Проф. Эрнст Фаррингтон

Профессор Эрнст Фаррингтон

Гомеопатическая клиническая фармакология

Лекции, прочитанные в Ганемановском медицинском колледже в Филадельфии в 1875—1885 годах

Перевод д-ра И. М. Луценко

38-я ЛЕКЦИЯ. Stramonium et Hyoscyamus

Datura Stramonium (cтрамониум)

Stramonium (дурман) несколько отличается от Belladonna. Технические симптомы, руководящие нами при выборе этого средства, следующие: мания или бред дикого характера, причем лицо ярко-красного цвета; глаза налиты кровью и имеют дикое выражение, хотя не бывает такой полной гиперемии, как при Belladonna. Галлюцинации устрашают больного; ему кажется, что из каждого угла лезут чудовища; самые фантастические животные возникают перед ним и устрашают его. Больной, если это ребенок, зовет свою мать, хотя она быть может стоит тут же. Глаза и зрачки широко раскрыты. Если это взрослый; то у него появляется болтливый бред. Болтовня его выражает то веселость, то ужас. Больной то смеется, поет и корчит гримасы, то плачет, молит о помощи и т. д. Зачастую бывает photomania, или желание света. Больной, по-видимому, ужасно боится темноты.

Agaricus, по-видимому, стоит посредине между Stramonium и Lachesis, имея некоторые сходные черты с обоими этими средствами.

Иногда назначение Stramonium требует состояние, симулирующее водобоязнь. При этом состоянии каждый блестящий предмет вызывает буйный бред, спазм в горле и жестокие судороги. Бред, в особенности при тифозных состояниях, очень силен и, по-видимому, крайне истощает больного.

Спазмодические движения при Stramonium характеризуются скорее грациозностью, чем угловатостью; в них преобладают вращательные движения над подергиваниями. Это состояние наиболее резко бывает выражено при сыпных болезнях без появления высыпи у маленьких детей. Stramonium действует на маленьких детей и грудных младенцев лучше, чем Belladonna. Возьмите, например, случай кори: сыпь не высыпает, как следует; ребенок горит; он мечется, испуганно вскрикивает, как только начинает засыпать; никого не узнает; вы замечаете, что движения его, хотя и конвульсивные, не представляются, однако, дергающими и угловатыми; лицо ярко-красного цвета. Это случай, требующий Stramonium.

На Stramonium в этих случаях походит Cuprum, при котором также бывают, как и при первом средстве, ухудшение при пробуждении от сна и тот же самый ужас. Cuprum характеризуется бурностью своих симптомов. Ненормальные движения представляются резко угловатыми. Лицо зачастую принимает синеватый оттенок.

Другое средство, похожее на Stramonium, это Zincum. При нем тоже бывает вскрикивание во сне и пробуждение в испуге. При этом замечается значительная слабость: ребенок так слаб, что у него не хватает сил для должного развития сыпи.

Stramonium показан также при двигательной атаксии. Больной не может ходить в потьмах или с закрытыми глазами. Если он пытается сделать это, он начинает шататься и спотыкаться. Ложные представления относительно формы, по-видимому, характерны для больного Stramonium. Больной воображает, например, что он очень большого роста или что у него одна рука очень велика. Иногда он кажется самому себе двойным или имеющим три ноги вместо двух. Эти ошибки относительно формы и размеров у больного Stramonium напоминают вам другие средства, в особенности Baptisia, которая при других симптомах, впрочем, нисколько не походит на Stramonium. Нужно помнить, что при обоих этих средствах бывают иллюзии относительно формы. Больной Baptisia чувствует, что он двойной, или, что характернее для этого средства, будто тело больного разделено на части и ему приходится собирать эти куски в одно целое. Этот симптом бывает и у других средств; мы находим его при Petroleum и Thuja.

Во время бреда больной при Stramonium делает зачастую попытки к бегству, как это наблюдается при всех наркотических средствах.

При роже с осложнением со стороны мозга Stramonium мы можем найти показанным скорее, чем Belladonna, когда болезнь принимает адинамический тип. Симптомы очень схожи с симптомами Rhus toxicodendron, но вы отличите его от этого последнего средства по бурным мозговым явлениям, бреду, беспокойству и вскрикиваниям, как бы в испуге.

Как и при всех раздражающих мозг средствах, мы находим здесь скрежетание зубами. Встречается также заикание, которое, к слову сказать, сравнивалось со спазматическим мочеиспусканием у детей, когда при малейшем возбуждении они испускают мочу маленькими порциями; подобным же образом они расчленяют и слова. Особенно трудны для больного комбинации гласных с согласными.

Другое средство против запинания или заикания, это Bovista.

Язык у больного Stramonium красен или беловат и покрыт мелкими красными точками; он сухой и растрескавшийся. В некоторых случаях он припухает и висит изо рта.

Stramonium может вызвать резкую нимфоманию, во время которой женщина, хотя бы вполне целомудренная в своем нормальном состоянии, становится в высшей степени циничной в разговоре и песнях. Она может делаться очень настойчивой в своих поступках. Эти симптомы зачастую появляются у женщин перед менструацией, и в этом случае Stramonium действует наиболее удивительно. Месячные очищения склонны быть очень обильными, что указывает на сильный прилив крови, вызывающий нимфоманию. От таких женщин бывает сильный запах, напоминающий запах животных во время течки.

Я хотел бы также обратить ваше внимание на понос, который излечивает Stramonium. Испражнения очень зловонны; запах их почти как запах падали. Цвет их обыкновенно желтоватый, хотя они могут быть и темными, но наиболее выдающимся симптомом остается их зловонность.

Отсутствие боли характерно для Stramonium, за исключением случаев абсцесса, в особенности, если последний образуется в левом тазобедренном суставе, когда боль может быть настолько сильной, что вызывает у больного судороги.

Противоядием при отравлении Stramonium служит лимонный сок.

Hyoscyamus niger (гиосциамус нигер)

Ботанически и отчасти терапевтически Hyoscyamus (белена) сходен с Belladonna. Это интересное лекарство, будучи безвредно для некоторых животных, оказывается ядовитым для кур и потому получило название куриного яда.

Hyoscyamus, по-видимому, наиболее пригоден при острой мании (буйном умопомешательстве), при мании без всяких признаков воспаления, при мании, имеющей главным признаком возбуждение чувствительности. У больного при этих обстоятельствах появляются изменчивые идеи, происходящие именно от этих ненормальных импульсов. Он воображает, например, что его хотят отравить. Поэтому он может отказываться от вашего лекарства, заявляя в резкой форме, что он может отравиться им. Или ему кажется, что его преследует злой дух, или что кто-нибудь покушается на его жизнь. Это заставляет его быть крайне беспокойным. Он соскакивает с постели и старается укрыться от своего воображаемого врага. Чувства его также расстраиваются. Предметы кажутся ему в увеличенном виде или кровавого цвета. Иногда предметы кажутся ему, как будто чересчур резкими, т.е. как будто контуры их отличаются неестественной резкостью. Больной говорит о предметах из обыденной жизни, перескакивая с одного предмета на другой, как и при Lachesis; все это время лицо его не отличается особенно резкою краснотой, а иногда бывает лишь слегка налитым. Зрачки обыкновенно сильно расширены, сон сильно нарушен, больной лежит часами без сна. По мере развития мании он лежит как бы в оцепенении, но это состояние не есть настоящее оцепенение, ибо при малейшем шуме больной пробуждается и с ним начинается буйный припадок. Всякое малейшее впечатление вызывает возбуждение чувствительности. Этим симптомам сопутствует характерная слабость, выражающаяся большим упадком сил при всякой попытке двигаться или ходить, и параличом одной или нескольких мышечных групп, развивающимся вслед за маниакальными приступами. По мере того, как чувствительность все более угнетается, больной начинает отвечать на вопросы вяло или дает несообразные ответы. Иногда больной находится в оцепенении, из которого больного легко вывести, и он будет отвечать совершенно правильно на ваши вопросы, но сейчас же опять впадает в прежнее оцепенение. При этом бывает нечто вроде адинамического состояния мозга, происходящего от этого продолжительного чрезмерного возбуждения, и при этом состоянии мы все еще наблюдаем бред, но у больного крайний упадок сил, испражнения и моча отходят неправильно, пульс уже не полный и учащенный, а скорый, быстрый, необъемистый и неправильный. Оцепенение становится полным, на языке и на зубах появляется грязный налет, легкие переполнены кровью не вследствие воспалительного процесса, а вследствие застойной конгестии (гипостаз легких). Дыхание при этом становится храпящим. Рот открыт, нижняя челюсть отвисает, и больной лежит покойно лишь с редкими подергиваниями отдельных мышечных групп. За этим состоянием вскоре следует смерть, если нельзя добиться облегчения. Иногда мы наблюдаем, что бред возвращается снова и симптомы приобретают другую форму. Больные глупо смеются во весь рот. Иногда они часами сохраняют глупое, идиотское выражение лица. То вдруг они становятся крайне похотливыми, сбрасывают с себя одеяло и стараются раскрыть половую область. Ненормальные движения, сопровождающие эти симптомы, представляются скорей угловатыми; они вовсе не имеют характерного для Stramonium вращательного характера.

Еще другой формой, в которой могут проявиться мозговые симптомы Hyoscyamus, преимущественно у женщин, является ревность, а также последствия сильных потрясений, как, например, неудачная любовь, испуг и другие потрясения более или менее возбуждающего и в то же время угнетающего характера.

Переходя к воспалению мозга или его оболочек, мы находим Hyoscyamus иногда показанным, когда есть налицо некоторые из перечисленных уже симптомов и если, кроме них, облегчение получается при трясении головой или при сидении с нагнутой вперед головой. Это прямо противоположно Belladonna. Больной жалуется на волнообразные пульсирующие боли в голове.

Мы имеем кашель, вполне характерный для Hyoscyamus. Этот кашель происходит от удлинения язычка, как результат расслабления или воспаления; язычок свисает вниз и касается корня языка, вызывая раздражение, а следовательно и кашель. Этот кашель хуже при лежании, а при сидении больного он почти исчезает. Он обыкновенно ухудшается ночью, а также после еды и питья и от разговора.

Здесь Hyoscyamus можно сравнить с двумя-тремя другими средствами. Одним из них является Rumex crispus. Это превосходное средство при щекочущем кашле вследствие мучительного щекотания в надгрудинной ямке. Больному хочется дышать теплым воздухом. Все, что влияет на температуру вдыхаемого воздуха, вызывает щекотание, а следовательно и кашель. Щекотание может распространяться вниз на грудь, и Rumex все-таки будет показан.

Есть другое средство, при котором бывает этот же симптом, и при том средство испытанное. Это Mentha piperita. Она, впрочем, стоит ниже Rumex. Я слышал, что этот род кашля облегчается также от еды яблок.

Hyoscyamus надо также считать средством против бессонницы. Он полезен при бессоннице у детей, когда они вздрагивают во сне, вскрикивают и дрожат и просыпаются в испуге.

Он является также ценным средством против судорог. Это одно из самых наших надежных средств при эпилептических судорогах, если не показано в данном случае никакого другого средства. При судорогах, требующих Hyoscyamus, наблюдаются подергивания и толчки. Эти угловатые движения, которые я описывал, по-видимому, вызываются едой. Это, в особенности, заметно у детей: ребенок просыпается голодным; лицо его темно-красного, почти багрового цвета. Бывает также пена у рта и прикусывание языка. Эти симптомы почти всегда сопровождаются глубоким сном.

Hyoscyamus показан также при хорее (пляске св. Витта). Больные очень слабы с шаткой походкой. Они, по-видимому, имеют неверное представление о расстояниях. Они тянутся за предметами, которые, как им кажется, находятся очень близко, тогда как на самом деле они находятся на другом конце комнаты.

Stramonium также является лекарством, о котором нужно помнить при хорее, в особенности, если бывает поражен мозг. Ребенок просыпается с криком. Он поет и смеется без причины.

Есть еще средство, а именно Veratrum viride, которое специально показано, когда бывает сильный прилив крови к нервным центрам. Пульс представляется крайне возбужденным.

Теперь поговорим о лихорадках Hyoscyamus. Посмотрим, как мы можем воспользоваться им для лечения лихорадок с кожными симптомами, например, при скарлатине. При скарлатине Hyoscyamus показан, хотя и не особенно часто, а именно: он может потребоваться в тех случаях, которые были извращены Belladonna. Сыпь миллиарного характера, темного или темно-красного цвета. Она довольно скудна вследствие того, что она отчасти скрывается внутрь. Замечаются также пощипывание больным простынь, вскрикивания во сне и оцепенение. Все это указывает на то, что болезнь серьезно прогрессирует.

Stramonium показан при скарлатине, когда есть налицо бурные симптомы, несколько похожие на те, которые мы видели при Belladonna. Лицо очень красно, сыпь как бы рассеяна по телу, упадок сил крайний, кожа обыкновенно очень суха и горяча, но не покрыта так обильно горячим потом, как это мы видели при Belladonna. Если появляется пот, то он не доставляет облегчения.

Тип бреда при Belladonna дикий: больному хочется убежать; он кусается и дерется; лицо красно, глаза налиты кровью, сильная пульсация сонных артерий. Больной или жалуется на галлюцинации, появляющиеся при закрывании глаз, или устремляет свой взор в одну точку, широко раскрыв глаза. Далее, бывает также сонливость с невозможностью заснуть. Если бывает оцепенение, то оно является следствием прилива и воспаления мозга и сопровождается симптомами раздражения мозга, так что, когда больного разбудят, он становится буйным или поочередно впадает то в бред, то в оцепенение, причем нет указаний на серьезные изменения в крови.

Hyoscyamus имеет также подобное желание убежать; больной пытается укусить или ударить окружающих его; у него бывает то же самое желание раскрываться, но при этом не бывает сильной пульсации сонныъ артерий и сильной красноты лица с налитием глаз. У больного Hyoscyamus замечаются своеобразное отвращение от света и резко выраженная боязнь быть отравленным или обманутым. Лежа спокойно в постели, он вдруг вскакивает и озирается кругом, как бы отыскивая кого-то, кого он ожидает встретить в этой комнате. По одному слову сиделки он опять ложится и засыпает. Его бессонница значительно отличается от той, которая требует Belladonna. Больной нервен, плаксив, кричит и мечется.

Hyoscyamus очень широко употребляется в больницах для психических больных при острой невоспалительной мании. Этих больных вы всегда находите слабыми; пульс зачастую делается почти нитевидным; у больного или совсем нет аппетита, или волчий аппетит. Еда сейчас же сопровождается ухудшением симптомов. Врачи-аллопаты широко применяют алкалоид гиосциамин. Он очень похож на Kali bromatum, который тоже обладает свойством возбуждать чувствительность, не вызывая воспаления мозга. Поэтому Kali bromatum показан при острой мании у детей, когда они просыпаются с криком и им кажется, что кто-то гонится за ними. У больного могут также быть ложные мысли, будто его хотят убить или обесчестить, или что его домашние ненавидят его и намерены причинить ему вред.

Hyoscyamus, в особенности, показан в случаях, если они послеродового происхождения. Мы находим эти симптомы Hyoscyamus также во время тифозной лихорадки. Как вы видите, он имеет тенденцию к вялому типу болезни; это более адинамическое средство, чем Belladonna.

Belladonna может быть показана в начале болезни, когда есть дикий и буйный бред. Hyoscyamus пригоден позже, когда оцепенение делается более резким, когда больной в забытье пощипывает простыню или перебирает пальцами, или иногда вытягивается, как будто хочет схватить что-то в воздухе. Язык в таких случаях бывает красным и сухим. Речь затруднена и, если болезнь прогрессирует, то появляется грязное отложение на зубах, непроизвольное отхождение мочи и кала и отвисание нижней челюсти. Я должен здесь предостеречь вас, что в некоторых случаях, хотя Hyoscyamus и ясно показан перечисленными симптомами, но он не действует. Почему — этого я не могу вам сказать. Я не вижу другой причины, кроме той, что лекарство это недостаточно глубоко действует. В таких случаях я обыкновенно обращаюсь к Lachesis, Lycopodium, Acidum muriaticum и Arsenicum.

Stramonium отличается от Belladonna и Hyoscyamus. Больному кажется, что изо всех углов комнаты поднимаются и двигаются к нему навстречу какие-то предметы. У него мания на свет и общество, как раз наоборот, чем при Belladonna: больной крайне разговорчив, смеется, поет, клянется и молится почти в одно и то же время. Есть желание убежать; замечается спазматическое приподнимание головы с подушки и затем опускание ее опять. Больной пробуждается от сна в испуге и ужасе и не узнает окружающих; движения его, хотя порывисты, но очень красивы и свободны. Иногда тело его обливается горячим потом, не приносящим никакого облегчения. Есть желание обнажаться, как и при Hyoscyamus, но тут больной чаще обнажает все тело, а не одни половые части. Язык зачастую бывает мягким и на нем заметны отпечатки от зубов; вскрикивания во сне, зачастую с икотой; лицо обыкновенно ярко-красного цвета, но не налито кровью так сильно, как при Belladonna.

предыдущая часть 37-я лекция   Оглавление   39-я лекция следующая часть