Д-р Жильбер Шаретт (Франция)

Д-р Жильбер Шаретт

Практическое гомеопатическое лекарствоведение. Дополнения

Москв, 1992

ANTIMONIUM TARTARICUM

История болезни № 9

ПНЕВМОНИЯ С ТЯЖЕЛОЙ АСФИКСИЕЙ

Сорокачетырехлетняя незамужняя служанка Виктория X. поступила в женское отделение госпиталя св. Жака 3 января 1882 года.

Анамнез. Зимой больная часто простужается, затем она всегда много отхаркивает: таким образом, у нее привычный катар. Настоящее заболевание началось восемь дней назад и не имело никаких видимых причин.

Объективное состояние. Больная сидит в постели, т. к. в любом другом положении она задыхается. Лицо цианотичное, будто покрашено голубой краской цвета винных дрожжей; глаза выступают из орбит, губы темно-синие, руки холодные и синеватые, видимая сильная одышка. Состояние больной кажется безнадежным. Температура ниже нормальной — З6,3 °C; пульс, напротив, учащенный.

Течение болезни.

3 января. Состояние легких: сзади над нижними тремя четвертями левого легкого отмечается укорочение перкуторного звука и крепитирующие крупнопузырчатые хрипы по всей левой стороне; справа единичные свистящие хрипы над верхушкой.

У больной все время легкий бред. Скудное отхаркивание с вязкой компактной пенистой мокротой. Белка в моче нет.

Назначение: Bryonia и Ipecacuanha 3С, чередовать через два часа.

5 января. Состояние прежнее. Иногда мокрота принимает форму и величину двухфранковой монеты. Прежнее цианотичное окрашивание. Предделирий.

Назначение: Tartarus emeticus 1D 0,1 г в 200 мл воды через два часа со столовой ложкой молока.

6 января. Сегодня утром больную вырвало после приступа кашля. Отхаркивание стало легче и обильней, чем в предыдущие дни. Появились месячные.

У больной начался понос. Как и в предыдущие дни, она вынуждена находиться в постели, но признаки асфиксии стали меньше, а улучшение заметнее.

Tartarus продолжает получать в прежних дозах.

7 января. Крупнопузырчатые крепитирующие хрипы еще слышны над всей левой стороной. Цианотичное окрашивание лица наполовину уменьшилось. Прежнее назначение продолжено на 7, 8 и 9 января.

10 января. Сегодня утром вместо комковидной мокроты отхаркивались склеенные объемные гнойные массы.

Вечером больная вновь почувствовала слабость, у нее появилось ощущение тяжести в груди; отхаркивание вновь стало монетовидным. Состояние вновь ухудшилось, а асфиксия усилилась.

Назначение Tartarus 1D 0,2 г и Carbo vegetabilis 30С в чередовании.

11, 12, 13 января. Дается только Carbo vegetabilis 30С.

Ухудшение, еще наступающее каждый вечер, в значительной степени смягчается. Диспноэ и асфиксия почти прошли.

14 января. Слева еще слышны мелкие крепитирующие хрипы, гноевидная мокрота еще значительная. Явное улучшение, признаков асфиксии нет.

Из-за мелких крепитирующих хрипов назначен Phosphorus 6С.

15 и 16 января то же самое.

17 января. Вторично вынуждены вернуться к Tartarus 1D, так как в последние два дня больная жалуется на сильную одышку, ухудшилось отхаркивание и вновь появились признаки асфиксии.

18 января. Отхаркивание стало легче.

После обеда больная смогла на короткое время подняться.

С 21 по 27 января. Продолжающееся улучшение. Tartarus 3D 0,15 г и Arsenicum 3D 0,15 г.

На следующий день больная пожаловалась, что в груди вновь усилилось ощущение стеснения, как в прошедшие дни.

Я вновь вернулся к Tartarus, который она принимала до 3 февраля. С этого времени больная стала выздоравливать.

Пьер Жуссе

КОММЕНТАРИЙ (Жуссе)

Диагноз не показывает тяжести заболевания. Речь идет о хроническом катаре, который через острый криз привел к серьезному состоянию, известному под названием бронхопневмонии, или катара с удушьем. Прогрессирующая асфиксия делала прогноз безнадежным. Тем не менее больная была исцелена, и это исцеление я приписываю Tartarus и Carbo vegetabilis.

В первый день я назначил Ipecacuanha и Bryonia, которые были четко показаны из-за легочных симптомов, но не отвечали асфиксическому состоянию и поэтому успеха не принесли. Состояние было угрожающим, и я назначил сравнительно сильные дозы Tartarus emeticus.

Показанием к нему служили признаки асфиксии из-за скопления слизи в бронхах, а также легочные симптомы. Они подтверждались коллаптоидными состояниями, которые характеризовались падением температуры ниже нормы, слабостью пульса и легким бредом. Но все же я некоторое время колебался между Tartarus и Carbo vegetabilis. Последнее, в самом деле, было формально показано из-за асфиксического состояния, но локальные симптомы настоятельно требовали назначения Tartarus, который я и назначил.

Почему я избрал первое десятичное разведение? Потому что мой личный опыт учит меня, что такая доза Antimonium tartaricum при острых заболеваниях легких разворачивает свое полное лечебное действие, не вызывая при этом коллапса или его усиления. Для меня это была проверенная доза, а в этом особенном случае больной угрожала бы опасность, если бы я еще долго вынужден был искать и пробовать. Итак, у меня в руках было проверенное средство, еще не разочаровавшее меня в этой дозе, поэтому я не колебался в назначении такой надежной дозы. Можно ли при этом отрицать, что 6, 12 или 30-е разведения совершат то же самое, что первое десятичное? Никоим образом. Однако я хочу подождать, пока клинические работы докажут действие высших потенций в аналогичных случаях.

Нас могут язвительно упрекнуть, что первое десятичное разведение будет уже аллопатией. Что же, это возражение нас мало беспокоит. Уже давно мы настойчиво учим, что гомеопатия заключается в испытаниях лекарственных средств на здоровых людях и на вытекающих из положения подобия показаниях! И что вопрос величины приема второстепенный.

В этом случае по положению подобия Tartarus был полностью и совершенно показан, а доза была столь малой, что любой аллопат над ней бы посмеялся.

Улучшение после Tartarus было своевременным: состояние стало менее серьезным, смерть казалась менее угрожающей. Но асфиксические симптомы оставались достаточно тяжелыми. Поэтому я назначил Carbo vegetabilis 30C, после чего впервые полностью исчезли признаки асфиксии, и опасность была устранена.

Болезненно-критический ум не преминет заметить нам, что весь вопрос доз является ни чем иным, как игрой фантазии, иначе как мы можем в одном и том же случае у одного и того же больного назначать одно лекарство в весомой дозе, а другое в тридцатом разведении. Но все же о фантазии и произволе речь не идет.

Рвотный камень в весомых дозах — это очень сильный медикамент, а в больших дозах — яд. Уголь, напротив, в весомых дозах производит только физиологическое действие, он не единожды абсорбируется организмом, поэтому Carbo мы назначаем в бесконечно малых дозах.

Но почему же 30С, а не 6С или 12С? Единственно и решительно на основании опыта, доказавшего мне, что тридцатое разведение этого лекарства — сильнейшее и действеннейшее.

Могут спросить: "Почему вы оставили Carbo vegetabilis после того как оно принесло столь значительное улучшение, и вместо него дали Phosphorus 6С?" Потому что у больной было заболевание легких, характеризующееся крепитирующими хрипами, при которых показан именно Phosphorus. Не скрою, что это назначение оказалось ложным из-за того что местным симптомам было приписано слишком большое значение. Больной на Carbo vegetabilis было, по-видимому, лучше, и я должен был продолжать давать это средство. Phosphorus давался в течение трех дней, и состояние больной изо дня в день становилось все хуже: признаки асфиксии появились вновь, и я вынужден был вернуться к Tartarus. Этот препарат в то время отвечал общим симптомам и локальному состоянию, улучшение появилось вновь, и излечение вскоре стало полным.

Antimonium crudum Antimonium crudum   Оглавление книги Жильбера Шаретта Оглавление   Apis mellifica Apis mellifica