровождаемых параличом. Нет ничего удивительного, говорит он, что большинство наших практиков считают цикуту почти специфической при эпидемическом спинноголовном менингите. Он ссылается в особенности на д-ра Бейкера в Батавии, который приводит 60 случаев исцеления этим средством, и ни одного смертного5.

Родственные с цикутой средства суть Aconitum, Acidum hydrocyanicum и Strychninum.

Она одинаково хорошо действует во всех разведениях.

Cina — цина — цитварное семя

Она состоит из нераспустившихся цветочных головок одной или двух восточных разновидностей артемизии. Из нее приготовляют хорошо известный теперь сантонин. Из последнего делается растирание, а из первой тинктура.

Испытание цитварного семени находится в 1-м томе Reine Arzneimittellehre. Оно содержит 290 симптомов самого Ганемана и пяти соиспытателей, и 11 заимствованных у трех авторов. Цина получила известность как глистогонное средство. Нет никакого сомнения в том, что она действительно, в особенности в форме сантонина, убивает и изгоняет круглых и иногда ленточных глист. Ганеман ссылается на это свойство и очень основательно предупреждает об ее опасности, так как ее давали в приемах от 10 до 60 гран. Сверх того, он прибавляет, что глисты у здоровых детей не причиняют большого вреда, а у нездоровых служат симптомом болезненного состояния, и разведутся вновь после изгнания, если это состояние не исправится. Он ничего не говорит о динамическом ее употреблении при глистной болезни. Но его опыты и цитаты открыли любопытный факт, что цина возбуждает в здоровом теле почти все симптомы, которых наличность заставляет нас предполагать существование глист, а именно: расширенные зрачки с неясностью зрения и подергиванием в веках, прожорливый аппетит, сосанье в желудке, зуд носа и заднего прохода, частое мочеиспускание, спазматический кашель со рвотой, беспокойный сон, лихорадка и подергивания в различных частях тела. Общие конвульсии также часто бывали последствием больших приемов цитварного семени или сантонина. Гомеопаты начали таким образом давать это средство в малых дозах детям при глистной болезни. Они рассчитывали, что на основании принципа similia similibus оно по крайней мере облегчит симптомы, возбуждаемые присутствием паразитов, хотя бы сами и остались in situ. Оно совершенно оправдало их ожидания и сопровождалось замечательным результатом. Каким-то необъяснимым влиянием эти бесконечно малые дозы не только облегчали глистные симптомы, но содействовали смерти и изгнанию самых глист. Это повторялось так часто, что наконец побудило гомеопатию расстаться с глистогонными и рассчитывать только на динамические средства. К тому же и патология дня благоприятствовала этой практике, так как она считала глист болезненным продуктом организма.

Результаты такой практики были частью благотворны, частью вредны. Она избавила тысячи детей от противных и отравляющих глистогонных средств, совершенно для них бесполезных, так как цина и подобные средства в малых дозах делали все, что было нужно. Но с другой стороны, она оставила сотни детей без облегчения, когда несколько гран сантонина или промывательное с солью или квассией избавило бы их от этих мучителей. Так как теперь доказано, что глисты всегда вводятся в тело извне и действуют как посторонние тела, то основательность их непосредственного уничтожения, когда это возможно, очевидна.

Поэтому при лечении глистной болезни мы прежде всего должны стараться помочь больному динамическим действием лекарства. По-видимому, цина облегчает во всех разновидностях этой болезни; д-р Бейс говорит, что он много раз убивал ей ленточную глисту, а также мелких и круглых глист, против которых ее обыкновенно дают; что она действует omni dosi от 12-го деления, как он сам рекомендует, до 1/20 грана сантонина по совету д-ра Дайса Брауна. Что делает иногда первая, можно видеть из превосходного случая д-ра Гамильтона в 13-м томе Brit. Journ. of Hom., где виттова пляска, происходящая от глист, была излечена изгнанием их этим средством. Но если она скоро не помогает, то при мало-мальской важности симптомов мы обязаны обратиться к обычным противоглистным средствам, между которыми видное место занимает сантонин, в особенности против круглых глист.

Это важнейшая сфера действия цины. Но Ганеман рекомендует ее при коклюше (в котором д-р Жуссе считает ее главным средством) и при некоторых перемежающихся лихорадках, сопровождающихся рвотой и собачьим голодом. Тест рекомендует ее при колике с ветрами без поноса у детей постарше, а д-р Бейс при гастралгии, когда желудок пуст. Д-р Дешер, недавно писавший об этом средстве6, справедливо говорит, что цина помогает во всех случаях, когда есть симптомы глистной болезни, хотя бы глист и не было. Д-р Чепмель указывает, что подобное состояние часто бывает при длительной послабляющей лихорадке у детей, и говорит, что здесь она вполне специфична.

О дозах ее я уже говорил, подобных же ей средств не могу указать ни одного.

Santoninum — сантонин

О сантонине надо тоже сказать несколько слов. Его действия гораздо определеннее, когда он принимается отдельно. Одно из них — мочегонное. Д-р Рингер пишет: "Сантонин, часто принимаемый, может возбудить недержание мочи, так что дети, много его принимавшие, нередко мочатся в постели и даже не в состоянии удержаться днем". Он характеристически прибавляет: "это средство иногда может прекратить ночное моченье в постели". Я предполагал, что он делает это, когда причиной бывают, как это часто случается, глисты, но в своих последних изданиях д-р Рингер утверждает, что это вовсе не необходимое условие.

Более важное и интересное действие сантонин оказывает на глаза. Возбуждаемая им ксантопсия (желтая окраска предметов) давно уже замечена и в последнее время вполне изучена д-ром Эдмундом Розом7. Он находит, что в первой степени сантонин возбуждает "цветовую слепоту", во второй — "смешение цветов", что он считает состоянием, называемым дальтонизмом, и в полном развитии — галлюцинации. Его исследование причинности этих явлений заставило его совершенно отбросить теорию — не имеющую за себя никаких доказательств — что ксантопсия происходить от оцвечения глазных сред. Он производит ее скорее, связывая с другими явлениями, от конгесгии сетчатки, существование которой доказывает офтальмоскоп. Смешение цветов и галлюцинации он приписывает соответствующему влиянию на зрительные нервы и центры. Последние он связывает с галлюцинациями других чувств, со рвотой (очевидно мозгового происхождения) и раздражением черепных нервов как доказательствами, что сантонин действует непосредственно на мозг.

Подобные исследования на первый взгляд кажутся интересными скорее с научной, чем с практической стороны. Но д-р Дайс Браун, быстро делающий терапевтические применения из физиологических наблюдений, сделал то же и относительно сантонина вместе с окулистом д-ром Огстононом он испытывал его в нескольких глубоколежащих страданиях глаз. Результаты, напечатанные в British and Foreign Medico-Chirurgical Review за 1871 г., поразительны. Из 42-х случаев в 31-м получилось излечение или улучшение, между ними были воспаление зрачковой оболочки, сетчатки, атрофия зрительного диска, чистая амблиопия и анестезия сетчатки. Окончательное влияние сантонина на мозг было очевидно, потому что получалось значительное облегчение мозговой амблиопии и паралича мышц, двигающих глаз, и полное уничтожение совместной головной боли. В одном случае несомненной двойной катаракты от употребления сантонина в течение нескольких месяцев последовало значительное улучшение зрения. Относительно этого д-р Браун говорит, что при некоторых опытах д-ра Огстона "в особенности, когда для опыта брали маленьких котят, через несколько минут после того, как животное было убито, плотная катаракта развивалась на хрусталиках обоих глаз. Через полчаса они становились совершенно непрозрачными, причем это состояние сохранялось и по удалении хрусталика из глаз. Это явление редко наблюдалось в значительной степени в глазах взрослых животных и не встречалось при жизни". Тем не менее, если только не считать катаракты самопроизвольным явлением в глазах недавно умерших котят, то свойство сантонина возбуждать их несомненно, и этого довольно для гомеопатии.

Мне неизвестно, были ли произведены дальнейшие испытания действия сантонина на болезни глаз, но д-р Вуд напоминает, что в 1862 г. Герен и Мартен рекомендовали его при амаврозе, в особенности когда он являлся последствием воспаления зрачковой и радужной оболочек. Кстати, Стилле приводит случай, когда ребенку 6-ти месяцев вместо прописанных трех гран дали пять. У него сделался амавроз и он поправился только через два месяца. Я очень полагаюсь на него в этом гиперестезическом и гиперемическом состоянии зрения, бывающем от постоянной мелкой работы, например, у швей.

По действию на глаза Santoninum похож на Atropinum и Digitalis. В случаях д-ра Огстона приемы были по одному грану на ночь, но первый больной д-ра Брауна, улучшение зрения которого при лечения сантонином от глист обратило его внимание, принимал только по 1/20 грана. Дóлжно объяснить, что два грана причинили смерть ребенку.


1 Monthly Hom. Review, XXI, 408.
2 Д-р Аллен, хотя заимствуя из того же источника, приводит 2428 симптомов (вероятно, вследствие иного расположения).
3 О справедливости и беспристрастии книги д-ра Филлипса можно судить по его утверждению, что "у нас вовсе нет точных опытов относительно физиологического действия сока Chelidonium". Однако же он знаком с трудом Бухмана, так как цитирует его как терапевтический авторитет.
4 New Engl. Med. Gaz., X, 60.
5 New York State Hom. Society Transactions, X, 60.
6 North Amer. Journ. of Hom., XXVI, 115.
7 Brit. Journ. of Hom., XVII, 214.

ЛЕКЦИЯ XXIV  ЛЕКЦИЯ XXIV    Содержание    ЛЕКЦИЯ XXVI  ЛЕКЦИЯ XXVI