Д-р Ричард Юз (Англия)

Ричард Юз

Руководство к лечению болезней по способу Ганемана

Санкт-Петербург, 1900

Перевод со 2-го англ. изд. д-ра мед. Владимира фон Дитмана под ред. д-ра мед. Льва Бразоля

ПИСЬМО XVII
Болезни нервной системы.
Болезни спинного мозга

От болезней головного мозга я перехожу к разбору страданий спинного мозга. Сначала буду говорить о его неорганических расстройствах — приливах и раздражении, а затем о его воспалениях, включая сюда различные формы спинного паралича. В этой новой и несколько темной области я возьму за основание для патологии и диагноза две новых работы по этому предмету: статью д-ра Radcliffe’a Diseases of the Spinal Cord во втором томе System of Medicine Reynolds’a, и отдел этих болезней в 6-м издании Diseases of the Nervous System д-ра Hammond’a.

Разбирая лечение этих болезней, я, к сожалению, вынужден ограничиться почти одними намеками и указанием вероятностей. В гомеопатической литературе случаи болезней спинного мозга с точным диагнозом почти отсутствуют. Я надеюсь, что мое указание на этот пробел, быть может, побудит наших врачей, особенно находящихся при госпиталях и имеющих обширный опыт в этих болезнях, сообщить нам, что они могут сделать в таких случаях и какими средствами.

Прилив к спинному мозгу, hyperaemia

отлично описан нашими двумя авторитетами и встречается довольно часто. Я сам видел несколько случаев его и нашел, что Gelsemium в первом или втором разведении — очень действительное средство для его устранения. В одном случае был неполный паралич обеих верхних и нижних конечностей и сфинктера мочевого пузыря с онемением и ощущением мурашек в конечностях, в другом случае (кроме обыкновенных симптомов) было некоторое затруднение при разговоре и письме с потерей памяти для известных слов, т. е. начинающаяся афазия. В обоих случаях наблюдалась тупая жгучая боль в спине и ухудшение после лежания. Я в этой болезни не нуждался в употреблении холода, тепла или электричества.

Однако могут понадобиться и другие лекарства. Если, например, прилив к спинному мозгу появится вскоре после простуды или от задержания регул или геморроидального кровотечения, то своевременное употребление Aconitum может восстановить нарушенное равновесие в кровообращении без необходимости дальнейшей помощи. После чрезмерного мышечного напряжения и у людей с крепким сложением я был бы склонен воспользоваться бесспорно гомеопатическим действием Nux vomica или его алкалоида. Д-р Aitken упоминает, что затруднение в ходьбе после лежания, характерное для прилива к спинному мозгу, "может быть временно вызвано Strychninum или Nux vomica", и интересно также, что д-р Radcliffe, сообщая пример успешного лечения одного случая, приписывает известную долю успеха "малым и редким приемам Nux vomica", а д-р Hammond, будучи сторонником больших доз, настоятельно советует "никогда не давать Strychninum при приливах к спинному мозгу".

Раздражение спинного мозга, irritatio spinalis,

описывается д-ром Radcliffe’oм как отдельная форма, совершенно отличная от истерии с одной, и от миалгии — с другой стороны. Д-р Hammond рисует совершенно подобную картину этой болезни и полагает, что ее патологическое основание заключается в малокровии задних столбов спинного мозга. Как бы то ни было, боль, чувствительность известных точек при давлении и эксцентрические симптомы раздражения спинных нервов составляют группу симптомов, хорошо известную большинству из нас и имеющую свою собственную несомненную клиническую историю. Что можем мы сделать против этого? Bähr — единственный из наших авторов, который ясно характеризует эту болезнь, но относительно лечения он отсылает нас к нашим реперториям, делая исключение для формы, происходящей от онанизма, в которой он рекомендует Nux vomica и Sulfur. Мне кажется, что лучшие лекарcтва будут Ignatia, Actaea racemosa и Agaricus. В одном случае, описанном д-ром Сhepmall’ом в его книге Hints for the Practical Study of the Homoeopathic Method, Ignatia принесла большую пользу вместе с Platina, которая была назначена на основании наличных маточных симптомов. Actaea подходит, когда маточные страдания составляют возбуждающую причину болезни. Переиспытание Agaricus профессором Златаровичем показало явное действие этого средства на спинной мозг, и возбуждаемые им симптомы более указывают на раздражение, чем на прилив. Д-р Clifton пишет: "При раздражении спинного мозга у болезненных женщин слабого и плохого сложения со слабым пульсом, чувствительностью остистых отростков шейных и спинных позвонков, с головной болью, стеснением в груди и пустыми отрыжками, я часто находил это средство полезным!"1

Я должен сознаться, что по моим наблюдениям, спинномозговое раздражение очень трудно поддается лечению. Мне удалось излечить только два случая — один посредством Ignatia, другой посредством Actaea и Agaricus, все в первом десятичном делении. Были бы мои результаты лучше от высших делений, я не могу сказать. Но я стыжусь по крайней мере своей гомеопатии, когда встречаю утверждение д-ра Hammond’a, что из 156 случаев, пользованных им в его частной практике за шесть лет, 133 были совершенно излечены и притом, как показывают его примеры, в короткое время. В его мероприятиях, основанных на его теории анемического происхождения болезни, я не могу принять мушки и большие дозы стрихнина, фосфора, фосфорной кислоты и опия, но пузырь с горячей водой на спину и непосредственная гальванизация спинного хребта составляют вспомогательный средства бесспорно полезные и вполне рациональные. Кроме того, Secale, которое в больших дозах является его излюбленным средством при приливе к спинному мозгу, могло бы в малых приемах благотворно влиять на малокровие. Д-р Hirsch нашел, что в судорогах при спинномозговом раздражении это средство действует весьма благоприятно.

Воспаление оболочек спинного мозга, meningitis spinalis

Тут я ступаю по неизведанной почве, потому что сам никогда не встречал этой болезни и не знаю ни одного случая, описанного в нашей литературе. В острой ее форме, однако, аналогия ее с воспалением оболочек головного мозга не допускает почти никакого сомнения в полезности Aconitum и Bryonia. Боль при движении, характерная для Bryonia, нигде не бывает так ясно выражена, как при спинном менингите, а патологическое соответствие этого средства, равно как и Aconitum, очевидно. В хронической форме болезни д-р Hammond и другие возлагают большое доверие на йодистый кали, конечно, в больших дозах, и в случае бывшего сифилиса — в соединении с двухлористой ртутью.

Как и при менингите головного мозга, гомеопатия тут не может противопоставить собственного опыта, и Вы должны будете решить, обязаны ли Вы по отношению к Вашим пациентам прибегать к аккредитованным средствам, которые тем не менее находятся вне рамок Вашей обыкновенной практики.

Воспаление спинного мозга, myelitis

также отсутствует в гомеопатических отчетах. Bähr приписывает этот пробел редкости излечения этой болезни, потому что сама по себе она встречается не так редко. Он сам сообщает один острый случай, исцеленный посредством Mercurius (3-го десятичного раcтирания), и я полагаю, что это средство, вместе с Belladonna, заслуживает доверия в свежих случаях болезни. В более хронических случаях я указал бы на Acidum oxalicum, Arsenicum. В описании явлений отравления посредством Acidum oxalicum я в своих лекциях указал, что, по моему мнению, нельзя сомневаться в том, что они указывают на воспаление спинного мозга и его оболочек. Патогенезу Acidi oxalici больше всего соответствует миелит с некоторым участием оболочек. Я также описал, на основании материала д-ра Imbert-Gourbeyre’a, мышьяковый паралич и показал, что он исходит от спинного мозга. В то время, когда писалась его статья, при вскрытии находили лишь гиперемию спинного мозга, но теперь Vеlреаu сообщает, что ему удалось произвести мышьяком острый миелит у собаки, и в трех несомненных случаях миелита у человека причина болезни происходила от мышьяка. Миелит от мышьяка отличается от миелита, вызванного Acidum oxalicum, отсутствием симптомов менингита. Впрочем, в самые последние годы мышьяковистые параличи так часто находили свое объяснение в периферических невритах, что пригодность этого средства в чистом миелите становится сомнительной. Alexander в Бреславле вызывал этим средством стойкую параплегию с мышечной атрофией у кроликов, но спинной мозг у этих животных, по его словам, оставался нормальным. Поэтому мы вправе снять мышьяк со списка наших противопаралитических средств, но рады принять его в число гомеопатических антидотов периферическому невриту. Я применил его в трех случаях этой болезни, и в двух он оказал несомненную пользу. Д-р Ravel, у которого я заимствовал раньше приведенные данные относительно мышьяка (Art Médical, XLIII, 48), упоминает также о свинцовом и фосфорном миелите, но я полагаю, что эти поражения относятся к другим болезням спинного мозга, а не к простому воспалению, о котором я теперь говорю. Под миелитом я подразумеваю простое воспаление спинного мозга во всей его толще. Но новейшие исследования, особенно французской школы, привели к признанию воспаления с последующим отвердением или атрофией известных трактов или элементов черепноспинной оси как патологического основания целого ряда до тех пор разрозненных болезней. Вы найдете прекрасное изложение результата этих открытий в статье д-ра Jousset "О хроническом воспалении спинного и головного мозга", которая переведена в XXXIII томе British Journal of Homoeopathy. Болезни, которые он тут группирует вокруг одного общего патологического процесса с различной его локализацией, суть следующие: спинная сухотка, рассеянный цереброспинальный склероз (sclérose en plaques), общий паралич помешанных, спинномозговой паралич взрослых и детей, бульбарный паралич и прогрессивная мышечная атрофия. К этим болезням д-р Hammond в статье "О воспалениях спинного мозга" прибавляет столбняк, псевдогипертрофический спинномозговой паралич и боковой склероз. Об общем параличе умалишенных я говорил при разборе душевных болезней, а детский паралич рассмотрю между детскими болезнями. Столбняк я должен классифицировать вместе с бешенством как спинномозговую болезнь per se. Я поэтому здесь рассмотрю спинной паралич взрослых (который Jousset называет эссенциальной, или настоящей, параплегией), бульбарный паралич, боковой склероз, рассеянный спинальный склероз, спинную сухотку и прогрессивную мышечную атрофию.

Спинномозговой паралич, paralysis spinalis,

по-видимому, есть воспаление переднего тракта серого вещества спинного мозга. Начинаясь с болей в спине, которые распространяются на конечности, быстро развивается паралич, за которым следует атрофия. Расстройства чувств, наблюдаемые при миелите, отсутствуют; нет ни судорог, ни пролежней, и очень редко наблюдаются поражения сфинктеров. Мы ничего не знаем о терапии этой болезни и должны взвесить, заслуживают ли применения больших доз Secale, посредством которых д-р Hammond ослабляет воспаление, запирая спинномозговые артерии. Из наших лекарств Belladonna была бы показана в начальном периоде, и Phosphor или Plumbum при угрожающей атрофии. Последнее, по-видимому, показано уже и раньше. Д-р Jousset сообщил в Art Médical (XLIII, 269) поразительный случай острого паралича шейных и глотательных мышц с уничтожением электрической сократительности, быстро исцеленного посредством Plumbum 30.

Он думает, что не может быть никакого сомнения в существовании здесь специфического поражения, лежащего в корне столь многих спинных параличей, т. е. воспаления серого вещества — в данном случае передних рогов. Он полагает, что острый миелит, по наблюдениям Vulpian’a, вызываемый свинцом, представляет болезнь этой категории. Phosphorus, несомненно, должен подходить при невоспалительном размягчении спинного мозга, но случай фосфорного паралича, приведенный мной в моей лекции об этом средстве, представляет некоторые черты начинающегося атрофичеcкого периода рассматриваемой нами болезни.

Однако местное употребление электричества, вероятно, более важно при несомненном спинном параличе, чем какое бы то ни было лекарcтвенное лечение, и оно, по-видимому, дает превосходные результаты.

Бульбарный паралич, paralysis labio-glossopharyngo-laryngea,

cоставляет, вероятно более точное новейшее название паралича языка, о котором мы иногда читаем в прежних гомеопатических сочинениях. Говорят, чтo Anacardium исцелял его; Oleander также рекомендуется на основании некоторых симптомов его патогенеза, которые, однако, по моему мнению, истолкованы неправильно. Но так как патологический процесс по форме своей тождествен с таковым при общем спинальном параличе и отличается от последнего только локализацией, то я думаю, что больше всего успеха обещают Belladonna и Plumbum, которые там рекомендуются, особенно последнее.

Болезни, упомянутые до сих пор (включая детский паралич), состоят, по-видимому, в воспалении серого вещества спинного мозга, ведущем к перерождению и атрофии его клеток. В нижеследующих трех болезнях этот последний процесс, по-видимому, является последствием воспаления нейроглии — соединительной ткани спинного мозга, и утолщение этого вещества ведет к такому затвердению, местному или общему, что происходящие вследствие этого болезни называются склерозом. Процесс может быть рассеянным там и сям по спинному мозгу или же локализироваться в боковых или задних столбах исключительно.

Рассеянное гнездное отвердение спинного мозга, sclerosis disseminata multiplex,

есть то же самое поражение, как рассеянное воспаление соединительной ткани головного мозга, которое мы уже рассматривали; это одна из форм "sclerose en plaques" французов. Главные симптомы паралича, вызываемого этим склерозом, это тугоподвижность и сведение членов; другие симптомы редки. Единственное лекарство, на которое я могу указать, это Cuprum.

Отвердение боковых пучков спинного мозга, sclerosis latеralis,

весьма похож на предыдущую болезнь, но паралич тут более распространен. Есть одна форма, которая чрезвычайно напоминает одно из проявлений действия Cuprum, а именно, когда пораженные мышцы атрофированы (sclerosis lateralis amyotrophica). Если сравнить данное мной в моей "Фармакодинамике" описание парализованной руки у рабочего из медного рудника с изображением, иллюстрирующим эту болезнь, на стр. 576 книги д-ра Hammond’a, то Вы найдете точное сходство.

Склероз задних столбов составляет интересную болезнь, известную раньше (во времена Romberg’a) под названием спинной сухотки (tabes dorsalis), а теперь называемую локомоторной атаксией.

Спинная сухотка, ataxia locomotrix

Я уже неоднократно обращал внимание3 на поразительную аналогию между действием Belladonna и симптомами этой болезни, и я того мнения, что в начальном периоде2, когда имеются налицо стреляющие боли (douleurs fulgurantes) и другие эретические симптомы, это лекарство может приносить существенную пользу. Я думаю, что мне в одном случае удалось остановить развитие этой болезни. Но так как мы знаем, что болезненный процесс имеет место в соединительной ткани более чем в сером веществе спинного мозга, то невероятно, чтобы какое-нибудь растительное нервное лекарство могло исцелить болезнь, и мы скорее должны ожидать помощи от более глубоко действующих металлов. Из них Argentum в форме азотнокислого серебра и, конечно, в материальных дозах, пользуется особенным предпочтением у врачей старой школы, однако действие его крайне изменчиво. В наших рядах д-р von Bonninghausen несколько времени тому назад опубликовал два случая tabes dorsalis, которые, судя по его описанию, относились к локомоторной атаксии и были им излечены посредством Aluminium metallicum (не Alumina) в 200-м делении4. Д-р Frédault в последнее время сообщил неcколько благоприятных наблюдений с Zincum sulfuricum, которое он дает в 6-м делении5. Болезненное половое возбуждение, появляющееся иногда в ранних периодах этой болезни, может быть устранено посредством Acidum рiсrісum, но я не думаю, чтобы это средство было гомеопатично для самого болезненного процесса, как я покажу, когда мы будем говорить о размягчении спинного мозга.

В нашей литературе существует большой пробел относительно гомеопатического лечения этой болезни. Записка по этому вопросу д-ра Александра Виллерса, представленная им Парижскому интернациональному конгрессу 1889 г., может быть прочитана в протоколах конгресса. Единственный веский вклад в нашу терапию этой болезни представляют наблюдения Jousset с атропином и стрихнином, которые он дает в 3-м растирании, попеременно то одно, то другое, в течение двух недель каждое из них. Он сообщает благоприятные результаты от такого лечения6 в первом периоде болезни, в котором, по его справедливому замечанию, только и возможно излечение спинной сухотки.

Возрастающая мышечная атрофия, atrophia musculorum progressiva,

есть последняя болезнь этой группы. Некоторое время считалось спорным вопросом, есть ли это болезнь самих мышц или спинного мозга. Ныне вопрос решен в том смысле, что первично поражен мозг, и этим установлено полное ее сходство с симптомами хронического отравления свинцом. Говоря о Plumbum, я показал, как близка здесь аналогия, и теперь лишь повторю, что рекомендую тщательно испытать это лекарство в первом случае, который встретится кому-либо из нас, и сообщить о результате.

Есть другая форма этой болезни, в которой мышцы, хотя неспособные к своим отправлениям, скорее увеличиваются, нежели уменьшаются в объеме. Это псевдогипертрофический спинальный паралич Duchenne’a. Жировое перерождение и отложение жира, по-видимому, главная суть этого изменения в мышцах, в то время как центральный патологический процесс тот же самый, как при обыкновенном спинномозговом параличе. Тут Phosphorus занимает место Plumbum, и в моих замечаниях об этом средстве я упомянул один случай, в котором оно вызвало поразительное улучшение. С тех пор я видел еще другой такой случай.

Размягчение спинного мозга, myеlomalacia

бывает и невоспалительное. Я думаю, что это та болезнь, которая в старых книгах чаще описывается под названием спинной сухотки, нежели локомоторная атаксия, так как причина болезни сводится обыкновенно к половой невоздержности, которая именно и вызывает размягчение. У нас два превосходных лекарства против этой болезни, Phosphorus и Acidum picricum, которые оба вызывали это патологическое изменение у животных и симптомы его у человека, и оба имеют близкое соотношение к обычной возбуждающей причине болезни. Правда, эти лекарства, быть может, не будут в состоянии осуществить возрождение уже размягченного мозгового вещества, но они должны остановить дальнейшее развитие болезненного процесса. В одном случае д-ра Lilienthal’a Acidum picricum оказал такое действие7. Он приводит этот случай, как локомоторную атаксию, но я не могу с этим согласиться и не вижу никаких симптомов этой болезни в патогенезе Acidum picricum. Животные, отравленные этим ядом, умирали парализованными, и спинной мозг у них оказывался белый, размягченный и расплывчатый, а слабость и тяжесть в конечностях, ощущаемые испытателями этого средства, указывают, по-видимому, на тот же род заболевания и имеют одинаковое значение.

Мне остается поговорить о повреждениях спинного мозга. Они могут происходить либо от внутренних, либо от внешних причин. К первым относятся кровоизлияние в спинном мозге, при котором единственные полезные лекарства (как рекомендует д-р Jousset) будут, вероятно, Aconitum и Arnica, и сотрясение спинного мозга, против которого у нас, по-видимому, есть многообещающее лекарство Нуреriсum. Я, конечно, говорю о тех случаях, когда нет еще ни прилива крови, ни воспаления, требующих применения соответствующих других лекарств. К спинномозговым повреждениям, происходящим от внешних причин, я отношу две важных болезни, известных под названием столбняка и водобоязни.

Столбняк, tetanus,

наблюдается нами (к счастью) очень редко, и действительно редко встречается вне госпитальной практики. Наши результаты в этой болезни до сих пор не были блестящи, если судить по отзыву критика Jahr’a в British Journal. Он пишет: "Просматривая отчеты гомеопатических госпиталей в Вене, Линце, Кремзире и Неханице, с 1832 по 1848 г., мы находим, что было принято десять случаев столбняка, из которых шесть окончились смертельно, и только в четырех последовало выздоровление, причем один из этих не относился к травматической форме столбняка". Но как мы увидим, у нас есть по крайней мере три могущественных лекарства, которые вполне гомеопатичны в этой болезни, и из них два имеют за себя благоприятную рекомендацию наших товарищей старой школы. Поэтому, хотя гомеопаты не могут еще указать на большие успехи в лечении столбняка, гомеопатия в этом невиновна.

Три лекарства, о которых я говорю, это Strychninum, Aconitum и Acidum hydrocyanicum.

Гомеопатичность Strychninum в столбняке не нуждается в доказательстве. Это один из тех фактов, которые подтверждают фундаментальное значение закона подобия. Д-р Stille сообщил восемь случаев травматической формы этой болезни, в которых употребление стрихнина привело к исцелению. В этих случаях назначалось 1/8–1/16 грана на прием. Он очень удивлен этим результатом и может себе его объяснить только тем, что стрихнин действует "замещающим" образом, а это (как допускают Trousseau и Pidoux) равносильно тому, чтобы назвать данный процесс гомеопатическим. Поэтому нет ничего удивительного, что такая практика не нашла себе последователей в старой школе, но я надеюсь услышать когда-нибудь об успешном ее применении в нашей школе. Конечно, Strychninum будет тем более показан, чем резче восприимчивость к рефлекторному возбуждению.

Менее общеизвестно, что Aconitum может причинять столбняк, но нижеуказываемые мной ссылки на случаи отравления этим средством8 ставят этот факт вне всякого сомнения. Здесь опять у нас есть наблюдения старой школы, подтверждающие, что Aconitum может устранять, равно как и производить, столбняк. Во второй выноске9 Вы найдете ссылки на отчеты о девяти случаях столбняка, пользованных Aconitum (из которых восемь были травматического происхождения), и восемь больных выздоровело. Одно время в Middlesex’cком госпитале во всех случаях столбняка давалось единственно лишь это средство. Неудивительно, что такая практика привела к пренебрежению им. Aconitum более всего подойдет, когда холод и сырость по крайней мере до известной степени составляют возбуждающую причину болезни. Он поэтому будет более всего уместен в идиопатической форме и менее всего когда симптомы вызваны чисто эксцентрическим раздражением. Судороги Aconitum более непрерывны, чем судороги Strychninum, и менее зависимы от рефлекторного возбуждения.

Гомеопатичность Acidi hydrocyanici в столбняке выяснена д-ром Маdden’ом и мной в статье об этом яде, опубликованной нами в XX томе British Journal of Homoеopathy. Средство это, по-видимому, не считалось подходящим лекарством в столбняке ни в старой школе, ни в нашей. Но в XXIV томе того же журнала д-р George Moore сообщил один травматический случай, успешно пользованный капельными приемами этого средства в форме препарата Scheele. Нельзя, конечно, придавать слишком много значения этому единичному случаю, так как больной мог бы поправиться и сам по себе. Однако в первые сорок восемь часов лечения, которое было начато с Aconitum и Belladonna, судороги становились более частыми и более сильными, и больной сделался гораздо слабее. Улучшение началось в ночь после начала употребления гидроцианистой кислоты. Я не могу указать на какие-либо дифференциальные показания для этого лекарства.

Не следует ли, кроме того или другого из вышеупомянутых средств, употреблять в лечении этой страшной болезни еще и "вспомогательные меры" — это основательный вопрос. Прикладывание льда к спине и перерезка или вытяжение нервного ствола, соединяющего существующую рану, если таковая есть, со спинным мозгом, могут быть вполне рациональны. Гомеопатия ничего не имеет против этого.

Я прибавлю еще, что вышеприведенные наблюдения, по-видимому, указывают на то, что для достижения равносильного успеха нам следует давать довольно большие приемы избранных нами лекарств. Jahr, однако, сообщает, что он во время революции в июне 1832 года в Париже лечил один случай посредством Angustura 30, которая скоро прекратила конвульсии. Я предполагаю, что это была Angustura spuria, которая, как хорошо известно, есть лишь Nux vomica в другой форме.

Водобоязнь, hydrophobia,

есть нервная болезнь, возбуждающая травма которой есть укушение бешеным животным. Здесь опять-таки гомеопатия ничего не имеет против попытки удаления болезнетворной причины. Вырезывание места укушения столько же обязательно для врача-гомеопата, как и для его товарища старой школы, и все, что можно предложить в смысле предохранительного или исцеляющего лечения, не сможет заменить это необходимое мероприятие. Но сделавши это, мы можем приступить к дальнейшему лечению с бóльшим запасом средств и с лучшими видами на успех, чем наши товарищи старой школы. Наше преимущество состоит в том, что у нас в распоряжении два лекарства, вполне гомеопатичных этой болезни, это Belladonna и Stramonium. Мне незачем доказывать гомеопатичность этих средств симптомам водобоязни, она очевидна. Но какие факты можем мы представить по отношению к их действительности?

Во-первых, мы можем указать на обширную массу предания из прошлого столетия по отношению к предохранительным свойствам Belladonna. Вауlе10 сообщает результаты опыта Munck’a и его сыновей. Они лечили этим средством 176 человек, недавно укушенных бешеными собаками, и ни один из них не заболел бешенством. Он справедливо заключает, что повторение этих опытов чрезвычайно важно. Самое малое число заболевающих водобоязнью после укушения бешеными животными, по существующим данным, это один из двадцати пяти, так что лекарство предупредило заболевание по крайней мере в семи случаях. М-r Youatt (по отзыву сэра Thomas Watson’a) имел большое доверие к сочетанию Belladonna с Scutellaria как к предохранительному средству от бешенства для собак11. Я думаю, что на основании этих фактов и аналогии со скарлатиной, в случае укушения подозрительной собакой кого-либо из лиц, которых жизнь Вам дорога, Вы будете побуждены продержать его под влиянием Belladonna до истечения наибольшего срока инкубационного периода. Затем имеющие доверие к Belladonna как к предохранительному средству давали его также как целительное лекарство. В случаях действительного проявления болезни, Вауle сообщает шесть случаев, пользовавших Belladonna, из которых четыре были спасены. Hempel собрал пять других случаев, в которых исцеление приписывалось Belladonna, и три случая сообщены врачами нашей школы, в которых Belladonna было главным лекарством. Если даже согласиться, что некоторые из этих случаев были просто последствием страха, тем не менее едва ли правдоподобно предположить это обо всех, а если Belladonna исцелила хотя бы только один случай, то она сделала больше, чем могли сделать все антипатические и аллопатические меры, и заслуживает повторных испытаний.

Относительно Stramonium я только знаю, что эго средство считается специфическим против бешенства в Китае. Я был бы склонен дать предпочтение этому средству в тех случаях, когда общая нервная раздражительность и бред крайне сильны, а Belladonna — когда симптомы горла указывают на то, что болезнь главным образом поражает продолговатый мозг и исходящие из него нервы.

В бешенстве, как и в столбняке, прикладывание льда к раздраженному позвоночнику (здесь к верхней части его) кажется рациональным; я также давал бы пациенту глотать лед, и притом довольно часто. В этих обеих болезнях опыт, по-видимому, указывает на употребление массивных приемов. Belladonna только в самых больших приемах вызывала симптомы бешенства, а также и целительное действие ее чаще всего получалось от довольно крупных доз. Это один из случаев, в которых может найти себе применение правило дозы д-ра Yeldham'a (см стр. 24, примечание).

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Monthly Hom. Review, XII, 402.
2 Труссо и Пиду говорят, что Бретонио в нескольких случаях параплегии получал излечения, одинаково неожиданные, как и необъяснимые, от употребления Belladonna.
3 Brit. Journ. of Ноm. ХХVII, 6.
4 Amer. Ноm. Review, II.
5 Bull. de la Soc. Ноm., XVII, 396.
6 Bull. de la Soc. Med. Ноm. de France, XXXI, 43.
7 North Amer. Journ. of Hom., XXIV, 63.
8 Brit. Med. Journ., Doc. 1, 1860; Lancet, Oct. 6,1860; Hahnemann's Mat. Med., I, Aconit, sympt. 664; Fleming, Aconit (2 случая).
9 Braithwaite’s Retrospect, 1846, I, 484, 494; Brit. Med. Journ., Jan. 28, 1860, Oct. 26, 1861; Lancet, Aug. 18, 1860; Stilld, II, 316.
10 Bibliothéque de Thérapeutique, II, 502.
11 Конечно, возможно предположение, что Scutellaria тут играет важнейшую роль. На основании данных д-ра Hale’я в его "New Remedies", это довольно сильное нервное лекарство, и оно было рекомендовано Youatt’y американским врачом Spalding’ом как весьма действительное средство для предохранения от бешенства.

письмо XVI Письмо XVI   Оглавление книги Ричарда Юза Оглавление   Письмо XVIII письмо XVIII