Д-р Ричард Юз (Англия)

Ричард Юз

Руководство к лечению болезней по способу Ганемана

Санкт-Петербург, 1900

Перевод со 2-го англ. изд. д-ра мед. Владимира фон Дитмана под ред. д-ра мед. Льва Бразоля

ПИСЬМО V
Общие болезни.
Острые сыпи (продолжение)

Скарлатина, scarlatina,

без сомнения, — одна из самых важных болезней, с которыми нам приходится иметь дело. Большое распространение этой болезни как в городах, так и в деревнях, высокая смертность ее и разнообразие ее форм, осложнений и последствий, придают скарлатине особенный практический и научный интерес. Вам будет очень интересно узнать, что гомеопатия может сделать в этой болезни и каким образом она действует.

Во-первых, Вы будете ожидать, чтобы я высказался относительно известного профилактического действия Belladonna. Принимая во внимание подобное же действие хинина в перемежающейся лихорадке, мы должны сказать, что оно весьма вероятно. Belladonna покрывает все поле вторжения скарлатинного яда: займите эту почву ее влиянием, и неприятель не найдет ни одной точки для нападения. Если же Вы прочтете свидетельства, собранные д-ром Вlаск’ом в первом томе British Journal of Homoeopathy и д-ром Dudgeon’ом в его "Лекциях", то Вы увидите огромную массу доказательств из разных источников в пользу ее предохранительного действия. Я знаю, что были также получены результаты противоположного характера. Но при оценке их значения в этом вопросе мы должны иметь в виду двоякое соображение. Во-первых, какая употреблялась доза? Ганеман рекомендовал одну или две капли раствора экстракта, приблизительно равносильного третьему сотенному делению, по одному приему через 1-3 дня. Все, подтвердившие его результаты, держались приблизительно такого же приема, в то время как наблюдатели противной стороны (как, например, в опытах Benjamin’а Веll’а в George Watson’s Hospital) большей частью давали это лекарство в приемах достаточно сильных, чтобы вызвать его физиологический эффект. Второй вопрос еще важнее: какая господствовала форма скарлатины? Ганеман давно уже показал, что существуют две различных формы скарлатины: в одной сыпь гладкая, лоснящаяся, ярко-красная, в другой сыпь темноватая, иногда багрянистая, пятнами и шероховатая, в форме очень мелких пузырьков. Общие симптомы и подходящие лекарства в этих двух формах болезни различны. Это различие было подтверждено д-ром Вауеs’ом в эпидемии, которую он наблюдал в Кембридже и о которой он дал отчет в IV томе Annals. Ганеман ясно подчеркивает, что профилактическое действие Belladonna относится исключительно к первой из этих двух разновидностей скарлатины. Поэтому, чтобы доказать ее неудачу, необходимо, чтобы характер сыпи в данной эпидемии был точно определен, что не было сделано. Я полагаю (согласно с д-ром Stille, который подробно разобрал обе стороны этого вопроса1), что веские доказательства свидетельствуют в пользу способности Belladonna предохранять против скарлатины или умерять угрожающее заболевание скарлатиной, и советую Вам всегда ее назначать.

Переходим к лечению. Мы должны сначала исключить милиарную разновидность, которая теперь редко встречается. Д-р Bayes подтверждает наблюдения Ганемана, что в этой форме Belladonna бесполезна как с целью предохранить от скарлатины, так и видоизменить ее течение, и что тут специфическими лекарствами будут Aconitum и Coffea (в средних делениях). Я сам видел эту форму скарлатины только в одном семействе и был наведен симптомами на эти лекарства раньше, чем вполне выяснилась болезнь. Осложнения и последствия милиарной формы требует того же лечения, как и в обыкновенной скарлатине.

Настоящая гладкая скарлатина Sydenham’а, как Вы знаете, называется или простой (simplex), или ангинозной (anginosa), или злокачественной (maligna), смотря по ее проявлениям. Такое подразделение дает хорошее практическое основание для очерка ее лечения.

"Простая скарлатина, — нам говорят, — бывает смертельна только вследствие излишнего усердия врачей", и поэтому нам советуют предоставить ее природе и уходу. Однако я думаю, Вы найдете, что гомеопатические лекарства дают большое облегчение, преимущественно Aconitum и Belladonna. Это один из немногих случаев, когда я нахожу попеременное употребление лекарств необходимым. Я иногда пробовал давать одну Belladonna, но лихорадка тогда была гораздо более упорна. В скарлатине, как и в кори, но отлично от оспы, лихорадка продолжается после появления сыпи, и поэтому Aconitum необходим все время. Это подтверждают также д-р Ozanne и д-р Pope.

Следует упомянуть, что некоторые врачи предпочитают против скарлатинной лихорадки Gelsemium , предполагая, что она не достаточно сильна для Aconitum.

В скарлатине, осложненной жабой, "scarlatina anginosa", Вы также начнете с Aconitum и Belladonna, но очень скоро Вы найдете, что состояние горла требует специальных лекарств. Вы обыкновенно увидите опухоль или изъязвление как самый выдающийся симптом, и Вы сообразно с этим должны избрать Ваши лекарства. При опухании горла я был разочарован действием Baryta сarbоnіса, на которое я был наведен его ценностью в обыкновенной жабе. Но теперь все согласны, что мы имеем превосходное лекарство для этих случаев, именно Apis. Против изъязвлений, часто весьма разрушительных при скарлатине, мы имеем превосходное и в высшей степени гомеопатичное средство — Mercurius. Д-р Pope предпочитает Mercurius bijodatus, но на основаниях, изложенных мной в лекциях об этом средстве, я склонен к предпочитанию более чисто меркуриального препарата; Mercurius bijodatus, с другой стороны, часто оказывал мне хорошее действие в дифтерите, который иногда осложняет скарлатину.

Симпатические поражения шеи сопровождают все формы "scarlatinae anginosae". Если они состоят только в опухании желез, то Mercurius, назначенный против внутреннего болезненного процесса, сделает все, что нужно. Но если поражается клетчатка, является угрожающая опасность, мы должны обратить главное наше внимание на это осложнение. Д-р Wells, который недавно дал нам ценные данные относительно лечения скарлатины2, рекомендует Rhus в начале такого осложнения, a Lachesis — в дальнейшем развитии его.

Переходим к той страшной болезни, которую мы называем "злокачественной скарлатиной" (scarlatina maligna). Мы обыкновенно на первых порах узнаём ее по общему отравлению нервной системы, характеризующему ее начало. Очевидное показание здесь ускорить появление сыпи, для чего Вы можете прибегнуть к помощи гидропатии в форме завертываний в мокрые простыни или холодных обливаний с последующим закутыванием в одеяла. Вместе с тем Вы дадите подходящие внутренние лекарства. Camphora в частых приемах рекомендуется Hartmann’ом и особенно показана при общем упадке сил с холодением, причем умственные способности остаются незатронутыми. Но если (как это часто случается) угнетение мозга есть самый преобладающий симптом, то мы имеем два лекарства высокого достоинства, Cuprum aceticum и Zincum. В пользу первого из них говорит д-р Schmid в 1-м томе British Journal of Homoeopathy, второе рекомендует д-р Elb в VII томе того же журнала. Различение этих двух средств не совсем легкое, но д-р Pope думает, что Cuprum предпочтительней при более сильном упадке сил и при сильнейших конвульсиях. Скарлатина, как оспа, может сделаться злокачественной, принимая форму "scarlatina haemorrhagica". Я не знаю, что тогда может сделать Phosphorus, но д-р Hayward видел хорошее действие от Crotalus, которое гомеопатично данному состоянию (См. Materia Меdica, Physiological and Applied, Vol. I, p. 362).

Д-р Wells указывает на некоторые другие средства в начале злокачественной скарлатины: Acidum hydrocyanicum, Tabacum, Lachesis и Ailanthus glandulosa. Удивительные результаты были достигнуты посредством Ailanthus. Я об этом писал в моей "Фармакодинамике". Факты подтверждают заключение, что мы в этом лекарстве имеем в высшей степени могущественный антидот злокачественной скарлатины. Когда болезнь начинается с угрожающих симптомов (синевато-красное быстро опухающее горло, темно-окрашенная пятнистая сыпь, очень скорый и слабый пульс, угнетение мозга), то Ailanthus, по-видимому, делает все, что можно ожидать от лекарства. Он совершенно превосходит Arsenicum и Lachesis и, вероятно, делает ненужным назначение Cuprum или Zincum, хотя эти лекарства были бы тем не менее показаны, если бы мозговые симптомы появились вслед за скрытием нормальной сыпи. Ailanthus должен быть назначен один, приблизительно в первом десятичном делении.

Однако когда общее состояние пациента уже значительно улучшилось при помощи этих средств, симптомы со стороны горла иногда продолжают быть зловещими и могут даже опять вызвать новое конституциональное расстройство как бы вследствие свежего заражения организма от изъязвленного и гангренозного зева. Я в таких случаях привык полагаться на Lachesis, средство тут ясно показанное, и оно меня не обманывало. Из Америки, однако, очень рекомендуется Arum triphyllum, особенно при поражении носа и полости рта и при едких истечениях. Относительно Lachesis я еще скажу, что д-р Jousset считает его главным лекарством в злокачественной скарлатине и говорит: "Оно доставило нам успехи, на которые мы не надеялись".

Д-р Wells (также как и д-р Jousset) говорит о "воспалении мозга и его оболочке" как о нередком осложнении скарлатины и описывает характеристики подходящих лекарств, особенно Belladonna и Sulfur. Я полагаю, что это осложнение встречается очень редко. Spongia или Bromium могли бы подходить в этих случаях.

Водянка после скарлатины составляет соединительное звено между осложнениями и последствиями скарлатины. В настоящее время установлено, что соучастие почек, выражающееся альбуминурией, не есть случайное осложнение, а является постоянным спутником скарлатины. Оно не требует особого лечения, но иное дело, когда оно переходит в острый десквамативный нефрит и водянку. Несколько лекарств имеет известность в этой болезни. Я рад видеть, что д-р Yeldham смягчил рекомендацию однажды предложенного им Terebenthina3. Я был печально разочарован этим средством. Arsenicum, Cantharis, Helleborus и Apis чаще всего употреблялись. Cantharis, казалось бы, самое гомеопатичное средство при этом поражении, но я более всего был доволен действием Arsenicum. Д-р Ozaune в одной эпидемии в Guernsey с наилучшими результатами употреблял Helleborus, и это же лекарство хвалит один врач старой школы4. Из Америки сообщают о хорошем действии Apis, я сам давал его иногда без видимого действия. Apocynum, Colchicum и Hepar sulfuris тоже были предложены на основании более или менее теоретических рассуждений. Я вернусь к этому предмету при рассмотрении болезней почек.

Об остальных последствиях скарлатины я могу упомянуть вкратце. Язвы в носу и носовое кровотечение, течь из ушей и глухота, которые часто остаются после скарлатины, особенно уступают Acidum muriaticum. Вähr рекомендует для носа Аurum muriaticum и Pope для уха Silicea. Но если эти симптомы служат частичным выражением общей вспышки золотушного худосочия, вызванного этой болезней, то следует давать Sulfur.

Я думаю, что Вы теперь довольно хорошо приготовлены к лечению скарлатины, и я не сомневаюсь, что Вы будете весьма довольны Вашим сравнительным успехом. Для более полного ознакомления с этим предметом укажу Вам на наши систематические сочинения, на отчеты об эпидемиях этой болезни д-ра Ozanne в III томе British Journal of Homoeopathy, д-ра Wilde и д-ра Bayes’а в IV томе Annals и д-ра Nankivell’я в VII томе Monthly Homoeopathic Review; и на случаи, описанные д-ром Yeldham’ом, в его сочинении Homoeopathy in Acute Diseases, и д-ром Laurie во II томе British Journal. Я также должен упомянуть ряд прекрасных статей д-ра Pope (на которые я часто ссылался) в XIV томе Monthly Homoeopathic Review.

Раньше чем перейти к следующей болезни нашего официального списка, я должен сказать несколько слов об этой болезни, выпущенной там, но признанной теперь почти всеми наблюдателями за отдельную форму. Это та кажущаяся смесь кори со скарлатиной, которая известна под названием

Краснуха, rubeola

Латинское название rubeola так часто дается кори, что из преждевременного принятия его может произойти недоразумение. Краснуха, кажется, соединяет коревую сыпь и коревое поражение слизистой оболочки дыхательных путей со скарлатинным воспалением горла и полости рта. Автор в издании Цимсена (д-р Thomas) описывает краснуху как гораздо более легкую болезнь, нежели ее описывают д-ра Copeland и Aitken. По его описанию краснуха большей частью протекает без лихорадки. Отчет об одной эпидемии, появившейся в одном учебном заведении, данный д-ром Harmar Smith’ом в XVI томе Monthly Homoeopathic Review, показывает, что краснуха может принимать различные формы и протекать более или менее тяжело, смотря по пациенту. Вы должны лечить эту болезнь лекарствами, указанными при кори и скарлатине, смотря по симптомам.

Теперь нам нужно сказать несколько слов о болезни, называемой

Денге, Dengue

Эту болезнь иногда называли "ревматической скарлатиной". Вы знаете, что нередко в обыкновенной скарлатине появляется ревматическая опухоль суставов с сильной больй и чувствительностью. В таких случаях я всегда видел хорошее действие Rhus, причем опухшие суставы завертываются в вату. Однако более точные наблюдения в последних эпидемиях Денге показали, что эта предполагаемая аналогия не имеет серьезного основания. Болезнь, по-видимому, представляет род послабляющей лихорадки, состоящей из двух коротких приступов, разделенных свободным промежутком. Первый пароксизм является в виде высокой постоянной лихорадки с сильными болями в членах и суставах и с опуханием последних. Второй показывает менее сильную и послабляющую лихорадку, с зудящей сыпью и часто с поражением носа, рта и горла.

Судя по этим симптомам (не имея личного опыта), я думаю, что Aconitum, без сомнения, подходит как главное лекарство в первом пароксизме. Однако, имея в виду, что во время эпидемии Денге в Америке в 1827 году она получила название костоломной лихорадки (break-bone fever), и что Eupatorium perfoliatum был употребляем с превосходным успехом против лома в костях, мы хорошо сделаем, если будем иметь его наготове в случае необходимости замещения им Aconitum. Во втором пароксизме Gelsemium может заменить Aconitum, а симптомы кожи и слизистых оболочек, по-видимому, указывают на Rhus, преимущественно из разновидности venenata.

Я должен теперь упомянуть еще одну сыпную болезнь, выпущенную в номенклатуре College of Physicians, это

Просовидная потница, mіliаrіа

Эта болезнь, кажется, весьма сходна с так называемой потной болезнью (sweating-sickness) средних веков, и, по д-ру Zuelzer (написавшему весьма полную и поучительную статью о ней в "Энциклопедии" Цимсена), она даже в последнее время нередко обнаруживала злокачественный характер этого страшного бича. Д-р Aitken описал ее на основании своих личных наблюдений у турок в Скутари во время Крымской войны. Он характеризует ее как "болезнь, в которой появляется высыпание бесчисленного количества мельчайших пузырьков с белыми головками на коже туловища и конечностей, предшествуемое и сопровождаемое лихорадкой, тоской, стеснением дыхания и обильными потами с прогорклым, кислым, затхлым запахом, характерным при этой болезни". Zuelzer особенное значение придает чувству тоски и стеснению дыхания. "Во многих случаях, — говорит он, — больные, вместе с сильным и бурным биением сердца и брюшной пульсацией, испытывают чувство сжимания в груди и под ложкой (bаrre epigastrique) и предсердную боль. Симптомы нередко усиливаются до ужасающей степени, хотя ни в сердце, ни в легких не открывается никакого анатомического поражения". Эти симптомы внезапно или постепенно исчезают после появления сыпи.

В этой картине все указывает также на Aconitum как на главное средство и в miliaria, и мы можем ожидать от него наилучших результатов. Если же Cactus имеет его заменить когда-либо при наличности лихорадки, то это в том случае, когда вышеупомянутое стеснение дыхания и тоска с предсердной болью составляют резкую черту болезненного состояния. В последнее время на сжимание в груди было указано как на характерный симптом этого лекарства. Кроме того, я думаю, что когда пот очень обилен, мы можем с успехом дать Jaborandi как чрезвычайно гомеопатичное лекарство.

Впрочем, тридцатый случай отравления мышьяком в Cyclopaedia of Drug Pathogenesy имеет такое поразительное сходство с милиарной лихорадкой, что Arsenicum должен иметь видное место между лекарствами против этой болезни.

Мы теперь подошли к различным формам длительных лихорадок. Но так как они составляют слишком обширный предмет, чтобы начать его изложение в конце письма, то я откладываю его до следующего.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Therapeutics (4-th Ed) sub voce Belladonna.
2 Amer. Hom. Review, Vol. V; North Amer. Journ. of Ноm., Vol. XXIV.
3 Annals I, 390; IV, 71.
4 Cм. Brit. Journ. of Hom., IV, 6.

письмо IV Письмо IV   Оглавление книги Ричарда Юза Оглавление   Письмо VI 
письмо VI