Д-р Ричард Юз (Англия)

Ричард Юз

Руководство к лечению болезней по способу Ганемана

Санкт-Петербург, 1900

Перевод со 2-го англ. изд. д-ра мед. Владимира фон Дитмана под ред. д-ра мед. Льва Бразоля

ПИСЬМО VIII
Общие болезни.
Малярийные лихорадки

Продолжая следовать избранной нами нозологической таблице, мы сегодня должны рассмотреть терапию малярийных лихорадок, которые включают как перемежающиеся, так и послабляющие лихорадки, а также состояние, известное под названием малярийной кахексии. "Маскированные" или "неправильной формы" малярийные отравления, как "tic douloureux" и другие невралгии, я разберу после, когда дойду до этих болезней. Сначала идет

Перемежающаяся лихорадка, febris intermittens

Под этим заголовком нужно рассмотреть все общие раcсуждения, касающиеся этого предмета и имеющие большую важность по отношению к этой болезни. Сам Ганеман пространно говорит о нем в "Органоне"1, а также и д-ра Wurmb’а и Caspar’а в своих Klinische Studien. Прося вас прочесть интересные замечания этих авторитетов, я перехожу к изложению моего собственного взгляда на вопрос.

Что именно нам приходится лечить в перемежающейся лихорадке? Многие скажут — пароксизм озноба, жара и пота, возвращающийся через периодические промежутки и вызывающий увеличение селезенки и другие расстройства здоровья. Такое описание было бы без сомнения верно (по крайней мере по внешним явлениям) относительно таких перемежающихся лихорадок, которые появляются спорадически или эпидемически в немалярийных местностях, или таких, которые поражают приезжего при первом его появлении в местности, где малярия господствует эндемически. У живущих же в этих местностях почти всегда наблюдается более или менее продолжительный предшествующий период, из которого затем, внезапно или постепенно, развиваются лихорадочные явления, причем предварительные симптомы остаются во время апирексии. У этих субъектов, кроме того, часто замечается малярийное заражение, в котором лихорадочные пароксизмы представляют лишь случайную и маловажную черту, и такое состояние может быть первичным или может явиться вторичным последствием запущенной или дурно пользованной перемежающейся лихорадки. Когда оно первично, то первым симптомом очень часто бывает малокровие. "Я видел, — пишет д-р Sircar из Калькутты (о данном вкладе которого в литературу этого предмета я упомяну ниже), — здоровых, крепкого сложения людей, с богатой красными тельцами кровью, бледневших после нескольких дней, проведенных ими в малярийной местности даже ранее полного развития лихорадочных симптомов и весьма задолго до появления увеличенной печени или селезенки".

Такие факты, по-видимому, с очевидностью указывают, что настоящая перемежающаяся лихорадка не есть простой сосудодвигательный невроз, но есть заражение крови и кроветворных органов, одним из выражений которого является пароксизм озноба, жара и пота. Поэтому, если надлежит применить к ее лечению гомеопатический метод, то ясно, что самый пароксизм только тогда может служить нам руководителем в выборе лекарств, когда он является первичным или единственным симптомом болезни. В таком случае, действительно, лекарство, покрывающее все симптомы пароксизма, может быть справедливо рассматриваемо как соответствующее также и более глубоким изменениям, вызывающим пароксизм, и представляющее, таким образом, его патологическое "simile". Относительно симптомов самого пароксизма необходимо определить, которые из них заслуживают особенного внимания. Важнее всего нужно считать последовательность озноба, жара и пота, порядок которых бывает различен, затем преобладание которого-либо из них или появление особенных условий или сопровождающих обстоятельств. "Лекарство, — говорит Ганеман, — должно быть в состоянии вызывать в здоровом организме подобные чередующиеся состояния или же должно соответствовать подобием симптомов сильнейшему, наиболее выраженному и самому характерному из этих чередующихся состояний, либо периоду озноба с его побочными симптомами, либо периодам жара или пота с их побочными симптомами, смотря по тому, которое из них самое сильное и самое особенное. Затем нужно иметь в виду время дня, в которое является пароксизм, если он в строгом смысле периодичен, и, в конце концов, и, вероятно, без всякого особого значения для выбора гомеопатического лекарства, мы должны принимать в соображение 'тип' лихорадки, появляется ли приступ каждый день (f. quotidiana) или через день (f. tertiana), или через три дня в четвертый (f. quartana), или иначе". Ганеман предвосхитил признанное в наше время правило давать один прием подходящего средства немедленно после приступа или, если апирексия короткая и неполная, во время ослабления приступа.

Но когда лихорадочные приступы представляют только одно проявление общего малярийного заражения, тогда вполне оправдывается нижеизложенное в "Органоне", а именно, что "симптомы здоровья пациента во время промежутков, свободных от пароксизмов, должны служить главным указателем самого подходящего гомеопатического лекарства". На этом особенно настаивают д-ра Wurmb и Caspar и утверждают, что это должно быть общим правилом, а не исключением, указывая на то, что форма пароксизмов в большинстве случаев очень изменчива, в то время как конституциональные явления более постоянны. Поэтому они устанавливают правило, что "если во время употребления известного лекарства общее худосочное состояние остается неизмененным, хотя бы пароксизмы и делались слабее, то после некоторого времени следует переменить это лекарство и назначить другое, даже если бы приступы при его употреблении были совершенно уничтожены. С другой стороны, улучшение общего худосочия представляет верный знак, что лекарство было подходящее и что не следует его прекращать, даже если бы пароксизмы участились; исцеление последует наверное, если лекарство не будет переменено". Вместе с тем они утверждают, что лекарство, для того чтобы оно было истинно пригодно в перемежающейся лихорадке, должно соответствовать как нервным явлениям пароксизма, так и расстройству растительной жизни, проявляющемуся в апирексии. Если оно влияет только на лихорадочный приступ, то оно может соответствовать только легким и недавним случаям; если же оно соответствует только растительной сфере, то оно не будет истинно противолихорадочным средством. Поэтому важнейшие лекарства в лихорадке будут те, которые, подобно мышьяку, занимают всю почву; на втором же плане стоят такие чисто нервные средства как Ignatia и такие чисто вегетативные как Pulsatilla.

Нет нужды доказывать правильность этих воззрений с точки зрения гомеопатических принципов, с целью лечения перемежающейся лихорадки. Но ранее чем я перейду к их практическому применению, Вы, конечно, пожелаете узнать, какой успех имело это лечение как само по себе, так и по сравнению с обыкновенным методом назначения хинина в материальных приемах для каждого пациента, страдающего этой болезнью.

Что касается хронических перемежающихся лихорадок — случаев, тянувшихся месяцами и годами, в которых пароксизмы на время были подавляемы хинином, но постоянно снова возвращались, пока, наконец, хинин переставал оказывать какое-либо действие, — то свидетельство в пользу гомеопатического лечения (и притом самого "ганемановского" относительно индивидуализации и разведений) очень согласно и убедительно. Стоит Вам только просмотреть наши журналы, издаваемые в Америке, где эта болезнь сильно свирепствует, для того чтобы убедиться в этом. Это лечение, по-видимому, не менее успешно и в тех случаях, которые иногда встречаются, когда эпидемия перемежающейся лихорадки появляется в местности, обыкновенно свободной от этой болезни. Тут общий опыт как бы подтверждает изречение Ганемана, что "всякая эпидемия имеет свой особенный однообразный характер, и раз этот общий характер выяснен из совокупности симптомов, встречающихся во всех случаях, он ведет к открытию специфического гомеопатического лекарства, подходящего ко всем случаям и которое почти всегда совершенно исцеляет всех пациентов, находившихся в удовлетворительном состоянии здоровья до появления эпидемии".

Здесь могут быть приведены результаты д-ров Wurmb’а и Oaspar’а, так как случаи их большей частью принадлежали к хронической форме. Отчет об их результатах был дан д-ром Вoger’ом в его книге The Present State of Therapeutics, и я вынужден назвать этот отчет несправедливым. Он говорит, что "эти врачи считали быстрым исцелением, когда после начала лечения, появлялось не более семи пароксизмов". Затем он упоминает, что один из их пациентов выдержал 26 пароксизмов, другой 25, третий 21, раньше чем болезнь была излечена. Наконец, он цитирует их слова, что гомеопаты имеют полное основание поздравить себя с успехом своего лечения перемежающейся лихорадки и что "очевидно, на основании этих цифр, мы можем вполне выдержать сравнение с нашими соперниками", — предоставляя предполагать, что эти цифры именно те самые, которые он выше привел. Между тем действительные результаты их, опубликованные ими самими2 в ответ на вопрос, могут ли гомеопаты быстро исцелять перемежающуюся лихорадку, следующие: из 77 случаев, пользованных ими, после употребления гомеопатического лекарства в 11 случаях не последовало ни одного пароксизма, в 12 случаях явился только один, в 9 случаях — два, и в 8 случаях — три пароксизма. Таким образом, в 40 случаях из 77 исцеление было, бесспорно, быстрое. Из остальных случаев в 15 последовало от 5 до 7 пароксизмов, а затем в последних от 8 до 26. Об этих последних д-ра Wurmb и Caspar замечают, что число пароксизмов не было бы так велико, если бы с самого начала было избрано подходящее лекарство, потому что, как только оно было найдено и назначено, то в 19 случаях не было больше ни одного пароксизма, в 16 явился только один, в 14 — два и в 13 — три пароксизма, и, таким образом, в 62 случаях из 77 был достигнут быстрый успех. Принимая затем еще во внимание, что цель этих врачей состояла не столько в том, чтобы остановить пароксизмы, сколько в том, чтобы исцелить всю болезнь, и что все эти 77 пациентов оставили госпиталь здоровыми и остались таковыми, я думаю, что они имели полное право утверждать, что их результаты доказывают успешность гомеопатии в перемежающейся лихорадке — по крайней мере той гомеопатии, которую они применяли, и в таких лихорадках, какие доставалось им пользовать.

Другой автор, который высказал свое доверие к гомеопатическому лечению перемежающейся лихорадки и подкрепил его фактами, это д-р Lord. Извлечение из его книги напечатано в XXX томе British Journal of Homoeopathy, и я думаю, что если Вы его просмотрите, то пожелаете прочесть и его книгу.

Относительно лечения свежих перемежающихся лихорадок, встречающихся в малярийных местностях, я не нахожу признания такого же единодушного доверия. Правда, д-р Bayes в отчете о своих наблюдениях в этой болезни в той форме, в какой она встречается в болотистых местностях около Кембриджа, вполне доволен полученными им результатами. Но он не говорит, сколько из его 75 случаев было свежих, пользованных им с самого начала, он также не упоминает о продолжительности времени, потребовавшегося для излечения. Лучший его результат, я думаю, заключается в том, что он мог сказать: "Ни один из моих острых случаев не сделался хроническим — результат, который (как он справедливо прибавляет) часто следует за подавлением лихорадки большими приемами хинина". Обращаясь, однако, к наблюдениям врачей, практикующих в центре малярийных местностей в Соединенных Штатах и в Индии, мы находим, что обыкновенное лечение на основании симптоматического сходства и посредством минимальных доз дает малоудовлетворительные результаты. О6щий вывод наблюдений американских врачей верно дает д-р Vincent во II томе United States' Medical Investigator.

"Перемежающаяся лихорадка, — пишет он, — по моему мнению — исключительная болезнь. Я редко был в состоянии исцелить свежий случай малярийной лихорадки высокими или (прибавляю) какими бы то ни было другими делениями. В большинстве случаев даже наилучше избранные лекарства не давали мне успеха… Мой личный опыт такой же, как опыт девятнадцати из двадцати врачей нашей школы, и это настолько всем известно, что в малярийных местностях сделалось поговоркой, что врач-гомеопат не может исцелить перемежающуюся лихорадку. Многие даже весьма ревностные последователи гомеопатии скорее прибегнут к хинину или к врачу-аллопату, если они или семейства их заболевают перемежающейся лихорадкой, нежели подвергнутся риску затянуть болезнь на несколько дней с необходимостью в конце концов все-таки обратиться к старому лечению".

В таком же смысле пишет д-р Sircar из Калькутты3:

Врачи-гомеопаты, обольщенные своим неожиданным успехом в хронических случаях с одними инфинитезимальными дозами и абсолютно без хинина, пришли к ложному заключению, будто они могут вообще обойтись без хинина по крайней мере в массивных приемах. Но когда пришел час их испытания, когда больные начали доверяться им в свежих случаях с самого начала, то они были разочарованы, хотя, к несчастью, не видели своей ошибки. Несмотря на все усердия в поисках за подходящим лекарством, несмотря на все старания и самую энергичную погоню за симптомами пациента и симптомами фармакологии, настоящее лекарство, по-видимому, всегда ускользало из-под их рук, покуда больные не переходили к аллопатам, которые излечивали их несколькими приемами хинина.

Я совершенно согласен с д-ром Sircar’ом, когда он говорил на нашем конгрессе в 1874 году: "Я уверяю вас, что хинная корка и ее алкалоид поддерживают жизнеспособность старой школы, и наше отречение от них мешает прогрессу нашей школы и нередко навлекает незаслуженные насмешки и нарекания на наше учение". Я в своей "Фармакодинамике" доказал совершенную гомеопатичность хинина в пароксизме перемежающейся лихорадки и объяснил, что во всех случаях, когда пароксизм составляет всю болезнь, мы не можем назначить лучшего лекарства. Д-р Sircar кончает следующими словами: "В стремлении нашем быть гомеопатами, мы не должны забывать, что мы врачи; в усердии нашем поклоняться Ганеману, мы не должны переставать поклоняться истине, где бы мы ее ни находили". Интересно, что лечение свежей перемежающейся лихорадки одной хиной у здоровых в других отношениях людей, обитающих в малярийных местностях, рекомендуется самим Ганеманом. Он пишет в "Органоне": "Эндемическая перемежающаяся лихорадка, в крайнем случае, поразила бы такого субъекта только при первом его появлении в этой местности, но одна или две очень маленьких дозы высокого деления хины, вместе со строго регулированным образом жизни, быстро освободят его от болезни". Если такого результата не последует, то пациента следует лечить "антипсорическими" (т. е. конституциональными) средствами; в нем сидит скрытая болезнь, принявшая лишь случайно форму перемежающейся лихорадки.

Практическое заключение из всего сказанного ясно. Действие хины в перемежающейся лихорадке было ньютоновским яблоком, приведшим Ганемана к гомеопатии. Он никогда не оставлял употребление ее в настоящих болотных лихорадках, и я настаиваю на том, что и мы не должны отказываться от хины. Правда, что когда он перестал практиковать в малярийных местностях, он рекомендовал употребление хины в потенцированной форме, т. е. в высоких разведениях. Но если врачи, встречающие эту болезнь на месте ее происхождения, находят, что лучшее "потенцирование" достигается материальными или даже массивными дозами, то они поступают по духу, хотя и не по букве его наставлений: они следуют ему в духе его "Опытной медицины". Я поэтому полагаю, что во всех свежих и не осложненных случаях перемежающейся лихорадки Вы лучше всего сделаете, если будете давать хинин во время апирексии: один полный прием в начале ее, как дают обыкновенно и как рекомендует Jousset, или повторные меньшие приемы в течение апирексии. Я сам в немногих случаях попадавшейся мне перемежающейся лихорадки придерживался последнего, давал по несколько малых приемов (2-3 гранулы первого десятичного деления каждые 3-4 часа) и получал весьма удовлетворительное действие. Вähr (который говорит, что хина исцеляет почти все свежие перемежающиеся лихорадки, происходящие от малярии), находит 1-е сотенное деление достаточным, и д-р Panelli по своим наблюдениям в Италии говорит то же самое4. Вы будете также иметь в виду наклонность лихорадки возвращаться в известные дни и будете предупреждать ее появление случайным приемом хины, пока не пройдет приблизительно двух недель. Предупреждая таким образом возвращение пароксизмов, Вы можете во время пароксизмов умерять их силу и облегчать страдания пациентов употреблением лекарств из богатого запаса гомеопатических средств. У нас в распоряжении Аconitum при сильной тревожности и беспокойстве, Belladonna при сильной головной боли во время жара, Ipecacuanha при мучительной рвоте, Veratrum album, если озноб очень силен и симулирует холерный коллапс, — все эти лекарства оказались благодетельными, смотря по их показаниям, и д-р Sircar указывает на еще большее число других ценных лекарств. При "конгестивном ознобе", которым выражается американская форма "злокачественной лихорадки" Рима и других местностей, д-р Morse5 в Мемфисе видел весьма удовлетворительное действие от Veratrum viride. В таких злокачественных лихорадках даже такой строгий гомеопат как д-р Charge в Марселе, допускает хинин в таких дозах, которые в состоянии быстро остановить пароксизмы.

Однако самые горячие поклонники хинина сознаю́тся, что это средство не всегда прекращает даже свежие перемежающиеся лихорадки. Если, поэтому, приступы скоро не останавливаются при его употреблении (а хинин, если исцеляет, то исцеляет скоро), то Вы хорошо сделаете, тотчас прекратив его приемы и перейдя к другим средствам. Кроме того, в хронических перемежающихся лихорадках и в малярийной кахексии хинин вообще не может быть рекомендован, хотя родственная ему хинная корка иногда может найти свое место при сходстве симптомов ее действия с состоянием пациента. Наши терапевты пришли к общему соглашению относительно лекарств, подлежащих выбору в таких случаях. Arsenicum, Nux vomica, Pulsatilla, Veratrum album, Ignatia и Ipecacuanha указываются первыми в списке Wurmb и Caspar. Вähr дает Arsenicum, Nux, Veratrum, Ipecacuanha, Natrum muriaticum и Arnica; Jousset рекомендует при разных обстоятельствах Ipecacuanha, Capsicum, Nux и Arsenicum. Если к ним прибавить Cedron, Eupatorium, Cimex, Acidum phosphoricum и Sulfur, то я, кажется, упомянул все средства, на которые Вы можете, за исключением весьма редких случаев, возложить Ваше доверие. Относительно их показаний я считаю лишним повторять сказанное в моей "Фармакологии". Единственное пропущенное мной лекарство это Pulsatilla. Wurmb и Caspar, а также д-р Lord, ценят ее очень высоко. Первые два врача одной Pulsatilla вылечили семнадцать случаев из двадцати семи, в которых они прописывали это средство, и находят, что оно особенно полезно при хлорозе и гидремии, развившихся от малярии. Так как Pulsatilla мало действует на нервную систему, то иногда необходимо дать вслед за ней Ignatia для прекращения пароксизмов.

В помощь нашему выбору лекарства в этих случаях — и мы не можем не индивидуализировать их слишком точно — д-р vоn Bönninghausen давно тому назад издал подробный реперторий, который был удостоен благосклонного отзыва самого Ганемана. Второе издание его, вышедшее в свет по истечении тридцати лет, было недавно переведено на английский язык д-ром Korndörfer’ом. Я сожалею, что не мог дать более лестного отзыва об этой книге, как напечатанный в XXXII томе British Journal of Homoeopathy. В отчете о прениях относительно статьи д-ра Bayes’а есть несколько полезных замечаний д-ра Quin’а о лекарствах, показанных в перемежающейся лихорадке присутствием или отсутствием жажды в разных стадиях пароксизма, а в четвертом томе United States’ Medical Investigator (p. 144) Вы найдете "таблицу времени", обозначающую час начала пароксизма, если это характерно для какого-нибудь особого лекарства. Все это вспомогательные средства, которыми не следует пренебрегать. Но если Вы хотите иметь успех в лечении хронической перемежающейся лихорадки, то позвольте мне особенно рекомендовать Вам изучение статьи Wurmb’а и Caspar’а относительно этой болезни, на которую я так часто ссылался.

Малярийное худосочие (как Вы увидите из моих замечаний к действию соответствующих лекарств) требует назначения Arsenicum, Natrum muriaticum или Sulfur. Arsenicum особенно показан, когда симптомы напоминают скоротечную чахотку, два же последних — когда случай имеет более торпидный или дегенеративный тип. Д-р Cooper привел доказательства из Индии и Турции о замечательном действии Sulfur не только в хронических, но и в острых малярийных лихорадках, в которых это средство, по-видимому, играет роль, равносильную хинину. Он употребляет пилюли, насыщенные tinctura fortissima.

Мне остается еще поговорить о послабляющих формах малярийной лихорадки.

Послабляющая лихорадка, febris remittens,

происходящая от малярии, есть не что иное, как сильная перемежающаяся лихорадка, в которой "перемежка" (апирексия) так слабо выражена, что представляется только в виде некоторого неполного понижения температуры, называемого поэтому "послаблением". Я эту болезнь знаю только из описаний, и при отсутствии гомеопатической литературы относительно ее, должен ограничиться показанием лекарств, имеющих наибольшую вероятность успеха.

Здесь лечение самого пароксизма еще важнее, нежели в перемежающейся лихорадке. Aitken пишет: "Первая и самая непосредственная задача лечения состоит в ослаблении силы артериального возбуждения во время пароксизма". Нам слишком хорошо известно действие Aconitum для достижения этой цели, чтобы не прибегать к истощающим кровопусканиям, рекомендованным индийскими авторами. Я ничего не имею против правила назначать хинин, как только начинается понижение температуры. Замечу только, что в астенической форме нередко Arsenicum может заслуживать предпочтения. Замечательное действие Gelsemium в послабляющих лихорадочных состояниях, наблюдаемое в более умеренных климатах, дает нам право испытать его в этой болезни, если сила лихорадки недостаточно высока, чтобы потребовать Aconitum. При явно выраженном гастрическом раздражении несколько приемов Ipecacuanha могут оказать большую пользу.

Желчная послабляющая лихорадка

отличается от предыдущей формы только соучастием печени в приступе. Иногда эта болезнь называется "малярийной желтой горячкой" вследствие сходства симптомов с этой заразной болезнью. Поэтому д-р Neidhard находит, что Crotalus тут должен иметь такое же хорошее действие. Он дает его в 1-м, 2-м и 3-м растирании. Вот все, что я могу сказать о гомеопатическом лечении этого недуга.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 § 233–244 5-го издания.
2 Brit. Journ. of Ноm., XII, 391.
3 Monthly Hom. Rev., XVIII, 522.
4 United States’ Med. Investigator, IV, 161.
5 United States’ Med. Investigator, II, 369.

письмо VII Письмо VII   Оглавление книги Ричарда Юза Оглавление   Письмо IX 	
письмо IX