Д-р Ричард Юз (Англия)

Ричард Юз

Руководство к лечению болезней по способу Ганемана

Санкт-Петербург, 1900

Перевод со 2-го англ. изд. д-ра мед. Владимира фон Дитмана под ред. д-ра мед. Льва Бразоля

ПИСЬМО XXI
Болезни глаза (продолжение)

Мы рассмотрели болезни соединительно-тканного покрова глаза с его продолжениями. Теперь наше внимание должно быть обращено на болезни составных частей самого глазного яблока.

Сначала мы разберем болезни его фиброзных оболочек, белковой и роговой.

Воспаление белковой оболочки, scleritis,

составляет, я думаю, самую обыкновенную форму "ревматического" воспаления глаз. Это то воспаление, которое у лиц, не подверженных ревматическим заболеваниям, бывает следствием простуды во время холодных ветров и появляется в виде сильной боли в глазном яблоке и в окружности его, с прямолинейным и темно-красным налитием поверхностных сосудов, отличаясь таким образом и по ощущениям, и по наружному виду от катарального конъюнктивита1. Мы имеем в этой болезни два превосходных лекарства: Aconitum и Spigelia. Aconitum здесь так хорошо действует не только потому, что общее состояние организма находится в сочувствии с местным воспалением, но еще и потому, что белковая оболочка есть одна из немногих тканей, в которых он может патогенетически вызывать воспаление. Я советую Вам вначале положиться только на один Aconitum, и, по моим наблюдениям, низкие его разведения заслуживают предпочтения. Но если действие этого лекарства, по-видимому, исчерпывается, и нужна дальнейшая помощь, то Вы получите ее от Spigelia. Боли, соответствующие этому средству, имеют колющий характер, между тем как боли Aconitum занимают более рассеянную поверхность.

Воспаление роговой оболочки, keratitis,

бывает простое, золотушное или сифилитическое, а также в вялой или нагноительной форме. Лекарства, имеющие благоприятное действие на воспаленную роговую оболочку, это Apis, Arsenicum, Hepar sulfuris, Mercurius corrosivus и Aurum muriaticum.

Apis, я полагаю, специфичен при простом рассеянном воспалении роговой оболочки. Это средство также очень ценно, как я уже сказал, когда фликтены (пузырьки) при золотушном воспалении переходят на роговицу.

Arsenicum настоятельно рекомендуется д-ром Аngell’ом, когда угрожает изъязвление, особенно если пациент слаб и худосочен (как это обыкновенно бывает). При безболезненных изъязвлениях часто оказывает удовлетворительное действие Sulfur или Calcarea, если они подходят к общему состоянию.

Hepar sulfuris — надежное средство при гнойном воспалении роговой оболочки и при образовании нарыва в ней.

Mercurius corrosivus — весьма ценное лекарство при интерстициальном кератите у лиц, одержимых наследственным сифилисом, но д-ра Allen и Norton еще благоприятнее отзываются о действии Aurum muriaticum2.

Все эти лекарства для роговой оболочки, кажется, лучше действуют в более низких делениях.

Помутнения роговой оболочки

могут происходить от интерстициального отложения лимфы (nehula, albugo) или от зарубцевания язвы (leucoma). Последние, вероятно, неизлечимы. Первые будут часто исчезать под влиянием лекарства, исцелившего начальное воспаление, особенно если это был Mercurius corrosivus. Несколько случаев, описанных покойным д-ром Оzanne, могут быть прочитаны в третьем томе Annals, и д-р Druitt говорит, что Gooch часто исцелял даже застарелые помутнения роговой оболочки посредством этого средства в полных приемах. Но в некоторых случаях мы скорее достигнем цели, употребляя такие лекарства как Calcarea, Cannabis и Causticum. Случаи, показывающие действие этих средств, сообщены в книге д-ра Peters’a. Второе из этих средств имеет наибольшую известность, и имеется некоторое основание думать, что оно также производило эту болезнь.

Перехожу теперь к болезням сосудистого отдела глаза, который включает радужную оболочку (iris), ресничное тело (corpus ciliare) и сосудистую оболочку (choroidea). Эти части могут заболевать каждая отдельно или же вместе, так что мы можем иметь воспаление радужной оболочки (iritis), воспаление ресничного тела (cyclitis) и воспаление сосудистой оболочки (choroiditis), а также iridocyclitis и iridochoroiditis. Здесь вступает в действие новый ряд лекарств, различный от тех, которые мы употребляли против поражений слизистых и фиброзных тканей глаза. Однако нужно иметь в виду, что кроме пигментных и мышечных элементов, мы в радужной оболочке имеем дело также и с серозной оболочкой в виде капсулы для водянистой влаги, оболочки Desmours’a. Я полагаю, что не только в так называемом точечном воспалении роговицы (keratitis punctata), где порождается ее корнеальная часть, но также и в сифилитическом, и в ревматическом ирите эта оболочка есть исходная точка воспаления, и из нее происходит лимфатический выпот. Поэтому такой ирит различается от травматического или от ирита, произошедшего от распространения воспаления сосудистой оболочки.

После этих предварительных замечаний рассмотрим

Воспаление радужной оболочки, iritis,

в его простой ревматической и сифилитической форме.

Простой ирит, едва ли идущий далее гиперемии, может быть последствием переутомления глаза, причем он часто совпадает с подобным состоянием в сосудистой оболочке; тут помогает Santoninum, который я рекомендую также при хороидите. Травматическую форму я видел два раза, и оба случая были быстро исцелены посредством Belladonna, которая назначалась по 2 капли первого деление каждые 2 часа. Травматический ирит, появляющийся иногда после операции извлечения катаракты, говорят, хорошо уступает действию Aconitum и Arnica.

Ревматический ирит есть более тяжелая форма "ревматической офтальмии" и, как известно, причиняет сильную боль, оказывает вред глазу и имеет наклонность к возвратам. Mercurius в какой-либо форме (чаще всего Mercurius corrosivus) обыкновенно пользуется доверием врачей-гомеопатов. "Различные меркуриальные препараты, — говорят д-ра Allen и Norton, — составляют наш главный якорь спасения при лечении всех форм ирита". Я, однако, должен сознаться, что мои собственные наблюдения разочаровали меня в том, чтобы это средство имело какое-либо особенное действие при этой болезни, хотя, может быть, я был нетерпелив. Во всяком случае, думаю, что Euphrasia, а затем вслед за ней Kali bichromicum, дают лучшие результаты. Bryonia также должна была бы быть полезна, но я не имел случая наблюдать ее действие.

В сифилитическом ирите Mercurius пользуется еще большей славой. Но я думаю, что до сих пор еще не доказано, чтобы ртуть оказывала какое-либо действие на это поражение иначе как путем возбуждения в организме ее физиологического действия. Я не отрицаю, что в некоторых случаях вред от такого способа лечения может окупиться полученной выгодой, но не подлежит сомнению, что сифилитический ирит часто может быть исцелен без меркуриализации, и я думаю, что в большинстве случаев мы можем надежно лечить его другими средствами. Я сам настолько доволен действием Clematis, что во всех случаях привык полагаться на это средство и до сих пор еще не был им разочарован.

Но какое бы лекарство ни давалось внутрь, не подлежит сомнению, что мы должны местно употреблять атропин для расширения зрачка. Это чисто механическое мероприятие. Нам нужно отдалить радужную оболочку от сумки хрусталика, чтобы предотвратить ее сращение, и мы должны воспрепятствовать сужению зрачка, иначе оно может остаться постоянным. Для осуществления этой цели посредством средств, расширяющих зрачок, не может быть, конечно, никаких возражений. Но так как атропин, по всей вероятности, расширяет зрачок путем раздражения симпатических нервов этих частей, то он должен также суживать кровеносные сосуды и, таким образом, содействовать уменьшению воспаления. Он также удерживает в покое мышечную ткань радужной оболочки и, может быть, успокаивает ресничные боли. Однако это последнее показание может лучше выполняться промежуточным употреблением лекарств, соответствующих субъективным ощущениям, на которые жалуются больные: Spigelia, Colocynthis или Сhamomilla3 в более высоких делениях.

Не могу ничего сказать о расширении зрачка, mydriasis, так как оно почти всегда является симптомом какого-либо глубокого или отдаленного болезненного процесса. Поэтому перехожу к болезням сосудистой оболочки.

Прилив крови в сосудистой оболочке, hyperaemia choroideae,

происходит обыкновенно от переутомления глаз, если она не зависит просто от астенопии, вследствие мышечного утомления. В прежнее время против этого состояния рекомендовали Ruta и Rhododendron, но я думаю, что мы имеем гораздо более действительное средство в Santoninum.

Воспаление сосудистой оболочки, choroiditis,

может быть простое (серозное), рассеянное и гнойное.

Простой хороидит может быть вызван и исцелен Ipecacuanha, и Arsenicum по крайней мере в одном случае, также исцелил эту болезнь4. Однако д-ра Allen и Norton рекомендуют в свежих случаях Belladonna и Gelsemium, а в затяжных Phosphorus. Субъективное световидение (photopsia и ehromopsia) указывают на Belladonna и Phosphorus, конгестивная головная боль — на Belladonna. Gelsemium подходит при менее активном состоянии. Primus spinosa, малоизвестное средство, рекомендуется этими авторами, когда боль жестока и имеет раздавливающий или разрывающий характер.

Рассеянный хороидит, по-видимому, бывает обыкновенно в связи с сифилисом. Поэтому естественно лечить его посредством Mercurius и Kali iodatum. Однако оба эти средства оказывали хорошее действие и в несифилитической форме, и д-р Angell полагает, что Kali iodatum имеет совершенно специфическое действие на сосудистую оболочку. Д-ра Allen и Norton сообщают хороший случай исцеления несифилитического рассеянного хороидита посредством Kali iodatum в первом сотенном разведении.

Гнойный хороидит, часто называемый panophthalmitis, — весьма серьезная болезнь. Если есть лекарство, на которое можно рассчитывать в этой болезни, то это Rhus. Я знаю один случай, где болезнь произошла вследствие пиемического заражения от поранения при вскрытии трупа, но благодаря употреблению (главным образом) этого лекарства, оба глаза были спасены, и было восстановлено весьма сносное зрение. Я здесь должен также рассмотреть лечение неясной, но очень интересной болезни, известной под именем

Зеленая вода, glaucoma

Польза иридектомии (или склеротомии) в очень острой глаукоме настолько вне всякого сомнения, и опасность продолжительного повышения внутриглазного давления настолько велика, что я никого не считаю вправе пренебрегать этой операцией и отдавать предпочтение лекарственному лечению. Но когда существует период предвестников и мы можем захватить болезнь в этой стадии, или когда глаукома имеет хронический характер и случайные воспалительные обострения оставляют за собой промежутки совершенного послабления, то я думаю, что мы можем много сделать посредством гомеопатических лекарств.

Первое из них это Belladonna. Весьма знаменательно, что все окулисты предостерегают против местного употребления ее алкалоида, атропина, при глаукоме, и в новейшее время vоn Graefe, Derby и Soelberg Wells сообщили случаи, в которых неосторожное его употребление положительно вызывало эту болезнь. Случай, цитированный как симптом 473-й в патогенезе Belladonna в Hahnemann's Materia Medica, по-видимому, принадлежал к этой категории. С другой стороны, д-р Anstie нисколько не сомневается, что ему много раз удавалось остановить начинающуюся глаукому посредством подкожного впрыскивания атропина, и показывает, что болезнь часто находится в связи с невралгией тройничного нерва, подобно роже и экземе лица. Д-ра Allen и Norton говорят, что Belladonna — весьма ценное лекарство для облегчения жестоких болей при глаукоме, особенно если они сопровождаются значительным расстройством местного кровообращения.

Второе лекарство — Phosphorus. Ганеман упоминает глаукому как одну из болезней, при которых показано это средство. В его время название глаукомы давалось при голубовато-зеленом цвете глазного дна, которое иногда (но не всегда) наблюдается при этой болезни. В статье "О фосфоре при невралгиях" в XXXII томе British Journal of Homoeopathy Вы найдете несколько случаев, в которых это лекарство, назначенное по случаю существовавшей боли, возвращало здоровье и зрение глазам, несомненно пораженным глаукомой.

С другой стороны, мы имеем достаточно сведений о том, что могут сделать лекарства при глаукоме, из наблюдений немецких врачей относительно гомеопатического лечения так называемой артритической офтальмии, многие сообщенные примеры которой представляют несомненные случаи глаукомы.

Случаи, приведенные д-ром Peters’oм, служат доказательством, что Arsenicum, Spigelia и Colocynthis, назначенные на основании симптоматических показаний, часто доставляли большое облегчение в жесточайших невралгических болях глаукомы, тогда как Cocculus и Sulfur успешно действовали даже в более поздних периодах развития болезни. Анализ этих случаев компетентным окулистом для точного определения механизма действия примененных лекарств был бы весьма полезен. Наконец, я желал бы напомнить Вам то, что я говорил о "чрезмерном напряжении глаза" и горизонтальной гемиопии, которые были наблюдаемы испытателями Aurum. Д-ра Allen и Norton показали, что в хронических поражениях глаза при наличности последнего симптома (когда невидима верхняя половина предметов), это средство всегда приносит бóльшую или меньшую пользу, и я не вижу, почему бы это не случалось при глаукоме, хотя хронический хороидоретинит чаще служит причиной этого симптома.

Теперь я должен говорить о болезнях нервного аппарата глаза — сетчатой оболочки и зрительного нерва.

Прилив крови к сетчатой оболочке, hyperaemia retinae,

"часто происходит, — как говорят д-ра Allen и Norton, — от некоторой аномалии в аккомодации или рефракции глаза, которую следует устранить подходящими стеклами, после чего сетчатая оболочка опять приходит в нормальное состояние". При отсутствии этой причины болезнь обыкновенно происходит или от переутомления глаз, и тогда будет помогать Santoninum (вместе с покоем), или от сердечных расстройств, при чем д-р Angell находит весьма полезным Cactus, или от скрытия регул, и тогда часто приносит пользу Pulsatilla. Внезапная слепота вследствие простуды зависит, вероятно, от прилива к сетчатой оболочке и может быть быстро исцелена посредством Аconitum, как показывают два случая, сообщенные д-ром Hirsch’ ом5.

Кровоизлияние в сетчатке, hemorrhagia retinae,

если появляется как самостоятельная болезнь, должна быть пользуема как и другие кровоизлияния. Lachesis, по-видимому, есть лучшее средство, содействующее всасыванию.

Воспаление сетчатой оболочки, retinitis,

может быть простое, почечное и сифилитическое. Против простого ретинита в свежих случаях я советую давать Belladonna, в более затяжных — Mercurius или Plumbum. На Mercurius указывает особенная чувствительность глаз к блеску огня. При почечном или альбуминурическом ретините, кроме лечения почек, рекомендуется Mercurius corrosivus, но часто нужно будет также давать Belladonna. В сифилитической форме лучшим лекарством будет Kali iodatum, тем более с тех пор, как нам стало известно, что он производил (равно как и чистый йод) подобное заболевание.

Позднейшие опыты показали, что Duboisinum имеет способность производить ретинит6. Этот факт ждет получить свое клиническое применение.

Отслоение сетчатки, ablatio retinae,

в свежих случаях может часто быть излечена лекарствами, из которых главное Gelsemium. Кроме того, Aurum и Digitalis, которые оба производят затемнение верхней половины предметов, существующее и при отслоении сетчатки, оказывали тут благоприятное действие. Имеется наблюдение, что нафталин производил состояние, очень сходное с отслойкой сетчатки7.

Чрезмерная чувствительность сетчатой оболочки, hyperaestesia retinae,

наблюдаемая без видимых офтальмоскопических изменений глазного дна, лучше всего лечится посредством Nux vomica (или Strychninum), Соnium и Macrotinum. Последнее сильно рекомендуется д-ром Аngell’ом.

Теперь я мог бы говорить о "потере чувствительности сетчатой оболочки", anaestesia retinae, подразумевая под этим названием ослабление зрения без особенной видимой причины. Но так как это страдание может зависеть и от других болезней сетчатой оболочки, кроме простой анестезии, как например, от малокровия вследствие закупорки центральной артерии, то я предпочитаю говорить о нем под его старым названием амблиопии и амавроза.

Ослабление и потеря зрения, amblyopia et amaurosis

Когда слепота, частичная или полная, не происходит ни от воспаления сетчатки, ни от воспаления зрительного нерва, являющегося последствием какого-либо серьезного поражения внутри мозга, то она, по-видимому, всегда имеет свою причину в малокровии или атонии зрительного нерва и его разветвлений. Если это случится как частное выражение общей слабости вследствие потери крови или других изнурительных потерь, то иногда будет помогать China, которая в связи с подходящей диетой и гигиеной восстановит общие силы. Но чаще слепота будет оставаться и потребует особого лечения как самостоятельной болезни, и тогда Phosphorus бывает обыкновенно лучшее лекарство. Появление амавроза вследствие чрезмерного курения табака должно обратить Ваше внимание на Tabacum при лечении этой болезни, когда она происходит от других причин. Производимое табаком патологическое состояние, по-видимому, заключается в белой атрофии сетчатки без предшествующего неврита, причем пациент видит хуже вечером. Существует также и алкогольный амавроз, при котором зрение бывает лучше при ослабленном вечернем свете и иногда имеется боль в глазах. Раздражение в этих случаях более значительно, и поэтому вполне понятно, когда д-ра Allen и Norton говорят о Nux vomica, что "результаты его употребления часто удивительно хороши, чего можно также ожидать на основании антидотарного соотношения этого средства к алкоголю".

Я должен здесь еще упомянуть о некоторых других расстройствах зрения.

Потеря половины поля зрение, hemiopia,

если она не зависит от серьезных изменений в глазу или внутри черепа, может быть исцелена лекарствами, которые в состоянии вызвать подобное состояние. Средства эти Aurum и Digitalis, если невидима верхняя половина предметов, и Cyclamen, Lithium carbonicum, Lycopodium, когда затемнена правая половина. Д-ра Allen и Norton (у которых я заимствую этот список) добавляют как возможные лекарства при вертикальной гемиопии, все равно той либо другой половины, Воvista, Calcarea, Lobelia, Aurum muriaticum, Natrum muriaticum, China и Viola odorata.

Куриная слепота, hemeralopia,

несколько раз излечивалась посредством Belladonna, а также очень рекомендуется Lycopodium. Я предложил бы, кроме того, Tabacum для некурящих. Иногда вечерняя слепота составляет лишь симптом пигментного перерождения сетчатой оболочки, а иногда служит одним из признаков цинги.

Покончив с оболочками глаза, мне остается поговорить о болезнях прозрачной среды глаза и его мышц.

Хрусталик как часть прозрачной среды глаза подвержен важной болезни, известной под названием

Катаракта, cataracta

Вы, может быть, удивитесь, что я включаю эту болезнь в руководство лекарственной терапии, так как обыкновенно ее считают доступной исключительно хирургическим мероприятиям. Но я не вижу основания, почему бы она должна была находиться вне сферы действия лекарств. Согласен, что у пожилых людей твердая хрусталиковая катаракта, подобно окостенению артерий, является лишь выражением старческого увядания. Но это только одна разновидность болезни. Сумочная катаракта почти всегда бывает результатом воспаления и, патологически, соответствует помутнению роговой оболочки. Как сумочные, так и чечевичные катаракты иногда образуются в несколько дней или даже в одну ночь. Они появлялись вслед за быстрым исчезновением подагры или вследствие скрытия регул, накожных сыпей и привычного ножного пота8. Такие болезненные состояния должны были бы быть доступны действию специфических лекарств, и гомеопатическая литература свидетельствует, что такие лекарства, действительно, существуют. По вопросу об излечимости катаракты внутренними средствами д-р Burnett дал нам одну из своих бойких брошюрок9, где он доказывает, что так как хрусталик имеет "дермоидоэпителиальное" строение и так как другие ткани этого рода (кожа, слизистые оболочки) доступны внутреннему лекарственному лечению, то это должно иметь силу и для катаракты. Он приводит примеры успешного восстановления зрения при катаракте посредством гомеопатических лекарств, и случаи эти показывают, что для улучшения зрения в этих случаях нужно больше обращать внимание на общее состояние пациента, чем на его глаза.

Статья д-ра Malan’a в V томе British Journal of Homoeopathy и соответствующий отдел в Тreatise д-ра Peters’a coдержат все случаи гомеопатического исцеления или улучшения катаракты, которые мне известны. Некоторые из них сомнительного достоинства, но если даже их исключить, то все-таки действие Sulfur, Silicea, Cannabis, Pulsatilla и Calcarea должно остаться вне всякого сомнения. Чаще всего имела успех Silicea; это лекарство особенно должно быть принимаемо в соображение, когда причиной болезни, по-видимому, служит скрытие ножного пота. Следующее место занимает Sulfur, значение которого очевиднее всего выступает в тех случаях, где катаракта образуется вслед за скрытием накожной сыпи. Cannabis и, может быть, Euphrasia, подходят при сумочной катаракте вследствие воспалительного процесса. Если нам удастся захватить такую катаракту во время ее образования, т. е. в воспалительном периоде, то на основании одного из случаев д-ра Peters’a кажется вероятным, что Belladonna может предупредить ее развитие. Pulsatilla часто помогала при катаракте в руках д-ра Storck’a. Это лекарство хорошо подействовало в одном случае д-ра Peters’a, в котором существовала хроническая катаральная офтальмия, требовавшая Pulsatilla, она была бы особенно показана, когда возбуждающей причиной катаракты было подавление регул. Calcarea10 должна, естественно, прийти Вам на ум для золотушных субъектов, как, например, в следующем случае.

Один фермер 51 года, маленького роста, со светло-русыми волосами, за последние недели стал страдать расстройством зрения; ранее пациент страдал золотухой. Пациент правым глазом видит только те предметы, которые находятся над ним, а левым только те, которые у него сбоку, но во всех других направлениях предметы ему представляются темными как ночь. У него можно было ясно видеть частичные помутнения хрусталиков; в правом глазе помутнение занимало бóльшую, а в левом меньшую половину зрачка.
Cannabis 2 по 3 капли в день в продолжение трех недель не принес пользы. Calcarea 3, шесть приемов, сначала по одному приему в день в течение двух дней, затем по одному приему в неделю. Уже до окончания последнего приема зрение пациента совершенно восстановилось (Peters, p. 224).

Есть одна форма катаракты, называемая травматической, которая, говорят, иногда излечивалась посредством Соnium. Такой случай сообщил д-р Bayes. Правда, что патология этой болезни показывает некоторую возможность самопроизвольного ее исцеления. Водянистая влага, проникая через разорванную капсулу хрусталика, сначала производит его помутнение, но затем, если разрыв не закроется, она в конце концов растворяет его и зрение восстанавливается. Однако в случае д-ра Bayes’ a слепота существовала восемнадцать лет.

В дополнение привожу замечание моего друга д-ра Madden’a, который имел необыкновенную опытность в лечении этой болезни.

В раннем периоде, когда зрение только несколько затуманено и офтальмоскоп показывает только полоски помутнения, можно очень часто рассчитывать на задержку дальнейшего отложения. Если имеется лишь дымчатое помутнение чечевицы, то оно может совершенно очиститься. Лекарства, от которых я видел наибольшую пользу, были Mercurius, Calcarea и Phosphorus, все в высоких делениях.

Д-ра Allen и Norton высказывают такой ее прогноз и прибавляют к числу обещающих успех лекарств еще Causticum, Magnesia carbonica и Sepia. He имея ничего сказать о других прозрачных средствах глаза, перехожу к болезням глазных мышц.

Слабость глазных мышц производит ту боль при напряжении зрения и то помрачение зрения после сосредоточенного фиксирования близких предметов, которое называется астенопией.

Утомляемость зрения, astеnopia

Я полагаю, что именно в этой болезни Ruta стяжала свою славу. Д-ра Allen и Norton очень рекомендуют это лекарство и по частоте его показания ставит его вторым вслед за Natrum muriaticum, который, по их мнению, больше подходит при слабости наружных мышц, причиняющей боль при движении глаз в любом направлении (Arnica тут тоже может приносить пользу). Первому же средству они отдают предпочтение, когда слабость сосредоточивается больше в ресничной мышце, образуя таким образом "аккомодативную астенопию".

Паралич глазных мышц

Главные лекарства: Causticum и Rhus, Gelesminum и Conium, и Phosphorus. Causticum и Rhus больше всего подходят при параличе "ревматического" происхождения, причем Causticum, по мнению д-ров Allen’a и Norton’a, заслуживает предпочтения, когда причиной болезни был сухой холод, a Rhus — когда пациент подвергался совместному влиянию холода и сырости. Gelsemium и Conium соответствуют простому параличу глазных мышц без определенной причины, причем первое из них должно было бы быть особенно полезно при поражении шестой пары нервов, снабжающей наружную прямую мышцу. Phosphor оказывался целительным в более определенных формах болезни, как, например, параличе вследствие сперматорреи или половых излишеств. Где есть подозрение на сифилитическое происхождение, там Kali iodatum в материальных дозах бывает, по-видимому, необходим.

Для паралича аккомодации атропин — совершенно гомеопатичное средство, но Argentum nitricum тоже оказывался целебным11, а в последифтеритных параличах я получал очень хорошие результаты от Gelsemium.

Судороги глазных мышц редко встречаются, за исключением спазма век, о котором я уже говорил. Д-р Woodyatt из Чикаго показал пользу Lilium при спазме ресничной мышцы, когда нервно-мышечное страдание глаза причинило известную степень астигматизма12. Но факт, что спазм ресничной мышцы играет важную роль в приобретенной близорукости, навел его на нижеследующее очень интересное применение гомеопатической терапии.

Близорукость, myopia

Вы вспомните, что Physostigma (калабарский боб) вызывает временную близорукость посредством раздражения аккомодационного аппарата, подобно тому как атропин вызывает временную дальнозоркость (пресбионию) посредством парализования его. Д-р Woodyatt поэтому давал это средство, во втором и третьем десятичном делении, во многих случаях приобретенной близорукости, и с весьма удовлетворительными результатами13.

Косоглазие, strabismus,

если происходит от паралича, требует соответствующего лечения; если же оно зависит от ненормальности рефракции (аметропии), то должно быть исправлено подходящими стеклами. Но у детей эта болезнь нередко представляет симпатическое страдание как последствие конвульсий или как симптом глистной болезни. В первом случае имели успех Belladonna, Hyoscyamus и Cicuta, в последнем — Spigelia, Сіnа и Cyclamen.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Я полагаю, что по новейшим воззрениям это воспаление было бы скорее отнесено к подконьюнктивальной ткани, так как воспаление склеры само по себе считается весьма редкой болезнью, и гиперемия при ней появляется в виде пятен. Однако данное мной описание дает полную возможность распознавания болезни.
2 См. доказательный случай в Monthly Hom. Rеv., XXI, 523.
3 Brit. Journ. of Hom., XXVII, 467.
4 Там же, ХХII, 563.
5 Brit. Journ. of Ноm., XXXIII, 172
6 См. Appendix of the Cyclop. of Drug Pathogenesy.
7 Там же.
8 Я тут не говорю о катаракте при диабете, так как есть основание предполагать, что эта форма чисто физического происхождения.
9 Curability of Cataract with Medicines, 1880.
10 Mackenzie констатирует, что катаракта часто встречается в странах, где вино дешево и составляет привычный напиток низших классов. Не зависит ли это от извести и кремнезема, которые обыкновенно находятся в натуральных винах?
11 Brit. Journ. of Ноm., XXXII, 739. United States Med. Investigator, VI; 539.
12 Cм. Monthly Hom. Rev., XXII, 143, Med. Counselor, Oct., 1879 и Transactions of Amer. Ophtalmological and Otological Society, 1878, p. 61; 1879, p. 99.
13 United States Med. Investigator, V, 390; VI; 44. В одном случае приобретенной близорукости я имел успех от Physostigma 30 (д-р Дитман).

письмо XX Письмо XX   Оглавление книги Ричарда Юза Оглавление   Письмо XXII письмо XXII