Д-р Ричард Юз (Англия)

Ричард Юз

Руководство к лечению болезней по способу Ганемана

Санкт-Петербург, 1900

Перевод со 2-го англ. изд. д-ра мед. Владимира фон Дитмана под ред. д-ра мед. Льва Бразоля

ПИСЬМО XXXII
Болезни системы кровообращения.
Сердце

Вместо того чтобы перейти от дыхательных органов к ближайшему большому тракту слизистой оболочки мочеполового аппарата, я раньше рассмотрю болезни системы кровообращения, с которой дыхательные органы так тесно связаны анатомически и физиологически. В этой главе я разберу болезни сердца, артерий и вен, лимфатических и млечных сосудов и не имеющих выводного протока желез, а именно селезенки и щитовидной железы, которые имеют функциональное отношение к крови и ее кругообращению.

Сперва я рассмотрю болезни сердца. При разборе их я пойду строго по следам д-ра Russell’ я, который в своих статьях о болезнях сердца в XII томе British Journal of Homoeopathy и в своих "Клинических лекциях" так много сделал по этому предмету. Я буду также ссылаться на "Лекции о болезнях сердца" д-ра Е. М. Наlе’я, вышедшие в 1889 году третьим изданием, в котором заключаются действительно ценные материалы к изучению физиологического и терапевтического действия лекарств.

Следуя д-ру Russel’ю, для начала возьму

Сердцебиение, palpitatio cordis,

подразумевая под этим названием различные формы сердечного расстройства, классифицированные д-ром Наlе’ем как функциональные болезни сердца.

Д-р Russell разделяет случаи этих расстройств на такие, в которых первичная болезнь происходит: 1) от самого сердца, 2) от крови, 3) от желудка.

1. Сердце получает наклонность к сердцебиению от каждой причины, ослабляющей его нервную или мышечную энергию. Первая страдает от усиленных умственных занятий, от тоски или продолжительных душевных волнений, от онанизма или половых излишеств, от злоупотребления чаем, кофе, табаком, и т. п. причин. Чтобы облегчить острый припадок такого рода, я не знаю ничего более действительного, как Moschus, который, кроме того, считается до сих пор наилучшим средством против сердцебиения у истеричных. Наклонность болезни к переходу в хроническую форму можно предупредить такими лекарствами как Coffea, Iodium, Nux moschata и Acidum phosphoricum, если удается устранить возбуждающую причину и установить соответствующий режим. Coffea — самое подходящее средство при сердцебиении, происходящем от психических причин, за исключением тех случаев, где больной привык пить много кофе; в таком случае предпочтительнее будет Nux vomica. Iodium можно давать в подобных случаях, когда весьма подавлена вся нервная система и существует склонность к меланхолии. Поэтому оно требуется при сердцебиении у гипохондриков. Nux moschata весьма полезна при сердечных расстройствах у истеричных. Acidum phosphoricum, по моим наблюдениям, оказался неоцененным средством при расстройстве деятельности сердца вследствие половых излишеств. Bähr здесь рекомендует Digitalis, но я скорее склонен смотреть на это средство как подходящее в случаях, где расслаблена сама мышечная ткань сердца. Таbаcum (у некурящих) здесь тоже полезен. Такие сердцебиения часто перемежаются с припадками обморока. Сердцебиение, вследствие чрезмерного употребление чая, может быть устранено посредством China.

Действие Аtropinum, парализующего блуждающие нервы и таким образом вызывающего ускоренную деятельность сердца, должно было бы быть утилизировано при простом нервном сердцебиении, и, может быть, Muscarinum, производящий противоположное действие, мог бы найти себе место как антипатический паллиатив. Glonoinum и, вероятно, змеиные яды действуют как Atropinum и пользуются известностью против сердцебиения; Jaborandi и Physostigma сходны с Muscarinum.

2. Кровь причиняет сердцебиение либо вследствие изобилия или недостатка ее, либо вследствие присутствия в ней подагрического яда. Когда причиной расстройства сердца бывает полнокровие или малокровие, то лучше всего лечить болезнь теми средствами, которые необходимы для укрепления общего состояния больного, но Aconitum и Cactus в первом случае, a Pulsatilla и Spigelia во втором будут полезными вспомогательными лекарствами. Относительно подагрического сердцебиения я не могу предложить ничего, кроме лечения основного страдания, но может быть, здесь окажется верным замечание Bähr’a, что Sulfur "чрезвычайно полезен в упорных случаях, где часто он и производит радикальное исцеление".

3. Диспепсическое сердцебиение часто не что иное, как подагра. Если же оно не имеет связи с этой болезнью, то Вы с пользой можете припомнить слова д-ра Elliotson’a об Acidum hydrocyanicum, а именно, что "он хорошее лекарство для тех болезней желудка, которые в некоторых из своих симптомов сходны с болезнями сердца". Prunus virginiana (дикая вишня), упоминаемая д-ром Наlе’ем, вероятно, обязана своим действием этой составной части ее. Подобное отраженное расстройство может происходить от глистов или от болезней матки. Обращая внимание на причины болезни, сверх того можно давать в первом случае Spigelia, а в последнем Lilium tigrinum.

Переходя теперь от функциональных болезней сердца к органическим, я прежде всего рассмотрю болезни самого вещества мышечной ткани сердца. Первая из них

Утолщение сердца, hypertrophia cordis

В острых припадках сердцебиения, вызываемых этой болезнью, Aconitum занимает то место, которое при нервном сердцебиении занимает Moschus. Он также облегчает существующие иногда спазмы сердца. Продолжительное употребление того же лекарства я находил весьма полезным для облегчения постоянного беспокойства таких больных. Еще большее значение в этом отношении приписывается Naja д-ром Russel’eм, и Cactus д-рами Rubini и Meyhoffer’ oм1. Первый описывает хороший случай, иллюстрирующий ценность этого любимого его лекарства2. Но возможно ли этим или каким-либо другим лекарством действительно уменьшить объем гипертрофированного сердца, это другой вопрос. Увеличение толщины стенок сердца часто необходимо и имеет уравновешивающее значение, и в таком случае Вы не принесете пользы больному, противодействуя такому изменению, если бы далее это было возможно. Единственная форма этой болезни, в которой можно ожидать такого результата, это, я думаю, та, которая происходит от чрезмерного мышечного напряжения, например, у гребцов. Здесь я могу напомнить Вам о целительном действии, которое д-ра Madden и Bayes получали от Arnica3.

Все эти замечания относятся к гипертрофии вообще, будет ли она сопровождаться расширением сердца или нет. Но мы теперь должны рассмотреть

Расширение сердца, dilatatio cordis,

само по себе, т. е. без утолщения сердечных стенок. Я ничего не имею против обычного назначения железа в этом состоянии. Я полагаю, что оно действует диететически и может служить хорошим вспомогательным средством в питательном режиме, который Вы предпишете Вашему пациенту. Но я должен признать гомеопатическим другое лекарство, теперь обыкновенно употребляемое при расширении сердца, — это Digitalis. В моей лекции об этом растении я привел достаточно оснований, чтобы считать его средством, непосредственно парализирующим мышечное вещество сердца. Писатели старой школы (и c ними д-р Hale) ошибаются, я полагаю, приписывая Digitalis исключительное действие на нервный аппарат сердца. Я здесь не буду распространяться об этом вопросе, но ограничусь рекомендацией его для продолжительного употребления в тинктуре или в первых двух десятичных делениях. Как на функционально действующие вспомогательные средства можно указать на Gelsemium, Physostigma и Tabacum. Первое рекомендуется д-ром Наlе’ем, когда больной опасается всякого движения из боязни, что сердце перестанет биться, последнее — д-ром Edward Вlаkе’ом, когда появляется беccонница.

Ожирение сердца, adipositas cordis,

представляется в двух формах. В первой жир отлагается на сердце и вызывает перерождение ткани только тогда, когда он прорастает между мышечными волокнами; в другой форме с самого начала существует жировое перерождение сердечной мышцы. Соответственно этим двум формам и лечение будет различное. Больных первой категории надо принуждать к диете и образу жизни, приспоcобленным к тому, чтобы предупреждать ожирение, a Digitalis и Ferrum можно давать для укрепления обремененного мускула. Лекарства, подходящие к последней разновидности, разобраны д-ром Drury в интересной статье в XIX томе British Journal of Homoeopathy. Arsenicum и Acidum phosphoricum, по его мнению, cамые важные лекарства, и так как теперь известно, что первое средство способно производить жировое перерождение в сердце и в других органах, то оно имеет сильные права на наше внимание. Тем не менее еще более могущественно в этом отношении действие Phosphorus, и это средство, вероятно, займет первое место между лекарствами против жирового перерождения.

Arnica весьма рекомендуется д-рами Kafka и Liedbесk’ом как средство, дающее облегчение в одышке, которая сопровождает ожирение сердца.

Теперь я буду говорить о воспалительных болезнях сердца, начиная с воспаления облекающей его оболочки, с перикардита

Воспаление сердечной сумки, pericarditis

Идиопатическая форма этой болезни редко наблюдалась, а патология и терапия ее пиемической, геморрагической и туберкулезной разновидности так мало известна, что я буду здесь говорить только о лечении перикардита, встречающегося в связи с острым ревматизмом и при Брайтовой болезни почек.

Если в течение острого ревматизма начинает выслушиваться двойной шум трения и появляются другие симптомы перикардита, то Вы почти всегда, если не всегда, можете остановить его в 24 часа, давая только один Aconitum в достаточно больших и частых приемах (по одной капле первого десятичного деления через час) и прикладывая на область сердца горячий припарок из льняного семени. Experto crede! Но Вы не всегда будете настолько счастливы, чтобы поймать болезнь в самом начале ее, а потому должны быть приготовлены лечить ее в разных периодах ее. Вы можете сначала прочитать случаи, приведенные д-ром Drysdale’eм в XII томе British Journal of Homoeopathy (p. 557), д-ром Laurie в V томе того же журнала (р. 310), д-ром Kidd’oм в XIII томе (р. 198) и д-ром Russel’ ем в его "Клинических лекциях". Вы найдете, что (после Aconitum) Bryonia, Colchicum, Spigelia и Arsenicum пользуются наибольшим доверием. Bryonia никогда не назначалась одна, но всегда попеременно с Aconitum или Spigelia. Я считаю такое недоверие вполне еcтеcтвенным и всегда приоcтанавливаю употребление этого средства при ревматической лихорадке в пользу других лекарств, как только появляется заболевание сердца. Colchicum a priori ничего за себя не имеет, но действие его в случаях д-ра Kidd’a и в одном случае д-ра Laurie было довольно замечательно. Spigelia пользуется наибольшей славой и имеет в свою пользу свидетельство д-ра Fleischmann’a, который никакого другого лекарства не употреблял. Появление сильной боли здесь, как и в других случаях, можно считать главным показанием для него. Arsenicum предпочтительнее только там, где серозный выпот в околосердечную сумку очень значителен. Замечено здесь некоторыми наблюдателями, что это средство часто облегчает сердечную тоску и стеснение в груди несколько раньше, чем физические признаки указывают на вcасывание жидкости.

Вооруженные этими лекарствами, Вы с большой уверенностью можете идти навcтречу ревматической форме перикардита. В той его форме, которая встречается при Брайтовой болезни, Colchicum u Arsenicum — единственные средства из этой группы, которые могут Вам понадобиться.

Могу еще здесь добавить краткое обозрение терапевтических наставлений по этому предмету известных систематиков нашей школы. Jousset, по-видимому, едва ли говорит на основании собственного опыта, которого мы могли бы от него ожидать; он рекомендует Aconitum для начала, Apis и Cantharis для последующего и Arsenicum для еще более позднего периода болезни, если накопление излияния так велико, что причиняет одышку и наклонность к обморокам. Jahr согласен со мной относительно того, что Aconitum вообще достаточен, но он находит действительным 30-е деление. Bähr рассматривает перикардит, миокардит и эндокардит все вместе под общим названием "кардита". Он также утверждает, "что в каждом перикардите — первичном или вторичном — Aconitum есть первое и самое важное средство, когда воспаление начинается с лихорадочных явлений, но мы считаем также, — прибавляет он, — это лекарство показанным даже там, где лихорадка умеренна или совсем отсутствует. Aconitum показан не только в начале болезни, но во многих случаях также и в продолжении всего ее течения, особливо в ревматических воспалениях сердца, пока органические повреждения не привели к параличным или цианотичным симптомам". Когда воспаление развивается скрытно и имеется обильное излияние серозного выпота, он рекомендует Digitalis. Spigelia он считает подходящим только для пластического перикардита, а для затяжных случаев такого рода он рекомендует Sulfur. "В одном случае перикардита, — пишет он, — существовавшего уже более трех месяцев, где необыкновенно громкий шум трения стенок околосердечной сумки друг об друга был не только слышен, но даже чувствовался рукой, приложенной к сердцу, симптомы совершенно исчезли после двухнедельного употребления Sulfur". Д-р Hale довольно близко идет по следам Bähr’a, хотя он полагается больше на Bryonia в пластической форме и упоминает Asclepias tuberosa как аналогичное лекарство, посредством которого он достигал хороших результатов.

Воспаление внутренней оболочки сердца, endocarditis,

в его острой форме для всех практических целей можно рассматривать исключительно в связи с ревматизмом. Вы найдете отличный случай в двенадцатом томе British Journal (p. 562), в котором Aconitum 1-го деления было единственное назначенное лекарство, и другой случай в одиннадцатом томе Monthly Homoeopathic Review (p. 355), где Spigelia в руках д-ра Bayes’а оказалась не менее действительной. Эти случаи очень верно иллюстрируют общепринятое гомеопатическое лечение эндокардита. Aconitum и Spigelia — великие средства при воспалении как выстилающей, так и облекающей оболочки сердца, как этого в самом деле и можно было бы ожидать, принимая в соображение близкое сходство между этими двумя тканями и тождество обыкновенной возбуждающей причины. Сверх того, оба лекарства очевидно гомеопатичны данному поражению. Первое средство в руках д-ра Jousset действительно произвело повреждение клапанов сердца у кроликов, которым он давал его в возрастающих приемах, а патогенетическое действие второго средства указывает скорее на раздражение эндокардия, чем перикардия. Большой успех, которого достигал д-р Fleischmann посредством этого лекарства, назначая его безразлично во всех ревматических воспалениях сердца, может найти свое объяснение в том факте, что из всех воспалений сердца эндокардит встречается гораздо чаще других.

Если Вы когда-либо встретите опасный "язвенный" эндокардит, то тут были бы показаны змеиные яды, которые Bähr и Hale рекомендуют как гомеопатичные, и из них, вероятно, Lachesis будет заслуживать предпочтения.

Болезни клапанов сердца,

бывают либо последствием недавнего эндокардита, либо проявлением этой болезни, еще существующей в хронической форме. Надежда наша на благоприятное изменение болезни должна зависеть от того, с которым из этих двух состояний мы имеем дело. Пока есть воспаление, мы можем противодействовать ему; но если мы имеем дело с причиненными им повреждениями, когда пожар уже потух, то наша помощь может быть только паллиативная. По опыту д-ра Russell’я (который я часто проверял), следовало бы, по-видимому, всегда давать Naja в периоде выздоровления от острого приступа эндокардита, и этим лекарством часто достигается полное исцеление. Д-р Jousset имел подобные же результаты от Aconitum, когда поражение имело локализацию в устье аорты и случалось у детей. Вы вспомните также сообщение д-ра Wells’a относительно употребления Spongia в таких случаях и о специальном показании для этого средства при "внезапном пробуждении ночью со страхом удушения". При продолжительном употреблении одного из этих средств гибельные последствия острого эндокардита часто могут быть устранены. Затем, кажется, нет почти сомнения, что эндокардит может протекать с самого начала в хронической форме, особливо под влиянием подагры и алкоголя, а может быть и от хронического отравления никотином и даже просто от старости. Таким образом, болезнь клапанов сердца может развиваться без всякой предварительной истории острых заболеваний. Здесь нам нужны более глубоко действующие лекарства, которые мы находим, как я думаю, в Arsenicum и Plumbum. Действие Arsenicum на сердце основательно исследовано д-ром Imbert Gоurbеуrе’ом4. Оно ясно действует на эндокардий, равно как и на другие части сердца, и результаты, недавно достигнутые во Франции при употреблении в хронических болезнях сердца, не допускают сомнения в его действительности. Arsenicum давно уже заслужил себе большую славу в школе Ганемана. Еще более гомеопатичное средство — Plumbum, медленное отравление которым (по словам Jousset) производит хроническое воспаление внутренней оболочки сердца и артерий. Мы, однако, до сих пор не имеем еще наблюдений относительно его терапевтического значения.

Паллиативное лечение хронического заболевания клапанов можно либо сочетать с каким-либо радикальным, либо применять его исключительно в случаях, где существует непоправимое органическое изменение. В последнем случае часто бывают полезны вышеупомянутые уже Aconitum и Naja. Когда имеется значительная гипертрофия и при возбужденной деятельности сердца, Cactus часто может с успехом заменить Aconitum, a Spigelia должна быть настойчиво даваема, когда существуют сильные боли5. Острые приступообразные пароксизмы, встречающиеся при болезнях клапанов сердца и указывающие на затруднение кровообращения в сердце, обыкновенно облегчаются Aconitum, а иногда (как нашел д-р Russell) Camphora.

Я еще не говорил здесь о Digitalis, потому что сфера действия его относится только к тем случаям, где затрудненное кровообращение при болезнях клапанов сердца привело к образованию сердечной водянки.

Сердечная водянка, hydrops сardiaсum,

представляет достаточно важную черту хронических болезней сердца, чтобы заслуживать специального внимания терапевта. В состоянии ли гомеопатическое лечение бороться е этим состоянием — это вопрос очень важный. Ответ должен зависеть прежде всего от причины этого состояния. Если она чисто механическая вследствие препятствий для возвращения венозной крови, то было бы непонятно, чем бы тут могли помочь динамические меры, и единственный рациональный образ действия состоял бы в удалении излившейся жидкости через почки, через кишки или (посредством проколов) через кожу. Но теперь вообще признано, что за исключением редких случаев первичного заболевания правого сердца, не в этом заключается патология водянки сердца. Тут имеется недостаток артериального напряжения вследствие препятствий в левом сердце, обусловливающих переполнение венозной системы и приводящих к недостаточности кровяного давления в почках, результатом чего является скудное мочеотделение. Отсюда происходит избыток воды в крови и просачивание ее в ткани. Очевидно, следовательно, что каждое лекарство, способное восстановить недостаток напряжения артериальной системы, будет в состоянии по крайней мере на время уменьшить водянку, и это может быть достигнуто двумя путями: либо укреплением самой мышцы сердца, либо возбуждением сосудодвигательных нервов. В Digitalis мы имеем средство, которое соединяет в себе оба эти свойства, хотя различным образом. Оно укрепляет сердечный мускул гомеопатически, потому что ослабляет и даже убивает его у здорового, поэтому если слабость сердечной деятельности, причиняющая водянку, излечима, то Digitalis может прочным образом удалить излияние, действуя на его причину, и здесь достаточно его давать в наших обычных приемах. Но очень часто дело обстоит иначе. Левый желудочек не может наполнять артерий не вследствие слабости собственной жизнедеятельности, а вследствие изменений в его клапанах, которые препятствуют его работе, и эти изменения непоправимы. В этом случае единственный наш ресурс состоит в возбуждении сосудодвигательных нервов, которые имеют непосредственное действие как на артерии, так и на сердце. Этого мы также достигаем посредством Digitalis, но только применяя его первичное физиологическое действие, которое, как мы уже видели, состоит в возбуждении симпатичеcкого аппарата кровообращения и в усилении артериального напряжения. Для этого требуются большие приемы, и настой или отвар листьев дигитилиса, по-видимому, есть самый действительный его препарат. Вдыхание сжатого воздуха имеет такой же эффект, но действие его оказалось менее продолжительным, чем действие Digitalis.

Я не думаю, чтобы Вы могли получить лучшие результаты посредством каких-либо более гомеопатических средств. Д-р Jousset, который также рекомендует этот план лечения, по-видимому, смотрит на Digitalis как на средство, соответствующее закону подобия, потому что Digitalis в больших приемах производит состояние сердечной слабости (асистолии), весьма сходное с тем, которое существует в этой болезни. Но ведь это только вторичное действие Digitalis и признак последующего истощения, и если Вы при наличности такого состояния производите состояние ему прямо противоположное посредством лекарственных доз, достаточных, чтобы произвести его в здоровом теле, то Вы, очевидно, практикуете антипатически, а не гомеопатически, и должны признать этот факт. Bähr и Jahr, рассуждая со строго гомеопатической точки зрения, высказываются очень безнадежно о лечении сердечной водянки, и я, на основании собственного опыта, совершенно согласен с их мнением, между тем как рекомендации д-ра Наlе’я настолько же эклектичны, насколько они и теоретичны.

В последнее время на смену Digitalis явилось несколько других лекарств, в одном классе которых мы имеем Adonis convallaria и Strophantus, а в другом — Coffeinum, Oleandrinum и Sparteinum. Полное описание их дейcтвия Вы найдете у Наlе’я. Толкование действия этих средств и роли, которую они должны играть в гомеопатической терапии, представляет еще спорный пункт. Вопросы эти часто обсуждались и пояснялись на клинических случаях талантливыми врачами парижского Hôspital St. Jacques6. Я остаюсь при убеждении, что хорошие результаты от этих средств получаются путем вызывания их физиологического действия, и что такое действие необходимо при сердечной водянке, если она должна быть устранена лекарствами.

Последняя болезнь сердца, о которой мне нужно говорить, это

Грудная жаба, angina peсtoris

Мне кажется, нет сомнения, что эта болезнь в сущности есть всегда невроз сердца. Что она иногда бывает связана с органическим изменением сердца или аорты, это не изменяет ее сущности и не влияет на наше лечение, хотя имеет серьезное значение для нашего предсказания. Не следует, конечно (на что указывает Eulenberg), смешивать ее с припадками стенокардии, которые могут встречаться во всех случаях хронических болезней сердца с затруднением кровообращения в этом органе.

Наше лечение грудной жабы сводится к двум задачам: какую помощь можем мы давать во время припадка? И что мы можем сделать для предотвращения их возвратов?

Для обеих целей надо различать, я думаю, две формы болезни, из которых в одной существует спазм, причиняющий стеснение в груди, между тем как в другой единственным признаком болезни является боль. В первой форме я должен рекомендовать антипатически-паллиативное лечение. Вдыхание амилнитрита дает такое быстрое и верное облегчение, что было бы напрасно рисковать продлением страданий больного, испытывая какое-либо действующее гомеопатически лекарство. Но там, где спазма нет, это средство бесполезно, и обыкновенное лечение не представляет нам ничего настолько блестящего, чтобы побудить нас отдаляться от гомеопатии. Jahr упоминает об одном случае, в котором припадки, при каждом их возвращении, почти немедленно прекращались от одного приема Arsenicum 30; нельзя найти лучшего лекарства, когда (как в его случае) сердечная тоска сопровождается упадком сил и угрожающим обмороком. Когда кровообращение более энергично, то мог бы быть полезен Aconitum (быть может, лучше в виде Aconitinum).

Гораздо больше можно сделать, чтобы предотвратить возвращение пароксизмов. Arsenicum здесь — главное лекарство в обеих формах болезни, когда симптомы приступа требуют этого средства. Hartmann и Bähr также усердно рекомендуют его в высших гомеопатических делениях, как и Anstie в материальных приемах Фовлерова раствора, употребляемого в старой школе. Если бы потребовались другие лекарства, то Вы вспомните в спазмодической форме Acidum hydrocyanicum и Сuprum, первое в более свежих случаях, последнее в более застарелых, а в чисто невралгической форме — Spigelia. К благоприятному опыту д-ров Bayes’a и Кеndall’я с этим средством (как упомянуто в моей "Фармакодинамике") я могу добавить опыт д-ра Jousset. "Spigelia, — пишет он, — главное лекарство для angina pectoris; оно соответствует мучительной боли под грудной костью, распространяющейся в шею и руки. Неправильность пульса, наклонность к обмороку, сердцебиение, ухудшение при малейшем движении решают наш выбор Spigelia. Я привык давать ее сначала в 3-м делении, по три или четыре приема в день; я спускаюсь до трех капель тинктуры или поднимаюсь до 6-го, 12-го и 30-го деления, смотря по восприимчивости субъекта. Я могу сосчитать много случаев, в которых это средство давало мне прочное исцеление или продолжительное улучшение".

Я прибавлю здесь Digitalis, которым Bähr излечил один случай, Nux vomica, которое Jousset ставит вторым после Spigelia и предпочитает при подагре и у геморроидальных субъектов, и Naja, которая совершила исцеление в руках д-ра Bradshaw7. Надо здесь также упомянуть и о наблюдении М. Beau о частом появлении грудной жабы вследствие чрезмерного курения табаку, откуда вытекает показание запрещать табак курильщикам, если они страдают грудной жабой, и прописывать его как лекарство для некурящих (если он показан на основании других симптомов).

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. его Chronic Diseases of Organs of Respiration.
2 Brit. Journ. of Ноm., XII, 543.
3 См. Фармакодинамику, sub voce.
4 De l’action de L’ Arsenic sur le Coeur, Paris, 1874.
5 См. Annals, III, 539.
6 См. в особенности Bulletin за август 1887 и L’Art Мédісаl за июль 1892 г.
7 См. Annals, I.

письмо XXXI Письмо XXXI   Оглавление книги Ричарда Юза Оглавление   Письмо XXXIII письмо XXXIII