Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. Комптон Бёрнетт

О невралгии, ее причинах и лекарствах, с главой о грудной жабе


Лондон, 1894

Перевод Зои Дымент (Минск)

Невралгия правого глаза

Г-н__, джентльмен с положением и средствами, около пятидесяти лет от роду, прибыл ко мне на консультацию 28 июня 1882 года из-за невралгии правого глаза. Это было уже после излечения описанного мною выше случая невралгии.

Он жаловался на почти постоянную боль в правом глазу с Рождества 1881 года, т.е. на протяжении почти шести месяцев. У него была невралгия головы и плеч в 1866 году, и он получил так много уколов морфия в плечи, сделанные доктором из Шотландии, что морфий едва не убил его: в течение семи или восьми часов был неясно, выживет ли он.

У него были коричневые экзематозные зудящие (по ночам) высыпания на обеих голенях и между пальцами ног. Невралгия правого глаза, из-за которой он пришел ко мне, была тяжела и днем, и ночью, но, скорее, хуже ночью. Мистер (теперь сэр Уильям) Боумен осмотрел глаз и сказал, что это — невралгия, а сам глаз в порядке. М-р Уайт Купер пришел к тем же выводам.

Когда я спросил, когда он был привит в последний раз, пациент, как мне показалось, очень испугался и быстро ответил, запинаясь:

 — Я не хотел бы больше прививаться.

 — Почему?

 — Я был очень измучен, когда прививался последний раз, фактически я чувствовал себя очень больным в течение месяца.

И он вновь спешно запротестовал, что не хочет больше прививаться. Прививка, от которой он чувствовал себя больным, была сделана в 1852 или 1853 году.

Мне показалось, что это случай вакцинной невралгии, и поэтому я назначил Thuja 30 в нечастых дозах. Это было 28 июня 1882 года.

8 июля. — Лишь небольшая боль после первого порошка. Принимать то же лекарство.

Излечение было стойким, и оно интересно как доказательство скорости, с которой наиболее подобное лекарство может излечить невралгию. И, учитывая, что он "чувствовал себя очень больным" после последней прививки, я думаю, вполне возможно, что этот случай — пример вакциноза.

А как вы думаете?

Описав некоторые поразительные случаи, которые я считаю вакцинозной невралгией, позвольте мне перейти к другой стороне этого же вопроса, лечению невралгии иными средствами, хотя перед этим я хочу сделать некоторые замечания, за что, надеюсь, простят меня мои читатели.

Невралгия глаз, продолжавшаяся девять лет

Мисс__ в возрасте 20 лет, пришла ко мне с разными болезнями 18 января 1883 года. Я лечил ее запор Nux 30 и Sulphur 30, но бели не менялись. "Еще у меня невралгия глаз, продолжающаяся девять лет, ничто ее не берет". Невралгия, на которую она жаловалась, усиливалась по утрам и во время менструального периода.

Thuja 30 (4 в 24). Один порошок на ночь.

Я не видел ее до 8 декабря 1883 года, когда она пришла, жалуясь на слишком частые и слишком обильные менструации.

 — А как невралгия?

 — О! Она вылечена, ее не было после приема тех порошков.

Был ли это случай вакциноза?

Пациентка была привита дважды, вторая прививка была сделана в 15 лет и оказалась неудачной. Я не был вполне уверен, что это случай вакциноза, поскольку пациентка была привита безуспешно после того, как началась невралгия, и, кроме того, ее мать умерла от эпителиомы, так что это мог быть случай сикоза Ганемана. Единственное, в чем я не сомневался: невралгия тянулась девять лет и прекратилась после приема Thuja.

Такому удивительному целительному действию arbor vitœ (туя восточная. — прим. перев.) при вакцинозной невралгии иногда препятствует то, что болезнь маскируется под другую, как показывает следующий пример, и это также покажет нам, почему иногда необходим ряд лекарств, прежде чем невралгия отступит.

Невралгия глаз продолжительностью в двадцать пять лет, хроническая головная боль, запор и диспепсия

16 июля 1882 года дама в возрасте 68 лет, жена известного аллопатического врача, пришла (я думаю, после надоедливых просьб своих подруг) узнать, может ли гомеопатия излечить ее невралгию и диспепсию. Головные боли были продолжительными; она не помнит такого времени, когда бы они периодически не случались. Но она пришла не по этому поводу, поскольку полагала, что такие головные боли неподвластны медицинскому искусству. Пациентка надеялась, что имеется шанс немного помочь ей в связи с запором, диспепсией и, может быть, невралгией. Невралгия была сильная, особенно в области глаз, волнообразная по интенсивности, редко отсутствующая вообще, так что жизнь пациентки была пыткой. Эта глазная невралгия направила ее к Либрайху, Бадеру и Боуману, и все они согласились, что невралгия — следствие "ее общего состояния". Эта глазная невралгия началась двадцать пять лет тому назад после забот и тревог; она ухудшалась по ночам; ее немедленно вызывало двухминутное чтение, так что пациентка не читала уже семнадцать лет. В детстве она была успешно привита, но мать, не доверяя этому, заставила ее привиться от натуральной оспы повторно; прививка "не взялась", и такая же неудача была с тремя последующими прививками, последнюю из которых делали двадцать пять лет тому назад. Невралгия была глубокая и безумная, боль отдавала в затылок и, казалось, пронзала мозг. Головная боль охватывала лоб, от виска до виска.

Thuja occidentalis 30, нечасто.
29 июля. — Нет изменений.
Cyclamen europ. 3x. Пять капель в воде три раза в день.
19 августа. — Сыпь на коже и большая кислотность.
Nux vom. 30 и Sulph. 30.
21 сентября. — Сыпь ухудшилась, сильный зуд. Запор и диспепсия намного меньше.
Thuja С.
12 октября. — Невралгия беспокоит намного меньше, запор не беспокоит, кожная сыпь мучит и раздражает совершенно непереносимо. "Зуд невыносим и мучителен!" — воскликнула дама. Ей было так плохо, что она не хотела больше лечиться.
Отменили все лекарства.
24 октября. — Кишечник в нормальном состоянии, кожа лучше. Сыпь села глубоко, скопление приподнятых шишек, некоторые — размером с половинку горошины. Кожа остается обесцвеченной.
Никаких лекарств.
21 ноября. — Головные боли уменьшились, невралгия значительно уменьшилась, аппетит лучше, но все еще сильная диспепсия.
Thuja С. Лечение продолжалось с перерывами до 1 сентября 1884 года, когда пациентка практически поправилась. Я говорю "практически" и под этим подразумеваю, что пациентка в действительности не считала необходимым дальнейшее лечение при ее ныне относительно пустяковых страданиях.

Мои взгляды на вакцинозное происхождение многих случаев невралгии до сих пор не нашли у моих коллег должной доброжелательности и готовности проверить их истинность, как это требует важность темы и чрезвычайная частота вакциноза. Однако я не жалуюсь; истина когда-нибудь сама докажет свою правоту, истину нельзя обнаружить нигде, кроме практической терапии.

В действительности, однако, существуют замечательные исключения, и я был рад увидеть следующее в Homœpatic World за 1 февраля 1889 года:

Невралгия Thuja occidentalis

Роберт Купер, M.D., "Физиология болезней уха".

Так как я рассказал д-ру Бернетту, что у меня одно время была привычка назначать Thuja при невралгии, он попросил меня сообщить о некоторых таких случаях. Я делаю это с огромной радостью, именно для того, чтобы засвидетельствовать точность наблюдений Бернетта, так восхитительно и научно изложенных перед нами в его маленькой книжке про вакциноз.

Случай 1. — Елизабет Томас, женщина 72 лет, пришла ко мне 22 сентября 1868 года в Саутгемптоне из-за акне на лице, сопровождаемых болезненностью лица после их исчезновения. Боль продолжалась днем и ночью последние два месяца, возникала приступообразно не более чем с часовым интервалом. Из-за боли не могла жевать пищу, десны были очень болезненны, и эта сторона лица болела, если она пыталась лежать на ней; пациентка чувствовала в ней пульсацию. Боль усугублялась также при лежании на другой стороне; малейшее давление было болезненно. Боль распространялась по всей правой стороне лица и головы; когда она становилась очень сильной, то выстреливала на противоположной стороне. Хуже в очень холодной или очень теплой комнате, не рискует оказаться на сквозняке. Зубы гнилые, в них стреляющие боли; боль одинаково сильная, когда стоит или сидит; боль всегда приходит "внезапно" и так же внезапно исчезает; иногда боль стреляет в ухо; попытки читать или думать возвращают боль. Сильно устает в последний год, когда ухаживает за больным мужем; принимала каломель, имбирный бренди и различные виды трав.

Thuja occ. 12 дес., пилюля три раза в день.

29 сентября. — Намного лучше, может спать всю ночь, иногда немного дергается, но вовсе не так, как раньше, хотя погода была непривычно холодная.

Описанное выше вполне можно назвать невралгическим альвеолярным воспалением надкостницы, зубы были не при чем, изменений в ее жизни не было, так что смягчение боли справедливо можно было бы приписать Thuja.

Случай 2. — В тот же день (22 сентября 1868 года) Гарриет Шеппард, женщина в возрасте 54 лет, пришла ко мне с сильной болью в правом плече, спускающейся через грудь в локоть. Хуже утром, при подъеме с постели и при ходьбе. Болезненность в области печени, моча очень зловонная. Такие симптомы продолжаются неделю.

Thuja occ. 2, по семь капель, продолжать неделю.
29 сентября. — Диарея последние несколько дней. Боль в плечах и болезненность печени прошли. Продолжать.
7 октября. — Боль уменьшается, моча не такая зловонная; сильная боль в желудке после приема пищи, прохождение через кишечник непереваренной пищи. Этот последний симптом поддался Сhina ∅. В этом случае, возможно, диарея была спонтанна, и она облегчала застой в печени — в любом случае, боль прекратилась после приема Thuja.

Мне не удалось выяснить, были ли эти два последних случая связаны с прививками.

Случай 4. — Энн. С., 21 год, невралгия в течение трех недель, пришла ко мне на прием 17 сентября 1869 года. Лицо румяное и чистое, волосы темные, склеры желтоватые. Жалобы на крайнюю слабость, с болью в правой стороне лица и головы — начинается в разрушенных зубах и распространяются по голове и вниз по шее. Она чувствовала себя возбужденной, когда боль была сильной, и ощущала пульсацию в болезненных частях; хуже, когда сосредоточено думает. Легче, когда прикладывает что-то теплое — горчицу, например.

Большая чувствительность в разных частях лица и за ухом; ухудшение от питья холодного; хуже ночью, но боль продолжается и днем.

Четыре недели тому назад отлучила ребенка от груди и началась меноррагия, которая прекратилась как раз перед тем, как возникла эта боль.

В этом случае Nux vomica 30x, China 12x, Merc. sol. 3x, Sulph. ∅, Silicea 30 и Staphysagria были назначены несколько раз без какого-либо положительного облегчения.

Невозможно воспроизвести каждый отчет, но декабрьский все же стоит привести. — Последний месяц продолжает чувствовать себя лучше (принимает Silicea 30). Лицевая боль очень сильная, фактически даже хуже — теперь хуже днем, зубы очень болезненны, десны бледные, воспаленные возле границы с зубами, боль исходит от зубов.

Staphysagr. 3x.
17 декабря. — Некоторое время лучше, но длящаяся два дня и две ночи боль очень тяжелая и продолжительная: та же самая сторона, десны болезненны.
Thuja occ. 12х.
5 января 1869 года. — Так же хорошо себя чувствует, как сейчас, с 20 ноября, боль в лице прошла, иногда вспыхивает боль в подбородке, боль в ногах к вечеру.

Аппетит улучшился удивительным образом, и она может пить все без проблем. Этот последний случай можно назвать ревматическим альвеолярным воспалением надкостницы.

Д-р Купер не ручается за вакцинное происхождение этих случаев, но его лечение подтверждает мое утверждение, что построение гомеопатического уравнения и моя теория вакциноза приводят к Thuja.

Невралгия левой брови продолжительностью более тридцати лет, излеченная Cuprum aceticum

Недавно я лечил даму сорока лет с очень тяжелой невралгией левой брови, от которой она страдала уже тридцать четыре года. Несколько лет я лечил ее от метроррагии и других недугов с большим признанным успехом. Я отметил, что более или менее полезными гомеопатическими лекарствами оказались Juglans regia и Juglans cinerea, Sanguinaria сanadensis, Helonium, China, Arnica, Thuja, Psorinum и Natr. mur. Но именно радемахеровская тинктура меди излечила от старого неврологического врага, который иногда описывался как сверлящая или скручивающая боль, но обычно дама называла боль ужасной. Подействовал ли Cuprum на основе универсалий Парацельса, одной из которых он является, или в силу своей гомеопатичности, я не могу сказать.

Невралгия Juglans cinerea

В связи с использованием Juglans cinerea при грудной жабе, я недавно был очень рад узнать, что мое первоначальное наблюдение патогенетических симптомов грудной жабы у этого растительного мышьяка было клинически подтверждено другим наблюдателем, д-ром Ушером из Уондсворта. В Homœopathic World в июле 1888 года этот талантливый клиницист пишет:

Несомненно, не существует таких ужасных жалоб, как при грудной жабе; мучительные страдания "стенокардии" непросто облегчить. Я отметил три случая, отличающиеся во многих отношениях; двое пациентов умерли, один жив, все три — подагрические по происхождению. Первый случай, г-жа Е., женщина за 40, чья мать была инвалидом из-за подагры и умерла от подагрического перитонита. У пациентки было много приступов, теперь их мало, они слабые, и лекарства замечательно их контролируют.
Я видел ее несколько раз: лицо бледное, голова откинута назад, пульс слабый, кожа холодная, шея негибкая и болезненная. Ее состояние почти обморочное. Один раз при встрече ее тошнило, и, казалось, она может задохнуться от мокроты. Ant. tart. 2x trit, вторая доза с интервалом в несколько минут облегчила ее состояние и позволила ей занять лежачее положение. У ее младшей сестры была подагра рук. Ее мать была замучена лекарствами за несколько лет до моего посещения, а после электрических ванн началось усиленное слюноотделение. На время г-жа Е. получила облегчение от Amyl. nit. 1x в виде ольфакции необработанного вещества, но она очень страдала от холода в груди, ужасной боли, тугоподвижности шеи. Она приняла Juglans cinerea 1х; 2х подействовал по-другому, и это подтвердилось дважды; доза величиной в две капли, с короткими интервалами, и, когда наступило облегчение, доза перед сном и утром в течение нескольких дней. Восстановление ее здоровья, силы и хорошая работа сердца после слабого и жалкого состояния очень изменили даму и удивили друзей. Ее жизнь стала радостной, она берет с собой лекарство и без страха отправляется в Девоншир.

Невралгия после опоясывающего герпеса

Эту нудную изнурительную болезнь лечить очень трудно — в сущности, без гомеопатии она вряд ли излечивается вообще. Несколько лет тому назад я был спешно вызван в сельский дом к даме средних лет, которая, наконец, решила "предоставить шанс гомеопатии"! Это было сделано не ради спасения гомеопатии, но потому, что у этой дамы был опоясывающий герпес, и появившаяся из-за него невралгия была свирепой и не покорялась никаким более или менее сильным медицинским средствам. Phosphorus очень сократил приступы невралгии и потому привел к страстным разговорам о гомеопатии. Дама стала последовательницей гомеопатии, потому что "патия" гомеопатов излечила ее невралгию. И, по моему мнению, это была весьма основательная причина. Точно та же, по которой и я стал гомеопатом. Я люблю гомеопатию, потому что она предоставляет великолепные средства для достижения цели, и эта цель — излечение.

У Phosphorus в гомеопатической школе высокая и заслуженная репутация средства от невралгии. Настолько высокая, что наши друзья-аллопаты не пренебрегают изучением работы "Свободный фосфор в медицине", но делают это настолько "свободно", что причиняют большой вред. Как все действительно мощные средства, Phosphorus может как излечить, так и навредить, но излечить он может только на научной основе нашей гомеопатии.

Phosphorus в аллопатических дозах очень опасен, это очень подло действующее опасное лекарство, и нельзя использовать Phosphorus внутренне, пока вы не получите требуемого знания, иначе можно сильно навредить и мало вылечить. Как тонизирующее средство для нервов он просто убийственен. При невралгиях под ребрами справа (в гипохондриуме) нужно изучить область печени, и здесь могут подойти Hydrastis canadensis, Chelidonium majus, Myrica cerifera, Diplotaxis tenuifolia, Cholestearinum, Bryonia alba и Kali bichromicum. Невралгия в левом гипохондриуме более или менее связана с селезенкой, и требующиеся при этом лекарства можно найти в небольшой книжке автора "Заболевания селезенки и их лечение, с клиническими иллюстрациями". Конечно, невралгия с обеих сторон, в боках, требует таких лекарств, как Bryonia alba, Ranunculus, Colocynthis, Rhus tox., Cimicifuga racemosa и т.п. Некоторые наиболее упорные случаи я лечил Variolinum C.

Энтералгии поддаются Plumbum, Dioscorea villosa, Colocynthis и им подобным лекарствам.

О невралгиях желудка я сейчас немного расскажу отдельно.

Невралгия желудка

Я часто лечил эту болезнь Acidum hydrocyanicum, доза — одна капля первого гомеопатического десятичного разведения. Только врачи могут использовать это лекарство, так как оно требует точной дозировки. Похожими свойствами обладает Prunus virginiana, доза — 5 капель матричной настойки, причем это лекарство вполне безопасно. Я изучил его действие много лет тому назад на одной престарелой госпоже почти девяноста лет от роду.

Цианид или ацетат цинка — замечательное лекарство при гастралгии. Многие случаи диспепсии имеют невралгический характер, и наиболее частые и приносящие наибольшие страдания в холодном сыром климате излечимы нитратом или оксидом серебра. Знаменитый врач последнего поколения заработал свою репутацию благодаря излечениям невралгии и диспепсии желудка, и его лекарством был оксид серебра. Этот славный человек был яростным ненавистником гомеопатии, несмотря на то, что его собственная репутация и успех зависели полностью от того, насколько его лекарства гомеопатически соответствовали жалобам, которые он излечивал с помощью этого лекарства. Человечество склонно ненавидеть и презирать своих лучших и истинных друзей. Различные невралгии, возникающие вследствие уретральной пиореи из-за гонококков, обычно поддаются Argentum. Это лекарство имеет заслуженную репутацию при спинной сухотке и гомеопатично по своим болям некоторым видам невралгии; Sabina, Thuja и Cupressus близки к нему обычно при сикотической невралгии.

Кокцигодиния

Это невралгия в самом низу позвоночника, там, где размещался бы наш хвостовидный придаток, будь мы были хвостатыми. Она часто имеет травматическое происхождение, и я лечил один такой случай Bellis perennis, а другой — антисикотиками. Я полагаю, чаще она бывает у женщин.

Ишиалгия

Эта болезнь обычно покорялась антисикотикам быстро, часто очень быстро, когда курорты и разные сильные средства терпели полную неудачу. Иногда помогали Aconitum и Rhus — возможно, когда боль была вызвана хроническим воспалением неврилеммы. Когда мы думаем об ужасной альтернативе вытягивания нервов, то должны быть благодарны за широкий диапазон целебных средств, назначаемых согласно гомеопатическому закону излечения. В самом деле, симптом "боль" с большим успехом может быть выбран для проверки медицинских систем, а также для проверки способности большинства людей, профессионалов и любителей, ясно понимать и различать существенное и фундаментальное отличие между излечением боли в ее основе и попытками заставить кричащие о боли нервы замолчать.

Зубная невралгия

Многие случаи зубной боли — невралгические, и требуют одного или более из упоминавшихся выше лекарств, а также некоторых других: Silicea, Acidum nitricum, Mercurius, Kreosotum, Heclœ lava. Возможно, три четверти всех случаев зубной боли связаны прежде всего не с кариесом, некрозом или абсцессом, но с общим состоянием организма; чаще всего, на мой взгляд, зубная боль связана с желудком, и я иногда пытаюсь выяснить, не являются ли гниющие зубы конституциональной проблемой, так как я несколько раз замечал, что глубоко дискразийные жалобы усиливались вскоре после того, как дантист удалил больной зуб. Особенно я это замечаю это в отношении опухолей, и обычно запрещаю удаление больных зубов, пока не будет излечена более опасная болезнь; тогда, как это ни странно, зуб обычно прекращает беспокоить. Я хорошо осведомлен, что местный воспалительный процесс зубной, анальной, ушной или вагинальной боли — невралгии, в моем понимании этого термина, — действительно вызывает боль, но я придерживаюсь мнения, что единственное реальное излечение невралгии — боли, возникающей из-за местного болезненного процесса, — погашение самого болезненного процесса, который лежит в основе воспалительного, кариозного, невротического или неопластического процесса.

В отношении невралгии исключительно верно утверждение, что "вещи не являются тем, чем кажутся".

О синалгии

Это слово отражает старую идею* в новом и определенном виде. Впервые слово "синалгия" было использовано, я думаю, хоть и не уверен вполне, французским автором. Идея, которую это слово отражает, достаточно старая. Я не знаю лучшего слова для выражения этого явления, и вовсе не потому, что я прочитал "Les synalgies at les synesthésies" Анри де Фроментеля (де Грея). Слово "синалгия" очень четко отражает то, что я пытался выразить на предыдущих страницах. Оно образовано от σùν — с, вместе, и αλγος — боль; де Фроментель понимает под синалгиями "douleurs associées" (франц. боли, связанные с чем-либо. — прим. перев.). Я говорю "очень четко отражает", хотя это и не то слово, которое охватывает весь предмет. Фактически, при лечении невралгии мы часто имеем дело с так называемой синалгией; в остальных случаях невралгия представляет собой то, что Габлер называл douleurs répercutées, или échotiques (франц. отраженные боли. — прим. перев.). Эти термины — не совсем синонимы, но почти совпадают для целей этого небольшого трактата, который я хочу видеть прежде всего практичным.

Позвольте мне привести в качестве примера подходящий случай синалгии.

Случай грудной жабы

Прошло довольно много времени с тех пор, как один 62-летний пациент покойного д-ра Гилберса поступил ко мне на лечение из-за болезненных спазмов сердца (neuralgia cordis), отдающих вниз или вверх по левой руке, часто после быстрой ходьбы. Он имел обыкновение выделять большое количество воды и вставал много раз за ночь для этой цели. У него был потрескавшийся язык, что является главным клиническим указанием на лесной хвощ, а позитивные указания со стороны самого сердца отсутствовали, и я назначил Equisetum hyemale 1, десять капель в воде три раза в день. Это казалось бы малообещающее лекарство настолько ему подошло, что пациент продолжал принимать его самостоятельно в течение трех месяцев, а затем я перевел его на Bellis perennis. Пациент был настолько доволен результатами своего лечения, что прислал мне в знак благодарности хорошо известную книгу, к изданию которой он имел отношение, хотя я с тех пор его не видел. Ранее этот джентльмен долго принимал антиспазматические средства, но безрезультатно.

В этом случае присутствовала боль — невралгия в сердце — и боль, распространяющаяся вверх и вниз по руке — синалгия. Очень трудно сказать, где первично появилась грудная жаба. Боль, которая распространялась вверх и вниз по левой руке, и боль в груди — обе образуют синалгию, то есть представляют боль, начинающуюся в одной точке и распространяющуюся двумя путями, или от одного пути переходящую к другому. Конечно, боль в руке при болезнях сердца — хорошо известный феномен.

Понятие о синалгии очень важно при невралгии, так как оно влияет на правильное лечение пациента, и чем больше придерживаются этого направления мышления в практическом лечении, тем лучше будет это лечение. Слово "симпатия" выражает этимологически то, что мы имеем в виду, но это слово так часто используется в социальном и эмоциональном значении, что едва ли можно и далее употреблять его в строгом научном языке.

Почти чистый случай синалгии (и один из очень интересных) можно найти в моей работе "Заболевания селезенки" (стр. 112 и далее). Это случай, на самом деле, очень поучительный и здесь весьма к месту. Я не могу, однако, привести его, так как права на эту работу мне уже не принадлежат.

Хорошо известна тесная симпатия между лобком и грудью в переходном возрасте, и у юношей синалгии и синестезии молочных желез не так уж и редки, хотя и не так тяжелы, как мастодинии у девушек.

Когда ощущение несколько слабее, чем боль, де Фроменталь использует слово синестезия (σùν — с, вместе, и αισϑτσις — чувства, сентименты, способность чувствовать). Конечно, любое ощущение, первичное или синестезия, становясь чрезмерным, оказывается болезненным.

Я часто думаю, что брань, причитания и жалобы на Провидение за то, что в этом мире боли позволено существовать, легко объясняются невежеством причитающих. Не требуется долгих размышлений, чтобы понять, что если мы живем свободной жизнью разумных существ, боль является естественным следствием и благотворной необходимостью, так как удовольствие может оказаться обратной стороной вреда, а боль может охранять нас своим предупреждением. Почему мы не протягиваем руки в огонь? Потому что знаем, что возникнет боль. Именно боль (то есть определенность ее скорого появления, если мы обожжемся) удерживает нас на расстоянии от огня, вследствие чего мы сохраняем нашу плоть неповрежденной и себя в целости. Если бы у нас не было болезненного ощущения при очень высокой температуре, мы не были бы в безопасности даже относительно жара камина. Поэтому я делаю вывод, ЧТО ГДЕ БЫ НИ ПОЯВИЛАСЬ БОЛЬ, ТАМ ДОЛЖНО БЫТЬ ЧТО-ТО НЕПРАВИЛЬНОЕ. ПОЧЕМУ появилась боль? ЧТО не в порядке?

Всегда и повсюду боль рассматривается сама по себе, но она является лишь сообщением, и для того, чтобы это сообщение не поступило, с посланником жестоко разбираются или даже убивают! Это подтверждается уколами, вытяжениями нервов и их перерезкой! И все же бедные нервы обычно правдиво предупреждают нас об опасности в организме, указывают на определенное место, чтобы заставить даже глупого человека выслушать и понять.

Возможно, некоторые подумают, что я не в меру многословен в отношении невралгии и слишком много думаю о ней. Хорошо, прочитайте тогда следующее, что я случайно отметил, в поиске ускользнувших от меня доказательств. Вот о чем сообщалось в Homœopatic World 1 марта 1889 года:

Растущее бедствие
Использование шприца для подкожных инъекций становится модным в обществе. В наше время боятся боли, но аллопатам известны только такие антидоты боли, как седативные и наркотические вещества, из которых основные — опиум и его алкалоид морфий. Введение метода подкожного применения лекарств было вскоре поддержано непрофессионалами, и бывшие пьяницы и курильщики опиума превратились, по советам врачей, в маньяков-морфинистов. Морфий назначается врачами. Вначале уколы делали врачи, затем шприц передали медсестре, а затем — самому пациенту, причем в большинстве случаев женщинам. Как только шприц попадает в руки невралгической пациентки с чувствительным темпераментом и слабой волей, ее надеждам на излечение приходит конец. Ее страдания будут устраняться лишь паллиативно и только до тех пор, пока она находится под влиянием лекарства. Постепенно и несомненно тело, разум и моральные устои разрушаются посредством использования этого коварного средства, которое никогда нельзя передавать пациенту.

Дальнейшее рассмотрение разновидностей боли, невралгии и синалгии, поможет нам не только прислушаться к звукам голоса природы, но и постигнуть ее язык.

Физиолог М. Дюваль в письме к де Фроментелю в мае 1883 года правильно обращает внимание на те преимущества, что следуют за должным изучением и оценкой синалгии. Дюваль пишет:

Dans toutes vos observations il s’agit donc de rapports de contiguité entre les appareils récepteurs centraux cérébraux. Nous ne savons absolument rien de la situation et des rapports de sec centres. Vos observations peuvent devenir l’origine de merveilleuses inductions sur les rapports probables de ces centres… Ces centres doivent former comme une série de casiers voisins, où chaque point de la périphérie a son représentant cérébral, mais les rapports topographiques entre les points périphériques n’impliquent pas des rapports semblables entre les points centraux correspondants, vos études ouvriront une voie nouvelle et inesperée à la recherche des rapports topographiques de ces points centraux.

("Во всех ваших комментариях отмечается смыкание между центральными рецепторами в мозге. Мы ничего не знаем об этой ситуации и наблюдениях за работой этих центров. Ваши наблюдения могут стать источником замечательных выводов относительно возможной связи в этих центрах… Вокруг этих центров должен формироваться ряд связанных смежных отсеков, так что каждая точка на периферии имеет свое представительство в мозге, но топографическая связь между периферийными точками не влечет подобной связи между соответствующими центральными точками; ваши исследования откроют новое и неожиданное в поисках топографической связи этих центральных точек". — прим. перев.)

Все это не так ново, как Дюваль и де Фроментель, вероятно, представляют себе. Я знаю, что выдающийся американский профессор (по имени д-р Бьюкенен, если память меня не подводит), учил всему этому фрагментарно и даже намного больше, в том же духе, на протяжении лет двадцати или более, и несколько лет тому назад сформулировал все это под названием саркогнозия. Однако де Фроментель находится на пути реального прогресса, и я приветствую его.

Практический врач А. Оливье (Comptes rendus de la Société de Biologie, séance du 5 la janvier 1884) заявил в Биологическом обществе следующее:

J’ajouterai que la connaissance des faits étudiés par M. Fromentel dans sa thèse inaugurale, peut rendre de réels services au clinician: elle lui permettra de comprendre certains phenomènes pathologiques qui, sans cela, resteraient inexplicables et, dans certains cas, elle lui fournira d’importantes indications thérapeutiques. Il serait trè-utile de connaître la topographie exacte de toutes les parties du corps don’t l’exitation peut faire naitre, dans une région plus on moins éloignée, soit des mouvements, soit des impressions sensitives. Il semble méme exister une certaine constance dans la production de ces phénoménes. Comme exemple d’association de sensations douloureuses je rappellerai le fait de névralgie réflexe que j’ai rapporté à la Société il y a dix ans. Il s’ agissait d’une femme qui avait recu de la fille en pleine crise d’hystérie un violent coup de poing dans la region du sein. Elle ressentit à ce niveau une vive douleur et, quelques jours après, elle présenta tous les symptôms de la névralgie cubitale. Depuis cette époque, j’ai observé la même névralgie chez deux dames qui s’étaient heurté le sein contre une clef, en voulant ouvrir une porte de cave.

("Я хотел бы добавить, что знание фактов, исследуемых г-ном Фроментелем в его инаугурационной диссертации, может принести реальную услугу клиницисту: оно позволит ему понять некоторые патологические явления, которые в противном случае остаются необъяснимыми, и в некоторых случаях, обеспечит важными терапевтическими показаниями. Было бы очень полезно знать точную топографию всех частей тела, так как возбуждение, движение или сенсорные впечатления могут родиться в более или менее отдаленных частях тела. Вероятно, есть некоторая согласованность в возникновении этих явлений. В качестве примера связи болевых ощущений напомню факт невралгического рефлекса, о котором я докладывал Обществу десять лет назад. Это была женщина, которая получила в юности во время истерического припадка сильный удар в области груди. Она почувствовала на этом уровне резкую боль, и через несколько дней у нее появились все симптомы невралгии локтевого нерва. C тех пор я наблюдал ту же невралгию у двух женщин, которые надавили грудью на ключ, желая открыть дверь подвала". — прим. перев.)

Конечно, нет ничего нового во всем этом, но сама формулировка отмечает новую точку прогресса в общей медицине и соответствует в точности тем клиническим фактам, насколько они нам известны, которые я часто и давно отмечал, и ведет к мощной поддержке старомодной доктрины отраженных расстройств, и все это непосредственно способствует поддержке учения наиболее знаменитых гомеопатов, обратившимся к этим вопросам уже пятьдесят лет тому назад.

Идея синалгии возникла у де Фроментеля необычным образом. Предоставим ему возможность самому рассказать свою историю. Или нет, этот автор очень распыляется, так что лучше я сам изложу суть его слов. Молодые люди очень часто страдают от акне — simplex, sebacea, pilaris (простых, сальных, волосковых. — прим. перев.), и вот авторские слова:

…or, tout récemment? J’étais porteur d’un petit bouton acnéique, parvenu à l’etat de pustule et situé sur la peau qui recouvre le sternum, au milieu d’une ligne horizontale qui joindrait les deux mamelons, un peu plus voisin cependant du mamelon gauche que du droit je me mis à l’ëcorchë avec l’ongle, ce qui me causa une douleur aiguë, quoique legère) et presqu’ aussitôt je ressentis un éclair douleureux dans la region lombaire gauche, ou la peau offrait, chez moi, la plus parfait integrite. Saisi par cet élancement d’une intensité bien superieure a la sensation douleureuse que me procurer le grattage du bouton, je laissai celui-ci en repos; mais, quelques instants après, lui ayant donné un nouveau coup d’ongle, le même trait de douleur se fit sentir au milieu de la région lombaire, toujours du cote gauche, et cela autant de fois que je renouvelai l’expérience et jusqu’ au moment où j’eus completement dilacéré la pustule d’acne.

("…Или совсем недавно? Я дождался, когда небольшой гнойничок акне на коже грудины в середине горизонтальной линии, соединяющей два соска, немного ближе, однако, к левому, чем к правому, достиг состояния пустулы. Я начал сдирать кожу ногтем, отчего почувствовал острую боль, хотя и незначительную, и почти сразу же почувствовал болезненную вспышку боли слева в поясничной области, где кожа оставалась в совершенной целостности. Согнувшая меня сила значительно превосходила болезненное ощущение, полученное от расчесывания гнойничка, поэтому я оставил его в покое, но спустя несколько минут нанес ему еще один удар ногтем и ощутил боль того же типа в середине поясничной области слева, и столько раз возникала острая боль слева, сколько раз я повторял эксперимент, до тех пор, пока пустула акне не была разорвана до конца".)

Здесь мы сталкиваемся с болью, вызванной акне на грудине, и другой болью, связанной с ней и возникающей из-за нее, но вторая боль чувствовалась в середине левой стороны поясничной области. Ощущения были связаны, ощущения были болезненными… это была синалгия.

Возможно, нет нужды в лучшем примере синалгии, чем я привел в первом случае в этой книге (стр. 6), и я снова вернусь к нему, потому что нужно заявить, что излечение кожной болезни, за которое так хвалили Эразмуса Уилсона, на самом деле вообще не было излечением, а лишь заглушило природу. Однако природа не терпит такого обращения и громко протестовала (неврологически), пока Sulphur не открыл дверь и не дал возможности сигнализирующей о бедствии экземе вернуться на свое прежнее место обитания. Конечно, я не думаю, что идея синалгии нова в нашем мире, как полагает де Фроментель: посвященные хорошо знают, что эта концепция является неотъемлемой частью органопатии Радемахера и гомеопатии Ганемана. И синестезия (synesthésia) является лишь греческой формой общего мнения. На чем так настаивал великий Радемахер в своем выдающемся произведении и что он выражал с помощью термина Сonsensueller Art (франц. согласованное искусство. — прим. перев.), в точности то же самое, что Фроментель называет synalgia, и что я понимаю под синалгией, то есть боль, algia, возникающая не в том месте, где она чувствуется.

Де Фроментель более всего интересовался синалгией как средством физиологического исследования, и здесь я покину его, заметив лишь, что его работа скорее слаба для человека, знакомого с немецкой и английской литературой, но, тем не менее, в том виде, как она представлена, может быть хорошим руководством, особенно для тех, кто занимается научной медициной и кого обычно называют гомеопатами.

Де Фроментель обшарил всю литературу, чтобы найти примеры синалгии, но обнаружил их не так уж много. Я бы порекомендовал ему почитать работы Радемахера и Ганемана, и он бы узнал, что, хотя его греческий термин нов и несомненно оригинален, но явление существовало и направляло медицинскую органопатическую и гомеопатическую практику полных пятьдесят лет, то есть понятие о нем возникло за несколько десятилетий до того, как родился Фроментель.

Невралгия культи

Довольно любопытно, что невралгия может быть излечена лекарствами, даже если нерв замурован в шрам культи конечности. Так, профессор Тод Хельмут рассказывает, что однажды его пригласили на консультацию в Джерси-Сити проконсультировать человека, страдающего от невралгии культи, последовавшей за ампутацией бедра, которая была выполнена три месяца тому назад. Пациент принял много лекарств, которые действуют на нервную систему, включая морфий, без облегчения. Рана была полностью вылечена, и шрам выглядел здоровым, но все же пациент сильно страдал от пояснично-крестцового радикулита. Он много курил, и когда однажды наклонился к свету, чтобы зажечь свою курительную трубку обрывком французской газеты, то прочитал, что там написано, а это было сообщение о случае невралгии, вылеченной употреблением в пищу лука. Он сразу же съел три большие луковицы, продолжал есть лук несколько дней и начал спать по ночам. Затем его врач д-р Шелтон решил, что можно попробовать лук, Allium сepa, как лекарство, и назначил принимать тинктуру, почти с тем же эффектом, пока излечение не было завершено. Этот случай д-ра Шелтона явно был случаем синалгии. Конечно, от лука многие люди становятся сонными. Я сам вылечил случай невралгии культи Hypericum per. 3Х.

Примечание

* Paris, G. Masson, 1888.

Предыдущая часть Предыдущая часть   оглавление Оглавление   Следующая часть Следующая часть