Д-р Жильбер Шаретт (Франция)

Д-р Жильбер Шаретт

Практическое гомеопатическое лекарствоведение. Дополнения

Москва, 1992

DIGITALIS

История болезни № 41

ДВА СЕРДЕЧНЫХ СЛУЧАЯ

Речь идет о двух больных с совершенно сходными проявлениями. Они оба были крестьянами и никогда не выезжали из своей деревни. Когда я впервые увидел их, X. было 49 лет, а У. — 52 года.

У них не было наследственной отягощенности. X. переболел тифом в ранней юности. У. — не болел никогда. Когда меня вызвали, оба лежали с угрозой асистолической сердечной недостаточности. До сих пор они лечились домашними средствами, не вызывая врача.

Одышка была главенствующим симптомом, из-за которого и вызвали врача. Лица истощенные, землисто-субиктеричного цвета, губы цианотичные. Мочевыделение у обоих скудное, меньше 500 мл, моча темная, но без белка. Отеков нет. Функция желудочно-кишечного тракта у обоих нормальная. Заметны страх и сильное беспокойство.

Обследование обоих больных показало значительное увеличение границ сердечной тупости. Верхушка сердца находится кнаружи от сосковой линии и, очевидно, поднята к сердечному межреберью. Первый тон расщеплен, из-за этого ритм галопа. Второй тон хлопающий и усилен. Шумов сердечных клапанов нет. Кроме того, сердце бьется аритмично, аритмия бессистемна. Отека легких нет. Печень у X. нормальная и нечувствительная, у У. болезненная и выступает на палец из-под реберной дуги.

Оба заболевания почти сходны, но они различаются в очень важном и бросающемся в глаза пункте: пульс у X. замедлен, едва 55–60 ударов в минуту, а у У., напротив, ускорен, приблизительно 130–135 ударов в минуту.

Я назначил обоим очистительные клизмы, а У., кроме того, банки на область печени и разные препараты.

X. было предписано принимать из-за его уреженного пульса Digitalis 12С, а У. Lachesis 30С и Phosphorus 30С. Вскоре у обоих пациентов исчезла одышка и восстановилось нормальное мочевыделение. Тем не менее X. далее должен был принимать Digitalis 12С, в то время как у У. я перешел к Arsenicum 30С и Spigelia 6С.

Через три недели оба смогли встать, диета была ослаблена. Теперь пульс у X. был 75–80 ударов в минуту, сердечная тупость отчетливо уменьшилась, аритмия явно улучшилась. Он принимал Digitalis 12С и дальше, но с бóльшими промежутками. У У. пульс снизился до 90–95 ударов в минуту, печень деконгестирована, аритмия значительно уменьшена, я даю ему Natrum muriaticum 12С.

В этой истории больше ничего значительного не произошло. Однако в семье У. побывала дочь одного врача, которая не нашла ничего правильного в способе моих назначений, а особенно в "крупинках" — короче говоря, она удивлялась, что я не назначил никакого дигиталиса, и ее потрясло доверие больного ко мне.

Как я впоследствии узнал, другой врач прописал дигиталис. Наступило ухудшение, которое назвали рецидивом. Дигиталис продолжали упрямо давать, хотя, к всеобщему удивлению, какого-либо эффекта не наступило… и, по-видимому, от отека легких (я в этом уверен) больной вскоре скончался.

И вот мораль этой истории: судьбе было угодно, чтоб я меньше чем через три месяца после первого посещения г-на X. увидел его здоровым на похоронах г-на У.

КОММЕНТАРИЙ

Когда у постели больного нужно найти правильное лекарство, то терапия не столь проста, какой она кажется по известным классическим картинам болезни. Если представить себе, что диагноз непременно определяет лекарство, то это указывает, сознательно или бессознательно, только на одну сторону проблемы, и немаловажную: упускают из виду больного, чьи особенные реакции придают особенное лицо патологическому процессу, на котором в первую очередь и должен основываться выбор лекарства.

Только посредством индивидуализации каждого случая и глубокого изучения лекарственных средств мы сможем сохранить терапию от безгранично растущего скептицизма, под тяжестью которого она в конце концов обрушится.

Я. Кост (Сен-Поль-на-Ибей)

Cuprum Cuprum   Оглавление книги Жильбера Шаретта Оглавление   Dulcamara Dulcamara