Д-р Ричард Юз (Англия)

Ричард Юз

Руководство к лечению болезней по способу Ганемана

Санкт-Петербург, 1900

Перевод со 2-го англ. изд. д-ра мед. Владимира фон Дитмана под ред. д-ра мед. Льва Бразоля

ПИСЬМО VII
Общие болезни.
Длительные лихорадки (окончание)

Рассмотревши два главных типа постоянной лихорадки, сыпной и брюшной тиф, я перехожу к менее важным разновидностям. Первая —

Эфемерная лихорадка, febriсula

Это хотя и "эссенциальная" лихорадка, но простая в полном смысле слова. Не открыто еще заразного вещества как причины ее, и нет никакого заражения крови как последствия ее. Я согласен с д-рами Russell’ом и др., что для этой болезни достаточно одного лекарства, и это Aconitum. Я полагаю, что он в одно и тоже время умеряет силу и сокращает продолжительность лихорадки, так что будучи назначен с самого начала, он обращает ее в эфемерную в самом строгом значении слова.

Это немаловажное преимущество даже в той эфемерной лихорадке, которую мы имеем в нашем умеренном климате. Но еще более важно, что мы можем побороть болезнь, когда мы встречаем ее в виде "постоянной горячки" (ardent continued fever) в Индии. Там она даже нередко угрожает жизни, и героический противовоспалительный арсенал до сих пор еще в полном ходу, как и сорок лет тому назад. Я думаю, что д-ра Sircar, Salzer и другие, практикующие гомеопатию в Индии, могут сказать нам, что в их руках Aconitum много лучше ланцета, пиявок и тому подобного, и обеспечивает успешное и скорое окончание каждого случая.

Кроме эфемерной лихорадки, наша номенклатура содержит еще другую так называемую простую постоянную лихорадку, которую она определяет как "постоянную лихорадку без специфического характера", различая ее словом "постоянная" от другой тоже неспецифической лихорадки, которая продолжается только 3-4 дня. Существует ли такой отдельный тип лихорадки, это еще открытый вопрос, и как я уже сказал, это имеет большое значение в поднятом мной и другими вопросе относительно абортивного действия Baptisia в настоящем брюшном тифе. Если существует другая форма постоянной лихорадки, похожая на брюшной тиф, но не происходящая от ее специфической причины и не имеющая установленного типа и определенной продолжительности, то возможно, что именно тут Baptisia и заслужила свои лавры, и вообще абортивное действие лекарств на настоящий брюшной тиф пока еще не доказано.

Когда я на Британском гомеопатическом конгрессе в 1872 г. читал свой вышеупомянутый доклад, я был склонен поддерживать отрицательную сторону этого вопроса. Я не находил достаточно веских доказательств, чтобы пересилить мнение Jenner’a, Watson’a и Trousseau, полагавших, что обычно называемая гастрическая лихорадка тождественна с брюшным тифом новейшей нозологии. Но когда в моем уме ярко представилась возможность противоположной альтернативы, я тщательно взвесил свой собственный опыт и опыт других наблюдателей за последние несколько лет по отношению к этому специальному вопросу, и я поневоле вынужден был примкнуть к противоположному заключению. Поэтому я должен говорить теперь о болезни, называемой

Простая постоянная лихорадка, febris continua simple,

которая различается от брюшного тифа с одной и от эфемерной лихорадки с другой стороны. Вähr также различает эту лихорадку как гастрическую, желчную или слизистую, смотря по симптомам, и Jousset поступает так же, называя ее "fievre synoque". Вähr подтверждает мое собственное наблюдение, утверждая, что в затяжных случаях язык делается бурый и сухой, живот вздувается, и на место прежнего запора является понос. В подобных случаях английские авторы говорят о "переходе гастрической лихорадки в брюшной тиф".

В этой именно лихорадке, как я полагаю в настоящее время, Baptisia оказалась настоящим специфическим лекарством. Уменьшение лихорадки и кризис наступают весьма скоро после его употребления, значительно скорее, нежели при естественном течении болезни; язык быстро очищается и способность воспринимания и переваривания пищи возвращается. Я полагаю, что "гастрическая лихорадка" никогда не перейдет в брюшной тиф при раннем употреблении этого средства. Если, однако, Вы встретите случай, в котором уже появились тифоидные симптомы, то подходящее лекарство почти всегда будет Arsenicum.

Вы найдете у Вähr’а и Jusset показания для некоторых других лекарств в этой лихорадке. Я, однако, не советую Вам заменять ими оба упомянутые средства. Ни одно из них так явно не соответствует всему болезненному процессу. Некоторые из них могут, при весьма ясных показаниях, быть употребляемы попеременно с Baptisia, но, по моему мнению, последняя одна и сама по себе действует одинаково хорошо без помощи других средств. За сим следует

Возвратная горячка, typhus reсurrens,

не требующая с моей стороны никакого определения. Мы имеем сообщения о гомеопатическом лечении этой болезни из трех различных источников. Первое описание было дано самим Ганеманом, лечившим эту лихорадку в Лейпциге в 1814 году, и я вместе с д-ром Russel’ем полагаю, что то была именно возвратная горячка. Главные его лекарства были Bryonia и Rhus, и то, и другое в 12-м делении, которые он давал смотря по тому, было ли облегчение болей в покое или при движении. Он лечил 183 случая, не потеряв ни одного больного, между тем как смертность при обыкновенном героическом лечении была значительна1. Вторая серия наблюдений принадлежит д-ру Kidd’у во время эпидемии, опустошавшей Ирландию в 1847 году2. Он лечил в Bantry 111 случаев, из которых 24 признаны им за тиф и 87 — за возвратную горячку. Он потерял только двух больных, которых, по его мнению, следует причислить к тифозным, так что смертность у него была также 0. Главное его лекарство была Bryonia, и он как тогда, так и позднее в 1865 г., утверждал, что ни на одно другое лекарство нельзя положиться с таким доверием. Третий наш наблюдатель — д-р Dyce Brown, который лечил 50 случаев во время эпидемии в Абердине в 1871 году3. Он почти всем своим больным давал Baptisia, и при сравнении с естественным течением болезни нашел, что это средство значительно ускоряет кризис. Он также не потерял ни одного случая.

Поэтому возвратная горячка при гомеопатическом лечении, по-видимому, не должна иметь смертельного исхода, и главные ее лекарства — Bryonia, Rhus и Baptisia (последнее когда преобладают гастрические симптомы). Я думал бы, что высокий подъем и синохальный характер лихорадки указывают на пригодность Аconitum, но д-р Dyce Brown говорит, что он не приносил ни малейшей пользы. Я не думаю, чтобы мы могли предупредить возвраты гомеопатическими лекарствами, но мы должны облегчать боли, которые представляют столь характерный симптом этой лихорадки. Bryonia или Rhus, даваемые по показанию Ганемана и по его примеру, т. е. по одному приему 12-го деления утром, без повторения, могут достигнуть этого, но если нет, то я советую испытать Eupatorium perfoliatum, как и в весьма подобных болях при Денге и (как мы увидим) при инфлюэнце.

Мы теперь покончили с английскими типами лихорадок, но к ним тесно примыкают три специфически различных формы, встречающиеся в других странах. Это желтая лихорадка, спинномозговая горячка и чума. Первая —

Желтая лихорадка, febris flava

Об этой болезни у нас имеется значительное число сообщений со стороны врачей-гомеопатов, практикующих в южных штатах Америки. В третьем томе North American Journal of Homoeopathy д-р Holcombe опубликовал отчет о пользованных им с одним товарищем 1016 случаях. Лечение было и общее и симптоматическое. Camphora была даваема, когда начальный озноб бывал так силен, что напоминал холерный коллапс (так называемая "алгидная форма" д-ра Lуоns’а). Aconitum и Belladonna были назначаемы во время реакции, а затем обыкновенно Ipecacuanha и Bryonia требовались против гастрических симптомов. Если случай принимал тифозный вид, то давались Arsenicum и Lachesis, а если появлялась черная рвота, то Argentum nitricum. Иногда Cantharis назначался против симптомов со стороны мочевых органов, которые быстро улучшались. При таком лечении они потеряли только 55 пациентов, т. е. смертность была 5,4% вместо обыкновенной в 15–75%.

В 1867 году д-р Holcombe работал в другой эпидемии желтой горячки и доложил о своих результатах Американскому гомеопатическому институту, в "Протоколах" которого за 1868 г. Вы можете прочесть его отчет. Он лечил 300 случаев и потерял из них только 7, но общая смертность была тоже ниже обыкновенной. Д-р Holcombe в это время пришел к заключению, что змеиные яды, из всех имеющихся у нас лекарств, являются поистине самыми гомеопатичными против желтой горячки, и поэтому он употреблял их в 30-м делении во всех случаях. По его мнению, Lachesis особенно пригоден для нервных, a Crotalus — для сосудистых проявлений болезни, Lachesis — для отравления нервной системы, Crotalus — для отравления крови. Поэтому он давал Lachesis в первом периоде болезни, a Crotalus во втором — в периоде изнеможения, кровотечений и желтухи. С этими лекарствами он часто употреблял попеременно свои старые средства, смотря по симптоматическим показателям. Он сильно рекомендует Argentum nitricum против рвоты во втором периоде, но предпочитает Arsenicum при рвоте кровью, т. е. когда появляется или приближается черная рвота.

Мы имеем также отчеты об эпидемиях д-ра Neidhard’а в Филадельфии4 и д-ра Morse в Мемфисе5. Первый полагался почти исключительно на Crotalus. Второй лечил симптоматически, но он и его товарищи потеряли только 12% своих больных, в то время как смертность при аллопатическом лечении была по меньшей мере 40%.

Эти результаты показывают, что если Вы встретите желтую лихорадку, Вы можете с полнейшим доверием положиться на гомеопатические лекарства. Факты, на которые я указывал, когда говорил о змеиных ядах, показывают, что я совершенно согласен с д-ром Ноlсоmbe’ом и Neidhard’ом, что Lachesis и Crotalus являются истинными гомеопатическими подобиями для этой страшной болезни. Единственное средство, достойное одинаковой чести, это Phosphorus. Отравление этим ядом с его желтухой и кровотечениями представляет очевидное сходство с желтой горячкой. Единственный вопрос: отравляет ли он кровь через печень или первично? Если верен первый взгляд, то я должен согласиться с д-ром Ноlсоmbe’ом, что средство это не будет истинно гомеопатично этой болезни, так как при ней кровь отравляется непосредственно, и сама желтуха имеет скорее химическое (кровяное), чем печеночное происхождение. Если же верны наблюдения Haenisch’а6 (они несколько расходятся с наблюдениями Frerichs’a), то печень и почки после смерти от желтой горячки показывают именно такое острое жировое перерождение, как оно вызывается Phosphorus. По отчетам одной эпидемии в Рио-де-Жанейро, Phosphorus оказывал в этой болезни очень хорошее действие7.

Следующая из этих форм постоянных лихорадок, о которой я должен упомянуть, это эпидемическое воспаление спинномозговых оболочек, которое по новой номенклатуре называется

Спинномозговая горячка, meningitis сеrebrospinalis

В статье, напечатанной в ХХIII томе British Journal of Homoeopathy, я собрал все до тех пор известное о гомеопатическом лечении этой болезни. Вы увидите, что успех был сравнительно очень хороший. Так, в одной эпидемии в Авиньоне в 1846—47 годах д-р Bechet потерял только 22%, тогда как в аллопатических военных госпиталях умирало 72%. Его главное средство было весьма оригинальное — Ipecacuanha. Он давал его в тинктуре и почти всегда попеременно с каким-нибудь лекарством, показанным специальными симптомами, из которых чаще всего употреблялся Hyoscyamus. Главный опыт лечения цереброспинальной горячки был приобретен в Америке. Там болезнь эта появляется в двух различных формах. Первая — воспалительная и стеническая, и ей соответствовали Aconitum, Veratrum viride, Gelsemium и Belladonna. Вторая, гораздо чаще встречающаяся форма, имеет тифоидный характер и характеризуется появлением петехий, вследствие чего ее называли пятнистой лихорадкой ("spotted fever"). Здесь употреблялись тифозные лекарства: Bryonia, Rhus и Arsenicum, а при упадке сил — очищенный абсолютный алкоголь. В cлучаях, когда cудорожные явления продолжались после исчезновения острых симптомов, д-р Searle и другие нашли Actaea racemosa весьма полезным лекарством.

Многие, я думаю, не могут отделаться от мысли, что за исключением Aconitum в чисто воспалительных случаях, мы еще не нашли настоящего "simile" цереброспинального менингита. Но я надеюсь, что оно найдено в Cicuta. Д-р Baker в Батавии сообщил Гомеопатическому обществу штата Нью-Йорк8 серию из 60 последовательных случаев этой болезни всех степеней злокачественности, излеченных этим одним лекарством без единого смертельного исхода. Явления, наблюдаемые при отравлении посредством Cicuta, весьма гомеопатичны симптомам болезни, до петехий включительно, и вскрытия животных, отравленных этим ядом, показывают явную гиперемию оболочек головного и спинного мозга. Что касается Aconitum, то кроме других явных для него показаний (пульс всегда полный и твердый), мы имеем новейшие наблюдения Наrlеу, который заключает, что Aconitum поражает черепноспинную ось от центров третьей пары до начала n. phrenicus точно так, как Strychninum поражает ее всю9. В этой именно области симптомы цереброспинального менингита проявляются сильнее всего.

Не следует забывать змеиных ядов, особенно Crotalus, когда петехии выступают очень сильно. Я могу также упомянуть, что д-р Searle в Бруклине сообщил несколько наблюдений весьма успешного лечения глухоты, столь часто остающейся после этой болезни, и которую обыкновенно считают неизлечимой; он давал Silicea и Sulfur.

Последняя из этих злокачественных горячек —

Чума, pestis,

о которой я мало имею сказать. Эта болезнь похожа на тиф, осложненный карбункулами и поражением лимфатических желез. Гомеопатия еще не имеет практического опыта ее лечения и, к счастью, не очень вероятно, чтобы кому-нибудь из нас случилось с ней иметь дело. Если бы, однако, случилось, то Arsenicum и Lachesis будут те лекарства, от которых я ожидал бы наилучшего успеха.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 "On Typhus abdominalis", Russell, Lectures, p. 369.
2 Brit. Journ of Ноm., VI, 85; Annals IV, 136.
3 Brit. Journ. of Ноm., XXXI., 355.
4 On Crotalus Horridus in Yellow Fever.
5 North Amer. Journ. of Ноm., XXII, 426.
6 Ziemssen, Cyclopaedia, vol. I.
7 Brit. Journ. of Ноm., XXIII, 130.
8 Transactions of the Hom. Soc. of New York, 1872, p. 60.

письмо VI Письмо VI   Оглавление книги Ричарда Юза Оглавление   Письмо VIII письмо VIII