Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. Комптон Бёрнетт

Катаракта: ее природа, причины, предотвращение и лечение


Лондон, 1889

Перевод Зои Дымент (Минск)

Об эмбриологической и патологической связи кожи и хрусталика я говорил достаточно подробно в "Излечимости катаракты", но здесь я собираюсь пойти дальше и посмотреть, подтверждаются ли мои наблюдения другими авторами.

Давайте обратимся к "Essai sur l’ètude pathogènique des Cataractes Spontanèes" ("Эссе об исследовании патогенеза спонтанной катаракты". — прим. перев.) Л. Ж. Робера (Париж, 1881 г., т.е. через год после того, как была опубликована моя собственная работа).

Робер занимает относительно предположения проф. Бушерона точно ту же позицию, как и я годом ранее, но прежде позвольте мне процитировать самого себя:

Эмбриология хрусталика и его капсулы

Развитие хрусталика и его оболочки должно, конечно, рассматриваться в связи с развитием глаза в целом. Итак, глаз начинает развиваться в очень ранний период, в виде двух полых отростков, выступающих по одному с каждой стороны первого первичного мозгового пузыря. Каждый отросток преобразуется в колбовидный пузырек, называемый первичным глазным пузырем, который общается с помощью полой ножки с основой заднего отдела первого основного мозгового пузыря. По наблюдениям Ремака на цыпленке, ножки, первоначально разделенные, соединяются, и их полости временно сообщаются, — условие, которое может объяснить формирование зрительной спайки. Первичный глазной пузырь в своих оконечностях вступает в контакт с КУТИКУЛОЙ, которая несколько позже впячивается в этой точке и образует маленький мешочек, давящий вовнутрь на глазной пузырь; отверстие этого мешочка сужается и закрывается и мешочек скоро преобразуется в закрытую сумку, содержимое которой впоследствии отвердевает, образуя хрусталик и его капсулу. После того, как хрусталик таким образом отделяется от КУТИКУЛЫ, более глубокие ткани способствуют формированию вторичного глазного пузыря.

Это основное, что нам необходимо знать для наших нынешних целей об эмбриональном развитии глаза, из этого мы видим, что хрусталик и его капсула — это дифференцированная кожа. Это следует хорошо помнить.

Исследования Бабухина и Сернова привели их к выводам, лишь незначительно отличающимся от этого. Они утверждают, что в отношении происхождения хрусталика и способа развития его волокон очевидно, что, так как передний эпителиальный слой хрусталика прямо переходит на задний волокнистый слой, то каждое волокно хрусталика — просто колоссальная и очень удлиненная эпителиальная клетка, и история развития показывает также, что постоянные части тела хрусталика возникают из ЭПИДЕРМОИДНОГО внешнего слоя эмбриона.

Вопрос о развитии капсулы по-прежнему открыт, в соответствии с Серновым, который уже давно занимается этим исследованием, за время которого он, казалось бы, отрицал как ее эпидермоидное происхождение, так и то, что она является продуктом выделения эпителиальных клеток и волокон хрусталика. Бабухин склонен считать ее метаморфизованным образованием из соединительной ткани.

Но некоторый свет на вопрос о происхождении капсулы хрусталика —  между прочим, очень важный вопрос для получения более прочной основы для наших терапевтических усилий — проливает сравнение ее с десцеметовой мембраной. (Десцеметова, или десметова мембрана — гомогенная эластичная пластинка позади эпителиального слоя роговицы, названная так в честь французского врача Жана Десме [J. Descemet, 1732—1810]. — прим. перев.).

Капсула хрусталика и десцеметова мембрана имеют много общих свойств: так, части их обеих, при обработке реактивами (например, перманганатом калия или десятипроцентным раствором поваренной соли) сворачиваются внутрь как бумага, которую долго скручивали, и они обе похожи на стекло или гиалин. (Гиалин — полупрозрачное стекловидное белковое вещество плотной консистенции, стойкое к действию кислот и щелочей, окрашивающееся кислыми красками; появляется в тканях при некоторых патологических процессах.  — прим. перев.) Таким образом, мнение Бабухина, что капсула хрусталика представляет собой прозрачную соединительную ткань, выглядит весьма правдоподобным. В соответствии с Роллетом, гистогенез роговицы требует дальнейшего изучения, особенно с применением таких методов подготовки, в которых применяется серебро и золото.

Но, оставив пока происхождение капсулы неопределенным, мы не сомневаемся в ЭПИДЕРМОИДНОЙ природе хрусталика и в эндотелиальной природе внутрикапсульных клеток.

Отсюда мы можем вывести общее утверждение о том, что лекарства, которые влияют на эпидермоидные и эпителиальные структуры специфически, будут также нашими лекарствами при некоторых нарушениях питания хрусталика и, следовательно, при некоторых формах катаракты.

Из альбуминовой природы хрусталика мы можем вывести общее утверждение, что вещества, которые в живом организме вступают во взаимодействие для образования альбуминатов, также будут лекарствами при определенных формах катаракты.

Водянистая влага

Камеры глаз ограничены сзади передней капсулой хрусталика, а спереди задней мембраной роговицы, так называемой десцеметовой мембраной. Радужка опускается как занавес в круговом пространстве, так очерченном. Оно заполнено водянистой влагой, которая мало отличается от воды по своим физическим характеристикам, но содержит небольшое количество некоторых твердых веществ, главным образом растворенный в ней хлорид натрия. (Quain)

Вполне вероятно, что водянистая жидкость играет очень важную роль в питании хрусталика.

Этиология и патология катаракты

Для этой части нашей темы очень важной является работа Des Causes Anatomiques de la Cataracte Spontanee ("Анатомические причины спонтанной катаракты". — прим. перев.) Анри Ширея, Париж, 1875.

Обычно считается, что катаракта является следствием сгущения крови из-за потери ею части воды.

Основные эксперименты в этом направлении провели Кунде и Конхорн на лягушках, кошках и собаках с использованием поваренной соли, нитрата соды и концентрированного раствора сахара, который вводился в пищеварительный тракт и под кожу. Под влиянием этих веществ животные быстро теряли большое количество воды, достигали крайней степени обезвоживания, и за некоторый период времени, изменяющийся от нескольких часов до многих дней, терялась прозрачность хрусталика. Некоторые авторы не признают такую катаракту истинной, потому что она исчезает, как только в организме восстанавливается извлеченная жидкость. Но, как отмечает Ширей, это возражение не имеет силы, потому что клинически катаракта представляет собой потерю прозрачности хрусталика, а указанные выше вещества на самом деле вызывают потерю прозрачности хрусталика.

Все же мы должны сказать, что они аналогичны, хотя и не идентичны. Но то же самое верно при всех болезнях и, следовательно, при катаракте.

Ширей также приходит к выводу, что мы должны принимать как факт, что потеря жидкости служит причиной катаракты. Примером этого он считает катаракту при диабете и катаракты при некоторых профессиях. Например, у стеклодувов, которые работают бо́льшую часть дня перед очень горячим пламенем; у виноделов, которые выполняют очень трудную работу на солнцепеке на своих незащищенных от солнца холмах; также определенное количество старческих катаракт можно отнести к этой самой причине, ибо мы знаем, что сосудистые изменения в этом возрасте неизбежно препятствуют обмену жидкостями между тканями и кровеносными сосудами, и это особенно касается людей в возрасте и иссушенных и истощенных от страданий и лишений.

И теперь вернемся к Роберу (диссертация), он становится на сторону Хушке (Huschke) относительно того, что капсула хрусталика является продуктом инвагинации общей оболочки, то есть, дифференцированной частью эктодермы.

Далее Робер обращает внимание на своеобразные аналоги хрусталика, являющимися эмбриологически эпидермальными производными1.

Объем книги не позволит мне погрузиться полностью в эти аналогии так подробно, как это сделал Робер, но я цитировал его, так как он занимает в патологии позицию, почти совпадающую с моей, и я сейчас полностью сошлюсь на него.

Подведем итог. Я хочу выразить в нескольких словах следующее: организменное заболевание кожи, проникая вовнутрь, может влиять на хрусталик и вызывать в нем катаракту, и, наоборот, повторное появление на коже этой болезни может привести к восстановлению прозрачности хрусталика: можно представить себе хрусталик и кожу как полюса, организм как ось, и только для этого я здесь разобрал некоторые вопросы дважды.

Зонулярная (слоистая) катаракта как воплощение идеи о придатках

Если на самом деле, как мы утверждаем, хрусталик имеет общее происхождение с другими продуктами тела, мы должны найти аналогии в их болезнях, и в этой связи я хотел бы сослаться на диссертацию Давидсена2 о слоистой катаракте. Арльт связывал зонулярную катаракту с судорогами и коклюшем, и он также обратил внимание на частое совпадение зонулярной катаракты с влиянием некоторых видов черепной гидроцефалии, из чего он делает вывод, что зонулярная катаракта не является врожденной, но развивается в первые годы внеутробной жизни.

Профессор Горнер также давно заметил совпадение бесформенной головы с зонулярной катарактой, особенно при асимметрии покрова черепа. Кроме того, он часто замечал, что этому состоянию свойственны пороки развития зубов. Такие зубы были названы рахитичными, но я не буду останавливаться далее на этой теме, только скажу, что наш автор, Давидсен, показал с помощью д-ра Биллатера (H. J. Billater), приват-доцента из Цюриха, что так проявляющаяся аномалия зубов также слоистая.

Давидсен завершает так: (с. 25): "Nicht weniger wichtig erscheint uns die Thatsache, dass wir in der Linse eine rückweise Erkrankung bald in einer, bald in mehreren Zonen sich kund gibt, ein anderes pitheliales Gebilde, der Schmelz der Zӓhne ebenfalls eine zonulӓre Abnormitӓt zeigt". ("Не менее важным представляется тот факт, что после того, как мы увидим болезнь в хрусталике, вскоре она проявляетсялибо в одной, либо, иногда, в нескольких зонах, в других эпителиальных структурах, эмаль зубов также показывает слоистую аномалию". — прим. перев.).

Здесь говорится о постоянных зубах.

Дальнейшие замечания по этиологии катаракты

То, что я попытался выразить на предыдущих страницах, и то, что я собираюсь еще сказать, предназначено только для приближения к моей основной цели написания этого трактата, а именно: как вылечить катаракту лекарствами.

Я не буду здесь приводить свидетельства, имеющиеся в моей работе "Излечимость катаракты лекарствами", о податливости помутнения хрусталика фармацевтическим средствам, но отсылаю к этой работе тех, кто интересуется данным вопросом.

Давайте обратимся к одному или двум старым авторам. Мы читаем в De Cataracta у Фрея (J. М. Frey), Berolini, MDCCCXXX, стр. 22, о следующих лекарствах: Hydrargyrum, Hyoscyamus albus, Aconitum, Millepedes, Mezereum, Conium maculatum, Chelidonium, Pulsatilla. Они использовались как внутренние лекарства; я не стану обсуждать их местное применение, так как считаю, что у них одна природа с оперативным вмешательством и они уступают ему.

Об электричестве и гальванизме я могу сказать то же самое, во всем этом у меня нет личного опыта, мой опыт ограничен внутренним использованием лекарств.

Я был удивлен, что удается обнаружить так мало свидетельств в пользу моего тезиса об использовании водолечения: мне известна только одна диссертация по этой теме, а именно: "Uber die Erfolge der neueren Wasserkuren bei Augenkrankheiten", А. Н. Kreuser, Tübingen, 1840 ("Об успехе нового водного лечения при глазных заболеваниях", А. Г. Кройзер. — прим. перев.). Здесь утверждается (стр. 18), что зарождающаяся катаракта, по свидетельствам Эльгесбурга и Кенненбурга, улучшилась от водолечения, но свидетельства эти слабые.

Я перерыл современную европейскую литературу в поисках монографий о лекарственном лечении катаракты и нашел четыре такие работы, но, к сожалению, все четыре принадлежат шарлатанам или мошенникам, и этот факт препятствует любому продвижению в этом вопросе, я даже не хочу называть их имена. Репутация мошенника заслуживает того, чтобы истлеть, и я оставляю этих четырех несчастных в их заслуженном забвении.

Чтобы понять, в каком направлении двигаться, мы должны хорошо себе представлять, что хрусталик (месторасположение катаракты) занимает уникальное анатомическое и физиологическое положение.

Гистогенетически хрусталик представляет собой дифференцированную эктодерму, или кожу, она была в его эмбриональном состоянии инвагинирована и отсечена и превратилась в прозрачную оптическую среду. Хрусталик не имеет кровеносных сосудов, и его существование особенно уникально: чтобы выполнить свое предназначение, он должен оставаться чистым и прозрачным, но, не имея средств к существованию, он питается за счет пропитки водянистой влагой, и в нее же попадают его выделения; его физиологическое существование чисто осмотическое.

Водянистая влага образуется из крови, и ее удельный вес растет и падает в соответствии с удельным весом крови: я это уже наглядно продемонстрировал в надежных экспериментах. Это все научно. Мы знаем это.

Мы не будем изучать здесь в деталях кровеносные сосуды, поставляющие кровь, из которой образуется водянистая влага и за счет которой она поддерживается: это завело бы слишком далеко и не требуется для моей цели, хотя я буду еще на это ссылаться.

Никто не станет отрицать, что водянистая влага образуется из крови или что хрусталик существует в этой водянистой влаге за счет эндосмоса и экзосмоса. Хрусталик, таким образом, как бы вытолкнут из организма, вследствие чего лежит гораздо далее за пределами прямой досягаемости лекарств, чем обычные органы тела.

Я ничуть не сомневаюсь, что есть лекарства, которые непосредственно влияют на хрусталик, но я сам не знаком ни с одним из них. Я знаю специфические лекарства для почти каждого органа и части тела, для некоторых — много лекарств, но я не нашел ни одного лекарства для хрусталика.

Если бы у нас была только полудюжина лекарств, имеющих мощное, ярко выраженное сродство к хрусталику, — хорошие надежные лекарства для хрусталика — излечение катаракты лекарствами не было бы таким трудным, каким оно является сейчас.

Возможно, самым близким приближением к лекарству для хрусталика является хлорид натрия, и я иногда думал, что ему по справедливости подходит титул лекарства для хрусталика, но я не уверен. Я тщетно искал лекарство для хрусталика в органопатической литературе (у радемахерианцев), так как не нашел ни единого.

Вероятно, Geranium robertianum может быть мембранным лекарством.

Природа сама не может вылечить катаракту или, по крайней мере, как всем известно, не делает этого, поскольку, когда катаракта созревает и разжижается, жидкость оказывается еще более плотной и непрозрачной, чем обычная созревшая катаракта. Но то, что это вообще возможно, видно из следующего.

Спонтанное прозрачное разжижение катаракты

Я упоминаю здесь об этом в связи с лечением, чтобы показать, что природа способна разжижать катаракту с чистой жидкостью, как показано в случае Нордмана, и здесь я отмечу, что это был только любопытный офтальмологический опыт. Случай был представлен и продемонстрирован Конгрессу финских врачей 14 сентября 1883 года и опубликован в Archiv für Augenheilkunde, XIV3.

Субъект был рослым крестьянином 55 лет, терявшим зрение из-за двойной катаракты. Но он частично поправил свое зрение, а затем появился в Гельсингфорской глазной клинике, где д-р Нордман успешно прооперировал на его левом глазу обычную старческую катаракту, а правосторонняя катаракта разжижилась и очистилась. Проф. Беккер также наблюдал этого пациента и согласился с диагнозом.

Нордман говорит, что этот случай показывает, что при морганиевой катаракте корковая жидкость не обязательно является непрозрачной, и так как зрение спонтанно восстановилось, он рассматривает ее как успешную попытку природы без посторонней помощи излечить катаракту. (Морганиева катаракта —  форма перезрелой старческой катаракты, характеризующаяся превращением помутневших корковых слоев вещества хрусталика в жидкость молочно-белого цвета, в которой ядро хрусталика перемещается при изменении положения глазного яблока. — прим. перев.) Все же этот случай, хотя и любопытен, не имеет практического значения.

Я сам наблюдал полное спонтанное излечение катаракты правого глаза у дамы в возрасте 70 лет. Я часто видел эту даму в обществе и замечал очень выраженную катаракту правого глаза в течение нескольких лет; ничего не предпринималось против нее, но однажды утром она исчезла. Я осмотрел эту даму с некоторой осторожностью и пришел к выводу, что катаракта была мягкая, разбухла и, наконец, лопнула, так как немного дрожащей жидкости все еще можно было увидеть всякий раз, когда глазное яблоко двигалось; глаз хорошо видел крупные объекты, без очков, несмотря на афакию. (Афакия —  отсутствие в глазу хрусталика. — прим. перев.)

Воспалительная катаракта

Уолтер придерживался того мнения, что катаракта имеет воспалительное происхождение, и он поэтому верил в ее излечение лекарствами.

Затем он был полностью высмеян за свою позицию, так как было продемонстрировано, что хрусталик и его капсула не имеют кровеносных сосудов.

Современный точный эксперимент, однако, восстановил возможность воспалительной катаракты, и, следовательно, мы снова может говорить о phakites и phakohymenitis4 (греч. воспаление хрусталика глаза и воспаление мембраны глаза. — прим. перев.).

Уолтер излечивал или смягчал катаракту противовоспалительными лекарствами, а случаи катаракты, излеченные Aconitum, встречаются уже в "Журнале Гуфеланда", а позже д-р Юлия Синклер (русская дама) вызвала корковое воспаление экспериментально.

То, что бывают случаи катаракты, сопровождаемые иритом и хориоидитом, хорошо известно, и в таких случаях будет показан Aconitum, а еще чаще подойдут Sulphur и Calcarea сarbonica.

Подагрическая катаракта находится где-то рядом с этим, и в другом месте я помещу описание катаракты такого рода, ранее нигде не опубликованное, которое было прислано мне из Германии. Я имею в виду случай фон Грауфогля.

Уолтер очень сильно настаивал на воспалительном состоянии хрусталика и его капсулы как на основной причине катаракты, и современные исследования доказывают, что такая возможность существует. Д-р Юлия Синклер в "Experimentelle Untersuchungen zur Genese der erworbenen Kapsel-katarakt, Zürich, 1876" описывает серию проведенных ею точных экспериментов, касающихся нашей темы, и заканчивает следующими словами:

Приобретенная капсульная катаракта возникает вследствие химического или воспалительного изменения в условиях окружающей жидкой среды, когда нарушается питание хрусталика. Нарушение питания вначале отражается на веществе хрусталика, а затем на поверхностных слоях полярной области: либо потому, что вещество хрусталика в этой части немедленно подвергается разрушению, либо из-за того, что концы хрупких волокон хрусталика, сходящиеся на полюсах, менее способны оказывать сопротивление... Затем нарушения в питании воздействуют на капсульные клетки переднего полюса.

Вещество хрусталика и клетки капсулы вначале теряют прозрачность и набухают, а затем распадаются, образуя аморфное студенистое вещество, которое затем становится зернистым и хрупким, рыхлым. Вещество, наиболее плотное на полюсе, истончается в направлении к экватору и удерживается близко к внутренней поверхности капсулы. Это вещество создает важную постоянную основу в непрозрачной капсульной массе: таков первый этап образования капсульной катаракты, стадия дегенерации (разрушительная). Затем следует стадия регенерации.

Развитие приобретенной капсульной катаракты представляет собой воспалительный процесс с разрушением и регенерацией, и эти стадии являются существенными факторами воспаления в ткани без сосудистой системы.

Капсула хрусталика не принимает активного участия в процессе образования капсульной катаракты, ее набухание и сморщивание являются несущественными вторичными характеристиками.

Прямое воздействие этиологии на лечение катаракты

Несмотря на то, что здесь повторялись некоторые основы, которые мы уже затрагивали на страницах этой книги, и несмотря на то, что извлеченное из работы Робера представляет собой факты, также приводившиеся ранее, я все же думаю, что повторение не причинит вреда, так как материал формулируется по-другому и может подходящим образом привести к тому, что я должен конкретнее сказать о лечении катаракты лекарствами.

Самый философский взгляд на катаракту принадлежит Роберу (диссертация), и я должен теперь продолжить, цитируя его, так как его позиция совпадает с моей собственной и при этом разработана намного лучше, чем то, что я был в состоянии сделать в моей "Излечимости катаракты".

Итак, по словам Робера, хрусталик представляет собой колонию мальпиго-эпидермальных элементов, полностью погруженную и поддерживаемую в середине влаги глаза и отделенную от внешней среды бесструктурной мембраной, или капсулой. Что касается питания этих элементов, то, несмотря на их дифференциацию и разделение, оно происходит одинаковым образом и у мальпиго-эпидермальных элементов, и у дифференцированных элементов кожи, и у некоторых желез и эпидермальных придатков.

Благодаря изучению питания этих различных групп этодермальных элементов, мы можем лучше понять питание кристаллика.

Согласно тем авторам, которые выразили свое мнение об этом предмете, наличие эпителиального слоя на передней поверхности вещества кристаллика очень ярко показывает, что питание здесь осуществляется с большей активностью, чем в остальных частях этого органа, и так как последний совершенно не имеет кровеносный сосудов, материалы для его восстановления обязательно должны попасть в него через капсулу (De Weker, Traitè des maladies des yeux) ("Трактат о глазных болезнях". — прим. перев.).

Кроме того, питание кристаллика, как говорит М. Галезовски (в "Recueil d'ophtalmologie", 1880) ("Доклады по офтальмологии". — прим. перев.), осуществляется путем эндосмоса и экзосмоса. При посредстве переднего кристаллоида (капсулы) водянистая влага поступает в полость капсулы, принося туда питательные материалы, которые в ней содержатся.

В Traitè des maladies des yeux М. Абади (том I, 1876) мы вновь видим указание на роль эпителиальных клеток переднего кристаллоида5.

Исследования Лебера, говорит М. Абади, выявило важную физиологическую роль этих клеток. Точно так же, как эпителиальный слой, который покрывает десцеметову мембрану, сам противодействует наполнению роговицы водянистой влагой, слой эпителия, который покрывает кристаллоид, предотвращает проникновение всего объема водянистой влаги в ткани хрусталика; этот слой эпителиальных клеток регулирует эндосмотические и экзосмотические явления между этой тканью и этой жидкостью; следовательно, питание и сохранение прозрачности хрусталика зависит от целостности этого слоя эпителия.

Мнения этих разных авторов, которые мы только что привели, достаточно хорошо резюмирует реальное состояние науки о предмете, который нас интересует. Мы только коснулись этого вопроса и можем продвинуться немного дальше, следуя аналогии, которая существует между хрусталиком и другими кожными придатками как в отношении питания, так и с позиции происхождения и анатомической конституции этих различных эктодермальных продуктов.

В коже (я продолжаю цитировать диссертацию Робета) мальпигиевые клетки и их производные вовсе не находятся в прямом контакте с кровеносными сосудами, они отделены поверхностными слоями дермы, в которой проходят кровеносные сосуды. Питательные элементы, поступающие из кровеносных сосудов, проникают с помощью впитывания и эндосмоса в мальпигиевы клетки и доставляют то, что им необходимо для питания, а использованный продукт повторно поступает в общую кровеносную систему через лимфатические и кровеносные сосуды кожи.

В мальпиго-эпидермальных группах клеток, дифференцированных как отдельные железы, с помощью бесструктурных добавочных мембран (лат. membrana propria) питательная жидкость, поступающая из кровеносных сосудов, проникает благодаря эндосмосу через бесструктурные мембраны в гландулярные (железистые) клетки, и поставляет материалы для их питания и их особой секреции, как и в случае с такими придатками кожи, как ногти и волосы.

В хрусталике мальпиго-эпидермальные элементы, из которых он состоит, получают свою питательную жидкость через бесструктурную кристаллоидную мембрану, т.е. сосуды, которые снабжают их питанием, вместо того, чтобы быть в непосредственной близости, отделены накапливающейся жидкостью, предназначенной для формирования в дальнейшем прозрачной среды глаза. Основную роль в этом играют цилиарный отросток и, затем, сосудистая оболочка и радужка, которые наполняются доставленной питательной жидкостью, смешанной с водянистой жидкостью глаза. (Цилиарный отросток — задняя часть цилиарного тела, расположенного непосредственно за радужкой и служащего для выработки водянистой влаги. — прим. перев.)

Кожные сосочки снабжают мальпигиевые элементы эпидермиса и железы питательной жидкостью, в то время как в глазу аналогичные элементы хрусталика отделены от питающих их кровеносных сосудов глазным "озером": с одной его стороны сосуды выливают в него питательные вещества, а с другой его стороны хрусталик поглощает из него, путем эндосмоса, то, что нужно для его питания. Затем отработанные продукты питания хрусталика выбрасываются в это же озеро за счет экзосмоса.

Жидкая среда, омывающая кожные железы и мальпагиевый слой, образует жидкую массу в небольшом количестве, в то время как кристаллик со своей капсулой погружен в сравнительно большое количество жидкости, в которой абсорбированные питательные элементы сохраняются в растворенном состоянии.

Робер далее переходит к роли трофических ядер (noyaux trophiques — Бушерон) и утверждает, что питание мальпигиево-эпидермальных слоев таково, что роговые части эпидермиса, например, не в состоянии поддерживать свое существование, даже когда они находятся в контакте с питательной жидкостью. Те роговые клеточки, которые потеряли свои ядра, не могут больше в той или иной степени вырабатывать или поглощать питательные жидкости, если мальпигиевые клетки с крупными ядрами перестали функционировать. Таким образом, любое разрушительное изменение ядер и мальпигиевых клеток вызывает изменение и смерть роговых слоев эпидермиса. Сосудистые изменения мальпигиевых клеток (Лелуар, Рено, Корниль и др.) приводят к преждевременному отшелушиванию рогового слоя (десквамации) или другим повреждениям, изучаемым в дерматологии: везикулам, пустулам и т.д., которые всегда приводят к некрозу эпидермиса6.

Таким образом, целостность нуклетированных клеток, которые в силу своих функций были названы Бушероном трофическими, является необходимой для жизни простого рогового слоя эпидермиса, или рогового слоя, дифференцированного на волосы и ногти.

Итак, мы видим, что именно в изменениях мальпигиевых клеток мы должны искать изменения роговой части эпидермиса.

Формирование и рост хрусталика, эктодермального производного (мальпиго-эпидермальные клетки Бушерона), зависит от свойств клеток так называемого мальпиго-эпидермального происхождения, слегка дифференцированных. Следовательно, в изменениях этих мальпигиевых клеток, расположенных на периферии в области, называемой зоной ядра, мы также должны искать патогенетическое происхождение изменений вещества хрусталика, которое является аналогом рогового слоя эпидермиса и кожных придатков.

Далее Робер сравнивает старческую катаракту с потерей с возрастом волос и зубов, которая, как я (Бернетт) думаю, не обязательно должна происходить, так как престарелые не теряют свои ногти, в то время как ногти такие же придатки, как волосы и зубы7.

Затем Робер говорит о том, что с патологической точки зрения общие заболевания, будь то конституциональные, диатезные или случайные, за которыми следуют изменения в мальпигиевых клетках кожи и придатков, ведут к повреждению и отслаиванию эпидермиса в волосах, ногтях и т.д., и они в равной степени могут при определенных обстоятельствах и аналогичным образом вызвать изменения в мальпигиевых клетках хрусталика и привести к жировому перерождению его волокон или к катаракте, и это может происходить при таких обстоятельствах и в том возрасте, когда старческая катаракта не развивается.

Таковы, по его словам, некоторые катаракты, иногда наблюдаемые после тяжелых заболеваний: брюшного тифа, натуральной оспы, кори (и я бы добавил еще ветряную оспу), а также после таких болезней, которые приводят к более или менее значительным разрушениям органов, таких, как сахарный диабет или фосфатурия.

Я так много цитирую Робера потому, что это не только самые недавние взгляды наиболее продвинутого представителя французской школы, но они также полностью демонстрируют обоснованность моих собственных взглядов в отношении катаракты.

Все это заставляет меня продолжать искать мое лекарство от катаракты среди тех, которые влияют на кожу; Робер же приходит к выводу: это нож!

Это не только терапевтический вопрос, но и этиологический, который возвращает вновь к терапии.

Диабетическая катаракта

Возникает серьезное сомнение, вызвана ли эта индивидуальная болезненность присутствием сахара в водянистой жидкости или общими нарушениями, такими, которые могут быть порождены любой лишающей силы болезнью. Обе причины могут "выстрелить".

Роберт настаивает на общем характере причины. Но почему обе не возможны? Возможно ли, что к катаракте приводит не сама сахарная болезнь, а вызванные ею разрушения в организме?

Факт, на который указывает Робер, что глазной хирург часто приходит на помощь при падении зрения, говорит как раз против суждения Робера. Окулист находит сахар в моче такого пациента, и пациент осознает только свои глазные симптомы и больше ничего. Как же это может быть связано с тем, что appauvrissement qui est la consèquence fatale de la dèchèance vitale qu’ amène dans l’organisme toute maladie grave? ("Истощение является следствием рокового упадка, к которому организм приходит из-за любой тяжелой болезни". — прим. перев.) Нет никакого "рокового упадка" у пациента, если он не знает, что болен, хотя он чувствует, что зрение падает. Так что я охотно верю, что могут существовать случаи катаракты на поздних стадиях сахарного диабета, объясняемые не только и не просто сахаром, но и "роковым упадком", не отличающимся от поражения при альбуминурии.

Лечение диабетической катаракты должно быть по возможности направлено на первопричину сахарного диабета. Если такая причина не может быть найдена, или она найдена, но терапевтический ключ к ней не обнаружен, мы должны дать дорогу лекарствам, которые эффективны при самом диабете. По крайней мере, прооперировать катаракту можно тогда, когда диабет вылечен или значительно уменьшен, а успех лекарств в лечении диабета очень заметен. Что касается меня самого, то я обычно возвращаюсь к общему учению Ганемана, а если это не помогает, то к эмпиризму или доморощенным гипотезам, которые я не буду навязывать здесь моим читателям. Антисикотические, антипсорические и печеночные лекарства служат мне опорой, а Thuja, Sabina и Cupressus я ценю особенно высоко.

Наиболее часто показанными лекарствами являются SuL, Psor., Calc. c, Siliceay, Phos., Puls., Chelid.

Проф. Зиген (Seegen) приводит два случая диабетической катаракты, уменьшившейся при использовании карлсбадской воды; уровень сахара при этом снизился, так что действие было общим.

Катаракта, возникающая после серьезного заболевания

Глава на эту тему в книге Робера поучительна и наводит на размышления. Он перечисляет брюшной тиф, корь и натуральную оспу — lesquelles amènent comme le diabète une dèchèance vitale ("которые, как диабет, угрожают жизни". — прим. перев.).

Робер обращает внимание на тот факт, что эти катаракты не отмечаются очень долго после того, как эти болезни появились. Меня не раз поражало частое появление брюшного тифа в моих собственных анамнестических записях случаев катаракты. Мне также было известно, что катаракта следует за ветряной оспой.

Трелат, по-видимому (Gazette des Hopitaux, 1879, No. 53), был первым, кто отмечал появление катаракты после брюшного тифа.

Г-н Тесье-сын из Лиона считал, что чрезмерное устранение фосфатов способно стать возможной причиной катаракты. (Г-н Тесье-сын — сын известного французского врача Р. Тесье [симптом Хилла-Тесье]. — прим. перев.). Фосфор, как нам известно, часто оказывал реальную помощь при лечении катаракты.

Г-н Ромье из Льежа сделал много важных замечаний об этиологии катаракты: он приводит 25 случаев двусторонней катаракты, связанных с общей причиной, при этом он имел в виду "l’ ensemble des conditions qui rendent l’ètat gènèral tel quelles lui font mèriter la dènomination de mauvais, dèbile, comme par example, cela a lieu à la suite d'une fièvre on d'une maladie grave, après des pertes menstruelles trop abondantes, &c". ("Все условия, которые приводят к такому общему состоянию и делают его достойным наименования скверного, слабого; например, это происходит в результате лихорадки, являющейся серьезным заболеванием, после слишком обильных менструальных кровотечений и т.д." — прим. перев.)

Я также очень часто отмечал, что чрезмерные менструации предшествуют катаракте.

Ромье наблюдал 17 случаев катаракты после брюшного тифа, 7 после натуральной оспы, 3 после скарлатины, 7 после хлороза (кровотечения, чрезмерные выделения), а также 10 от других различных болезней, таких, как длительное нагноение или рахит.

В некоторых случаях Ромье предположительно связанные с причиной жалобы существовали на протяжении от 6 до 10 лет, что очень сильно отличается от утверждений Робера. Неудивительно, если Ромье никогда не читал Ганемана!

"Essai sur quelques affections générales ou locales susceptibles de compliquer la cataracte. Par A. Pintaud Desallées. Thèse, Paris, 1872" ("Эссе о некоторых общих и местных условиях, которые могут осложнять катаракту". — прим. перев.). Здесь тема рассматривается с совершенно другой точки зрения, о чем говорит название работы. Заметим, что диабет, альбуминурия, хронический алкоголизм являются возможными противопоказаниями для оперативного вмешательства и, конечно, возможна причинная связь этих болезней с катарактой. Этот трактат содержит некоторые интересные случаи, но цель автора — оперировать, quand même (франц. по-прежнему. — прим. перев.).

Очень важной работой по моей теме является "Contribution à l'étude sur l'étiologie de la cataracte. Par Gyula-Jules Ulmann. Thèse, Paris, 1881" ("Вклад в изучение этиологии катаракты. Дьюла-Жюль Ульман")

Но я должен прерваться, иначе за деревьями мы не увидим леса.

Лечение катаракты лекарствами

Я уже упоминал, и упоминал довольно часто, как я поверил в возможность излечения катаракты лекарствами, и многие другие мои практические случаи к настоящему моменту доказали, что катаракта не является неизлечимой, хотя она не считается Το Παθοςουκ ιασ ιμον (греч. проходящей довольно излечимо. — прим. перев.); elephantiasis graecorum (лат. греческая слоновость. — прим. перев.) — может быть, но не катаракта.

Конечно, если никто не начнет лечить катаракту лекарствами, она и должна быть неизлечимой, и таковой останется.

Случай, после которого я стал новообращенным, уже описан, и, так как был опубликован ранее, я его не привожу здесь, но лишь ссылаюсь на него как на момент, когда я начал верить, что лечение катаракты лекарствами возможно, и этого достаточно, чтобы перейти к терапевтической части моего предмета.

К настоящему времени я имею очень значительный опыт в лечении катаракты лекарствами и ясно вижу, что мой первый случай катаракты был (как я и утверждал первоначально) воспалительным по своему происхождению и развитию, а не старческим заболеванием. Это, однако, не противоречит моему тезису, что очень компетентные окулисты, диагностируя катаракту, заявляют, что она не излечима лекарствами, предсказывают необходимость операции и смутно определяют время, когда она может созреть.

Предмет практического лекарственного лечения катаракты находится сейчас перед моими читателями на том этапе, когда в результате этого первого неожиданного успеха я оказался на новом острове гомеопатического терапевтического мира. Я перейду к практическим результатам моего опыта за последующие двенадцать лет.

Но прежде чем это сделать, я сейчас просто приведу очень интересный

Случай катаракты, вылеченной бывшим лейб-медиком д-ром фон Грауфоглем8

Этот случай никогда не был опубликован, и я рад сыграть важную роль в предании его гласности. Я оставлю его в том виде, в котором получил, с ошибками и всем прочим:

[Переведенный отрывок из письма, которое г-жа Лейслер принесла мне в этот день.]

Мой отец, когда ему было 69 лет, почти совсем ослеп на оба глаза с grey staar (голланд. серая катаракта. — прим. перев.) (Я не знаю, правильно ли это написано, но вы знаете сами). Д-р Коккиус из Лейпцига должен был прооперировать его примерно через шесть месяцев, когда мой отец решил попробовать гомеопатию, и с таким успехом, что примерно через четыре месяца он смог видеть снова и через полгода мог читать без труда, что и продолжал делать вплоть до своей смерти в возрасте 78 лет. За это время врач, который лечил его, умер — это был лейб-медик д-р фон Грауфогль. К счастью, однако, он не делал никакого секрета из лекарств, с помощью которых гомеопаты лечат эту болезнь, и поэтому я знаю, что это были Sulphur и Chalk (мел, или calcium carbonicum. — прим. перев.), естественно, сильно разведенные. Я приложу рецепт, и если его послать гомеопатическому аптекарю, тот сможет обеспечить нужную его слабость. Если во Франкфурте таких аптекарей нет, я знаю, что есть один хороший в Нюрнберге, и посылаю адрес, чтобы там можно было быстро получить…
Я должна добавить, что доктор сказал моему отцу, что staar вызвана подагрой, и если случай упомянутой дамы происходит по той же причине, следует, конечно, попробовать эти средства (которые в любом случае не могут навредить).
Если staar возникает по другим причинам, то, возможно, эти средства не смогут помочь, но в гомеопатии есть множество других для staar, которые по-настоящему хороший врач может порекомендовать, а по моему опыту я настоятельно рекомендую проконсультироваться у такого врача, так как подобные заболевания часто лечатся успешно.

[Далее следует рецепт, который я посылаю, и настоящая записка к нему.]

Вечером и утром одну–две капли этих средств следует принять в столовой ложке воды: один день одна микстура, а на следующий  — другая, и так продолжать примерно в течение двенадцати дней. Затем сделать перерыв от 8 до 10 дней, после чего снова принимать лекарства, как указано выше. Через 10 или 12 дней сделать еще одну паузу и продолжать таким образом два месяца. Когда хрусталики станут прозрачней, чем были, паузы удлиняются— принимать все меньше и меньше, и, наконец, принимать только один раз в день, пока не станет возможным вообще прекратить прием…
Уксус и все виды сильных кислот, кофе и крепкое вино запрещены во время лечения. Хорошие конфеты, чистое пиво и чай разрешались.

Пациент и врач умерли, но факт жив, и я с удовольствием его публикую.

Я не могу перечислить лекарства, которые я нашел полезными при катаракте, или предоставить точные показания к ним; лучшая схема лечения катаракты — это лечение ПАЦИЕНТА, а не катаракты.

Сначала я намеревался привести список лекарств, которые когда-либо вызывали катаракту, и из них составить короткую практическую "Материю медику катаракты", но это не может быть сделано из-за нашей нынешней нехватки материала, и, кроме того, я до сих пор обнаружил очень мало показателей для лекарств, вызывающих катаракту.

Вначале это явилось для меня источником большого и горького разочарования, и я начал пересматривать свои представления о законе подобия и спросил себя, почему происходит так, что спорынья, которая приводит к катаракте, и сахар, соль, мочевина и т.д., которые делают то же самое, почему так случилось, что все они толком мне не помогли.

После некоторого размышления я пришел к пониманию, что средства, которые нужны нам при лекарственном лечении, таковы, что они гомеопатичны состоянию пациентов с катарактой, и это могут быть вовсе не те средства, которые в действительности вызывают непрозрачность хрусталика.

Например, спорынья использовалась при катаракте со скромным успехом, потому что она неправильно использовалась, то есть использовалась не в тех случаях.

Из предположения, что вызванная спорыньей катаракта связана с некрозом от спазмов, следует, что спорынья могла быть гомеопатична только начинающейся катаракте с подобным состоянием со спазмами, например, со спазмами кровеносных сосудов, и на этой стадии дифференциального уточнения у нас нет еще физического диагноза.

Я бы не стал относиться предвзято к будущему этого вопроса, но в настоящее время я не вижу таких вызывающих катаракту лекарств, чтобы их можно было надежно использовать в качестве лекарств, излечивающих катаракту, способом, отличным от чисто симптоматического. Более того, очень редко катаракта существует сама по себе, тщательный диагностический обзор всей физической самости пациента, имеющего катаракту, легко подтверждает эту истину. Другими словами, проблема, которую надо решить, более или менее сложная, и мы можем указать на то, "как это делается", лишь в общих чертах, скажем, первые два или три назначения, а затем пациента следует вести, как при игре в шахматы, индивидуально разбираясь в каждом конкретном случае.

Я добился улучшения и задержки развития во многих случаях катаракты и излечил полностью довольно много пациентов, и я перейду к объяснению, как я приступал к ним и как их вел.

Я обратил внимание на тот факт, что полностью созревшая катаракта является фактически последним звеном в патогенетической цепи, и что, следовательно, чем раньше диагностируется катарактное состояние и чем раньше начинается лекарственное лечение, тем больше шансы на успех в решении этой очень сложной, но разрешимой задачи.

Чтобы точно проиллюстрировать мою мысль, я приведу подходящий случай, который недавно попал под мою опеку. У дамы есть друг, которого я вылечил от катаракты, и она была свидетелем этого излечения, поэтому, когда выдающийся специалист диагностировал у нее катаракту, она пришла ко мне. Я приступил к этому случаю таким образом, как, по моему представлению, сделал бы это Ганеман, просвещенный современными исследованиями, если бы он сейчас был жив и использовал их.

У г-жи ___ сорока шести лет, матери троих детей, по словам доктора ___, известного авторитета по этому вопросу, имелась катаракта обоих глаз. Используя офтальмоскоп, я обнаружил, что оба хрусталика равномерно молочного цвета, но красное дно просвечивает, хоть смутно, сквозь пострадавшие от катаракты хрусталики.

Ее зубы все выпали, и я, поэтому, думаю об идее с кожными придатками, разработанной Робером, и я еще больше укрепляюсь в этом, замечая, что ее волосы тонкие и слабые.

Проверяя сердце, я обнаружил эндокардиальный шум, лучше слышимый в середине грудины; селезенка болезненна и значительно увеличена. Все ее боли преимущественно на левой стороне, также имеются значительные боли в нижней части спины, ухудшающиеся, когда она сидит. Ноги холодные.

У нее имеется небольшой экзостоз на дистальном конце проксимальной фаланги правого указательного пальца.

Ее отец умер от ревматической подагры, я обратил внимание на этот факт.

Она очень любит яйца, у нее привычка съедать одно или два каждый день в течение очень многих лет.

Так как у меня есть основания полагать, что слишком высокий уровень альбумина в крови способствует катарактности (я надеюсь, мне простят употребление удобных слов катарактальный и катарактность), я рекомендовал ей есть яйца лишь изредка и обеспечить им не такое высокие место в своем пищевом рационе.

Она была три раза успешно привита; ранее у нее были сильные бели, которые были вылечены (!) продолжительными инъекциями, у нее было много горя в прошлом году или около того; у нее были трещины сосков в самом начале ее второй и третьей лактации; у нее всегда было плохое пищеварение. Из основных жалоб, из-за которых она страдала, я, таким образом, отметил:

  1. Бели.
  2. Ишиас (слева) и экзостоз, эндокардит.
  3. Увеличенная матка, из-за чего она годами носила пессарий.
  4. Боли в нижней части руки.
  5. Коклюш.
  6. Корь.
  7. Ветряная оспа.
  8. Невралгия носа, лба и челюсти.
  9. Покраснения на груди.
  10. Диспепсия.
  11. Она не кормила своих детей грудью и, наконец, у нее прекратились менструации.

Теперь, если в этом случае нужно добиться улучшения или излечения его проявлений, я думаю, что его следует рассматривать вначале очень широко, причем аналитически. Простого поиска вызывающих катаракту лекарств недостаточно, следует лечить пациента.

  1. Что касается ее белей, я думаю, что они никогда не излечивались, а лишь подавлялись.
  2. Пояснично-крестцовый радикулит, экзостоз и эндокардиальный шум говорят мне о том, что она артритична.
  3. Матка все еще большая — я имею в виду ее инволюцию и помню о влиянии этого состояния на пищеварение и о симпатической связи между маткой и глазами.
  4. Боли в нижней части руки я связываю с эндокардиальным шумом, и отметим здесь в связи с этим, что пациентка быстро задыхается.
  5. Что касается коклюша, я учитываю, что тяжелый кашель, как говорят, ослабляет хрусталик.
  6. О влиянии кори на хрусталик я ничего не знаю, но корь обвиняется в том, что способствует катаракте в долгосрочной перспективе.
  7. Ветряная оспа, как мне известно, способствует образованию катаракты.
  8. Невралгию я считаю артритной (сикотической).
  9. Покраснения на груди могут указывать на псорическое загрязнение.
  10. Диспепсия и катаракта могут быть отчетливо связаны, так как у человека с диспепсией вряд ли образуется хорошая кровь, и вполне допустима тесная связь слабого пищеварения и глазных заболеваний.
  11. Она не вскармливала грудью своих детей, и жизнеспособность ее крови обязательно должна была пострадать от этого.
  12. Увеличенная селезенка тоже должна быть учтена правильно, и вакциноз может оказаться причинным фактором, с которым необходимо считаться.

И я начал лечение с Thuja из-за подавленных белей, увеличенной селезенки и проблем с сердцем. Я вспомнил в связи с этим, что подавленная гонорея иногда вызывает эндокардит, и то же может быть верно относительно белей.

Это глава о заболеваниях, и может ли какой-либо здравомыслящий врач сказать мне сейчас, что правильное лечение для этой бедной дамы —  дать ей глазные капли, велеть подождать, пока катаракта созреет и сама дама ослепнет, а затем мы вновь дадим возможность свету попасть в ее глаза, избавив ее от непрозрачных хрусталиков с помощью операции?!

И все же это как раз тот самый совет, который она действительно получила три недели тому назад, и притом от одного из самых выдающихся людей, большого человека, как о нем некоторые думают. Поистине, сегодня немногое требуется от медицинских плотников и ремесленников, чтобы слыть великими.

В конце концов, я думаю, что старый мудрец из Челси (Томас Карлейль. — прим. перев.) был недалек от истины в своем известном изречении.

После того, как я отметил все ответы пациентки на мои вопросы, она решительно обратилась ко мне и сказала: "Доктор, я только хочу, чтобы вы вылечили мои глаза, я не возражаю против остального"!

Если бы сейчас у меня спросили, какие лекарства для этого случая наиболее подходящие, я должен был бы назвать следующие, вероятно, в таком порядке: Sulphur, Calcarea carbonica, Aurum metallicum, Aurum muriaticum natronatum, Ceanothus americanus, Nux vomica, Ignatia, Bellis perennis, Causticum, Silicea, Hecla lava, Urea и Aconitum.

Грубо говоря, при отсутствии точных показаний на другие лекарства, она получит от меня эти лекарства при условии, что ей хватит терпения пройти через такое лечение, которое, вероятно, сомнительно. Но если она окажется послушной пациенткой, каков будет вероятный ход лечения?

Такой: она потихоньку почувствует себя лучше, ее пищеварение улучшится, ее селезенка примет свои нормальные размеры, ее сердце окрепнет под непосредственным действием сердечных лекарств и за счет питания лучшей кровью, и сердце начнет работать более легче, благодаря устранению обструктивного нагрубания селезенки, ее не вернувшаяся к своему дородовому состоянию матка станет меньше, и пациентка очень решительно заявит: "Мне намного лучше и я чувствую себя крепче".

А катаракта? Она будет медленно улучшаться по мере улучшения общего состояния, а зрение улучшится весьма значительно, так что операция не будет больше необходима. При моих нынешних знаниях и опыте я могу дать такой положительный прогноз.

Если кто-либо заинтересуется симптомами, которые я учитывал, я могу только отослать их к "Чистой Материи медике", а также к Penetralia homeopathica (лат. тайникам гомеопатии. — прим. перев.), представленным в накопленном опыте многих великих и выдающихся людей, которые практиковали гомеопатию последние полсотни лет, и опыт которых сохраняется в нашей обширной литературе.

Пусть каждый, кто хочет воплотить в жизнь все это, выпишет и внимательно ознакомится с полным архивом Allgemeine Homöopathische Zeitung, British Journal of Homoeopathy, North American Journal of Homoeopathy и с любым другим из полдюжины гомеопатических журналов, которые давно издаются. Только таким образом предмет может быть правильно и полностью понят.

Те, для кого такая задача является слишком затратной по времени или слишком дорогой, может получить четкое представление, прочитав "Фармакодинамику" и "Терапевтику" Юза и несколько других трактатов.

Эта тема слишком обширна, чтобы ее мог охватить один автор.

Для ознакомления с описанием реальных случаев катаракты, излеченных лекарствами, я бы посоветовал читателям обратиться к моей часто упоминаемой работе "Излечение катаракты лекарствами" и к моей работе "Пятьдесят причин, почему я гомеопат", и я надеюсь и далее приводить подробные описания множества случаев улучшения и излечения катаракты лекарствами, и так, шаг за шагом, они смогут принести некоторую пользу другим врачам. У меня есть информация о достаточно большом количестве случаев излечения, которые я намеревался приложить здесь, но моя книга и так уже слишком большая.

Примечания

1 [Обращаясь к Кёлликеру] он говорит: "Nous nous appuyons dès lors de cette autorité pour considérer le’cystallin comme une production ectodermique, malpigho-épidermique (Boucheron) analogue aux autres organes désignés sous le nom de produits par de Blainville, et comprenant les poils, les cheveux, les ongles, les dents, &c.. organes auxquels on a encore donné, depuis, le nom de phanères." ("Мы считаем это основанием для рассмотрения хрусталика как производного экдотермы, мальпигиевого слоя эпидермиса (Бушерон), аналогично другим органам, называемым Бленвиллем продуктами организма, такими, как волосы, ногти, зубы и органы, которые мы по-прежнему называем эпидермальными придатками) (стр. 14). (Эпидермис в толстой коже (не покрытой волосами) включает в себя пять слоев, два из них — базальный и шипковатый  — вместе называются мальпигиевым ростковым слоем в честь Марчелло Мальпиги, итальянского биолога и врача, основоположника микроскопической анатомии. — прим. перев.)
2 Zur Lehre von Schichtstaar von Sophus Davidsen, Zürich, 1865 ("К изучению слоистой катаракты". — прим. перев.).
3 Fall von Cataracta Morgagni (hypermatura fluida) mit wasserklarer Corticalflussigkeit von S. A. Nordman. ("Исчезновение морганиевой катаракты (с перезревшей жидкостью) с прозрачной корковой жидкостью").
4 Слова "лентит" и "капсулит" слишком страшные! (Бернетт добавляет латинский суффикс, означающий воспаление, к словам, означающим по-английски "хрусталик" и "капсула" — прим. перев.)
5 Я оставляю французский термин "кристаллоид" как более короткий, чем "капсула хрусталика". — Дж. К. Б.
6 Советую по этому вопросу прочитать в Annalesde dermatologie et de syphiligraphie, c 1877 по 1881 год, Histologie normale de la peau par Renault ("Нормальная гистология кожи по Рено". — прим. перев.).
7 Я дважды наблюдал, как болезнь ногтей на пальцах рук и ног совпадает с очень выраженным преждевременным аrcus senilis (лат. старческая дуга — дистрофическое изменение на роговице, имеющее вид дуги и состоящее из белого либо серовато-белого слоя липидных отложений, вызывающее стойкое помутнение. — прим. перев.)
8 Один из величайших мыслителей современной медицины.

предыдущая часть Предыдущая часть   оглавление Оглавление   

К списку статей   В раздел "Гомеопатия"   На главную   На форум