Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ XIX
Belladonna (окончание)

В последней лекции мы изучили действие белладонны в сфере нервной системы, где она употребляется наичаще и с большим успехом. Нам остается рассмотреть ее действие еще в нескольких других областях. Теперь я буду говорить о том, как она действует на кровообращение и температуру, слизистые оболочки и кожу, глаза, мочевые органы и матку.

I. Белладонна не в очень больших приемах увеличивает деятельность сердца как в силе, так и в частоте. Последнее явление, по-видимому, происходит вследствие ослабления (paresis) задерживающих волокон блуждающих нервов, так как белладонна действует на оконечности нервов в сердце1. Но если бы это было ее единственным влиянием, то не было бы увеличения силы в кровообращении. Для этого мы должны обратиться к ее возбуждающему действию на симпатический нерв, что заставляет сердце биться сильнее, так же как и скорее. Таким же образом можно объяснить факт, что под ее влиянием артерии сокращаются и давление крови усиливается. Д-р Вартон Джонс2 давно уже доказал, что такое артериальное сокращение сопровождает приложение ее к плавательной перепонке лягушек. То же самое наблюдали как последствие ее приемов внутрь д-ра Юз Беннет3 и Гарди. Много лет назад, еще не зная ничего о гомеопатии, я делал попытку объяснить все ее действия на тело помощью этого влияния4, и хотя обобщение вышло недоказанным, факт остается налицо. Правда, д-р Гандфильд Джонс5, а также Дайс Браун6, признают противоположное действие, вследствие гиперемии в голове и в других частях. Но надо помнить, что есть два способа усилить кровообращение в какой-нибудь части — расслаблением кровеносных сосудов и раздражением ткани. Опиум, азотный амил и глоноин, расширяющие сначала артерии, можно считать примером действия первого из этих способов. Белладонна, сокращающая их, может вызвать прилив крови, раздражая только существо тканей. Этим способом — как мы видели в нервной системе, и увидим во многих других частях — можно объяснить гиперемию, вызываемую белладонной. Белладонна, конечно, как и другие возбуждающие средства в больших количествах, истощает восприимчивость и парализует органы, сначала ей возбужденные. Но таковые действия лежат вне сферы истинной фармакодинамики, касающейся лишь терапевтических целей.

Вышеописанные явления, приведенные мной по новейшим опытам, имеют много прототипов в симптомах отравления и испытаниях, собранных Ганеманом. Кроме того, лихорадочное состояние, которое, по отчетам последнего, является постоянным результатом приемов белладонны, как теперь доказано, есть истинная пирексия. "Поразительно сходство, — пишет Гарли, — общих явлений, возбуждаемых белладонной, и тех, которые сопровождают воспаление легких, кишок, развитие гноя в тканях или органах тела и пр.", и снова: "Бесконечно малое количество атропина, один атом, входя в кровь, тотчас же производит действие, которое близко походит на явления нервные и в кровообращении, сопровождающие менингит и сыпной или брюшной тиф". Другие наблюдатели также заметили под влиянием атропина значительное повышение температуры — от 1° до 4° Цельсия. Лихорадка же разнится значительно от возбуждаемой аконитом или арсеником: озноб невелик, а испарина после жара бывает редко; жар же очень силен, вся поверхность тела будто в огне, но жажды нет, так же как нет и упадка сил, показующего арсеник, или же беспокойного тоскливого состояния, характеристичного для аконита.

Из всех таких фактов мы давно уже вывели заключение, что белладонна имеет важное значение при лечении первичных лихорадок, и что когда пирексия сопровождает воспаление органов, которые белладонна раздражает специфически (например, мозга или горла), то ее достаточно для уничтожения как местных, так и общих явлений. Интересно, что д-р Гарди приходит к тому же заключению: "По-видимому, — пишет он, — возбуждающее действие белладонны при лихорадочных страданиях превращается в тоническое и седативное (успокаивающее)". Он дает ее в продолжительной лихорадке, с которой сравнивает ее действие, а при пирексии как симптоме воспаления объясняет ее modus operandi таким образом: "Два подобных действия, одно происходящее вследствие местного раздражения, а другое от присутствия белладонны, как расходящиеся круги на гладкой поверхности воды, встречаются одно с другим и взаимно неютрализуются". Он полагает, что "белладонна еще не достигла своего законного места как терапевтический деятель" и верит, что "вскоре признают, что сфера ее полезности столь же обширна, как и самая острая болезнь". Если б он познакомился с гомеопатической литературой, то узнал бы, что белладонна достигла этого своего "законного места" у тех людей, которых он клеймит "слепо идущими за ненаучным догматом", по крайней мере пятьдесят лет назад, и что аналогия, которой он объясняет ее действие, для них составляет общее место.

Род лихорадки, при которой белладонна специфически пригодна, есть тот, где чрезмерное окисление падает главным образом на нервные центры; она соответствует типу, который наши деды называли "typhus nervosus". Самый знакомый пример этого вида есть "мозговая горячка" при крайнем возбуждении, но подобное же состояние часто представляют токсемические лихорадки. Сфера белладонны там, где существует слишком сильное отравление крови, для того чтобы мог действовать аконит, но недостаточное для арсеника, и где расстройство растительной жизни, при котором показуется баптизия, выступает менее, чем расстройство нервных центров. Таким образом, она наше главное жаропонижающее средство в ранних стадиях продолжительной лихорадки, в особенности представляющей черты так называемого мозгового тифа. Характеристичный признак: опухлость лица, часто с блестящими глазами. Она также заменяет аконит при родильной горячке и при глубоко проникающих кожных болезнях. При начальной лихорадке в оспе она с успехом употребляется в обеих школах7. Со скарлатиной имя ее связано неразрывно как предохранительное средство против нее. Очень интересен отчет Ганемана, как он дошел до этого убеждения. Относительно этого предмета было много споров, и разные экспериментаторы приходили к самым разнообразным результатам. Я полагаю (так же, как и д-р Стилле — судья, не расположенный к гомеопатии), что заключение должно быть в ее пользу, и что мы хорошо делаем, прописывая ее, согласно обычаю большинства гомеопатов, когда в доме появляется скарлатина. Аналогия предохранения от лихорадки хинином сильно говорит в ее пользу.

Гомеопатичность белладонны в скарлатине обратила на себя внимание Ганемана, и хотя некоторые и оспаривают этот факт, тем не менее он признан большинством. Не только раздражение кожи, производимое белладонной (кончающееся иногда шелушением), сравнивалось некоторыми наблюдателями со скарлатинной сыпью, но она возбуждает также лихорадку, жабу зева и бред. Ганеман настаивает на том, что она в особенности излечивает и предупреждает "гладкую" скарлатину. Неудачи, говорит он, происходят от смешения ее с краснухой, составляющей отдельную болезнь.

II. Кроме этого действия, белладонна возбуждает конгестии слизистых оболочек и кожи всего тела. Через 10 минут после впрыскивания атропина, пишет д-р Мерио, слизистые оболочки делаются красными, налитыми кровью и сухими. Вот объяснение ощущения сухости во рту, возбуждаемой этим средством. Это не следствие уменьшения слюны или засорения артерий: "кровеносные сосуды той части конгестированы, — говорит д-р Гарди, — и кровь останавливается". Через некоторое время сухость облегчается выделением слизи, мутной и клейкой; вместе с тем пульс падает. При лихорадке, как утверждает тог же автор, атропин увлажняет сухой язык, умеряя в то же время кровообращение.

Это состояние слизистых оболочек белладонна возбуждает, вероятно, во всем теле. Оно объясняет многие из ее симптомов и гарантирует ее пользу в подобных сухих катарах, в какой бы части тела они ни являлись. В некоторых пунктах, однако же, это действие доходит до настоящего флегмонозного воспаления. Кроме соединительной оболочки (о которой я буду говорить впоследствии), это состояние всего заметнее в горле — одном из главных центров действия белладонны. Сухость, трудность глотания, стягивание, чувствительность, опухоль и жжение, вот ощущения, вызываемые ею; физические признаки воспаления также часто очевидны. Соответственно этому, при острой боли горла она составляет самое лучшее специфическое средство. Она лучше всего показуется при сильном жаре и боли при глотании, яркой красноте пораженных частей, красном лице и головной боли. При поражении паренхимы миндалин — настоящей жабе — я предпочитаю Baryta carbonica. Ганеман сам исключает здесь белладонну и приводит случай появления жабы8 во время лечения белладонной желтухи — post или propter, трудно решить. Вообще симптомы ее влияния на миндалины неясны.

III. Белладонна поражает кожу таким же образом, как и слизистые оболочки, она становится сухой, красной и горячей. Иногда, в особенности на лице9, действие доходит до воспаления — состояние, делающее ее могущественным средством при лечении рожи. Все заимствовавшие у нас это ее гомеопатическое применение, начиная от Листона и кончая Рингером, превозносят ее действие. Здесь так же, как и в горле, показанием служит гладкая напряженная ярко-красная поверхность — при сильном отеке отдают предпочтение апису, а при образовании многочисленных пузырьков — русу, хотя д-р Йелдам рекомендует белладонну при всех разновидностях этой болезни. Чирьи и карбункулы, так близко подходящие в роже, тоже излечиваются этим средством.

IV. Приступаю теперь к очень важной и интересной сфере действия белладонны — именно на глаза. Я ограничусь только констатированием фактов и практическими выводами. В зрительном аппарате белладонна проявляет почти все свои действия: она анестезирует сетчатку, угнетает двигательную мышцу (motor oculi), возбуждает симпатические волокна радужной оболочки, побуждает зрительные центры к галлюцинациям и воспаляет соединительную оболочку. Разберем прежде ее воспалительное действие, во-вторых, ее влияние на зрачок и, в-третьих, возбуждаемые ею расстройства зрения.

1. Что белладонна воспаляет глаз, это совершенно очевидно.

Инъекция глазных оболочек под ее влиянием не только служит симптомом гиперемии мозга, но есть непосредственное раздражение ткани, доходящее часто до воспаления соединительной оболочки. Примеры подобного состояния в склеротике (твердой оболочке глаза), радужной и даже сетчатой оболочках нередки в патогенезе этого средства; то же самое можно сказать и о слезном мешке и канале.

Поэтому белладонна в гомеопатической практике есть первое средство при воспалительных страданиях глаз. Она показуется в тяжких формах катаральной офтальмии и при золотушной офтальмии воспалительного типа, также (по словам д-ров Аллена и Нортона) при острых отягощениях хронического состояния, например, зернистой офтальмии. Чувство жжения и сухости глаз характеризует ее здесь.

Я видел ее превосходное действие в двух случаях воспаления радужной оболочки травматического происхождения. Употребление ее с целью расширения зрачка при воспалении этой оболочки всем известно и принято всеми. Д-р Энсти полагает, что подкожное впрыскивание небольшой дозы атропина в соседстве с глазом может остановить начинающуюся глаукому, между тем как при хронической глаукоме ее употребление вызывает иногда воспалительный припадок. Факт, что эта странная болезнь бывает часто неврозом третичного нерва мозгового происхождения и подвергается осложненной невралгии этого нерва, предполагает полезность в ней белладонны, как это мы видели в аконите. Белладонна пригодна при гиперемии сетчатки, в особенности (по словам д-ров Аллена и Нортона) когда красная линия конъюнктивы очень заметна вдоль щели век, и даже при остром воспалении сетчатки недавнего происхождения, а также при воспалении зрительных нервов.

2. Расширение зрачка, возбуждаемое постоянно белладонной, долго было предметом большого интереса. Я постоянно утверждал, что это явление происходит вследствие возбуждения лучистых волокон радужной оболочки посредством симпатического нерва. Д-р Гарли поддержал это мнение, выставив против гипотезы, что это лишь паралич третьего нерва, факт различного действия, производимого на глаз белладонной и кониумом (который, без сомнения, возбуждает такой паралич). Д-р Вуд, разобрав все новейшие исследования, заключает, что здесь (так же, как в сердце и кишках) действуют оба рода влияния — угнетение головноспинных волокон и возбуждение симпатического нерва, но он выдвигает вперед самый важный факт, что все действие есть чисто местное, даже когда белладонна достигает глаза посредством общего кровообращения. Им объясняется то, на что я несколько раз обращал внимание, что расширение зрачка белладонной не находится в связи с ее действиями на мозг, которые, являясь идиоматически, соединены скорее с сокращением, чем с расширением отверстия радужной оболочки. Расширенные зрачки поэтому не составляют необходимого гомеопатического показания для белладонны в мозговых расстройствах и часто служат признаком истощения или излияния, при которых она совершенно непригодна. Здесь, как и во многих случаях, физиология помогает нам исправлять впечатления наших чувств, и различать подобие действительное от кажущегося. С другой стороны, когда Грейвс (Graves) рекомендовал белладонну при страдании головы в лихорадке, при сокращенных зрачках, хотя он и думал, что действовал на основании прежнего принципа антипатии, тем не менее средство его было действительно гомеопатично этому болезненному состоянию. Я не отрицаю, что расширенные зрачки могут быть одним из группы симптомов, для которых белладонна гомеопатична и целебна. Это часть ее общего влияния на симпатическую (и может быть мышечно-двигательную) нервную систему, хотя не такое, какое она обыкновенно производит на существо мозга. Таким образом, д-р Гарли, говоря о ее действии в лихорадке как противоположном тому, которое она производит в здоровом состоянии, замечает: "Давая прием атропина больному с пульсом в 120 и выше, сухим жестким языком и зрачками в 1/6 дюйма, может случиться, что через 10, 20 или 30 минут, когда действие белладонны вполне разовьется, пульс понизится, язык станет влажным и зрачки сократятся". Так, фон Грефе наблюдал иногда временное расширение зрачков как предварительный симптом помешательства, в особенности мании честолюбия.

3. Расстройство зрения, возбуждаемое белладонной, двух родов: ее местное применение возбуждает дальнозоркость. Вряд ли справедливо назвать ее hypermetropia (как предлагает д-р Гарли) или presbyopia (как ее называют вообще), так как оба эти названия подразумевают существенные изменения в преломляющих средах глаза, между тем как атропин возбуждает только потерю способности аккомодации для ближайших предметов. Кажется, достаточно доказано, что она производит это, парализуя ресничную мышцу.

Из этого действия ее нельзя вывести никакого терапевтического применения по гомеопатическому принципу. Но Перейра ошибается, предполагая, что расстройство зрения, возбуждаемое белладонной, "есть главным образом исключительно дальнозоркость". Оно было замечено, когда не было расширения зрачка, а потому не было, вероятно, и паралича аккомодации10. Я должен поэтому объяснить по крайней мере часть слепоты, так часто наблюдаемой при ее введении, прямым анестезирующим влиянием, производимым ею на сетчатку, аналогичным с оказываемым ею в других пунктах окончаний нервов. Происходит ли ее целебное свойство при амаврозе от такого действия, не знаю. Обыкновенно в таких случаях бывают симптомы гиперемии со световыми явлениями, как-то: красные искры, блестки, сияния и т. п., что доказывает, так же как и в патогенезе белладонны, где они часто присутствуют, конгестию сетчатки.

4. Поговорим теперь о действии белладонны на мочевые органы. Проходя через почки, она возбуждает их циркуляцию, вызывая или обильное выделение мочи, или же при большом приеме конгестию и застой с уменьшением или даже временным задержанием мочи. По-видимому, белладонна влияет на первичную или мальпигиеву циркуляцию почек; нет никакого основания предполагать, что она имеет непосредственное действие на выделительные клеточки извилистых трубочек. Белладонна поэтому не сопровождает скарлатинный яд на всем его пути. Когда начнется трубчатое воспаление почек, она уже не может нейтрализовать его, хотя (подобно теребинтине) может помочь, освобождая мальпигиевы волосные сосуды и вызывая обильное отделение мочи. Но если только гиперемия почек вследствие скарлатины или простуды возбуждает недостаточное мочеотделение, кровавую иди даже белковую мочу, то белладонна — превосходное средство. Д-р Гарди особенно хвалит ее в последней болезни и сам указывает, что количество белка "может увеличиваться, если только прием не самый малый", т. е. он допускает, что действие ее гомеопатическое. Спускаясь от почек к пузырю, мы видим, что белладонна сильно на него влияет. Состояние, чаще всего возбуждаемое ею, хорошо выразилось в случае, описанном сэром Уильямом Дженнером, когда пластырь из белладонны был положен на несколько оголенное место кожи. Два часа спустя после первого появления симптомов у больного появились сильные позывы к мочеиспусканию, хотя он выделял лишь несколько капель совершенно бесцветной мочи. Начиная с этого времени до потери сознания позывы не прекращались, но выделение было так же ничтожно, бесцветно и сопровождалось значительным усилием. Я не могу согласиться с д-ром Гарли, что эти позывы были потребностью освободить растянутый и ослабленный пузырь. Мне же кажется этот случай настоящим мочерезом (stranguria), как он описан Кристисоном, сопровождаемым иногда даже кровянистой мочой, в исходе случаев отравления11. Судорог никаких не было, а отсутствие боли не допускает предположить воспаление, раздражение присутствует в сильной степени. Бейкер утверждает, что белладонна увеличивает в моче содержание слизи пузыря. Соответственно этому для простого раздражения пузыря, приближающегося к воспалению, нет средства лучше белладонны.

Расходясь таким образом с д-ром Гарди относительно обыкновенного действия белладонны на мочевой пузырь, я не хочу отрицать, что в больших приемах она может парализовать этот орган как в его изгоняющих, так и в замыкающих волокнах. Я уже относил к такому действию ее свойство прекращать мочение детей в постели.

5. Обращаюсь наконец к действию белладонны на матку. Об этом с физиологической стороны мы имеем мало свидетельств. Почти все симптомы (которых всего лишь 20 из патогенеза в 2680), приведенные Алленом как относящиеся до женских половых органов, заимствованы у Гуата (Houat) или Грединга — оба источника недостоверные. Остальное дает нам возможность утверждать лишь: первое, что она возбуждает в половых органах ощущение давления и тяжести, как будто все оттуда выпадает; второе, что она способствует возбуждению и увеличению регул. Утверждают также, что в одном случае она причинила "зловонное кровотечение из матки". Она также в большом почете как терапевтический деятель при маточных конгестиях и воспалениях. Гартман пишет:

Что белладонна оказывает решительное влияние на матку, доказывается существенной помощью, доставляемой ей в этой страшной болезни — маточном раке, и не только облегчением, но излечением расслабления матки, и даже выпадения ее вследствие этого расслабления. Во всех этих страданиях характеристичным симптомом, показующим белладонну, служит ощущение напирания книзу, с которым обыкновенно бывает соединена боль в крестце.

Он рекомендует ее также при конгестии матки, "выражающейся главным образом сильным жжением, колотьем, полнотой, напряжением и давлением глубоко в животе и вообще в половых частях, часто вместе с тянущим режущим ощущением в пояснице и жаром в этой области, также чувством давления и стягивающей боли в пояснице, что заставляет больную ходить медленно и осторожно".

Д-р Матисон (Matheson)12 с жаром рекомендует белладонну при конгестивных и воспалительных состояниях матки. Он дает низкие десятичные деления. Но д-ра Лидам (Leadam) и Гернси также очень ценят ее и в высших делениях. Первый превозносит ее способность размягчать рыльце матки при родах, а второй считает показанием для нее отделение горячей крови при расстройстве месячных и послеродовых очищений.

Д-р Данхем в своих Лекциях (I, 262) приводит несколько дельных замечаний по этому предмету. "Ни одно средство, — говорит он, — не употребляется так часто и с таким успехом при страданиях женских половых частей". Он вместе с Гартманом советует давать ее при выпадении матки, когда оно, так сказать, деятельного характера, а не пассивное расслабление, показующее сепию и станнум; давление хуже, когда больная сидит наклонившись, или при ходьбе, и лучше, когда она сидит прямо или стоит. Я бы назвал это состояние тенезмом шейки матки. Он описывает форму дисменореи, соединенной с конгестией яичников, которую белладонна совершенно излечивала после повторных приемов в течение нескольких месяцев перед каждыми регулами. Посредством ее он уничтожал также зловоние месячных и родовых очищений, руководимый вышеупомянутым симптомом патогенеза Ганемана.

В вышеприведенных заметках я рассмотрел главные действия белладонны как яда и как лекарства. Остаются еще некоторые применения ее, о которых нужно сказать несколько слов.

1. Во-первых, ее употребление при экзофтальмическом (пучеглазном) зобе. Д-р Кидд уже давно13 привел случай излечения его, и с тех пор она стала любимым средством многих гомеопатов. Д-р Жуссе очень ценит ее здесь. Она начинает теперь распространяться между аллопатами, как сообщает д-р Рингер, в то же время чистосердечно сознаваясь, что она перешла к ним от гомеопатов.

2. Белладонна не играет такой важной роли в ушных, как в глазных болезнях, но при воспалении среднего уха, особенно при совместных мозговых симптомах, применимость ее очевидна. Гартман пишет:

Хотя я убедился из многочисленных опытов, что пульсатилла почти специфична при воспалении внутреннего и наружного уха, тем не менее случается, что ее недостаточно, и она должна уступить место белладонне. Это бывает, когда внутреннее воспаление развивается сильнее наружного, или когда одновременно существующие мозговые симптомы составляют выдающееся явление.

Эти слова выражают общее убеждение гомеопатов.

3. Если бы не ганемановы испытания, то мы едва ли узнали бы когда-нибудь, что белладонна имеет влияние на зубы и десны. Между тем они доказывают, что она чрезвычайно пригодна при воспалениях зубной мякоти. Когда при зубной боли жжение, биение и опухоль указывают на это состояние, то нужно давать белладонну, в особенности если боль хуже по ночам14. Она часто, в особенности с помощью аконита, останавливает образование нарыва на десне. Здесь же я должен сказать о ее важном значении при прорезывании зубов у детей. Она всего пригоднее при одновременном существовании лихорадочных симптомов аконита и нервном напряжении хамомиллы с заметным мозговым возбуждением и наклонностью к конвульсиям. Высшие деления лучше достигают цели.

4. При лечении расстройств пищеварительных органов белладонна не имеет большого значения, хотя поражает все пищеварительные слизистые оболочки в таком же роде, как рот и горло. Ее рекомендуют при воспалении брюшины, при воспалительной закупорке кишок и при простой колике, когда есть ощущение точно пробивают гвоздями, и когда поперечную часть ободочной кишки можно прощупать сквозь брюшные стенки растянутую как подушка. Соответствующее действие на слизистые оболочки дыхательных органов делает белладонну полезной при сухом раздражающем гортанном кашле, ухудшающемся по вечерам и ранней ночью; также в начале гортанного и бронхиального катара, когда выделяются конгестивные симптомы.

5. Наконец, нет почти сомнения в том, что белладонна оказывает влияние на лимфатические и грудные железы. Она часто прекращает начинающееся воспаление первых, особенно, по словам д-ра Жуссе, в виде цельной тинктуры. При воспалении грудей ее полезное действие начинается там, где прекращается действие брионии. "В грудях ощущается тяжесть; они тверды и красны; краснота часто расходится лучами; красное лицо и налитые кровью глаза, полный, прыгающий пульс, сонливость, бьющая головная боль, чувствительность к шуму и свету" — таковы показания для нее д-ра Гернси.

Мне остается сказать еще несколько слов о знаменитом алкалоиде белладонны.

Атропин. Не находя никакой разницы между отравляющими действиями белладонны и ее продукта, я говорил о них обоих безразлично. Однако же д-р Аллен дал отдельный патогенез атропина, содержащий свыше 500 симптомов. Я также думаю, что терапевтически мы должны различать их. Во всем, сказанном мной до сих пор о лечении, я имел в виду белладонну. Вопрос, может ли атропин заменить ее, был исследован д-ром Каспаром из Вены15. Он испробовал его более чем в ста случаях; он сначала давал атропин после того, как белладонна не имела действия, хотя и была показана; а потом начал давать сперва атропин, а если он оставался недействительным, то белладонну. Его главный вывод тот, что, как терапевтический деятель атропин занимает чисто нервную сферу белладонны, не принимая участия в ее раздражении тканей и в сосудистом возбуждении. Он излечивал им застарелую головную боль идиопатическую и после лихорадки, галлюцинации, эпилепсии (три случая), раздражение горла и гортани, коклюш в конвульсивной стадии и удушье. Он полагает, что действие атропина не распространяется ниже диафрагмы, но д-р Кафка, испробовав на себе 1/60 грана сернокислого атропина, вследствие возбужденных им симптомов давал его с большим успехом в хронических страданиях желудка, сопровождаемых сильной болью и рвотой16. Д-р Бэр рекомендует его для облегчения боли при язве желудка, а в одном случае он произвел, по-видимому, полное излечение.

Большей частью употребляется второе растирание.


1 Полный отчет об опытах, доказавших это действие атропина, дан д-ром Лодером Брентоном в его Experimental Investigation of the Action of Medicines, часть I, 60.
2 Brit. and For. Med. Rev., XIV, 603.
3 Researches into the Antagonism of Medicines, 1875, 41.
4 London Med. Rev., 1860.
5 Functional Nervous Disorders, sub voce.
6 Monthly Hom. Rev., XI, 286.
7 См. London Med. Record, Февр. 15, 1879.
8 С. 507, см. Brit. Journ. of Hom., XXXI, 476.
9 См. Чистое лекарствоведение, часть III, 424–7.
10 См. Чистое лекарствоведение, часть III, 545–6.
11 См. симп. 2635 в Дополнении Аллена.
12 Оn some of the Diseases of Women, 1676, 40.
13 Brit. Journ. of Hom., XXV, 187.
14 Brit. Journ. of Hom., XXV, 624.
15 См. North. Am. Journ. of Hom., VI, 457.
16 Brit. Journ. of Hom., XV, 238.

ЛЕКЦИЯ XVIII  ЛЕКЦИЯ XVIII    Содержание    ЛЕКЦИЯ XX  ЛЕКЦИЯ XX