Д-р Ричард Юз (Англия)

Ричард Юз

Руководство к лечению болезней по способу Ганемана

Санкт-Петербург, 1900

Перевод со 2-го англ. изд. д-ра мед. Владимира фон Дитмана под ред. д-ра мед. Льва Бразоля

ПИСЬМО XV
Болезни нервной системы.
Болезни головного мозга (продолжение)

В моем настоящем письме я постараюсь дать Вам несколько указаний относительно гомеопатического лечения душевных болезней. Поле это столь обширно и сравнительно так мало обработано, что я могу только дать Вам кое-какие намеки. Вплоть до 1876 года гомеопатия не имела возможности испытать свои лекарства в более широких размерах в доме умалишенных. Теперь эта возможность дана открытием Правительственного гомеопатического приюта для душевнобольных в Миддлтауне, Нью-Йорк, и мы надеемся воспользоваться этим широким поприщем для наших наблюдений. Достигнутые до сих пор общие результаты довольно благоприятны. В отчете главного врача д-ра Stiles’a, опубликованном через девятнадцать месяцев после открытия больницы, — в течение этого времени было принято 168 пациентов — говорится следующее:

Наше лекарственное лечение совершенно согласно с гомеопатическим законом similia similibus curantur, и мы в случаях душевного расстройства никогда не прибегаем ни к каким наркотическим, болеутоляющим или паллиативным средствам, имеющим здесь такое обширное употребление (даже среди врачей нашей школы). Ни одного грана хлорала, морфия, бромистых солей и т. д. никогда не отпускалось из нашей аптеки и не прописывалось в наших назначениях, и никогда, даже в самых бурных случаях острой мании, мы в них не нуждались. Тщательное изучение психических и физических симптомов в соединении со строгим и последовательным соблюдением ганемановских принципов выбора и применения лекарств дало нам возможность с успехом удовлетворять потребностям всякого индивидуального случая.

Д-р Talcott, заместитель д-ра Stiles’a, продолжает доставлять отчеты о деятельности Миддлтаунского приюта, которые так же благоприятны, как и в начале. Такие же результаты получает д-р Emmons Paine в Массачусетском приюте в Westborough. Статистика частного заведения, в котором лекарственное лечение было строго гомеопатическое, приведена в двенадцатом томе British Journal of Homoeopathy, и она весьма удовлетворительна. В нашей периодической литературе разбросано также большое число случаев успешного лечения душевных болезней. Случаи, собранные Rückert’oм, помещены в одной из полезных книг д-ра Peters’a On Nervous Derangements and Mental Disorders. Есть также работа Jahr’a Du Traitement homoeopathique des Affections Nerveuses et des Maladies Mentales и обозрение ее в двенадцатом томе British Journal, содержащие ценный материал.

При выборе специфического лекарства для случая душевной болезни более чем когда-либо необходимо принять в расчет всю совокупность симптомов. Интеллектуальное или моральное расстройство часто находится в тесной связи с болезненным состоянием крови или какого-нибудь органа, и лекарство для первого должно непременно покрывать и второе.

Мне едва ли нужно напоминать Вам о меланхолии при болезнях печени и оксалурии, о послеродовой мании и меланхолии как о примерах такой связи. Тут-то мы и можем воспользоваться нашим знанием моральных и психических характеристик наших лекарств. Так, например, нет причины предполагать, что Pulsatilla имеет какое-нибудь прямое отношение к душевным болезням. Но когда мы встречаем моральную картину этого средства, усиленную до степени душевной болезни, особенно при болезнях матки, то мы можем назначить это средство с самой законной надеждой на исцеление. Я укажу несколько таких случаев, когда буду говорить о женских болезнях.

Поэтому Ваш первый шаг будет заключаться в том, чтобы исследовать болезненное состояние всего организма, с целью выбора специфического средства. Таким образом, такие лекарства как Nux vomica и Sulfur могут часто быть наилучшими. Nux — неоценимое средство в "ипохондрии", т. е. в несоразмерно сильной меланхолии, сопровождающей диспепсию, когда желудочно-кишечные симптомы (как это часто бывает) соответствуют этому средству. Sulfur часто дается с успехом, когда кожные симптомы указывают на нечистый состав крови.

Ганеман делает несколько ценных замечаний относительно этого пункта в "Органоне" (§ 210-230). Он указывает, что душевные болезни не составляют отдельного класса от всех других, ввиду того что в так называемых телесных болезнях "состояние духа и расположение всегда бывает изменено, и во всех случаях болезни, которые нам приходится лечить, если мы хотим начертить точную картину болезни, расположение духа пациента должно быть специально отмечено вместе со всеми общими симптомами, для того чтобы мы были в состоянии с успехом применить гомеопатическое лечение". С другой стороны, душевные расстройства редко представляют нечто другое как телесные болезни, в которых сопровождающее душевное страдание настолько преобладающее, что телесное исчезает или по крайней мере отступает на задний план. Тем не менее телесное болезненное состояние, хотя бы оно было неясно выражено при исследовании пациента, должно быть тщательно открываемо для построения полной картины болезни. Таким же образом и каждое лекарство имеет свое особое характеристичное для него психическое расположение, которое оно вызывает у здоровых и исцеляет у больных. Наш выбор лекарства в телесных болезнях часто в значительной мере определяется наличными психическими симптомами, а в душевных болезнях мы должны придавать дополнительное значение этому элементу подобия. Он прибавляет, что лекарства для хронических или возвращающихся душевных болезней должны быть отыскиваемы в классе антипсорических средств, т. е. лекарств, имеющих глубокое и медленное действие, между тем как если умопомешательство появляется внезапно в виде острой болезни, то его нужно лечить сначала такими средствами как Aconitum, Belladonna, Stramonium, Mercurius и т. п. Что эти лекарства могут сделать в "малых высокопотенцированных" приемах, которые он рекомендует, он не говорит, но о хронических формах душевных болезней он пишет:

Я могу с уверенностью засвидетельствовать на основании обширного опыта что громадное превосходство гомеопатической системы над всеми возможными другими методами лечения нигде не обнаруживается в более блестящем свете, чем в затяжных душевных болезнях, которые первоначально произошли из телесных недугов или развились одновременно с ними.

Что касается разновидностей умопомешательства, то несомненно, что теоретически правильно разделять их на болезни представления, мышления, чувства и воли. Однако в практике эти болезненные состояния представляются нам для лечения в виде конкретных форм мании, меланхолии, безумия и общего паралича, и под этими наименованиями я и рассмотрю их лекарственное лечение.

Мания, mania

За исключением послеродовой формы этого расстройства (о которой я буду говорить в своем месте), Ваш выбор лекарств будет почти всегда находиться между тремя расширяющими зрачок, Belladonna, Hyoscyamus и Stramonium. Вы вспомните дифференциальную характеристику этих средств, изложенную в моей "Фармакодинамике": бешеный бред у Stramonium, ясно выраженный прилив у Belladonna и менее активный и стенический тип бреда у Hyoscyamus. Первое из этих трех средств чаще всего было употребляемо с успехом, но они все три так явно гомеопатичны существенным чертам мании, что Вы лучше сделаете, дополняя одно другим, нежели обращаясь к лекарствам, имеющим более отдаленное отношение к болезни. Единственное исключение я сделал бы в случае, когда мания принимает форму бесстыдства и сладострастия. Здесь, если Hyoscyamus не окажет действия, Phosphorus сильно рекомендуется Jаhr’ом — конечно, в высоком делении.

Veratrum album — единственное другое лекарство, которое я бы упомянул. Наша практика подтверждает славу, которую это средство имело в древности. Душевная тоска есть тот симптом, который более всего на него указывает.

Я не сомневаюсь, что в острой мании обыкновенная практика назначения повторных малых приемов показанного средства вполне целесообразна. Но в хронических и возвратных формах болезни я скорее был бы расположен произвести сильное впечатление на мозг одним или двумя большими приемами, способными вызвать физиологические эффекты. Д-р Lawson в последнее время доказал пользу такого употребления Hyoscyamus1. Он говорит, что это средство вызывает у человека сдержанную форму мании, сопровождаемую почти полным параличом произвольных мышц, и находит, что вызыванием такого состояния (для чего он дает 1 гран алкалоида гиосциамина) в хронической мании достигается вслед за этим поразительное улучшение.

Меланхолия, melanholia

Если она является симптомом диспепсии, болезни печени, оксалурии или функционального расстройства матки и яичников, то она находит наилучшие свои лекарства в трех металлических средствах — Aurum, Platina и Plumbum, и в двух из растительного царства — Ignatia и Veratrum.

Aurum есть известное лекарство в гомеопатической школе при меланхолии самоубийства, как я показал, когда говорил об этом средстве. Platina до известной степени заменяет его для женского пола, быть может, действуя на яичники, как Aurum действует на яички. Platina исцеляла как религиозную меланхолию, так и меланхолию, находящуюся в связи с маточными расстройствами у женщин. Д-р V. Meyer говорит, что страх смерти представляет особенное показание для этого лекарства. Plumbum тоже исцелял религиозную меланхолию, когда телесные симптомы были характерны для этого средства. Ignatia заслуживает вообще предпочтения в свежих случаях меланхолии, особенно если причина болезни может быть приписана психическим впечатлениям как горе, испуг, разочарование и т. п. Показания для Veratrum не очень ясны, за исключением того, что как в мании, так и здесь, душевная тоска всегда указывает на него.

Кроме этих лекарств, не следует забывать Arsenicum, Iodium и Mercurius. Я описал в моей "Фармакодинамике" психическое состояние, вызываемое каждым из них; и беспокойное, тоскливое угнетение у Arsenicum, уныние и упадок духа у Iodium и сердитая раздражительность у Mercurius помогут Вам в некоторых случаях достигать исцеления. Кроме того, благоприятные результаты старой школы, достигнутые посредством Opium, достойны внимания2. Меланхолия представляет характерный симптом у закоренелых потребителей опиума, и запор, столь постоянно встречаемый в самостоятельной форме этой болезни, составляет также важный элемент в гомеопатичности этого средства.

Безумие, dementia

Когда оно встречается у молодых субъектов, оно почти всегда, как я полагаю, бывает последствием рукоблудия. Тут будут полезны Acidum phosphorісum и Anacardium, а если замечается также меланхолия, то некоторые врачи хвалят Conium. Другая, быть может излечимая, форма болезни есть та, которая иногда следует за острым приступом умопомешательства, и для этой формы, по-видимому, показан Helleborus. Но старческое безумие неизлечимо, и даже едва ли возможно остановить его развитие, помимо пользы, которую могут оказывать хорошая диета и благоприятные внешние условия.

Общий паралич помешанных, paralysis progressiva alienorum,

по-видимому, всегда сопряжен с рассеянным воспалением кортикального вещества мозга и соседних оболочек. Это указывало бы в начальном периоде на необходимость настойчивого употребления. Потеря силы в конечностях, вызываемая алкалоидом белладонны атропином, сравнивалась одним наблюдателем (Місhéа) с этим самым состоянием3. Когда имеются симптомы душевной экзальтации, столь характерной при дальнейшем развитии этой болезни, то следовало бы, я думаю, испытать, не окажет ли тут пользы Cannabis indica. Это лекарство в последнее время часто употреблялось при душевных расстройствах, но гомеопатичность его в этих случаях, по-видимому, совершенно игнорируется. Умственное расстройство, производимое этим средством, состоит в сильном преувеличении представлений, идей и душевных чувств, и поэтому оно здесь находит случай для оказывания целительного действия на подобные же симптомы. Mercurius corrosivus и Kali iodatum могут служить ему вспомогательными средствами для воздействия на воспаление мозговых оболочек.

Мы не имеем наблюдений относительно гомеопатического лечения этой болезни.

Прежде чем окончить с главой о душевных болезнях, мы должны еще рассмотреть ипохондрию и белую горячку.

Ипохондрия, hypochondriasis,

уже упоминалась в ее наиболее обыкновенной форме, а именно в форме меланхолии, сопровождающей диспепсию, в несоразмерно сильной степени, причем было указано на пользу Nux vomica в таких состояниях. Но есть еще другая самостоятельная форма, которую Jousset называет "hypochondrie essentielle" и которая представляет настоящую душевную болезнь. Д-ра Gull и Anstie в их статье о ней в System of Medicine Keynolds’a, определяют ее как "душевное угнетение без соответствующей причины и принимающее с самого начала или весьма скоро форму убеждения в уме пациента, что он сделался жертвой серьезной органической болезни". Д-р Jousset говорит, что Англия есть страна ипохондрии, но в настоящее время она, по-видимому, гораздо чаще наблюдается врачами-гомеопатами в Германии, нежели у нас. Hartmann очень подробно разбирает ее лекарства, и Bähr имеет превосходную главу об этой болезни. Кроме Nux vomica и Sulfur, он рекомендует Staphysagsia, Natrum muriaticum и Conium, первое из них особливо, когда болезнь вызвана продолжительными угнетающими душевными волнениями, второе при значительном худосочии и запоре, третье — когда причина болезни, по-видимому, происходит от вынужденного полового воздержания. Он также приводит Stannum, усердно рекомендуемое Наrtmann’ом, показания которого я цитировал, говоря об этом средстве, а именно: оно полезно при существовании сильных брюшных болей, облегчаемых движением, хотя оно утомляет больного.

Кроме этих средств, я должен упомянуть Arsenicum и Ignatia. Последнее успокаивает случайные полуисступленные обострения душевных страданий, которым подвержены жертвы ипохондрии. Первое же из них показано при жгучих болях, столь характерных в этой болезни, причем и существующее душевное состояние очень близко соответствует состоянию, вызываемому мышьяком. Д-р Black4 очень хвалит его действие и попеременно с Mercurius.

Белая горячка, delirium tremens,

представляет один из примеров болезней, в которых, по всеобщему признанию, больше больных умерло от врачей, нежели от болезни. В старину ее лечили как воспаление, и противовоспалительные меры и режимы, бывшие в употреблении, по словам д-ра Watson’a, "были положительно вредны". Но теперь то же самое обвинение высказывается против лечения опием, которое казалось, в глазах Watson’ a, рациональной заменой прежнему. В последних медицинских сочинениях такому убедительному способу лечения приписывается "большой вред", и нам говорят, что "наиболее компетентные по этому вопросу врачи теперь покинули эту мысль, будто пациенты в белой горячке должны быть наркотизированы до бесчувствия". Лечение в наши дни ограничивается, по-видимому, чистейшим выжиданием, так как "успешное лечениe белой горячки в девяти случаях из десяти зависит от правильного и постоянного достаточного подходящего питания, посредством которого поддерживаются функции нервной системы в ее стремлении к выздоровлению".

Я не имею статистических данных, чтобы доказать, насколько гомеопатия может улучшить результаты выжидательного метода. Но я считаю это весьма вероятным и постараюсь дать Вам показания для назначения некоторых лекарств.

Обыкновенно Вам понадобятся два лекарства — одно против мозгового расстройства, другое против гастрических и общих нервных симптомов алкоголизированного пациента. Первое Вы найдете в Hyoscyamus, Belladonna или Stramonium — в большинстве случаев в первом из них. Бред редко имеет достаточно воспалительный характер для Belladonna или достаточно маниакальный для Stramonium. Лекарства второй группы, которые окажут Вам хорошую услугу, это Tartarus emeticus и Arsenicum. Первое особенно показано при гастрическом расстройстве с изобилием слизи в желудке, а также когда опьянение произошло от пива; обильный холодный пот тоже служит для него показанием. Другое доказательство гомеопатичности Tartarus emeticus есть наклонность к осложнению белой горячки воспалением легкого. Arsenicum показан при воспалительном состоянии желудка и когда нервное расстройство весьма значительно, выражаясь в упадке сил и мышечном дрожании, против которого он замечательно действителен. Давая одно из этих последних лекарств днем и одно из первой группы ночью, Вы, я думаю, достигнете весьма удовлетворительных результатов в белой горячке. Относительно некоторых пояснительных случаев я укажу Вам на статью об этой болезни д-ра John Мооr’а из Ливерпуля в VIII томе British Journal of Homoeopathy. Я согласен с ним, что Hyoscyamus следует тут давать не выше как в 1-м десятичном делении.

Белая горячка ныне описывается как "острый алкоголизм" и рассматривается в связи с целым рядом функциональных нервных расстройств, встречающихся у пьяниц, которым дан термин "хронического алкоголизма". Мышечные дрожания и утренняя рвота — самые обыкновенные его симптомы; серьезные перерождения нервных центров, проявляющееся в параличах и умопомешательстве, стоят на другом конце шкалы. Едва ли нужно говорить, что первое условие успешного лечения таких пациентов должно заключаться в прекращении их порочной привычки. Но кроме того, Nux vomica в этих случаях может приносить большую пользу, если зло зашло еще не слишком далеко. В более поздних формах болезни я полагаю, что лучше всего следовать совету д-ра Anstie, предлагающего Phosphorus для улучшения питания нервных центров и жирную пищу. Кроме того, мы можем воспользоваться благоприятными наблюдениями д-ра Marcet’a с препаратами Zincum, так как это средство вполне гомеопатично при таком болезненном состоянии.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Practilioner XVII; Brit. Journ. of Hоm., XXXV, 162.
2 Hammond, op. cit., p. 372.
3 См. Cyclopoedia of Drug Pathogenesy, I, 566.
4 Hahnemann's Mat. Med., Part I, p. 25.

письмо XIV Письмо XIV   Оглавление книги Ричарда Юза Оглавление   Письмо XVI письмо XVI