Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. Комптон Бернетт

О невралгии, ее причинах и лекарствах, с главой о грудной жабе


Лондон, 1894

Перевод Зои Дымент (Минск)

Невралгия Sangurinaria*

Хотя я ранее упоминал Sanguinaria как противоневралгическое лекарство, следующий случай Гарта весьма поучителен, поэтому я обогатил свои страницы этим рассказом.

Sanguinaria. — Д-р Геринг говорит: "Это лучшее лекарство в большинстве случаев мигрени или при слабой головной боли. Однако оно оказалось более полезнее при пароксизмальных приступах, например, каждую неделю или даже с бóльшими интервалами, или если боль начинается утром, усиливается днем и продолжается до вечера; когда кажется, что голова лопнет, или глаза выдавливает наружу, или когда боли вгрызаются; когда внезапные пульсирующие и режущие боли пронзают мозг, охватывая особенно лоб и макушку, сильнее справа, а за ними следуют озноб, тошнота, рвота пищей и желчью, заставляющие пациента лечь и сохранять полнейший покой, так как каждое движение усиливает страдания, которые облегчаются только во сне".

Г-жа Х., очень полная дама в возрасте 50 лет, недавно прошедшая через климакс, жаловалась на утомительную "головную боль с тошнотой", прицепившуюся к ней много лет тому назад. В определенной степени симптомы оставались неизменными. Типичная головная боль начиналась до полудня, усиливалась до захода солнца, а затем либо спокойно утихала, либо приковывала эту даму к кровати на день-два. Боль, которая начиналась внизу затылка, расходилась вверх лучами, концентрировалась над правым, иногда над левым глазом, и сопровождалась рвотой, часто желчной массой. У пациентки бывали внезапные приливы жара, жжение в подошвах ног, а также наблюдался единственный симптом, отмеченный в третьем издании Хейла, "быстро распространяющаяся скоротечная дрожь", ощущаемая в самых далеких участках. Иногда у нее была ощутимая пульсация во всем теле. Моча обычно была скудная до и во время тяжелого приступа головной боли, но когда становилось легче, выходило много светлой мочи. Назначена Sanguinaria 200, шесть гранул вечером и утром, в течение недели. Через восемь месяцев пациентка сообщила об облегчении после первой дозы, полном избавлении за неделю, и с тех пор до настоящего времени никаких признаков старой проблемы не было видно. — Д-р Дж. П. Миллз.

Д-р Миллз напоминает, что он называет "солнечной головной болью" такую боль, которая усиливается на восходе солнца, уменьшается на заходе, ей предшествует скудная моча, и исчезновение боли сопровождается обильным истечением светлой мочи, что указывает на Sanguinaria, и симптомы мочи являются ключевыми симптомами. Он приводит следующий случай как дополнительную иллюстрацию.

Г-н У., железнодорожный инженер, рано утром был захвачен приступом головной боли и тошноты, причем симптомы усиливались от часа к часу. В 16 часов боль и страдания достигли такого уровня, что, чувствуя "мозговую лихорадку", он вызвал меня. Я застал пациента тяжело стонущим и корчащимся в агонии, лицо было красным, голова горячей, глаза покрасневшими, чувствительными к свету. Артерии на голове и скальпе были натянуты как струны, кровь текла по ним в бешеном темпе, создавая в голове чувство, как если бы скальп и виски ожили и неудержимо пульсировали. Боль распространилась по всей голове, приступы рвоты шли каждые несколько минут с такой силой, что я боялся разрыва кровеносных сосудов. Я назначил последовательно Bell., Glon. и Bry., но безуспешно, а про Sanguinaria я вначале не подумал, хотя был осведомлен, что головная боль уходила в сопровождении свободных потоков светлой мочи, и он, будучи инженером, был подвержен почечной проблеме. В полночь явился посланник, сказавший, что г-н У. был в диком бреду, без уменьшения симптомов. Я передал Sanguinaria 200, велел принимать в воде каждые полчаса. Через сорок минут после первой дозы симптомы начали уменьшаться; через полтора часа он впал на некоторое время в тихий сон, а когда проснулся, то почувствовал, что избавился от острой боли, но интенсивная болезненность продолжалась два—три дня, что вынудило его соблюдать покой или перемещаться с большой осмотрительностью.

Невралгия Spigelia (Харт)

Периодическая головная боль, обычно ограниченная правым виском или левым глазом и левым виском, пульсирующая, стреляющая или ноющая, начинающаяся каждое утро с восходом солнца, достигающая своего пика в полдень и постепенно уменьшающаяся с заходом солнца, которую сопровождают бледность лица, тошнота и рвота. Усиливается при движении, наклоне, шуме, размышлениях или эмоциях.

Г-жа Т., 36 лет, страдала от периодических атак левосторонней мигрени более девяти лет. Приступы начинались каждый год ранним летом и повторялись каждые две недели, продолжались каждый раз около трех дней и заставляли ее на это время изолироваться от общества. Приступы, которые начинались сразу после восхода солнца, носили очень тяжелый характер, вызывали пульсирующую боль в левом виске и глазу и достигали наибольшей интенсивности к полудню, когда они сопровождались тошнотой и рвотой, после чего постепенно уменьшались и на заходе солнца сменялись тревожным и прерывистым сном. Малейшее движение или шум резко усиливали головную боль, даже движение глаз усиливало боль. После того, как приступ утихал, до волосистой части головы было больно дотрагиваться, и мысли были спутаны. Испробовав два или три лекарства без видимого улучшения, я назначил ей Spigelia 30, пять крупинок каждый вечер и утро, в течение недели. После этого приступов не было до июля следующего года, тогда лекарство повторили; через четыре года она оставалась в хорошем здравии. Это было блестящее излечение.

Можно отметить, что почти все эти случаи представляли собой синалгию. Поэтому так важно, что они были научно излечены.

Я думаю, Фроментель был бы немало удивлен, прочти он работу д-ра Харта "Болезни нервной системы".

Невралгия тройничного нерва

Харт пишет:

Невралгия тройничного нерва может сочетаться с ревматизмом и мигренью. От ревматизма ее можно отличить по характеру и тяжести боли, коротким приступам и по тому, что приступы могут начинаться по таким причинам, как внезапное сотрясение или прикосновение. От мигрени она отличается по преходящему и стремительному характеру боли и по соответствующему ходу и вовлечению нервов. Многие случаи мигрени, однако, начинаются, как мы видели, в надглазничной ветви тройничного нерва, но, вместо того чтобы ограничиться тройничным нервом, вскоре распространяются по волосистой части головы и, захватывая симптические нервы, вызывают вазомоторные и сенсорные нарушения, характерные для этой болезни.

Немногое известно о патологии лицевой невралгии.

В некоторых случаях пораженные нервы оказываются более или менее покрасневшими и воспаленными, но довольно часто самый усердный поиск не помогает обнаружить в них ничего ненормального. Несомненно, однако, что симпатический нерв иногда поврежден, так как ничем иным невозможно объяснить такие симптомы, как сужение зрачков, покраснение конъюнктивы, хемоз и другие глазные нарушения, покраснение лица и конституциональные расстройства, с которыми мы иногда сталкиваемся. Но не вполне ясно, являются ли эти нарушения первичными, или они вторичны; другими словами, являются ли изменения в симпатической системе вторичными относительно нарушений тройничного нерва, или наоборот.

Эта болезнь, хотя и не разрушающая жизнь полностью, часто настолько тяжела и трудноизлечима, что угрожает организму пациента изнурением, подрывая общее здоровье, вызывая психическую слабость и делая нервную систему чрезвычайно чувствительной и раздражительной. Шансы на излечение, в любом случае, зависят от того, является ли причина устранимой или нет. В первом случае, когда болезнь возникает из-за холода, нездоровых влияний, плохих привычек или нервной слабости, она обычно уступает правильно выбранному лекарству, но если болезнь связана с органическими изменениями, такими, как опухоли, экзостозы и другие структурные изменения, она скорее всего окажется постоянной. В лучшем случае, пациенту придется больше или меньше страдать до конца своей жизни.

По вопросу лечения автор** говорит:

Из чисто субъективного характера и ограниченного круга симптомов следует, что лечение невралгии тройничного нерва должно проходить в зависимости от причины. Следовательно, прежде всего необходимо тщательно исследовать общее состояние здоровья пациента, его привычки и окружение, переезды, если они были, помимо симптоматических показаний, чтобы установить, если это возможно, истинную причину болезни. Таким образом, врач получает возможность внести свой вклад в знания об анатомии, физиологии и патологии случая не только для того, чтобы поставить диагноз, но в большинстве случаев для излечения этой непонятной, упорной и сопровождаемой сильной болью болезни. Даже при всех таких стараниях, которые проливают свет на случай, врач часто сталкивается с большими трудностями при выборе подходящего лекарства и часто бывает разочарован, но очевидно, что никаким другим способом во многих случаях невозможно получить надежду на успех. Определенные таким образом симптоматические показания обычно достаточно определенные, чтобы выйти на правильное лекарство, и, следовательно, гомеопатия совершает много великолепных излечений в этой области opprobrium medicorum (упреком для врачей. — прим. перев.) старой школы.

Аллопатическое браконьерство

Друзья, наш враг никогда не поднимется до высот нашего терапевтического закона, и все же самые известные из них не пренебрегают крошками, которые падают с нашего стола. Самым известным и просвещенным современным французским врачом, по моему мнению, был покойный проф. Габлер, который оспаривал у Фроментеля первенство в отношении связанных болей, или синалгии.

Вот что Габлер сказал об аконитине, активном начале нашего Aconitum: он считает, что аконитин показан при всех разновидностях невралгии тройничного нерва, и что он никогда не встречал невралгии пятой пары (черепно-мозговых нервов. — прим. перев.), которая не поддалась бы ему.

Несколько лет тому назад пациентке, которая долго страдала от упорной невралгии тройничного нерва, Нелатон иссек пораженные нервы. Операция дала только временное облегчение, и пациентка заявила, что покончит с жизнью. По совету Дебу (Debout) попробовали аконитин, и после того, как было принято 5 миллиграмм, пациентка полностью избавилась от этой болезни. У другого пациента, который мучился от боли днем и ночью, 6 миллиграмм полностью рассеяли болезнь.

Я уже изложил свое понимание правильного лечения невралгии, и даже если я приведу еще доказательства, то они вряд ли будут убедительней тех, что уже приведены. Поэтому — точка.

Pro Lege: эмпирическое правило

Имеются один способный и знающий чудак и некоторое число не очень знающих терапевтов, которые придерживаются мнения, что принцип, лежащий в основе научной практики гомеопатии, должен быть правильно сформулирован как терапевтическое "правило", а не "закон подобия".

На первый взгляд может показаться, что вопрос о том, назовем ли мы что-то правилом или законом, это вопрос о Тру-ля-ля и Тра-ля-ля (известный образ двойников в английской детской поэзии, используемый и Льюисом Кэрролом в "Алисе в Зазеркалье". — прим. перев.). Но, изучив этот вопрос внимательнее, мы обнаружим, что именно в нем сосредоточены все различия, так как терапевтические правила изменяются и по сути своей произвольны, а часто и вовсе ненадежны. Терапевтическое правило для большинства медиков относительно лечения невралгии — лечить невралгию либо произвольно, с использованием хинина или железа, а также убивающего нервы электричества, либо использовать морфий, убивающий мозг с помощью чудесного маленького шприца для подкожного впрыскивания лекарства. Но это терапевтическое правило чревато большими вредом и опасностью. Гомеопатия же в своих основных принципах не является изменчивой, произвольной и нененадежной. Если бы дело обстояло по-другому, она бы не выстояла в штормах и атаках на протяжении уже свыше пятидесяти лет. Меняются гомеопаты, может измениться их политика (если она у них есть), численно их может быть больше или меньше, они могут быть честными или нечестными, знающими и невежественными, умными или глупыми, и даже могут исчезнуть все вместе de facto или политически, и при всем при том гомеопатия в своем основополагающем принципе останется чистой и простой как закон Природы. Если бы никто никогда не принимал вообще никакого гомеопатического вещества из числа тех, которые мы называем гомеопатическими лекарствами, закон подобия все равно существовал бы, хотя и без применения. Закон существует совершенно независимо от его применения. Америка существует не потому, что ее открыли; существование этого огромного континента не началось с открытия. Аналогично, закон гомеопатии не начал существовать после своего открытия. Он существовал всегда и останется навсегда в том смысле, в каком мы утверждаем существование закона гравитации. По закону гравитации яблоки падали с деревьев и до рождения Ньютона. Закон природы существует в природе независимо от людских открытий, даже независимо от присутствия людей на земле. Но человек обладает силой формулировать правила для каких-либо процедур независимо от того, опираются такие правила на закон или нет, как он пожелает, без каких-либо ограничений. Закон природы бессмертен, а правила более чем смертны. Вы можете считать закон подобия недействующим, но то же самое вы можете полагать относительно закона гравитации или любого другого закона природы. Jaborandi не приобрел способность вызывать потоотделение тогда, когда это действие было открыто в Париже несколько лет тому назад; Jaborandi не приобрел способность снижать и прекращать потоотделение тогда, когда французские врачи впервые назначили его от ночных потов; Jaborandi не приобрел свою способность воздействовать на потоотделение тогда, когда эту способность обнаружили и начали использовать люди.

Конечно, врачи могут формулировать любые терапевтические правила, какие пожелают; гомеопаты могут устанавливать для себя образ действий и практики, и законы земли этого не запрещают.

Те господа, которые щеголяют термином терапевтическое правило подобия, имеют, конечно, полное право так поступать — точно так же, как имеют право сформулировать любое другое терапевтическое правило, как, например, эмпирическое правило терапии. Но их неистовые усилия убедить медицинский мир, что это правило является точным выражением гомеопатического принципа, абсолютно бесполезны.

Бог создал закон подобия, многие врачи на протяжении веков подмечали слабые проблески и намеки терапевтического закона. Ганеман понял его в полном свете фармацевтического знания и научно и практически продемонстрировал этот закон, а вокруг этого закона подобия значительное число правил было установлено врачами, некоторых из которых я упомяну.

Правило традиционной школы заключается в том, что гомеопаты (люди, которые ведут свою практику в соответствии с прикладным фармацевтическим знанием, основанном на законе подобия) должны быть сокрушены любыми правдами и неправдами.

Правило аллопатов состоит в том, чтобы не иметь никаких дел с гомеопатами, за исключением выпрашивания от них милостыни.

Правило рингеритов (Сидней Рингер, 1834—1910 — британский врач и фармаколог, профессор клинической медицины. — прим. перев.): практиковать гомеопатию по книгам, но не в соответствии с законом подобия, а по эмпирическому правилу терапии, и, таким образом, они могут в достаточной мере удовлетворить свои стремления к лучшей, чем аллопатия, терапии, и все же сохранить свою долю рыб и хлебов, не упуская возможности получить дополнительно титул барона в туманном и далеком будущем. Более того, рингеритов посещает г-жа д-р Гранди (г-жа Гранди — нарицательное имя, употребляемое, когда речь заходит о слепом следовании установленным в светском обществе правилам поведения. — прим. перев.).

Наконец, есть несколько гомеопатических профессиональных ветвей, которые чувствуют, что единственное, что отделяет их от полного счастья, это закон подобия. Это просто правило, говорят они, а вовсе никакой не закон! Как у рингеритов, у них нет ничего, кроме эмпирического правила, и ДЛЯ НИХ на самом деле закона подобия не существует по той вполне достаточной причине, что они его не открывали. И если бы требовалось какое-то доказательство, что для этого весьма растяжимого эмпирического правила нет нужды абсолютно ни в каком терапевтическом законе, их собственное терапевтическое убожество было бы таким подтверждением. Там, где правит эмпирическое правило, правят также скальпель и подкожный шприц.

Часть II

Я намеревался сделать значительные дополнения ко второму изданию этого маленького трактата о невралгии, так как у меня достаточно материала для этой цели, но в моем распоряжении очень мало времени, поэтому я вынужден довольствоваться следующим.

Отдельная глава о грудной жабе не длинная, но очень важная, поэтому я надеюсь, что она наведет на размышления.

Остаточные боли опоясывающего герпеса

Как я ранее утверждал, невралгии часто служат хорошим тестом для противостоящих друг другу медицинских школ, и при лечении болей после опоясывающего герпеса очевидно несравнимое преимущество гомеопатии. Излечивая разнообразные невралгии такого рода, я вновь и вновь обращал знаменитых пациентов к гомеопатии, и под излечением я понимаю не простое временное успокоение боли, но ее радикальную и несомненную ликвидацию. В среднем и в старшем возрасте боль после опоясывающего герпеса очень беспокоит, а часто совершенно ужасна. Давайте обратимся к большому в этом вопросе аллопатическому авторитету — возможно, к самому большому — и его недавним высказываниям.

Я имею в виду г-на Джонатана Хатчинсона, бывшего президента Королевской коллегии хирургов. Следует отметить, что у г-на Хатчинсона ни на миг не появлялась мысль о том, что если он не смог вылечить кого-то, то это смог бы сделать другой.

В его Archives, vol. iv, no. 13 (July 1892), pp. 51–52, можно найти следующее:

Боль после герпеса — ее тяжесть и продолжительность у пожилых людей
Я полагаю, что все согласятся с мнением, что тяжесть и продолжительность боли после герпеса обычно пропорциональны возрасту пациента.
Молодые люди не страдают от боли после опоясывающего герпеса. У пожилых людей эта боль может продолжаться годами. Вот один из примеров этого.
Г-жа S__, пожилая дама 70 лет, страдала от опоясывающего герпеса год тому назад. Она утверждает, что ни днем, ни ночью ее не переставала беспокоить ноющая боль в пораженных частях (ухо, шея и плечи). Боль теперь не стреляет и не жалит так, как вначале, но скорее носит нестерпимо ноющий характер. Болей не было, пока не начали лечить герпесные прыщики. Это касается только кожи, так как первый симптом, из-за которого она обратила внимание на сыпь, — сильная боль в ухе. Она утверждает, что с тех пор у нее все время ушная боль. Я впервые увидел ее 16 июня 1889 года у нее дома, она тогда только что поправилась после инфлюэнцы. Она оставалась в постели и так страдала от болей после опоясывающего герпеса, что не могла вынести осмотра и едва со мной разговаривала. С того времени она посетила меня несколько раз. Она была бодрой по натуре, склонной к добрым делам, и теперь к ней вернулось прекрасное здоровье, но ее жалобы на боли не прекращались, и она сидела и плакала в моем кабинете во время визита. Она сказала, что совсем перестала спать по ночам, и сравнила боль с буравчиком, который сверлил ухо. Из уха он добирался до ключицы и верха плеча…
Возможно, это был самый тяжелый случай, который я когда-либо видел, но я наблюдал немало таких, которые были очень похожи на этот. Я знал некоторых пациентов, боль у которых после опоясывающего герпеса превращала остаток жизни в сплошное страдание. Во всех этих случаях пациенты были пожилыми людьми. Хинин и аконит — самые полезные лекарства, но я не добился победы.

Г-н Хатчинсон говорит, что хинин и аконит самые полезные лекарства, но он не добился победы. Я хотел бы указать г-ну Хатчинсону, что если он не добился победы, откуда ему известно, какие лекарства — самые полезные? Неверно утверждать, что хинин и аконит — наиболее полезными лекарствами в лечении остаточных болей после опоясывающего герпеса. В сущности, в таких случаях просто принято обращаться к хинину и акониту. Как два лекарства, которые лишь случайно излечивают, потому что лишь случайно оказываются показанными, могут быть лучшими лекарствами, не укладывается у меня в голове.

Rhus tox. гораздо чаще оказывается эффективным лекарством против болей после опоясывающего герпеса, чем хинин или аконит, а из обычных ежедневно используемых лекарств Phosphorus, по моему опыту, наилучший. Под наилучшим я подразумеваю, что это лекарство чаще всего оказывается целительным. Конечно, самым лучшим всегда будет то лекарство, которое патогенетически наиболее подобно рассматриваемому случаю. А почему наилучшим? Потому что оно излечивает.

Я полагаю, что при обсуждении этого вопроса слишком большой акцент сделан на возрасте. Конечно, боли больше всего беспокоят пожилых людей, но масса случаев, которые я наблюдал, происходила с людьми среднего возраста, а не с пожилыми, и я думаю, что опоясывающий герпес чаще всего поражает людей среднего возраста. А у очень молодых, на мой взгляд, опоясывающий герпес встречается относительно редко.

Может оказаться, что опоясывающий герпес на самом деле является периферическим выражением воспалительного процесса в соответствующем спинальном ганглии пересекающего его нерва. Но, конечно, когда речь заходит о воспалении, мы не скажем ничего существенного, если не знаем чего-либо определенного об его патологических характеристиках. Ведь столь многое может считаться… воспалением. Но чем характеризуется это воспаление?

Итак, гомеопатическое лечение болей после опоясывающего герпеса — прекраснейшее из всех мыслимых видов терапевтического лечения острой боли, и мы можем с гордостью заявить, что достигли многих побед, как правило без хинина или аконита. Я вылечил много случаев Phosphorus, но Rhus tox., Thuja occid., Vaccininum и Variolinum образуют очень надежный арьергард, а последнее лекарство является, несомненно, самым надежным, быстрым и радикальным. Я всегда использую его в высоких или очень высоких разведениях и редко повторяю. Если бы г-н Хатчинсон последовал моему примеру, он добился бы многих побед.

Стреляющие боли

Лондонский священник в возрасте 45 лет, рыжеволосый, прибыл ко мне на консультацию 28 июня 1892 года в связи с болями в левой ступне и левом бедре. Боли возникали независимо от времени, продолжались "долгое время", т.е. месяцами, и становились все хуже. Сидя передо мной в моем кабинете, он постоянно подергивал ногой и корчился от боли, лицо его при этом тоже искривлялось. Боли он описывал как "ужасную агонию" и как "стреляющие". Кроме этого, пациента ничего не беспокоило; пятно эритразмы на левом бедре.

Bacill. 30.
15 июля. — Вначале произошло неистовое обострение боли, а теперь она исчезла.
9 августа. — Стреляющие боли не возвращались.
5 января 1893 года. — Обратился ко мне из-за сына…
"О, нет! Слава Богу, эти боли никогда не возвращались".

Что привело меня к назначению Bacill. при таких foudroyant (франц. молниеносных. — прим. перев.) болях? Ну, во всяком случае, не традиция. Мои аргументы таковы: 1) полное отсутствие каких либо свидетельств венерических болезней в прошлом; 2) пациент рыжеволосый; 3) родственники пациента умерли от туберкулеза; 4) я лечил его потомков от туберкулеза; 5) пациент уже лечился благоприятно нашими обычными гомеопатическими лекарствами у своего гомеопата, поэтому было желательно свернуть с проторенной дорожки.

Тяжелая межреберная невралгия продолжительностью в семь лет

Дама шестидесяти двух лет обратилась ко мне за лечением 26 ноября 1890 года из-за ужасной невралгии с левой стороны туловища, прямо за селезенкой и основанием левого легкого. Боль была очень сильной и, по описанию, ввинчивающейся. В течение последних семи лет пациентка переходила от одного доктора к другому, и вот однажды пришла ко мне, с большой неохотой и в отчаянии, ведомая тяжелыми приступами. Эти приступы не были связаны с определенным временем, отчетливо прерывались и начинались с небольшой боли, развиваясь в форме крещендо-декрещендо. Пациентка была трижды вакцинирована, и, более того, она рассказала мне, что однажды подхватила от коровы коровью оспу. Пациентка переболела всем на свете, и хотя была довольно крепкой, у нее было очень много болезней, она перечислила мне корь, коклюш, ветрянку, скарлатину, южно-американскую лихорадку (лихорадку вылечили хинином), желтую лихорадку, желтуху и ревматизм.

С учетом всего этого, я решил, что это была малярийная спленалгия, поэтому прописал Urtica urens ∅ 10 капель в воде три раза в день. Это было 26 ноября.

16 декабря. — Только один приступ боли; аппетит гораздо лучше. "Лекарство пробудило меня и вызвало во мне дрожь". Пациентка выглядела как совсем другая женщина.
16 января 1891 года. — Приступов не было; считает себя вполне здоровой. "Я теперь не так мерзну и не так чувствую холод, как прежде".

Приступы невралгии не повторялись до ноября 1891 года, а новый приступ был не таким тяжелым, и то же самое лекарство в половинной дозе произвело быстрый эффект. Затем в июле 1892 года возникла еще одна угроза, но она не вылилась ни во что, и больше невралгия никогда не повторялась.

Я написал в заголовке "межреберная невралгия", потому что именно это лечили у нее другие многочисленные врачи. Мое собственное понимание природы случая выражается словами "малярийная спленалгия".

Случай спленалгии продолжительностью в десять лет

Военный в отставке 45 лет обратился ко мне за консультацией в августе 1891 года из-за боли в том же месте, что и у предшествующей пациентки. Селезенка была слегка увеличена. Небольшой эндокардиальный шум, лучше слышимый на верхушке — лучше всего во время диастолы; ощущение колотья вдоль левой руки. Питье воды может вызвать страшные боли в грудной клетке (грудная жаба — neuralgia cordis). Пациент годами страдал от лихорадки. То же лекарство, что и в предыдущем случае, вполне излечило его, и лечение было завершено 21 октября 1891 года. Два небольших рецидива произошли через несколько месяцев, но Urtica быстро излечила их, и пациент оставался в хорошем здоровье. Эндокардиальный шум, однако, остался.

Грудная жаба

Эта болезнь у некоторых пациентов настолько отличается от описаний в учебниках различных авторов, что можно подумать, что некоторые ее разновидности преобладают в одних местах и редко встречаются в других. Дело в том, что не так просто выделить даже квазииндивидуальную сущность этой болезни или группу симптомов, которая бы охватила всю клинику явления, которое большинство из нас называет грудной жабой. Авторы сталкиваются с более или менее серьезными трудностями, пытаясь определить эту болезнь и затем описать ее, но все это не работает на практике, хоть и может служить в достаточной степени для экзаменационных целей.

Грудная жаба встречается значительно чаще у мужчин, чем у женщин — по крайней мере, в моей практике. У женщин она часто происходит из-за олигемии (уменьшение общего объема крови. — прим. перев.), и лишь изредка по физическим причинам, хотя a priori можно было бы ожидать противоположную картину; я полагаю, что плач (благословенный дар!) предотвращает ее. Я почти уверен, что эти слезы из-за горя очень ядовиты. "Сухое" горе справедливо считается худшим для человека. Чаще всего случай грудной жабы у женщины связан с астмой или является синалгией нарушений в печени, желудке или селезенке.

Грудная жаба чаще всего приобретает более тяжелую форму у людей мужественных и властных, так как она является физическим отпечатком их богатой поступками жизни. Лютер страдал от грудной жабы, и неудивительно. Атлеты были склонны к приобретению грудной жабы позднее в жизни: это похоже на хронический травматизм, но грудная жаба может возникнуть также от острой травмы. Поэтому Arnica montana и Bellis perennis так часто показаны в ее лечении, если травма не вызвала острого поражения. В противном случае реальную помощь окажут антитравматические лекарства, и одним из их числа является Aconitum.

Сердечные лекарства, такие, как Digitalis, Cactus, Strophanthus и Convallaria, выделяются как надежные органные лекарства. Следует упомянуть также Bryonia, так как ее характерный симптом весьма постоянен. Я совсем недавно вылечил тяжелый случай невралгии тройничного нерва Bryonia alba 30, после многих бесполезных усилий. При невралгиях очень острого характера я установил, что лучшими оказываются нечастые дозы, в отличие от случаев органных поражений.

Когда сердце само по себе и крупные кровеносные сосуды изучены должным образом, следует критически исследовать брюшные органы, расположенные непосредственно вблизи диафрагмы, так как они часто вторгаются в игру в сердечной области (печень, селезенка, растянутый желудок и двенадцатиперстная кишка), и в таких случаях явно бесполезно лечить одно сердце, поскольку вполне возможно, что оно работает должным образом в отсутствие помех, но бьется в агонии, когда возникает помеха под диафрагмой. Точно так же лошадь может быть способна тащить тяжело нагруженную повозку по ровной дороге, но положите камень или обломок кирпича под колеса, и картина тут же изменится.

"Когда я иду или спешу, особенно после еды" — эти слова заставляют нас думать о сердце как мускульном насосе, но возникает вопрос, поврежден ли сам насос, или его клапаны, или недостаточна всасывающая сила, или возникла некая помеха на пути. Если привлечь немного внимания, мыслей и осмотрительности, мы поймем, что хотя грудная жаба часто является просто невралгией сердца, она, тем не менее, по крайней мере не реже представляет собой синалгию, возникшую из-за помех. И здесь следует заявить, что терапевтические показания требуют избавления от помех. В игру вступают с большим успехом лекарства, действующие на печень, поджелудочную железу, селезенку. Конечно, идеальный мастер терапии, который может определить подобнейшее лекарство случая, не нуждается в этой малой органопатической помощи со стороны, но что касается меня, я не могу без этого обойтись: они мне помогают, и я их хвалю. Я не сомневаюсь, что каждый орган имеет что-то свое собственное и что каждый орган взаимодействует со всем организмом как своим окружением, не говоря о том, что жизнь каждого органа связана с общей жизнью всего организма. Иначе я бы не смог понять, почему определенный орган артачится и пинается, так сказать, до тех пор, пока не принято соответствующее органное лекарство, после чего этот орган бежит трусцой, счастливый и успокоенный, и начинает реагировать на системные лекарства, которые ранее не действовали. Такой взгляд на индивидуальную жизнь каждого органа получил очень значительное подтверждение у исследователей синдрома Броун-Секара, а также в связи с последними физиологическими теориями относительно роли щитовидной железы (синдром Броун-Секара — симптомокомплекс, наблюдаемый при поражении половины поперечника спинного мозга: на стороне поражения отмечают центральный паралич или парез и утрату мышечно-суставной и вибрационной чувствительности, на противоположной — выпадение болевой и температурной чувствительности. — прим. перев.). Если грудная жаба вызвана органическими изменениями в веществе самого сердца или его артерий, в игру вступают металлы и минералы, такие, как Aurum, Mercurius, Vanadium, Arsenicum, Phosphorus и проч. Я излечил трех-четырех пациентов, когда кровообращение стало недостаточным, и самую примечательную историю я сейчас изложу коротко, поскольку она, вероятно, уникальна.

Грудная жаба с сердечной недостаточностью, излеченная голоданием

Лондонский торговец сорока с лишним лет начал лечиться у меня около трех лет тому назад по поводу стенокардии и кровохарканья, появившегося за несколько недель до того из-за сильного напряжения, когда он возился со своими детьми. Он был полнокровным, кровь постоянно просачивалась ему в рот из бронхов. Звук из легких отчетливый. Сердце стучит быстро и неритмично. Мои лекарства не помогли, аллопатические лекарства оказались не лучше, и все надежды были оставлены. В это время его партнер по бизнесу пришел ко мне поинтересоваться, что я могу предложить дальше, чтобы появился какой-то шанс спасения столь ценной жизни пациента, так как я до этого рассказывал ему об одном пациенте с больным сердцем, о котором я ему рассказывал, что добился излечения полуголоданием. Я поделился мнением, основанным на некотором опыте, что голодание действительно может быть единственным шансом для спасения жизни этого пациента. У него была явная сердечная недостаточность, жизнь поддерживалась путем страшной перегрузки, и не было никакой возможности обеспечить нормальную работу сердца из-за массы пациента и массы крови; единственный мыслимый выход состоял в том, чтобы с помощью голодания снизить массу и количество крови, обеспечив сердцу шанс к восстановлению и создав условия для снижения потребности в выполняемой работе. Он хорошо понял мое мнение и поспешил убедить пациента и его окружение. Мой план голодания был осуществлен, при этом вес пациента сильно снизился, объем крови значительно уменьшился, стенокардия и кровотечения пропали, и сердце полностью восстановилось, хотя это был очень медленный процесс, и пациент вернулся к своему бизнесу и продолжает им заниматься, чувствуя себя "так же хорошо, как раньше".

Если масса тела выходит за пределы возможностей сердца, единственная надежда заключается в сбрасывании части груза за борт путем разумного снижения массы тела. Отдых от работы на диете с мягкими фруктами и водой, при условии, что пациент обладает очень сильной волей и ему не мешают родственники и друзья, настаивающие на "сохранении силы", в то время как именно от этого он умирает. Если человек не может оторваться от своего бизнеса, той же цели можно добиться, организовав один-два jours maigres (франц. постные дни) в неделю, хотя при таком плане возможны сильные желчные приступы. Но я уверен, что сила воли у пациента необходима, так как у меня были пациенты, которые открыто предпочитали смерть диете.

Случай грудной жабы, излеченный Phytolacca decandra ∅, и проч.

Джентльмен с Севера в возрасте около шестидесяти лет консультировался у меня по поводу грудной жабы 28 июня 1891 года. Левая доля печени была увеличена, поэтому я назначил на месяц Сardius mariæ

11 августа. — Боль не очень острая; проходит через грудную клетку к правому плечу; он страдает одышкой, и ходьба и разговор вызывают у него боль.
Rp. Bellis perennis ∅ десять капель в воде в постели.
7 сентября. — Гораздо лучше, вся боль прошла. Его жена написала: "Я считаю, что оно (Bellis) очень помогло моему мужу, так как он уже некоторое время не жалуется на боль".
13 октября. — Вновь некоторая боль.
Повторить Bellis.
27 октября. — Грудная жаба не беспокоила, хотя он много ходил, даже в гору.
17 ноября. — Грудная жаба не появлялась, но присутствует постоянная боль около правой ключицы и небольшая боль в левом подреберье; селезенка немного увеличилась.
Utrica urens ∅ восемь капель в воде вечером и утром.
22 декабря. — Вернулась сильная грудная жаба.
Повторить Bellis.
28 января 1892 года. — Гораздо лучше, все нормально, но у него все еще бывают сильные боли за грудиной.
Arnica 1.
2 марта. — Все вернулось, приступы грудной жабы каждый день, и временами ночью боль прямо за грудиной.
Rp. Bacill. CC.
1 апреля. — Чувствует себя определенно лучше, но жалуется, что сильно пополнел.
Phytolacca decandra ∅ (из ягод).
13 мая 1893 года. — Грудная жаба почти не беспокоит.
Повт.
18 августа. — Остается в хорошем состоянии.
19 мая 1893 года. — Хорошее самочувствие сохраняется.
Май 1894 года. — Его сын рассказал мне, что отец чувствует себя вполне хорошо и находится за границей в связи со своим бизнесом.

Еще один случай грудной жабы, излеченный Phytolacca

Супруга предыдущего пациента отправилась год тому назад в одно хорошо известное гидропатическое заведение, принимала там турецкие ванны и, обнаружив, что одна работница, массажистка, страдала от грудной жабы, которая приносила сильную боль и мешала ее ежедневной работе, рассказала ей об излечении автором ее мужа от той же болезни. Эта массажистка вскоре после этого прибыла ко мне на консультацию со своей проблемой; страдания ее были значительными и особенно серьезными, если учесть характер ее работы. У пациентки не было установлено никакой болезни, но она была толстой, даже тучной, и рыхлой. Я назначил ей Phytolacca, и двухмесячное применение этого лекарства по-видимому излечило ее. Случай этот недавний, так что я не могу сказать, было ли это только облегчением или длительным излечением. В любом случае, боль у нее прошла, а ее здоровье и дух очень значительно улучшились.

Случай продолжительной грудной жабы, излеченной лекарствами для печени и селезенки

Несколько лет тому назад, восемь или девять, штабной офицер появился у меня с женой, страдающей грудной жабой, которая годами отравляла ее жизнь. Ничто из применяемых средств не принесло никакого облегчения, и речь уже не шла об излечении, на него не надеялись. Я обнаружил, что печень и селезенка увеличены. Пациентка долго жила в Индии и время от времени страдала от лихорадки и проблем с печенью. Вначале я не мог добиться прогресса, используя Aurum и другие сердечные средства и наши обычные миотические лекарства. Затем я использовал лекарства для селезенки из-за истории малярии и из-за боли в левом подреберье. Грудная жаба значительно ослабла.

Заметив однажды, что ее мягкое нёбо было явно желтушным, я дал ей лекарства для печени, одно из них подействовало быстро и отлично — это был Hydrastis сanadensis в малых материальных дозах. После его применения грудная жаба ушла на задний план, лишь изредка вызывая жалобы, а в последнее время жалоб нет вообще. В данном случае грудная жаба — по-видимому, синалгия, начавшаяся одновременно с болью в селезенке, иногда связанная с болью в печени и селезенке, иногда — с болью в печени, и изредка — с болью в подложечной области, и в последнем случае Prunus virginiana ∅ быстро решает проблему. Я размышлял над этим случаем много раз, назначал различные лекарства и при этом сам убедился в синалгической природе грудной жабы, и она всегда возникала ниже диафрагмы, иногда в правом подреберье, а иногда в левом, и изредка в подложечной области.

Viscum album — замечательное лекарство, и оно занимает свое место в лечении грудной жабы. Встречаются случаи грудной жабы с синалгией, начинающейся с указанных точек в брюшной области, иногда в одном яичнике, иногда в обоих, иногда под селезенкой, а не в самом органе. В некоторых таких случаях Viscum album 1х помогал мне.

Medorrhinum при грудной жабе

Если бы у меня спросили, какое лекарство чаще всего показано при грудной жабе и помогает радикально на самом деле, я бы назвал Medorrh. C, CC и М. Я использовал его чаще всего для мужчин и только в высоких разведениях. Я не буду останавливаться на тех случаях, которые я излечил этим лекарством или в которых оно принесло облегчение, но в моих случаях оно было показано только в связи с историей пациента, и я назначал его по тому принципу, по которому берут шерсть собаки, которая вас укусила. (В древности существовало представление, что если поместить в рану от укуса собакой клок шерсти этой собаки, человек выздоровеет по принципу "клин клином". — прим. перев.). Обычно, если показан Medorrh., имеется диспепсия с сильным выделением газов, а также более или менее застарелый катар: истинная медоррея (medorrhœa) — Urmutter (нем. прародительница. — прим. перев.) катара.

Способ мышления в терапии

Способ мышления в терапии очень важен, так как он обусловливает способ лечения: тот, кто мыслит хирургически, лечит хирургически, даже тогда, когда назначает лекарства. Нас учат рассматривать грудную жабу как чистую невралгию, или как спазм, или как атерому коронарной артерии, и все эти три вида, несомненно, существуют, но, чтобы лечить грудную жабу успешно, мы должны придерживаться более широкого взгляда и включить в рассмотрение этиологию, не забывая про этот кётенский период развития гомеопатии. Я напомню про свой случай Sulphur двадцатилетней давности, который полностью изменил мое мышление.

Утомление является мощным фактором, способствующим возникновению грудной жабы, и так же действуют уязвленная гордость и нервный шок. Нередко утомление и шок соединяются вместе и вызывают грудную жабу. Возьмите случай покойного сэра Мортона Пето, который свершил множество великих дел и дожил до времени, когда был попран в своей гордости как финансовый гигант: у него грудная жаба появилась в результате комбинации общих упомянутых факторов (Мортон Пето — английский предприниматель, инженер-строитель, построил много знаменитых зданий в Лондоне. Занимался также строительством железных дорог, в том числе построил дорогу в Крыму. Из-за финансового провала совместного с банком проекта его репутация как бизнесмена пострадала, от чего он не смог оправиться, отказался от места в парламенте и умер в безвестности. — прим. перев.).

Покойный сэр Сэмюэл Бейкер, путешественник, изумительный человек, совершавший великие дела, также страдал грудной жабой. Можно составить целую книгу из таких примеров.

Этиологические моменты имеют первостепенное значение в терапии грудной жабы.

Примечания

* Цитируется по Diseases of Nervous System, C.P. Hart, M.D., Boericke & Tafel, New York, 1881, Art. "Hemicrania".
** Practice of medicine, p. 96.

Предыдущая часть Предыдущая часть   оглавление Оглавление