Д-р Ричард Юз

Ричард Юз

Руководство к фармакодинамике

2-е изд., Санкт-Петербург, 1901

ЛЕКЦИЯ XIII
Antimonium crudum, Antimonium tartaricum, Apocynum

Главную часть настоящей лекции займут важные средства, доставляемые препаратами сурьмы. Из них употребляются два: Antimonium crudum — трехсернистая сурьма и Tartarus emeticus — рвотный камень. Первое заключает в себе различные препараты этого металла: антимониальное масло (треххлористая сурьма), сурьменное стекло, crocus metallorum, кермес и пр., пользовавшиеся известностью в древности и находящиеся до сих пор в употреблении во Франции и в Италии. Второе же, обладающее подобными же свойствами, имеет отдельную сферу действия.

Antimonium crudum — антимоний — трехсернистая сурьма

Для употребления растирается очищенная руда.

Антимоний составляет предмет одного из новейших патогенезов во втором издании Хронических болезней, но более 4/5 взято из прежнего патогенеза, заключающегося в первом томе Arzneimittellehre Гартлауба и Тринкса; наблюдения производились на здоровых людях, принимавших малые дозы этого вещества, растертого с молочным сахаром. Поэтому их можно признать, между тем как добавления Ганемана и Лангхаммера не заслуживают внимания, так как они вносили также чисто механические действия (как глухота и грыжа), происходящие вследствие сильной рвоты, возбуждаемой этим средством. Вместе с патогенезом Antimonium crudum можно прочесть испытания сернистокислого золота в приемах от 1/16 до 10 гран д-ра Майергофера. Статья эта переведена из гиршелевской Zeitschrift (XlX, 27) в Энциклопедии Аллена.

Antimonium crudum, по-видимому, производит понижение жизненности слизистых оболочек и кожи. Действие его едва ли доходит до воспаления. Слизистые оболочки переполняются слизью, отчего происходит медленное пищеварение, брожение пищи, тошнота и иногда рвота; понос и запор попеременно со слизистыми испражнениями, откашливание и отхаркивание мокроты и раздражимость мочевого пузыря вследствие осадка слизи. Испражнения и ветры дурного запаха и наконец сонливость, похудение и потеря сил. Это и есть "слизистое истечение", о котором я уже говорил в статье об Ammonium muriaticum, но здесь не бывает лихорадочного ощущения. Вышеописанному состоянию слизистых оболочек соответствует и состояние кожи; легко развиваются болячки, прыщи и пузырчатые сыпи. Когда в действительности бывают подобные гастрические и накожные страдания, то Antimonium crudum составляет превосходное средство. Я имею к нему величайшее доверие при хроническом катаре желудка, когда язык покрыт густым молочно-белым или зернистым обложением. Отрыжка с запахом пищевых веществ составляет здесь для него симптоматическое показание. "Он полезен, — говорит д-р Гемпель, — при болезненном состоянии у детей кишечного канала, благоприятствующего развитию глистов", а д-р Гернси рекомендует его при таком поносе, когда посреди водянистых извержений попадаются часто твердые куски. Из накожных болезней он излечивал крапивную сыпь, происходящую от желудочного расстройства, болящие веки, уши и нос у золотушных детей и нередко экзему1. Д-р Клотар Миллер говорит о его замечательной пользе при страданиях кожи. "Я имей основание думать, — пишет он, — что Antimonium crudum составляет превосходное средство при всех накожных страданиях, где прыщи, пузыри и т. п. бывают первичным или вторичным явлением, в особенности когда в то же время есть сильный, колющий зуд кожи, а после чесанья чувствительность и болезненность. Он в особенности полезен, когда подобные явления бывают на лице или половых частях, как, например, при импетиго мошонки2. Мы увидим, что они же составляют любимое местопребывание специфической сыпи, возбуждаемой рвотным камнем.

Вот любопытный симптом, приводимый Каспари: "Большие роговые образования на коже подошв в том месте, где начинаются пальцы, будучи срезаны, снова возвращаются", Ганеман обращает внимание на эти затверделости как на показание для Antimonium crudum, а Гартлауб и Тринкс приводят несколько примеров излечения их. Поразительный случай приводит д-р Альварес Гонзалес, когда подобная мозоль, продолжавшаяся 20 лет, занимавшая всю подошву и очень чувствительная, была излечена этим средством3.

Antimonium crudum можно еще рекомендовать при некоторых сифилитических и других конституциональных страданиях, при которых в прежнее время антимониальные препараты славились как альтернативы, что и дало этому металлу его "currus triumphalis" вопреки оппозиции медицинской профессии.

Родственные ему средства: Ammonium muriaticum, Kali bichromicum, Petroleum и Pulsatilla.

Разведения употребляются от 3-го до 12-го. Я обыкновенно употребляю 6-ое.

Antimonium tartaricum — антимониум тартарикум — тартар-эметик — рвотный камень

Что касается до приготовления этого средства, то X1 должно быть растиранием, но его растворимость в воде допускает уже 1-е сотенное быть раствором; для 2-го же можно брать разведенный спирт. Обыкновенное антимониальное вино составляет подходящую формулу: оно содержит два грана на унцию, т. е. около одной части на 240.

Рвотного камня нет ни в одной из наших классических коллекций патогенезов, но испытания его делались время от времени, начиная от самого Ганемана. Они собраны, вместе со случаями многочисленных отравлений, в Энциклопедии Аллена и насчитывают до 970 симптомов. В добавление к этому укажу на обширное собрание фактов злоупотребления им, заключающееся в New Materia Medica, на этюд о его действии на кожу д-ра Энбер-Гурбейра, переведенный из Gazette Médicate de Paris в 12 томе Brit. Journ. of Hom., и на монографию, написанную мной и д-ром Мадденом в том же журнале.

Всем известное действие рвотного камня, за которое он получил свое название, это возбуждение тошноты и рвоты. Тошнота эта очень сильная и продолжительная. Д-р Вуд таким образом описывает общее состояние, которое вместе с особенным ощущением в желудке, называется тошнотой. "Лицо, — пишет он, — бледное, кожа холодная, влажная и расслабленная, пульс слабый, частый и нередко неправильный, обильное слюнотечение и неприятное чувство необыкновенной слабости в желудке, которое иногда бывает в высшей степени томительным, так что если продолжается долго, то совершенно изнуряет больного умственно и телесно, и он доходит до полного равнодушия ко всему, даже к жизни". К этим симптомам следует прибавить общее мышечное расслабление. Рвота от тартар-эметика является сравнительно поздно, хотя скорее, чем от ипекакуаны, но однажды начавшись, она очень сильная, повторяющаяся несколько раз и продолжительная. Извергнутые вещества часто желчного характера, вследствие распространения действия на двенадцатиперстную кишку.

Это действие тартар-эметика по своему modus operandi, по-видимому, чисто невротическое. Многочисленные мышечные движения, которых гармоническое действие составляет сложный акт, называемый рвотой, находится под контролем нервных центров, лежащих в основании мозга и в продолговатом мозгу. Что тартар-эметик действует непосредственно на эти центры, доказывается фактом возбуждения им рвоты при впрыскивании его в вены или прямую кишку, или при втирании в кожу, точно так же, как и при ввведении в желудок, и в последнем случае он действует в дозах слишком малых для того чтобы раздражать слизистую оболочку; далее, тем, что (подобно апоморфину, но не так как рвотный корень) он возбуждает то же действие, когда сообщение с желудком прекращено перерезкой обоих блуждающих нервов4, и даже когда самый желудок заменен пузырем. Каким образом приводится в действие сложный акт рвоты и как связано с ним общее состояние, называемое тошнотой, все это составляет вопросы, не разрешенные еще физиологией, и о которых, следовательно, нечего беспокоиться фармакологии.

Совершенно независимо от вышеописанных явлений, хотя, действуя в той же сфере и иногда согласно с ними, находится замечательное действие тартар-эметика на кровообращение и дыхание.

Когда это средство принимают в больших дозах, то или совершенно не бывает тошноты, рвоты и поноса, или же эти симптомы проходят очень скоро, и организм, по-видимому, привыкает к лекарству. Тогда пульс падает на одну пятую или даже на одну четвертую против нормального числа ударов, а дыхание понижается еще более. Труссо наблюдал падение его с 20 или 24 раз в минуту до шести. Замечательно, что подобное же действие на дыхание заметил д-р Шарп на себе от приема 1/100 грана. Число дыханий спустя 50 минут с 18 уменьшилось на 6 и они стали глубокими, тяжелыми вздохами. Пульс же почти не изменился5. "Поразительно, — пишет д-р Вуд, — что при этих обстоятельствах величайшего подавления кровообращения и дыхания, ум остается свежим, мышцы сохраняют свой силу и органические функции, за исключением двух вышеупомянутых, по-видимому, не претерпевают никакого изменения. Таким образом, очевидно, что это состояние отличается toto coelo от состояния, возбуждаемого тошнотой". Дóлжно прибавить, что при его употреблении уменьшается как частота, так и сила ударов сердца, и что иногда вместо правильного ослабления пульс вначале становится неправильным и перемежающимся, как это часто замечается от дигиталиса. Стараясь объяснить эти явления, мы должны, очевидно, отыскать какой-либо источник влияния, общий для сердечных и дыхательных движений, посредством которого тартар-эметик может одновременно уменьшать частоту обоих; мы имеем его в легочно-желудочных нервах. Известно, что умеренно сильный гальванический ток, пропускаемый через эти нервы к сердцу, замедляет и наконец останавливает движения этого органа. Сильный ток, пропускаемый центростремительно вдоль этих самых нервов, остановит дыхательные движения, так как раздражение отражается на диафрагме и на дыхательных мышцах, возбуждая общий тонический спазм. Меньшая степень того же самого возбуждения просто замедлит дыхательные движения. Нам остается только предположить, что тартар-эметик возбуждает центростремительно легочные и центробежно сердечные ветви блуждающих нервов, чем и можно объяснить угнетение кровообращения и дыхания. Если он действует на центральные части этих нервов, то он может влиять на легочные ветви, которые центростремительны, лишь центростремительно, а на сердечные ветви, которые центробежны, центробежно. А что он действует на это именно место, мы уже доказали, говоря о его способности вызывать рвоту.

Интерес этих последних явлений скорее физиологический, чем практический. "Контрастимулирующий" метод Разори, к которому они принадлежат, в настоящее время мало практикуется, а из школы Ганемана был изгнан с самого начала, да и вообще рвотное свойство этого вещества не играет в гомеопатии такой важной роли, как можно было бы ожидать. Мы употребляем его, разумеется, только для прекращения такого рода рвоты, которую он возбуждает, но она случается довольно редко; чаще применяются ипекакуана, креозот и апоморфин. Тем не менее, когда она бывает, как в случаях, приводимых д-рами Бейсом и Нанкивелем, тартар-эметик делает свое дело.

Присутствие сверх того тошноты и рвоты в тех болезнях, в которых он и без того гомеопатичен, служит добавочным показанием; и эти именно симптомы, как д-р Рингер доказывает относительно бронхита, первые уступают его употреблению. Но его главная сфера действия для гомеопата заключается в слизистых оболочках и коже (походя в этом на Antimonium crudum, но действуя более резко), и в легких.

1. Рвотный камень возбуждает в слизистых оболочках два вида болезненного действия. Первое — это особый род воспаления, который мы называем катаральным. Во втором мы получаем на слизистых оболочках ту же самую пузыристую сыпь на эритематозном основании, которую мы увидим как специфическое действие этого средства на тканях кожи.

Таким образом, при введении в организм тартар-эметика, в пищеварительном канале (как это видно из случаев отравления и из опытов над животными) возбуждается воспаление желудка и кишок. После смерти желудок и кишки бывают покрыты желтовато-белым клейким выделением. В двух случаях отравления, описанных д-ром Вудом, вещества, извергнутые рвотой и поносом, были белы и жидки, без всяких следов желчи, и походили на полупрозрачный рисовый отвар. Вообще после смерти наблюдают сильное поражение желудка и кишок; железы последних, в особенности подвздошной, необыкновенно увеличены. Субъективные ощущения превосходно описаны д-ром Майергофером, который принимал рвотный камень в постепенно увеличиваемых дозах, начав с одной сотой грана. Когда количество постепенно дошло до рвотного приема, наблюдались следующие явления: тяжесть и полнота, бывшие прежде, усилились, с частой отрыжкой, позывами на рвоту и самой рвотой, испражнения пенистые, состоящие из слизи и желчи, желудок растянутый и болезненный; моча, вначале обильная, стала скудной; область печени чувствительна к давлению; урчание в желудке с режущими, рвущими и схватывающими болями; в нижних конечностях тоже боли. Во всем теле чувство жара вперемежку с ознобом, зуд кожи, полная потеря аппетита, а при принятии пищи возобновление тошноты. В горле ощущение саднения и глотание иногда затрудненное и болезненное. Язык, покрытый грязной слизью, а во рту мучнистый, пресный вкус. С другой стороны, характеризующую тартар-эметик пузыристую сыпь наблюдали в тонких кишках, в желудке и в нижней трети пищевода, но всего сильнее и постояннее около рта и горла. В последних она начинается чувством напряжения и другими неприятными ощущениями и металлическим вкусом, затем появляются эритематозные пятна, после них афты, пузырьки, за которыми вскоре следуют пустулы и даже ложные оболочки дыхательных путей. Действие тартар-эметика на гортань почти чисто катарального характера, хотя в гортани также наблюдались пузырьки. Ноздри остаются нетронутыми, но воспаление, начавшись в гортани, всего более усиливается в дыхательном горле и в бронхах. Это воспаление доказано не только посмертными вскрытиями животных, но также и симптомами у живых, как в опытах д-ра Молена, о которых я сейчас буду говорить. Воспаление мочеполовых слизистых оболочек не наблюдалось от тартар-эметика.

А что делается с легкими? Распространяется ли раздражающее влияние его на сами воздушные пузырьки так, чтобы возбудить пневмонию? Важность этого вопроса очевидна, так как в случае утвердительного ответа для гомеопатии открывается обширное поле деятельности. Вам, вероятно, известно, что таков был ответ Мажанди. У собак, отравленных им, он наблюдал всегда большее или меньшее поражение легких. Они были сплошь оранжево-красного или фиолетового цвета (смотря по возрасту животного), без треска, переполненные кровью и в некоторых частях опеченелые. Перед смертью дыхание бывало затрудненное и частое. Lepelletier совершенно самостоятельно подтвердил эти наблюдения и наивно замечает:

Допуская, что его действие на человека такое же, можно было бы подумать, что приемы его, вместо того чтобы быть полезными, в особенности гибельны при пневмонии, но как раз наоборот: вместо того чтобы содействовать конгестии легкого, он помогает ее разрешению.

Эти факты слишком неприятны, чтобы признать их, хотя Мажанди был достоверный наблюдатель, и его описание явления совершенно справедливо. Противоположные опыты были произведены Гейером и Камбелем, в которых тартар-эметик не возбуждал пневмонии, а Акерман в более позднее время проделал то же. Но д-р Молен из Парижа в остроумном сочинении на эту тему6 указывает, что огромные дозы, употреблявшиеся Гейером, вызывали так быстро смерть, что воспаление легких не имело времени развиться. Его собственные опыты, в которых животные отравлялись медленно, подтверждают опыты Мажанди. Вскрытия показывали пневмонию в первой или второй стадии вместе с сильным трахеобронхитом, характеризуемым обильным эксcудатом. Для большего выяснения предмета д-р Молен произвел несколько внимательных испытаний над собой небольшими дозами этого вещества (1/12–1/6 гр.). Два раза он развил в себе все признаки, физические и субъективные, первой стадии бронхопневмонии, с заметной воспалительной лихорадкой7. Некоторые опыты над кроликами д-ра Невина, цитируемые Марси и Петерсом, подтверждают то же. Он говорит: "Легкие и дыхательное горло были часто в конгестивном, а иногда в сильно воспаленном состоянии, оба легкие в различной степени". Я должен упомянуть, что в опытах д-ра Молена наблюдалось воспаление бронхиальных трубок даже тогда, когда животные умирали прежде, чем успевала развиться пневмония.

По-видимому, факты доказаны достаточно; Рингер и Нотнагель в наше время принимают их. Хорошо известное целебное действие рвотного камня при бронхите и пневмонии представляет пример закона подобия. Вероятно, скажут, что он действует в этих случаях благодаря своему общему противовоспалительному свойству, вследствие его влияния, понижающего кровообращение, и благодаря разжижающему действию на кровь. Но если бы это был его единственный или даже главный modus operandi, то он действовал бы равно благодетельно во всякого рода воспалениях, не это не так, с чем согласны и терапевты старой школы.

При воспалениях слизистых оболочек дыхательных органов он незаменим, но при поражении других частей, например, серозных оболочек, он не имеет никакого или почти никакого действия. Даже из одного этого можно заключить, что это средство имеет какое-то специфическое отношение в этой части организма. Теория же, что его влияние здесь хотя и непосредственное, но в то же время антипатическое, не выдерживает критики. Расслабляющее действие его на кожу и слизистые оболочки происходит от тошноты, возбуждаемой им. Д-р Бартоло выражает мнение всех врачей настоящего времени, говоря, что здесь достаточно приемов от 1/20 и до 1/12 грана, "потому что нет необходимости возбуждать тошноту". С другой стороны, так как мы видели действие рвотного камня как специфического раздражителя дыхательного горла, бронхов и легких, мы, кажется, смело можем заключить, что он излечивает воспаления дыхательного горла, бронхов и легких вследствие своей гомеопатичности. В настоящей гомеопатической практике он не играет такой выдающейся роли при лечении этих болезней как у аллопатов, главным образом, вероятно, потому что мы имеем лучшие средства для некоторых из этих форм и стадий. Но все согласны относительно его значения во второй стадии бронхита у детей и у пожилых особ, когда мокрота в изобилии, а изгоняющей силы не хватает, так что слышно хрипение слизи.

Что касается до пневмонии, то положение Бэра хорошо выражает общий взгляд: при неосложненной пневмонии тартар-эметик почти никогда не показуется в первой стадии и даже в начале второй. Время его начинается с разрешением эксудата. Если это происходит быстро, а обратное всасывание медленно, то появляется значительное диспноэ, так как легкие не в состоянии удалить обильное содержимое из своих пузырьков. При сильном диспноэ и спазматическом кашле, который облегчает немного отхаркивание, тартар-эметик имеет превосходное действие. Это окончание пневмонии обыкновенно характеризуется падением температуры, учащением пульса, тоской и беспокойством, обильным холодным потом, мозговой конгестией с синеватым или по крайней мере с поразительно бледным лицом. В противоположность с фосфором, показанием для тартар-эметика служит недостаточность реакции, поэтому он пригоднее для пожилых особ, чем для молодых и сильных.

При бронхопневмонии тартар-эметик довольно гомеопатичен, но в острых случаях этой опасной болезни он уступает фосфору. При плевропневмонии я бы вовсе не считал его пригодным, но Кафка ставит его чрезвычайно высоко; он также несколько раз излечивал в руках д-ров Вурмба и Каспара острый отек легких. Я сам очень доверяю его силе излечивать это состояние, когда оно является последствием общей водянки. Он также очень полезен при хроническом катаральном кашле с обильной легко отделяющейся мокротой слизистого характера. Д-р Рингер рекомендует его в приемах 1/80 грана и менее детям, у которых часто бывает бронхиальная астма, а д-р Бейс очень хвалит его при катаральном крупе.

Мы не имеем достаточно испытаний тартар-эметика в страданиях желудочно-кишечного канала. Д-р Дайс Браун недавно привел случай острого катарального гастроэнтерита, где его целебное действие было несомненно8.

Он должен быть полезным при афтах, прыщавых и других сыпных страданиях слизистых оболочек и может быть при афтах рта и горла людей, умирающих от изнурительных болезней, какова чахотка. Последствия больших приемов его по виду так походят на холерный коллапс, что для гомеопатов было естественно попробовать это средство при холеровидных страданиях. Но я нахожу сходство совершенно внешним за исключением туземной холеры (cholera nostras). Антимониальный коллапс есть результат крайней тошноты, между тем как при холере нет такого состояния; затем, понос его является последствием катарального энтерита, возбуждаемого им, между тем как холерный понос не воспалительный. То же самое можно сказать относительно его употребления и при детской холере ("cholera infantum"), где, согласно моим наблюдениям, он мало приносит пользы.

2. Мне остается еще сказать о действии тартар-эметика на кожу. Вам известно уже, что местное употребление этого средства вызывает прыщатое воспаление. Но, может быть, вам будет ново, что он действует здесь не только как местный раздражитель, но и как динамический фактор. Это чрезвычайно ясно доказано д-ром Энбер-Гурбейром в статье, уже упомянутой мной. В начале он приводит 19 наблюдений для доказательства того, что при местном употреблении рвотного камня пузыристые сыпи появляются на других частях тела, в особенности около мошонки, половых губ и заднего прохода, и это при полнейшей невозможности механического перенесения вещества. Затем он цитирует пять примеров, где сыпи, чрезвычайно похожие на возбуждаемые пластырями рвотного камня (а также и на оспенные), показывались при внутреннем употреблении этого средства9. Наконец, он приводит доказательства, что местное действие не проявляется ранее одного или двух дней, и иногда показывается не на месте приложения, а на какой-нибудь другой части тела. Соображая эти факты с особенным и специфическим характером сыпи и с частым появлением подобных пузырьков на внутренних слизистых поверхностях при употреблении этого средства, он приходит к заключению, что тартар-эметик составляет специфическое и динамическое "экзантемогеническое" средство. Впоследствии, когда мы дойдем до арсеника, я расскажу, каким образом эти наблюдения относительно специфического действия тартар-эметика на кожу подтверждаются результатами опытов над животными и микроскопических исследований тканей.

Точная форма названной сыпи, которой соответствует тартар-эметик, есть эктима. Случай подобной болезни, излеченной рвотным камнем, приведен в New Materia Medica. Он менее пригоден при импетиго, кроме одного вида этой болезни, impetigo erysipelatodes. Д-р Даджен, однако же, приводит (Brit. Journ. of Hom., XXIV, 311, и XXIX, 405) два случая излечения им (в первом и втором растираниях) этих неприятных прыщавых сыпей, обезображивающих преимущественно лица молодых людей.

Во втором случае были также поражены и половые части. Но наибольший интерес Тартар-эметика в этой сфере заключается в его отношении к оспе. Он не только вызывает специфическую прыщавую сыпь, похожую на оспу, но также рвоту, прыщи во рту и горле, клейкую слизь, облегающую воздухоносные пути, и hypinosis крови — все то, что характеризует и саму болезнь.

Более того, привитие лимфы прыщей, возбуждаемых рвотным камнем, по-видимому, имеет те же последствия, что и вакцинация. Прыщики совершенно походят по виду на прыщи коровьей оспы и точно так же переносятся прививкой, хотя я не могу признать утверждение, что они предохраняют от оспы. Соответственно этой близкой гомеопатичности, тартар-эметик имеет превосходное действие в оспе. Свидетельства этого собраны д-рами Марси и Петерсом; он в особенности полезен в случаях сильного поражения слизистых оболочек дыхательных путей. Я всегда употребляю тартар-эметик (в первом растирании) против оспы, и мне редко приходится прибегать к другому лекарству. Я не могу сказать, чтобы он обрывал болезнь, да вряд ли это делает и какое-либо другое средство, но он значительно смягчает все побочные беспокойства и оставляет мало оспин даже у тех, у которых оспа не была привита.

Я разобрал три главные сферы действия тартар-эметика: продолговатый мозг, слизистые оболочки дыхательных органов и кожу. Но есть другие страдания, в которых он часто приносит пользу. Одно из них: белая горячка при сильном расстройстве желудка, сабурального характера, как, например, от злоупотребления пивом; затем, люмбаго и так называемые мышечные ревматизмы, где очень хвалят его Бэр и Лоренс Ньютон. Он считается также д-ром Энджелем первым лекарством против светобоязни. Я сам имел недавно случай проверить эту рекомендацию. В связи с этим следует упомянуть, что д-р Рингер предлагает его в приемах от 1/36 до 1/45 грана при золотушной офтальмии.

Соответствие и несходство применения тартар-эметика в обеих школах, конечно, очень поучительны. У аллопатов средство это считается рвотным, понижающим кровообращение и специфическим при острых легочных страданиях. Мы же стоим в прямом противоречии с первым из этих употреблений, так как им мы излечиваем рвоту, вместо того чтобы возбуждать ее; второе мы совершенно отвергаем, а третье признаём гомеопатическим и определяем ему место и применение по закону подобия.

Ipecacuanha — средство всего ближе подходящее к Antimonium tartaricum, затем, по действию на продолговатый мозг, к Digitalis, Lobelia, Tabacum и Veratrum viride; на дыхательные органы — Phosphorus, и на кожу — Antimonium crudum и Clematis.

Успех тартар-эметика в старой медицине при лечении воспаления гортани, бронхов и легких доказывает, что при этих болезнях нет надобности употреблять бесконечно малые дозы. При них, а также и при оспе, гомеопатическая школа обыкновенно употребляет второе, редко третье, десятичное разведение. При отеке легких лучше действуют высокие деления (12–15).

Следующим по алфавиту лекарством должен бы быть апис, но так как для такого важного средства в этой лекции не хватит места, то я оставлю его для новой, переходя к следующему лекарству.

Apocynum cannabinum — апоцинум каннабинум — коноплянник

Это растение называют часто индейской коноплей, но его не следует смешивать с Cannabis indica из Индостана. Это канадская трава, из корней которой приготовляется тинктура на очищенном спирту.

Д-р Аллен в Энциклопедии дает патогенетические симптомы его, полученные четырьмя испытателями. Д-р Гейл в New Remedies приводит все, что известно относительно его клинического употребления.

Это все (почти) сводится к тому, что апоцинум оказывает замечательное действие во всех разновидностях водянки. Подкожная водянка, головная водянка, грудная и в особенности брюшная всех видов и от всех причин — все эти случаи д-р Гейл собрал во втором издании. Я не в состоянии в настоящее время определить точную форму действия апоцинума в этой сфере, а еще менее — объяснить основание. По-видимому, его нужно давать в существенных приемах, а между тем оно не мочегонное, т. е. для здоровых, и при испытании д-рами Петерсом и Марси оно уменьшало отделение мочи. Я не нашел его полезным при водянке головы, происходящей от бугорчатого менингита, и при брюшной водянке вследствие цирроза печени, — состояний, против которых, к сожалению, не существует лекарств — но я видел, что простая мозговая водянка, последствие тифоида, уступала ему легко. Нельзя читать случаи д-ра Гейла без убеждения, что апоцинум есть настоящее специфическое средство против некоторых форм водянки. Он сам считает его постоянно действительным только в почечной водянке и предполагает, что другие формы водянки оно только временно облегчает вследствие влияния на почки.

Апоцин излечивает также меноррагию, в которой он гомеопатичен, и насморк с обильной слизью. Он также иногда оказывается полезным при дурном пищеварении, когда после еды бывает вздутие желудка и ощущение тошноты, так как эти два симптома очень резки в испытаниях д-ров Петерса и Марси.

Apis и Helleborus кажутся самыми схожими с апоцином средствами. Что же касается до приемов, то иногда бывает пригодна цельная тинктура, от одной до пяти капель, но гораздо чаще употребляют препарат, называемый декокт Ханта, или же настой из свежего корня (одна унция на полторы бутылки воды).

В прибавлении в Энциклопедии д-ра Аллена приведено много новых испытаний апоцинума, причем в каждом случае употреблялась цельная тинктура или же настой. Самым заметным действием был сильный понос — живот казался переполненным газами и жидкостью, которые нужно было извергнуть немедленно. В связи с этим являлось продолжительное расслабление мышцы, смыкающей задний проход, что напоминает действие алоэ, но испражнения апоцинума гораздо обильнее и продолжаются в течение всего дня после принятия пищи, а не только по утрам. Апоцинум следовало бы употреблять при лечении поноса.


1 См. два случая излечения eczema impetiginoides в Brit. Journ. of Hom., XXIV, 312.
2 Brit. Journ. of Hom., XXXII, 241.
3 Amer. Journ. of Hom. Mat. Med., III, 38.
4 См. Practitioner, XIII, 281.
5 Essays Medicine, стр. 726.
6 Des Spécifiques en Médecine, 1847.
7 Отчет об опытах д-ра Молена помещен в 6-м томе Brit. Journ. of Hom.
8 См. Monthly Hom. Review ХХІ, 153.
9 Два подобных случая этого рода приведены в New Materia Medica, и Тардье признаёт этот факт.

ЛЕКЦИЯ XII  ЛЕКЦИЯ XII    Содержание    ЛЕКЦИЯ XIV  ЛЕКЦИЯ XIV