Д-р Сайрус Максвелл Богер

Image

Исследования в области философии излечения

(1964)

Перевод Светланы Субботиной и Юлии Артемьевой (обе — Москва)

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books/bogphilo/phitakin.htm

Работа с пациентом

СБОР АНАМНЕЗА

Профессионализм в повседневной работе, а не гениальные озарения, которые время от времени приводят к блестящим излечениям, является конечной мерой успеха практикующего врача. Его возможности будут во многом зависеть от способности наблюдать и от внимания к деталям. Ни одно из направлений медицинских исследований не усилит эту способность лучше, чем исчерпывающее изучение физикальных методов диагностики, поскольку она имеет тесное и многостороннее отношение к нашей симптоматологии. В известном смысле, терапия и физическая диагностика взаимозависимы, одна помогает интерпретировать и определять другую. Отсюда следует, что диагностика должна быть столь же точной, как и подбор лекарства. Мы должны не только диагностировать болезнь в широком смысле, но и охватить ее совокупную картину, что наиболее верно ограничит круг лекарств, из которых можно будет сделать выбор. Это особенно касается местных заболеваний.

ЛОКАЛИЗАЦИЯ

Разные лекарства действуют на разные части, ткани и функции организма, но конечная причина, по которой одни лекарства подавляют, а другие стимулируют или повышают и снижают активность в зависимости от дозы и обстоятельств, остается по большей части неизвестной, несмотря на изучение сродства лекарств, которое, кажется, заводит нас все дальше и дальше во мрак.

Изучение локализации предполагает открытие местоположения болезни и лекарств, связанных с ними. Большое количество лекарств известно прежде всего по своим местным эффектам; многие из них недостаточно испытаны и применяются без должного основания, потому что их лекарственный образ еще не составлен окончательно. Они часто назначаются из-за их специфического, противоположного, паллиативного или подавляющего действия. Это особенно, хотя и не исключительно, касается низких потенций и необработанных лекарств. В целом, лекарства, которые действуют на одинаковые или подобные ткани, имеют определенное отношение друг к другу и дифференцируются через психическую сферу и модальности. Каждое из них имеет своего острого или хронического двойника, причем психическое состояние одного, как правило, является полностью противоположным психическому состоянию другого.

Baryta сarb подобно Apis воздействует на лимфатическую систему, но их психические состояния почти диаметрально противоположны. В то время как первая накладывает свой патологический образ на психику и выражение лица, последний является ее острым дополнением. Конституция Baryta carb. приобретает симптомы Apis, когда лимфатическая система показывает присутствие инфекции в крови. Подобным образом хроническая пациентка Sepia демонстрирует симптомы Lachesis при наличии алкоголизма.

ПРИЧИНА БОЛЕЗНИ

В обиходе мы говорим об этиологии заболевания, но для нас идеи старой школы слишком ограниченны, поскольку круг, из которого мы собираем важную для нас информацию, широк и может включать в себя самые разнообразные влияния. Явления, сами по себе очевидно весьма тривиальные, могут обрести огромную важность, если они связаны с началом заболевания. Болезнь возникает от внешних и внутренних причин. Последние в целом доступнее и, следовательно, точнее определяются. Они включают в себя предрасположенность к определенным внешним влияниям, искажающим жизненную силу, травмы, погодные явления, жару, холод, сырость, физические нагрузки и т.д.

СБОР АНАМНЕЗА

Зачастую различные душевные состояния служат отправной точкой для развития эндогенных причин заболеваний; примеры тому — последствия горя, тревоги или испуга. Некоторые эмоциональные состояния могут стать началом длинной череды неблагоприятных явлений, для которых невозможно подобрать simillimum, пока эти эмоциональные проявления не займут надлежащее место в истории развития болезни, а поскольку сознание не всегда с готовностью раскрывает такие вещи, их бывает трудно обнаружить.

Независимо от того, появились ли причины заболевания извне или развились изнутри, не принимая их в полной мере во внимание, нельзя с уверенностью подобрать гомеопатический simillimum. Крупные миазмы принадлежат к этому классу явлений.

МОДАЛЬНОСТИ

В тесной связи с причиной болезни состоят обстоятельства, при которых появляются болезнь и изменяющие ее условия. Они общеизвестны как модальности; они индивидуализируют и определяют каждую болезнь, равно как и каждое лекарство, поэтому наиболее подходящее лекарство не может быть выбрано, пока остаются невыясненными модальности. Они включают в себя такие факторы как изменение положения тела, разные виды движения, разнообразные формы тепла и холода, влияние погоды или купания, мытья, промокания или любые другие воздействия; они имеются у немногих лекарств и их нечасто видят на практике, но они имеют самую большую ценность. Замечательный пример подобного рода представляет собой Clematis с экземой, которая мокнет при растущей луне, но высыхает при убывающей луне. Теперь мы знаем, что эта модальность принадлежит почти исключительно Clematis и что любые симптомы с такой модальностью будут почти наверняка относиться к этому великому антисикотическому лекарству, будь это кожные высыпания или подагра.

Никакие другие условия не могут превзойти по своему значению те, которые изменяют или пробуждают психические симптомы. К ним принадлежат влияние эмоций, испуга, горя, одиночества или общества, мысли о болезни, сочувствие, досада и др. на психику. Отличный пример: "боль, которая вызывает гнев".

ПСИХИКА

Психические симптомы являются как субъективными, так и объективными указателями, которые раскрывают нам тенденцию, управляющую всем случаем. Нам редко доводится видеть психическое возбуждение или подавленность в сочетании с противоположным физическим состоянием, но когда такой случай все же встречается, его необычность указывает на назначение. Относительная активность интеллекта в сочетании с душевным настроем оказывают нам бесценную помощь, и должны быть выяснены всегда, когда это возможно.

Исследование психических симптомов должно включать в себя явные объективные изменения, замеченные окружающими, а также тщательное исследование врачом и интерпретацию речи, действий и манеру поведения пациента, поскольку психика с огромной точностью отражается в различных оттенках и способах физического выражения. Голосовая интонация порой может объяснить источник и значение определенного симптома, настолько запутанны психические процессы. Следует помнить, что изменения обычного настроения являются отправной точкой, ценность которой зависит от степени их отличия от нормального или повседневного состояния больного.

СОПУТСТВУЮЩИЕ СИМПТОМЫ

Сопутствующие признаки как группа включают в себя много аномальных и особых симптомов. Они зачастую настолько характерны для лекарства, что определять название болезни, при которой может появиться определенный симптом, не столь важно. Тем не менее, модальности, психическое сопровождение и длительность необычного симптома определяют его значимость. Когда они составляют гармоничную картину, такой симптом становится важной характеристикой; в противном случае его ценность лишь отрицательна.

Иногда кажется, что пораженным органом полностью овладела болезнь, и жизненные силы могут выразиться только через сопутствующие симптомы; тогда эти симптомы приобретают первостепенное значение как практически единственное указание для выбора лекарства.

Ценность сопутствующего симптома часто определяется его длительностью. Острые или самые недавние, конечно же, играют ведущую роль, потому что в их происхождении кроется тесная связь с типом simillimum. Лекарства, подходящие для лечения острых расстройств жизненной силы, являются дополняющими к конституциональным или антипсорным лекарствам. Они способны исправить неправильный расход энергии, который может временно подвергать опасности жизнь пациента, но в основном неспособны устранить большие фундаментальные дискразии, хотя и могут раскрыть их или вызвать их активность. Для борьбы с последними у нас есть великие антипсорные лекарства Ганемана, и пока у нас не появится хоть малейшего понимания корреляции между двумя классами лекарств, мы рискуем открыть ящик Пандоры. Сторонники ложного учения, предпочитающие часто менять или смешивать лекарства, часто обнаруживают себя в таком затруднительном положении, если только они оказываются способны увидеть это.

Наличие старого конституционального симптома, относящегося к миазму пациента, хотя он и может быть особенными, не должно отвлекать наше внимание во время острой болезни, если только его пагубное присутствие не мешает действию лекарства, представленного в текущем заболевании.

ОСОБЕННОСТИ

При обследовании пациента лучше всего позволить ему изложить свои случай, а самим записывать существенные детали и задавать вопросы, постепенно заполняя пробелы в своих записях.

Так как любая болезнь, независимо от того, носит она природный или индуцированный характер, есть порождение комбинации различных событий, которые никогда не повторятся, то из этого следует, что наилучшим лекарством окажется то, которое больше всего будет сходно с местоположением, происхождением, модальностью, психическим состоянием, сопутствующими симптомами, особенностями и временем.

Объективные симптомы, будучи свободными от самоинтерпретации и дающие больший простор для мысли врача, ко всему прочему еще и гораздо реже вводят нас в заблуждение, а потому достойны того, чтобы привлечь наше пристальное внимание. То, что мы можем узнать благодаря им, невозможно найти где-либо еще. Их польза немало способствовала блестящим успехам гомеопатии, особенно это справедливо в отношении детских болезней. Выражение лица, непреднамеренная поза, общая и местная температура, изменения цвета или консистенции, состояние рефлексов, включая чувствительность, запах пациента и т.д. — все это лишь часть того, на что следует обращать внимание. Ничто не должно укрыться от наблюдателя, так как именно неграмотный осмотр чаще всего является причиной неудачи.

Большинство субъективных симптомов носят неопределенный характер и присущи многим нарушениям, поэтому они не представляют особой ценности. Однако в случае, если привычный симптом появляется в странном месте или проявляется необычным образом, он заслуживает самого пристального внимания.

Ощущения выражаются в соответствии с интеллектуальным развитием пациента и, таким образом, могут варьироваться от детской неопределенности до граничащей с истерикой болтливости с перечислением всех приходящие на ум симптомов. Следовательно, намного бóльшую важность имеют признаки симптомов, а не сами ощущения. В определенных случаях акцентирование внимания на времени, манере проявления, обстоятельствах проявления симптома не только переключает внимание больного, но и дает нам немало ценной информации. Каждой болезни присуща более или менее определенная индивидуальность, находящая свое отражение в симптомах, которые по своей сущности выражают признаки всего случая в целом, его характеристики. Они могут не принадлежать патогенезу известного лекарства, а даже если и принадлежат, то сопутствующие свойства могут сделать то или иное средство непригодным в нашем конкретном случае. Соответственно, нам необходимо будет опираться на модальность, психические характеристики и т.д. Затем, если необычный симптом исчезнет вместе с другими, следует понаблюдать за пациентом, чтобы полностью в этом убедиться. Доступные ключевые симптомы не могут соответствовать всем целям. Лучше всего постараться увидеть общую картину и использовать ключевой симптом для различения так же, как мы используем модальность. Ключевой симптом характеризует случай намного лучше, чем лекарство, потому что его положение в общей картине всегда изменяется под воздействием дополнительных симптомов. Один и тот же симптом может направлять нас в одних случаях и быть практически, а то и полностью бесполезным в других, под влиянием его окружения, модальности и происхождения.

Диагностику и общие симптомы заслоняют общие модальности, существующие на нижнем уровне болезни, из них более или менее отчетливо возникают особые, обрисовывающие индивидуальность. В центральной точке раскрывается внутренняя сущность болезни, периферические части должны ей соответствовать, если мы хотим полностью постичь их значение. Погоня за ключевыми симптомами и игнорирование общей гармонии ведут к полифармации и во многих случаях оказались губительными.

ВРЕМЯ

Симптомы, повторяющиеся в определенное время, обретают важность пропорционально тому, насколько болезнь, частью которой они являются, отличается от болезней малярийного типа и насколько они не связаны с естественными периодическими функциями организма.

Немногие лекарства обладают такой в высшей степени четкой периодичностью, чтобы отличать их от других обычных непериодических лекарств, но, несмотря на это, они оказывались полезными при перемежающихся состояниях даже не так часто, как многие другие, обладающие намного меньшей периодичностью. Они больше подходят при блуждающей форме малярии, как например, малярийных невралгиях и т.п. Пожалуй, Aranea, Cedron и Sabadilla занимают среди них самое высокое положение.

Существуют некоторые другие лекарства, демонстрирующие свое действие в более или менее определенное время суток; среди них наиболее известны Natrum mur. (10–11 часов утра); Belladonna (около 15 часов); Apis (с 15 до 17 часов) и хорошо известный Lycopodium (с 16 до 20 часов).

Разным частям суток свойственно множество разных лекарств, и некоторые из них выделяются наиболее отчетливо. Это Pulsatilla вечером, Rhus tox. и Arsenicum сразу после полуночи, и многие другие.

Действие некоторых лекарств совпадает с солнечным, лунным или сезонным циклом, таким образом предоставляя нам дифференциальные признаки, по которым мы можем выбирать их среди множества других. Предположение, что лекарства могут демонстрировать циклическое воздействие других планет, разумно, но пока еще мало изучено.

Известно, что многие растения проявляют себя в определенное время суток. Согласно доктрине сигнатур, эти явления имеют для нас значение, но только если мы достаточно мудры, чтобы видеть и использовать их. Если мы не будем забывать о том, что Вселенная движется вперед в соответствии с законами, которые работают гармонично, и что вследствие этого каждая ее часть состоит в определенных отношениях с другими, ни один самый незначительный факт не останется неоцененным. Такие явления это маленькие подсказки, подброшенные нам, чтобы привлечь наше внимание, все остальное мы должны сделать сами.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Так как сохранение здоровья больше всего зависит от психической гармонии и физического приспособления к нашему окружению, нам, как борцам с болезнью, следует помнить, что наши манипуляции с жизненными процессами неразрывно связаны с расходованием силы, которую человеческий организм берет и накапливает из пищи и среды, в которой он обитает. То, что потребление энергии не соответствует ее расходу, может беспокоить только материалиста; мы же знаем, что не хлебом единым жив человек, и приток из бесконечного измеряется только нашей способностью его принимать.

Чаще всего невежество является прародителем всех болезней, и когда будущее однажды откроет нам истинное понимание нашего положения в природе, мы начнем жить в соответствии с ним, и нам придется намного реже прибегать к помощи simillimum.

Изучение Материи медики Изучение Материи медики   оглавление книги Богера о гомеопатической философии Оглавление   Замечания о назначении лекарств Замечания о назначении лекарств