Проф. Эрнст Фаррингтон

Профессор Эрнст Фаррингтон

Гомеопатическая клиническая фармакология

Лекции, прочитанные в Ганемановском медицинском колледже в Филадельфии в 1875—1885 годах

Перевод д-ра И. М. Луценко

29-я ЛЕКЦИЯ. Ranunculaceae (лютиковые)

Ranunculaceae Aconitum
Helleborus niger
Clematis erecta
Paeonia
Pulsatilla
Hydrastis
Staphysagria
Actea racemosa
Actea spicata
Radix coptidis
Ranunculus bulbosus
Ranunculus scleratus

Сегодня у нас на таблице Ranunculaceae, семейство растений, содержащее много лекарств. Оно получило свое название от различных разновидностей лютика. В целом, по-видимому, это семейство обладает острыми соками, а некоторые из его членов слегка наркотичны. Из этого семейства мы получаем: Aconitum, Actea racemosa, Actea spicata, Radix coptidis, Ranunculus bulbosus, Ranunculus sceleratus, Pulsatilla, Hydrastis canadensis, Clematis erecta, Staphysagria, Helleborus и Paeonia. У нас будет время изучить только главнейшие из них. Рассмотрим сначала

Aconitum napellus (аконитум напеллюс)

Aconitum napellus называется монашеским капюшоном1. Aconitum собственно значит "без пыли". Это растение получило свое ботаническое название от того обстоятельства, что оно растет на сухих скалах, с едва достаточным количеством земли, необходимой для его корней. Это доказывает выносливость растения. Монашеским капюшоном оно называется от формы цветка, который перевернут и, таким образом, представляет вид капюшона, наброшенного на голову. Aconitum napellus содержит активное начало aconitinum, получающееся то в кристаллическом, то в аморфном виде. В корне Aconitum имеется другое начало — напеллин. Аконитин содержится также в одной разновидности Staphysagria (в "рыцарских шпорах"). Helleborus, как говорят, тоже содержит acidum aconiticum. Я слышал, хотя не могу сказать, насколько это достоверно, что некоторые из обитателей Персии едят верхушки Aconitum ferox. Утверждают также (и за это я не могу поручиться), что в некоторых местах Швейцарии Aconitum разводится рядами вдоль улиц и что верхушки его срезают и употребляют как зелень. Это иллюстрирует тот факт, что растения изменяют свои свойства вследствие культуры.

В отравляющих дозах Aconitum действует угнетающим образом на цереброспинальную нервную систему (головной и спинной мозг). Он производит чувство онемения в конечностях, сопровождаемое колющими и зудящими болями, и даже полную потерю чувствительности. Он поражает также и систему кровообращения. После первого ощущения разлитой теплоты наступает сильный внутренний жар и обильный горячий пот. Иногда кожа покрывается просовидной сыпью, которая страшно чешется. Пульс и дыхание сильно учащены. Во второй период поверхность тела делается холодной, покрывается холодным клейким потом, пульс слабеет и наступает смерть.

При отравлениях от Cocculus indicus сознание расстраивается рано. Но это средство причиняет полный двигательный паралич, а не чувствительный.

Aconitum производит два различных ряда симптомов, совершенно отличных по своему характеру; настолько различных, как будто это средство состоит из двух веществ, из которых каждое развивает свои собственные симптомы. Второй ряд симптомов, тот, с которым мы наиболее хорошо знакомы, представляет способность Aconitum развивать лихорадку и воспаление. Это достигается его действием на симпатическую нервную систему. Мы находим его показанным при настоящей воспалительной лихорадке, известной под именем синохальной или стенической. Все эти названия прилагаются к лихорадке, которая не сопровождается никакими явлениями слабости или астении. Симптомы этой лихорадки, требующей Aconitum, следующие: обыкновенно сухой жар кожи и полный, твердый, скачущий пульс. Эта лихорадка обыкновенно сопровождается беспокойством. Нервные симптомы и местные, как указал нам Ганеман, являются верными руководителями при выборе Aconitum. Он не может быть пригодным, если нет беспокойства, бессонницы и страха смерти. Пот, выступающий вслед за этой лихорадкой, обыкновенно критического характера и облегчает все симптомы. Он обилен, тепл и даже горяч. Доказано, что Aconitum не вызывает никаких изменений в качестве крови, поэтому вы не можете ждать, чтобы он был показан при какой-нибудь форме лихорадки, при которой в крови имеется яд, разрушающий эту жидкость, — разрушая ли ее тельца, ее плазму или каким бы то ни было образом изменяя ее качества. Тип аконитовой лихорадки — стенический и постоянный, а не перемежающегося или послабляющего характера. Он не имеет ни одного симптома в своем патогенезе, который указывал бы на перемежаемость. Вслед за начальным ознобом или дрожью наступает сухой жар, и продолжается до тех пор, пока не наступит облегчающий пот. При такой-то лихорадке и нужно назначать Aconitum. Он не имеет типичного возвращения этих лихорадочных припадков. Поэтому вы не можете давать Aconitum при перемежающейся лихорадке. Далее, должно помнить, что лихорадка иногда бывает не самостоятельной болезнью, а симптомом, необходимым для естественного развития болезни. В этом случае вы не должны требовать остановить лихорадку назначением Aconitum подобно тому, как вы не пытались бы прекратить единичный симптом какой-нибудь другой болезни. Если, таким образом, лихорадка является только симптомом, то Aconitum не должен быть назначен для подавления ее. Возьмем, например, скарлатину. Лихорадка здесь может быть высока, кожа горяча и суха и пульс тверд. При поверхностном взгляде, очевидно, показан Aconitum. Однако вы знаете, вследствие присутствия других симптомов, — болей в спине, рвоты, боли в глотке и существования в случае заболевания этой болезнью в окрестности — что в данном случае развивается скарлатина. Вы знаете, что подавлением этой лихорадки вы устраняете симптом, необходимый для естественного развития сыпи, присущей этой болезни. Поэтому при скарлатине редко приходится думать об Aconitum. Только в исключительных случаях, когда лихорадка непропорционально жестока и имеются налицо характерные нервные симптомы, вы можете его назначать, но в девяти случаях из десяти вы только повредите назначением Aconitum.

Точно так же делают ошибку, давая Aconitum при тифозных типах лихорадки с целью ослабить пульс и понизить температуру. Aconitum не имеет никакого отношения к какой бы то ни было тифозной лихорадке. Он дается здесь на основании простой симптоматической практики, а не вследствие знания патологии и симптоматологии. Я просил бы вас не производить подобной практики; это приведет вас только к перемене болезни.

При травматических и воспалительных случаях Aconitum должен уступить место другим средствам, если нет характерных для него бессонницы или беспокойства. Одно из таких средств — Bryonia, которая имеет полный, твердый пульс, усиленную деятельность сердца, сухую кожу и ухудшение всех симптомов от движения. Больной лежит совершенно спокойно и не обнаруживает никакой тревоги.

Важно, чтобы вы разбирались в разнице между Aconitum, Gelsemium и Apis при лихорадочных состояниях. Я хочу поэтому дать вам в подробности те симптомы и условия, которые делают точным выбор того или другого из этих средств. Если я повторяю то, о чем уже говорил, то это повторение имеет лишь целью запечатлеть как можно прочнее в вашем уме различие между этими средствами. Aconitum имеет типичную синохальную лихорадку; Gelsemium — послабляющую или перемежающуюся; Apis — перемежающуюся или тифозную. Aconitum вызывает резкий озноб с последующим сухим жаром кожи и полным, твердым, прыгающим пульсом; позже выступает теплый, обильный, критический пот, приносящий облегчение. Gelsemium вызывает частичный озноб, начинающийся с рук или же пробегающий вверх и вниз по спине, затем наступает общий жар, особенно резкий в области головы и лица. Пот выступает постепенно и умеренно, но он всегда приносит облегчение. Apis производит озноб, за которым следует жгучий жар всего тела, или же одни области тела горячи, другие холодные. Жар ощущается особенно сильно в области живота. Кожа горяча и суха, или попеременно то суха, то влажна. Пота нет или же он появляется местами и затем скоро высыхает. Пульс при Aconitum, как сказано, полный, твердый, скачущий. При Gelsemium он полный, плавный, но не тверд. При Apis он ускорен, полный и сильный, или же дрожащий, нитевидный и частый. При Aconitum предполагается, что кровь в качественном отношении не изменена. Gelsemium допускает некоторое изменение ее, могущее вызвать умственное угнетение больного. Apis имеет наклонность к отравлению крови (токсемии) тифозного типа. Поэтому Aconitum полезен только в тех случаях, когда лихорадка стенического типа, таких, какие происходят вследствие влияния сухих, холодных ветров, от последствий высокой температуры, внезапной простуды в разгоряченном и потном состоянии и пр. При желчной лихорадке он показан в начальном периоде, когда она стенического типа, в особенности вследствие его действия на печень. Он полезен также при воспалительной лихорадке, травматической или иной, если она подходящего типа, в особенности у полнокровных, крепких индивидуумов, которые легко подвергаются внезапным активным приливам крови. Он не имеет никакого отношения к перемежающемуся типу лихорадки; будучи назначен при подобной лихорадке, он только подавляет сердечную деятельность и никогда не действует целебно, потому что здесь он не гомеопатичен. Он также не имеет никакого отношения и к тифозной лихорадке. Gelsemium целебен, если лихорадка развивается при обстоятельствах, способствующих параличу двигательных нервов произвольных и непроизвольных мышц. Он соответствует тому периоду, когда кровяные сосуды расширены и полны, но не имеют твердости и упругости сосудов вполне развившегося стенического воспаления. Подобная форма лихорадки сопровождается изнурением, мышечной слабостью, желанием абсолютного покоя и сонливостью. При таких обстоятельствах приливы все еще могли бы быть активными, как и при Aconitum, но они обнаруживают довольно ясно пассивный характер. Пульс полон, плавен, но не тверд. Таким же образом Gelsemium может быть показан при желчных лихорадках, при пассивных приливах к печени. Опять же он пригоден и при тифозных формах, но никогда не назначайте его после того, как слабость и сонливость, присущие ослаблению лихорадки, и последующий пассивный прилив к мозгу перейдут в сильный упадок сил и бессознательность. Apis имеет видимое сходство со стенической лихорадкой Aconitum по своей горячей коже, сильному пульсу и пр., в особенности в начале рожистых воспалений или, еще больше, при воспалениях слизистых и синовиальных оболочек. Но Apis способен излечивать тифозные состояния и выпоты; Aconitum же — ни тех, ни других. Таким образом, Aconitum может быть показан при лихорадке, сопровождающей начало менингита, плеврита или синовита, но его могущество прекращается, когда появляются характерный мозговой крик (cri encéphalique), одышка и полное притупление при выстукивании, или же вздутая, тестоватая опухоль в области сустава, указывающие на существование выпота. При перемежающейся форме лихорадки Apis не имеет никакого сходства ни с Aconitum, ни с Gelsemium. Даже при ревматической лихорадке, где показаны и Aconitum, и Apis, сходство их только поверхностное, так как Apis или развивает рожистое воспаление, или же причиняет жгучую колющую боль и чрезвычайную болезненность, вполне зависящую от кровеносных сосудов. При более же тяжелых формах этой лихорадки Apis превосходит Aconitum и делает совершенно излишним Gelsemium. Apis показан при настоящей скарлатине, дифтерии и тифозной лихорадке. При этом бывает тенденция к уменьшению фибрина в крови, а под конец и разложение этой жидкости. В таких случаях боязливое беспокойство Aconitum и раздражительность, или сонливость Gelsemium сменяется неугомонным беспокойством и отупением. Возбуждение и бред Aconitum и полусознательное бормотание Gelsemium переходят в тихий бормочущий бред и бессознательность. Распределяя соответственные симптомы согласно требованиям "Органона", мы охарактеризуем каждое из этих средств следующим образом: Aconitum — страдание, отчаяние, беспокойство, метание во время лихорадки, боязнь умереть, сбрасывание с себя платья, пульс полный, твердый, прыгающий, кожа горячая, сухая. Все заканчивается обильным потом. Gelsemium — раздражительность, чувствительность, дети страдают иногда бессонницей, нервны, даже могут угрожать судороги, или же они сонливы, веки их тяжелы, взгляд как у отравленного, потребность оставаться в совершенном покое. Дрожь пробегает вверх и вниз по спине, затем следует лихорадка с увеличенной сонливостью; пульс полный, плавный. Пот умеренный, наступающий мало-помалу, приносящий облегчение. Apis mellifica — беспрестанное беспокойство; больной хочет спать, но он настолько нервен, что не может заснуть, или же тихий, бормочущий бред, спячка. Озноб начинается с колен или живота часа в 3 пополудни; жар, с сухой кожей или с случайными, кратковременными периодами пота; желание раскрываться; сильное стеснение в груди; кожа в одних местах горяча, в других холодна. Пульс ускоренный и сильный, или, когда обнаруживается слабость, он нитевиден и част, перемежающийся, неощутимый.

Belladonna является еще одним исходным (согласным) с Aconitum средством. Belladonna, как увидите в будущем, не оказывает первичного действия на сосудодвигательные нервы или симпатические нервные узлы, поэтому она не изменяет калибра кровеносных сосудов. Она действует первоначально на цереброспинальную нервную систему, поэтому мы находим ее показанной при лихорадках, которые начинаются симптомами головного и спинного мозга. Мы находим ее показанной при лихорадке, начинающейся типом Aconitum, но которая при дальнейшем развитии поражает и мозг. По этой причине мы часто находим, что Belladonna успешно следует за Aconitum. Belladonna требует присутствия мозговых симптомов, таких как вскакивание со сна, пульсирующая головная боль, жар головы и холод остального тела и конечностей.

Veratrum viride занимает место Aconitum при лихорадке, характеризующей приступ воспаления легких, когда бывает сильное артериальное возбуждение. Дыхание мучительно и совершается с трудом.

Когда синохальная лихорадка недостаточно уступает Aconitum, тогда наилучшим лекарством будет Sulphur. Симптомы, которые будут руководить вами при выборе этого средства, следующие: несмотря на назначение Aconitumа, жар остается сухим, испарина или не показывается, или же, если она и бывает, то только на короткое время. Больной, сперва не спавший и беспокойный, делается сонливым и медленно отвечает на вопросы, или же между вашим вопросом и его ответом проходит известный промежуток времени. Язык становится сухим и речь малосвязной. Больной представляет признаки наступления у него тифозного состояния, зависящего от истощения вследствие продолжительного жара.

Ferrum phosphoricum, о котором я говорил вам уже не раз, нужно отличать от Aconitum. Оно действует на кровеносные сосуды, производя род полупаретического состояния, причем они расширяются так же, как во второй стадии воспаления. Пульс полный и довольно мягкий, а не твердый или напряженный, как при Aconitum. Ferrum phosphoricum показан при приливах к какой-нибудь части тела, если выделение из этой части окрашено кровяными жилками. Оно может быть пригодно при дизентерии, кровохарканье и вторичном воспалении легких.

Arsenicum album подобно Aconitum производит сильную лихорадку со страхом, боязнью смерти и беспокойством, но лихорадка и воспаление Arsenicum такого характера, какие свойственны сильной местной болезни  — воспалению, ведущему к разрушению пораженной части, лихорадке тифозного типа с гнилостным выделением и пр.

Aconitum можно назначать при воспалительных поражениях головного мозга. Вы должны, однако, различать между идиопатическим воспалением мозга и тем, которое имеет причиной какую-нибудь глубоко коренящуюся болезнь. Aconitum может оказывать лишь незначительное влияние на туберкулезный менингит. Но при менингите при приливе крови к голове вследствие влияния на голову прямых лучей солнца, особенно во время сна, он является подходящим лекарством, превосходя здесь как Glonoinum, так и Belladonna. Его можно также применять в случае прилива к головному мозгу, происходящего вследствие припадка гнева.

Далее, Aconitum может быть показан при солнечном ударе, когда солнечный жар произвел парализующее действие на кровообращение. Сперва сердце работает сильнее, затем оно начинает терять свою силу и делает от 120 до 130 ударов в минуту.

К Aconitum вы можете прибегать и при заболеваниях глаз, при воспалении соединительной оболочки (conjuctivitis) после хирургических операций или вследствие попадания в глаз постороннего тела. Он также показан при воспалительных болезнях глаз, происходящих вследствие сухих холодных ветров. При этом бывают сильный жар и жжение в глазу. Появляется ощущение, как будто глаз полон песку, и он чрезвычайно чувствителен. Боли так сильны, что больной желает смерти; он заявляет, что не может их вытерпеть. В глазном яблоке появляется ощущение, как будто оно выпирается из орбиты, и оно болит; боль эта ухудшается при движении больного органа или при прикосновении к нему. Сильная светобоязнь. Зрачки сужены, появляются синий круг вокруг роговицы и сильная боль в глазных яблоках, как при episcleritis (воспаление белочной оболочки глаза). Даже глаукома может потребовать Aconitum, когда, кроме вышеперечисленных симптомов, бывают боли, распространяющиеся вниз на лицо, как при tic douloureux, в особенности после сильной простуды или холодных ветров, или у ревматических больных. Если, однако, Aconitum не приносит быстрого облегчения, то вы должны одновременно прибегнуть и к другим мерам, так как эта болезнь может уничтожить зрение в невероятно короткое время.

Sulphur показан при конъюнктивите вследствие раздражения посторонним телом, если Aconitum не действует. Spigelia причиняет боли, похожие на боли Aconitum, в особенности в левом глазу, но ее воспаление менее общее, чем при Aconitum.

Другое действие Aconitum отлично от только что разобранного. Эти симптомы касаются больше цереброспинальной нервной системы. Мы находим Aconitum полезным при истерии, когда бывает особенное отвращение к возбуждению, в особенности к шумным улицам. Больные не осмеливаются перейти через эти улицы, боясь, чтобы с ними не случилось чего-нибудь. Этот симптом вполне нормален при некоторых обстоятельствах, но, достигая крайней степени, он указывает на сильное возбуждение головного мозга, довольно обычное у истерических больных. Они боязливы. Они не выносят музыки. Они не могут выносить никаких звуков — так чувствительны их уши. Они воображают, что некоторая часть их тела обезображена, как например: смещен какой-нибудь член, губы слишком толсты, черты лица искривлены; воображают, что все их мысли исходят из желудка. Иногда такие больные во время болезненных припадков впадают в состояние, в котором они предсказывают час своей смерти. Вы можете заметить этот же симптом при родильной лихорадке. Coffea также имеет этот симптом — предсказание часа смерти.

Сверх этого, Aconitum производит паралич, который можно легко запомнить по двум или трем субъективным симптомам; паралич этот сопровождается похолоданием, онемением и зудом. Если нет зуда в пораженной части, то мы редко найдем Aconitum показанным. Даже паралич обеих ног, параплегия, может уступить Aconitum при существовании этого характерного похолодания конечностей и зуда в них. Мы можем также назначать Aconitum при различных формах местных параличей, как например при параличе лицевого нерва, если он сопровождается вышеупомянутыми симптомами и когда причину его можно приписать влиянию сухих холодных ветров.

О Cannaibs indica и Staphysagria нужно помнить при параличах с зудом в пораженных частях, а о Rhus toxicodendron, Sulphur и Causticum —  при параличах вследствие холода.

Невралгия, при которой полезен Aconitum, происходит вследствие сухих холодных ветров. В особенности он показан при сильном приливе крови к пораженной части, обыкновенно к лицу. Лицо может быть красным и опухшим. Боли доводят больного почти до отчаяния. В пораженной части обыкновенно ощущается зуд. Вы можете здесь сравнить Spigelia, которая пригодна при левосторонней лицевой боли (prosopalgia) с жестокими, жгучими, колющими болями. Больной обнаруживает сильное возбуждение и едва выносит боль.

Colchicum также показан при левосторонней прозопальгии. Боли сопровождаются паралитической слабостью мышц, но они не так сильны, как при Spigelia.

Aconitum — весьма важное средство при лечении болезни сердца. Симптомы, показывающие его в этих случаях, многочисленны и важны, и это именно потому, что Aconitum производит значительные расстройства в течении крови и проявляет специальное действие на сердце и его нервы. При этом бывают приливы к сердцу и легким, сердцебиение с беспокойством, стеснение сердца и даже остановка его. Сердцебиение хуже при ходьбе. Появляются раздирающие колотья, не дающие больному выпрямиться или сделать глубокий вдох. Приступы сильной боли распространяются от сердца в левую руку и сопровождаются онемением и зудом в пальцах.

При гипертрофии сердца Aconitum показан теми же онемением и зудом в пальцах. Вы должны давать это лекарство только при неосложненной гипертрофии сердца. При гипертрофии же вследствие болезни заслонок сердца он может принести большой вред. Сравните здесь Aconitum с Arnica, Aurum, Rhus toxicodendron и Cactus grandiflorus. Kalmia и Rhus также имеют онемение и зуд в левой руке вследствие болезни сердца.

Aconitum можно применять в первой стадии воспаления легких, когда лихорадка высока и ей предшествовал озноб. Имеются симптомы прилива к легким. Кашель обыкновенно сильный и сухой и довольно болезненный. В большинстве случаев мокрота серозная или водянистая с небольшим количеством кровяных жилок, а не густая и с кровяными полосами. Больной обязательно полон беспокойства.

Bryonia может заменить Aconitum, в особенности тогда, когда началась гепатизация (опеченение). Кашель, все еще сильный и болезненный, сопровождается выделением более густой мокроты. Беспокойство больного зависит от стеснения дыхания, а не от лихорадки; он предпочитает спокойно лежать, чем метаться на постели. Aconitum также может быть показан при плеврите, в самом начале его, до появления выпота; когда существуют острые колотья в том или другом боку; когда бывает озноб, вслед за которым наступает лихорадочный припадок; когда все это страдание возникает вследствие задержки пота или простуды на свежем воздухе.

При крупе как катаральном, так и перепончатом вы должны давать Aconitum, когда болезнь произошла вследствие сухих холодных ветров. Больной просыпается с продолжительными приступами удушья. Кашель жесткий, сухой, лающего характера и может слышаться по всему дому. При этом бывают сильное стеснение дыхания, беспокойство и высокая температура.

Spongia употребляется тогда, когда дыхание напоминает звук пилы. Кашель все еще лающий, жесткий, дерущий. Она специально показана у нежно сложенных голубоглазых детей, в особенности, если страдание ухудшается перед полуночью.

Нераr нужно давать, если кашель ухудшается к утру и сопровождается хрипением слизи.

Sambucus требуется, когда бывает спазм голосовой щели. Дыхание судорожное, хрипящее, напоминающее крик петуха, и ухудшается после полуночи и от низкого положения головы.

При кровохарканье, требующем Aconitum, кровь ярко-красного цвета. Болезнь всегда сопровождается страхом и лихорадкой. При кровохарканье вы можете сравнить с Aconitum следующие средства:

Millefolium, имеющий кровохарканье с обильным излиянием ярко-красной крови, но без лихорадки.

Ledum пригоден при кровохарканье у пьяниц или лиц ревматического телосложения. Кровь ярко-красная и пенистая.

Cactus grandiflorus при кровохарканье с сильным биением сердца. Но при нем беспокойство меньше и лихорадка слабее, чем при Aconitum.

Aconitum часто применяется при брюшных болезнях, в особенности при воспалительных заболеваниях этих органов. Поэтому вы можете давать его при воспалительной колике, при которой боли заставляют больного корчиться, но не облегчаются никаким положением тела (сравните Colocynthis).

Этот симптом неоценим в начале воспалительного процесса в брюшной полости, а также в некоторых случаях дисменореи яичникового происхождения.

Aconitum можно применять при кровавом поносе (dysenteria), в особенности, если эта болезнь появляется осенью, когда жаркие дни сменяются холодными ночами. При этой болезни за Aconitum очень выгодно следует Mercurius.

Понос Aconitum — воспалительного происхождения. Испражнения водянисты, слизисты и кровянисты. Он обыкновенно появляется летом как результат невоздержанности в употреблении холодных напитков или вследствие задержки пота.

Детская холера требует Aconitum, когда испражнения похожи на рубленный шпинат и существуют упомянутые уже воспалительные симптомы.

Вы должны также вспомнить об Aconitum при ущемленной грыже, когда появляется воспаление в ущемленной кишке, вызывающее жгучую боль в пораженной области. При этом бывают также рвота желчью, сильный страх и холодный пот.

Переходя теперь к половым органам, мы находим, что Aconitum иногда показан при дисменорее, если можно подозревать, что она произошла от утолщения брюшины, покрывающей яичники. При этом существует характерная колика, которую я описывал несколько минут назад.

Во время беременности Aconitum можно назначать против некоторых нервных симптомов, как например страх смерти, раздражительность темперамента и пр. Его можно также назначать при угрожающем выкидыше вследствие гнева.

Во время самых родов его можно давать, когда боли неестественно сильны и часты. Больная жалуется, что она не может дышать, что она не в состоянии выносить этих болей. Она беспокойна, испытывает страх, и все тело ее покрыто горячим потом.

При молочной лихорадке Aconitum дается, когда грудные железы горячие и опухшие, а кожа горячая и сухая. Эти симптомы сопровождаются беспокойством и страхом.

Задержка послеродовых очищений (lochia) служит показанием для Aconitum, если это произошло вследствие какого-нибудь сильного волнения и если оно сопровождается высокой лихорадкой, жаждой и страхом. Грудные железы мягки, а живот растянут и чувствителен к прикосновению.

Aconitum не часто показан при послеродовых лихорадках, потому что они обыкновенно септического происхождения, но для одной формы родильной горячки он является единственным средством, способным совершенно остановить развитие этой болезни в несколько часов. Быть может, повивальная бабка недостаточно заботливо следила за больной после трудных родов, выкупала ее в слишком холодной воде или же по рассеянности переменила на ней белье без необходимых предосторожностей; тогда вы можете давать Aconitum, так как при этом симптомы обыкновенно соответствуют.

Хотя при скарлатине Aconitum не требуется, все же его можно применить при этой болезни, если после периода шелушения ребенок схватит простуду и заболеет острой Брайтовой болезнью (воспаление почек). Ребенок вскакивает со сна в полнейшей агонии, с холодным потом на лбу и холодными конечностями. При этом также бывает водянка.

При остром насморке вы находите Aconitum показанным, когда эта болезнь получается от обычных для Aconitum причин, когда слизистая носа сухая и горячая и при этом существует сильнейшая пульсирующая головная боль. Больной чувствует себя лучше на открытом воздухе. По всему телу в мышцах чувствуется болезненность, так что чихание заставляет больного придерживать свою грудь.

Aconitum показан иногда и при болезнях кожи. Хотя он и не пригоден для скарлатины, но он полезен при скарлатинозной сыпи с высокой лихорадкой.

При кори он требуется рано, когда вместе с лихорадкой существуют краснота глаз, беспокойство, сухой лающий кашель, зуд и жжение поверхности тела.

Sulphur будет подходящим лекарством после злоупотребления Aconitum.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 По-русски он называется борец.

предыдущая часть 28-я лекция   Оглавление   30-я лекция следующая часть