Д-р Сайрус Максвелл Богер

Image

Исследования в области философии излечения

(1964)

Перевод Светланы Субботиной и Юлии Артемьевой (обе — Москва)

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books/bogphilo/phigradi.htm

Градация симптомов

Реперторий представляет собой главным образом рабочий указатель Материи медики. Поскольку из-за своих огромных размеров она давно превзошла возможности разума одного человека, даже основные работы подобного характера через какое-то время начинают не успевать за переменами, поэтому сейчас мы используем особый вид анализа, который группирует наиболее выдающиеся и полезные факты в различные разделы, которые, в свою очередь, можно представить в виде гибкой и легко понятной схемы.

Хотя болезнь может проявляться посредством любых возможных комбинаций тысяч симптомов, на практике подобные крайности являются скорее исключением, иначе задача, стоящая перед врачом, была бы практически неразрешима. Большинство групп симптомов относятся к той или иной болезни, органу или человеку. Первые две являются относительно постоянными, однако время от времени они отчетливо указывают на ту или иную стадию болезни, затрудняя тем самым постановку точного диагноза и приводя к органопатическому, патологическому или диагностическому паллиативному лечению, что в конечном итоге является самым пагубным действием.

Намного большее значение имеют группы индивидуальных симптомов, так как обычно именно через них проявляется истинная сущность человека, его настроение, его особенности и индивидуальные реакции. Они появляются поодиночке, небольшими группами или через неопределенные промежутки времени, и нередко кажется, что между ними нет четкой связи, поэтому их так непросто выделить и увязать друг с другом. Это подталкивает к паллиативным назначениям и значительно затрудняет полное излечение. С другой стороны, довольно сложно докопаться до истины в случаях, которые изобилуют многочисленными симптомами, особенно если они надуманы богатым воображением.

Окончательный анализ каждого отдельного случая заключается в отнесении индивидуальных симптомов в одну группу, а проявлений болезни — в другую, а затем подборе лекарства, присутствующего в обеих группах, с бóльшим акцентом на первой. Этот метод позволяет получить от репертория максимум и для сбора анамнеза, и для назначения. Таким образом, слишком обширные рубрики репертория скорее всего будут полезны при эпизодических обращениях для подтверждения предположений, а отнюдь не для того, чтобы окончательно определиться с лекарством.

Исключив из больших, общих рубрик почти все лекарства, кроме тех, что стоят в двух высших степенях, и объединив все подтвержденные средства в более мелкие рубрики, мы выведем на передний план наибольшее возможное количество характеристик. Каждый случай даже одной и той же болезни дает немного разную расстановку симптомов, особенно тех, что обычно выявляют новое звено в цепи индивидуальных симптомов истории болезни пациента. Подобная точка зрения на положение вещей предполагает скрупулезное изучение каждого случая, и дает нам ключ к излечению практически любой болезни на длительный срок.

Степень важности симптомов во многом зависит от их наличия и последующего подтверждения каждого из них, однако область их действия также представляет особую важность и не может быть сброшена со счетов, поскольку она зачастую обосновывает выбор того или иного лекарства. Полностью ставить выбор лекарства в зависимость от суммы набранных им баллов — поистине ложный путь, но, тем не менее, каждое обращение к реперторию в некоторой степени подразумевает такое отношение; однако относительный ранг индивидуальных симптомов серьезно превосходит этот метод по значимости.

Теоретически, один и тот же симптом может занимать главенствующее положение в одном случае и низшее в другом; все зависит от общей картины случая, что определяется связанными с последним симптомами. С этой точки зрения, градация симптомов в реперториях неудовлетворительна и менее значима, но все-таки обладает большой ценностью. Относительная ценность определенного симптома полностью зависит от окружения, а потому меняется в каждом отдельном случае, и его положение в репертории определяется лишь посредством многочисленных клинических испытаний. Если я правильно понимаю, исходный патогенетический симптом является лишь намеком на то, во что он может развиться в будущем, и это определяется последующими опытами.

Случай по теме: непереносимость одежды вокруг шеи встречается в прувингах достаточно многих лекарств, но этот симптом весьма решительно выделяет их все, и у него действительно не так много редких последователей. Эта деталь подчеркивает преимущество Lachesis перед Glonoinum, если пациент плохо переносит жару, однако, если он чувствителен к холоду, на первое место выйдет Sepia.

Благодаря накопленному опыту, мы приходим к заключению, что действия пациента и его рассказ о себе имеют наивысшее значение, и их нельзя с легкостью игнорировать. Так же лекарства, в своем общем действии, акцентируют внимание на той или иной доминирующей фазе, и когда одно находит подобие в другом, simillimum может быть найден, при условии, что лекарство имеет характерные симптомы случая. К примеру, у нас и мысли не возникает назначить Phos-ac легковозбудимым пациентам или Coffea людям, страдающим летаргией, если только индивидуальные симптомы не укажут на эти лекарства самым очевидным образом, что кажется невероятным. Качество общей реакции также в огромной степени влияет на ценность симптомов, независимо от того, являются они патогенетическими или клиническими.

В новых прувингах каждый испытуемый реагирует только на часть общей картины, и мы можем правильно почувствовать целое, только если увидим все части целого как одно, как это открывается нам в болезни, при этом их порядок никогда не будет одинаковым.

Взаимоотношение различных воздействий всегда выявляет определенную манеру или общую реакцию. Таким образом природа указывает нам на свои потребности посредством старейшего и самого универсального языка, понять который можно лишь приняв во внимание весть контекст случая.

Образование все больше и больше стремилось к постоянству до тех пор, пока сначала мадам Кюри, а затем А. Эйнштейн не продемонстрировали ошибочность такого подхода. В этой связи мне бы хотелось привлечь ваше внимание к работам Ганемана, его философии и Материи медике. С их применением на практике статичность свелась к наблюдению за определенными естественными действующими правилами, лежащими в основе успешной медицинской практики и обладающими гибкостью.

Замечания о назначении лекарств Замечания о назначении лекарств   оглавление книги Богера о гомеопатической философии Оглавление   Об использовании реперториев Градация симптомов