Д-р Сайрус Максвелл Богер

Image

Исследования в области философии излечения

(1964)

Перевод Светланы Субботиной и Юлии Артемьевой (обе — Москва)

Изучение Материи медики

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books/bogphilo/phistumm.htm

ПРЕДИСЛОВИЕ

Нехватка авторитетного ганемановского курса изучения Материи медики и работы с пациентом в наши дни ощущается остро, особенно среди студентов и членов господствующей медицинской школы, которые проявляют растущий интерес к области гомеопатии.

В этой небольшой брошюре мы предлагаем вашему вниманию два эссе по упомянутому предмету д-ра С. М. Богера, чье знание гомеопатической науки, глубокое исследование и понимание ее философии и фармакологии, а также редкостный дар успешного подбора лекарств, сделали его необыкновенно высоким авторитетом. Поэтому мы без колебаний рекомендуем вам внимательно читать и изучать ее, поскольку содержащаяся в ней информация окажется для вас интересной и поучительной.

Мы хотим выразить нашу признательность миссис Богер за то, что она любезно прислала и разрешила нам опубликовать эти эссе.

3 января 1941 г. Roy & Co.

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books/bogphilo/phistudy.htm

ИЗУЧЕНИЕ МАТЕРИИ МЕДИКИ

Несмотря на то, что в наших патогенезах описаны некоторые особенности лекарств, появившиеся там из-за идиосинкразии испытателей, особенностей перевода, клинического опыта и неверного истолкования, они являются отличными сжатыми характеристиками, которые представляют основные мысли в их истинном свете, но только как отправной пункт, потому что их неправильное использование искажает образ природы и часто приводит к бедствиям, следствием которых является скептицизм по отношению к гомеопатии и применение ее не в чистом виде. Краткий обзор включает в себя не только время и порядок появления симптомов, но и те факторы, которые видоизменяют их, то есть модальности.

Беннингхаузен заметил и исправил тенденцию гомеопатии уделять слишком много внимания субъективным ощущениям, в то время, когда ей не хватало твердой опоры на этиологические факторы и модальности, которые предоставляют в наше распоряжение столь много объективных и определенно надежных критериев. Триумфальные успехи подобных лекарств в лечении детских и душевных болезней несомненно показывают, сколь безмерно важными могут быть эти критерии, и никакое высказывание не может быть более высокой похвалой, чем пример их особой применимости у детей и стариков.

В результате всего нескольких прувингов, в которых Ганеман увидел лишь малую часть безмерного круга подобных лекарств, он предсказал их величие и в конце концов дал нам в руки неизмеримую силу потенцирования; научное доказательство, которое твердо поставило терапию на основу эксперимента, а назначения — на безупречное знание нашей симптоматологии.

Исследования показывают, что каждое лекарство это живое, подвижное понятие со своими свойствами, которые возникают, развиваются, раскрываются и уходят точно так же, как и болезни; каждое из них сохраняет свои характерные признаки в постоянно расширяющейся сфере своего действия, вплоть до их крайних выражений в высоких потенциях. Гомеопат является истинным ученым, если он не жалеет сил на изучение природы этих особенностей; это поднимает его над теми, кто работает с частными симптомами, и над ограниченностью нозологических идей. Слишком часто повседневная работа не поднимается выше простых уроков времен студенчества, и эти уроки остаются единственным источником знаний врача. Это очень неправильно и является постоянной помехой в работе. Настоящий врач - это человек, который знает, как исцелить наилучшим образом, а самый профессиональный целитель это тот, кто лучше всех знает, как обращаться с Материей медикой. Дар профессионализма зависит не от энциклопедической памяти, а в большей степени от способности врача, проводящего опрос, выбирать среди существенных образов каждой картины те черты, которые показывают, как она живет, движется и существует, в отличие от ближайших подобных ей. Поэтому неудивительно, что психические колебания должны быть определяющим фактором, поскольку малейшие отличия и являются самой сутью науки.

Весьма полезно иметь представление об относительной ценности взаимосвязанных лекарств, потому что по сути каждое из них изображает определенный тип, с вариациями, которые связаны с дополняющими лекарствами, таким образом соединяя их друг с другом. Действие материальных доз лекарств симулирует острые болезни, в то время как потенции выявляют более тонкие эффекты, хотя это не является жестким правилом.

Знание множества симптомов имеет мало ценности, тогда как решающее значение имеет обучение тому, как обследовать пациента и находить лекарство. Традиционный метод — вытянуть из пациента хорошо известные ключевые симптомы и сделать назначение на их основе — это самый пагубный путь, заслуживший справедливое отторжение, и он ничем не лучше теоретических методов старой школы.

Руководствоваться клиническими наблюдениями и патологическими догадками — самая катастрофическая ошибка, ограничивающая наши действия и ослабляющая удивительную силу, на которую способен настоящий simillimum. Таким наблюдениям не хватает индивидуальности, и они в лучшем случае описывают только конечные продукты болезни; они резко отличаются от тех выражений, которые раскрывают истинное состояние души — в действиях, словах или речи. Рассказы об излеченных пациентах демонстрируют лишь то, чтó можно сделать, но не то, как это делается.

Чтобы работа была сделана наилучшим образом, ничто не должно мешать вам составить полное, свободное и искреннее описание симптомов как они есть, без предубеждения, и хотя их осмысление неизбежно включает в себя суждение, чем более четко вы следуете тексту, тем больше степень подобия, а значит, и ценность симптомов. Ганеман продемонстрировал редкую проницательность, записывая каждый симптом так, как его выразил пациент, обеспечив тем самым научную и психическую его точность.

Относительная чувствительность пациента — серьезное подспорье для различения лекарств. Осторожность таких лекарств как Aconitum или Coffea прямо противоположны отупению Gelsemium, Phosphoricum acidum и подобных, однако испуг может вызвать сверхчувствительность у последних, равно как и подавленность у Opium. Если отупение вызвано высокой температурой или тяжелой интоксикацией, нам не следует ожидать развития ощущения раздвоенности, которое может никогда не возникнуть, но следует сразу подумать о Baptisia и т.п. Такое раннее назначение спасло много жизней и предотвратило патологические изменения.

Различные пристрастия и отвращения имеют важное значение, особенно в сочетании с отношением пациента к уединению, свету, шуму, компании или любым другим повседневным обстоятельствам. Самый выразительный новый симптом обычно является ключом ко всему случаю и напрямую связан со всеми остальными, и зачастую является психическим. Такие на первый взгляд пустяки открывают внимательному наблюдателю внутреннее состояние человека и доказывают бездейственность и некомпетентность либеральной гомеопатии.

Тем не менее, мы не утверждаем, что диагноз не имеет значения при выборе лекарства, потому что, например, "слабоумные" лекарства настолько часто требуются при некоторых болезнях, что между ними установлена основательная связь, так что они непроизвольно приходят на ум в процессе лечения и заслуживают нашего пристального, но ни в коем случае не исключительного внимания. У пациента Baryta carb. могут быть аденоиды; почерневшие зубы заставляют подозревать, что у пациента во время прорезывания зубов было слабое слюноотделение, а у того, кто пережил пневмонию, могут долго сохраняться отличительные признаки, громко взывающие о Phosphorus и т.д. Эти и многие другие случаи должны выдвигать на передний план пациента, а не болезнь.

Прошлое пациента и история возникновения каждой из болезней одинаково полезны и интересны, потому что у большинства людей симптомы развиваются характерным именно для них путем при самых различных заболеваниях. Такие константы являются истинно псорическими, и вам должно доставлять удовольствие их сравнение и поиск дифференцирующих признаков. Хотя их обнаружение не всегда легко, поскольку включает в себя полный перечень всех перенесенных болезней, тенденции каждого недуга и его особенности, это та часть больного человека, которую необходимо знать, если вы хотите хорошо выполнять свою работу. Они дадут вам лучшее представление о нынешних и будущих перспективах и создадут прочное основание для назначения, что в свою очередь, позволит многое обнаружить и достигнуть.

Если мы говорим о том, что лекарственные средства позволяют классифицировать пациентов по различным типам, и конституция человека также указывает на те или иные тенденции, почему же мы отказываем лекарствам в наличии специфических особенностей? Потому, что жизненная сила переменчива и ее метаморфозы всегда схожи, но никогда не будут идентичными. Они изменяются при любом воздействии и лишь поддерживают относительное равновесие. Чем ближе жизненная сила находится к определенной стадии, тем больше вероятность, что даже несмотря на изменчивые внешние проявления для лечения потребуется вполне определенное лекарственное средство. В таком случае, при каких обстоятельствах и каким образом должны мы обнаружить именно этот более или менее неизменный фактор? Он заложен в личностных особенностях пациента, особенно в отклонениях его психики от нормальных состояний. Иногда слишком возбужденное состояние психики затмевает все вокруг, как при приеме Aur., Bell., Ign., Lyc., Nat-c., Phos., Plat., Puls. или Verat. В других случаях странное спокойствие духа при тяжелейшей физической опасности служит для нас самым надежным проводником. Выражение лица также является правдивым указателем и заслуживает самого пристального внимания. Не следует тратить силы на то, чтобы выяснить природу психических изменений, поразивших больного, так как они характеризуют всего пациента.

В идеале два лекарства не могут быть показаны в равной степени, хотя на практике мы сталкиваемся с многочисленными вариациями, затрудняющими выбор. Для адептов наибольшую значимость представляет определение типа вариаций, а уже опыт поможет разобраться во всех хитросплетениях и деталях. Речь идет о следующих типах: Phosphorus, Sulphur, Sepia или Pulsatilla. Тем не менее, они не слишком полезны для молодого доктора, так как ему не хватает опыта, который бы позволил дополнить имеющуюся картину и тут же подобрать лекарство. Как часто при расширенных зрачках в сочетании с повышенной возбудимостью и сухостью предлагается использовать Belladonna, в то время как влажность, отечность и вялость наводят на мысли о Calcarea carb. В таких случаях нервная возбудимость пациента, принадлежащего к типу Nux vomica, будет противопоставляться умеренности Pulsatilla и т.д.

Серьезным испытанием для врача становится лечение кашля, такой пациент требует наиболее тщательного осмотра. Кроме этого, необходимо выяснить причину, вызывающую кашель. Как правило, это раздражение, начинающееся из горла, гортани, грудной клетки или желудка, однако в данном случае особенно важно прояснить точное место. Кашель, идущий из горла, требует для лечения Bell., Cham., Nux-v., Rum., Sang., Sepia или Silicea. Если очаг болезни связан с левой частью горла или гортани, то следует назначить Bapt., Bell., Con., Hepar, или Salicylicum acidum. В том случае, если речь идет о правой стороне, следует обратиться к Dioscorea, Iris-ver., Phosphorus или Stannum. При сухом кашле необходимы Nat. mur. или Conium. Если кашель возникает при комке в горле, тогда помогут Bell., Calc-c., Cocc-cact. и Lachesis. Перечислять вспомогательные признаки, помогающие сделать окончательный выбор, можно очень долго, однако несложно заметить, насколько облегчается наша задача, если мы можем определить местонахождение причины, вызывающей кашель, а затем выделить отличительные черты, благодаря модальностям и общей картине заболевания. Это и есть истинный гомеопатический путь, он приносит неожиданную помощь и помогает добиться большего, чем какой-либо другой метод. В природе каждого человека заложена восприимчивость к конституциональному подобному, и хотя не всегда бывает просто определить его, когда оно найдено, одна-единственная высокопотенциированная доза будет приносить плоды в течение долгого времени. Некоторые врачи избегают подобных назначений, так как они не знают, как управлять реакцией и плохо разбираются в Материи медике. Однако они добились бы гораздо большего, будь у них чуть больше знаний из "Органона" и прояви они большее внимание при обращении с дополнительными средствами, особенно бактериальными вакцинами. Следует помнить, что преждевременное повторенние дозы лекарства или его смена до того, как завершится реакция, причиняют немыслимый вред пациенту и окончательно сбивают с толку самого врача. Доктор обязан отдавать себе отчет, когда нужно дать лекарство, а когда выждать, пока природа сама поможет силам, которым он придал новое направление. Ему следует знать о силе Sac. lac. и помнить, что движение симптомов вовнутрь не предвещает ничего хорошего.

Не стоит забывать, что в большинстве случаев то или иное назначение это всего лишь догадка, чудовищная и легкомысленная игра с человеческой жизнью, ибо каждое лекарство либо подобно, а потому и целительно, либо неподобно и гибельно для пациента. Поэтому каждый врач должен считать своим долгом сделать все возможное, чтобы с особой тщательностью и усердием отыскать все симптомы и затем определить их ближайшее подобное. Стоит вам всего лишь раз до конца испытать этот метод, и вы отбросите эмпиризм и прочие шарлатанские способы, усыпляющие совесть врача и подавляющими мерами подталкивающие пациента к могиле.

Чтобы излечиться, прежде всего следует перестать обращаться к специалисту каждый раз, когда возникает новый симптом, так лишь немногие доктора обладают достаточно широким кругозором, дабы понять, что когда пациент указывает на местные симптомы, то болен он весь в целом. В этом случае не помогут даже тщательно подобранные лекарства. Если пациенты когда-либо усвоят этот урок, то они будут беспощадны к тем, что называют себя врачами, но, безусловно, таковыми не являются.

Каждый день мы сталкиваемся с состояниями, которые лежат на границе между хирургическим вмешательством с одной стороны, и целительной силой лекарств с другой, ибо хирурги с помощью ножа оттесняли лекарственные средства все дальше и дальше на задний план. Это особенно верно в отношении аллопатических процедур, и хотя большинство гомеопатов не дошли до подобных крайностей, ситуация такова, что люди, исповедующие закон подобия, настолько плохо в нем разбираются, что постоянно стремятся отвести ему роль подчиненного и продолжают максимально использовать скальпель. Часто даже не ставится вопрос о том, что хорошо для пациента и насколько далеко он позволит зайти доктору. Именно такая атмосфера царит в операционных, затмевая собой более прозаичное назначение лекарства, которое, если не вмешиваться в его действие, способно постепенно снять нагрузку с угнетенной жизненной силы и позволит ей течь своим чередом. Оно позволит побороть болезнь в зародыше, до того, как микроскопическое исследование вынесет сомнительный вердикт. Ни одно хирургическое вмешательство не позволит добиться таких результатов.

Simillimum очень часто удивляет нас своей силой. То, что мы привыкли считать неизлечимым или же излечиваемым только с помощью ножа, снова становится здоровым. В наше время пациенты ищут механические способы исцеления, потому что гомеопаты не указали им никакой альтернативы хирургическому вмешательству. Я могу полностью подтвердить слова Беннингхаузена "гомеопатия излечивает любые нарушения" из его книги "Афоризмы Гиппократа"; это сильное заявление, однако подтверждением ему служит опыт. Далее Беннингхаузен говорит о том, что эти нарушения не являются локальной проблемой и излечиваются, как только устранены сопутствующие заболевания. Он упоминает Acon., Alum., Asar., Aur., Bell., Bry., Calc-c., Caps., Cham., Coccl., Coloc., Guai., Lach., Lyc., Mag-c., Nit-ac., Nux-v., Op., Phos., Plb., Sil., Staph., Sul., Sul-ac., Thuj., Verat-a. и Zinc. в качестве основных лекарств, из которых мы выбираем Acon., Alum., Aur., Bell., Calc-c., Cham., Coloc., Lach., Lyc., Nit-ac., Nux-v., Op., Plb., Sil., Sulph., Sul-ac. или Verat-a для лечения ущемленной грыжи. Предрасположенность к этому заболеванию чаще всего передается по наследству, и оперативное закрытие пахового кольца всего лишь означает, что разрыв произойдет в другом месте.

Царство хирургии лежит главным образом в сфере травматологии и паллиативного лечения, где она продлевает жизнь хроническому больному, однако ее качество значительно ниже. Большинство ранних оперативных вмешательств в зарождающиеся злокачественные образования наносят серьезный вред жизненной силе, но при этом устраняют лишь тревогу. Только самый закоснелый материалист способен на такое. Мы же сначала назначаем определенное лекарство, отдавая себе отчет, что оно сохранит силу пациента и увеличит его шансы на благополучный исход, если все же возникнет необходимость в операции.

Почему мы оперируем аденоиды, полипы или тысячи других нарушений? Только из-за неизлеченного греха родителей и незнания, как жить в настоящем.

Закон говорит нам о нравственном поведении и естественном выражении свойственных организму внутренних сил, он ничего не добавляет и не отнимает, а приводит все в гармоничное состояние. До тех пор, пока люди со скальпелем в руках не осознают, что самое правильное лечение состоит в разумном применении лекарств, они ничего не узнают о гомеопатии и мало что поймут в самой природе.

Подобные предметы кажутся весьма отдаленными, однако при ближайшем рассмотрении они дают нам лучшее понимание жизни, ее движения и завершения. Благодаря им человек начинает видеть, что причиной заболевания является невежество, а когда мы говорим о лечении, то под ним понимается не устаревшее понятие о половинчатом выздоровлении, а полное возвращение к здоровому состоянию. Именно последнее является целью гомеопатии, в то время как первое утверждение верно при хирургическом вмешательстве. Сложность заключается в том, чтобы одновременно быть хорошим гомеопатом и хирургом. Кажется, что материализм одного не сочетается с динамизмом другого. Однако подобная софистика не может изменить того, что мы лечим человека, жизнь и сама сущность которого заложены внутри него самого, который использует свои органы для того, чтобы направлять свое внутреннее я. По этой причине все внешние повреждения сказываются на внутреннем состоянии пациента, а внутренние нарушения проявляются посредством внешних признаков, независимо от того, является ли вызвавшая их причина духовной или материальной.

Псорическая теория Ганемана остается камнем преткновения в первую очередь для тех, кто не знаком с "Афоризмами Гиппократа" Беннингхаузена. Среди прочего, мы читаем: "Открытие чесоточного клеща произошло не в наше время, а 650 лет тому назад. Арабский врач Абензор предположил его существование, а простые люди уже тогда знали его под названием Сиронес. Иоганн Фабриций (энтомолог, 1745—1808) в своем труде "Фауна Гренландии" высоко отзывался об изобретательности местных жителей в обнаружении и уничтожении этих насекомых кончиком иглы". Беннингхаузен также замечает, что все критики Ганемана путают продукт псоры с ее причиной. Возможно, Ганеман неудачно назвал восприимчивость псорой, особенно применительно к герпетическому диатезу. Он особенно подчеркивал тот факт, что зуд увеличивал или усиливал эту восприимчивость (псору), и это абсолютно верно.

Достоверно известно, что у некоторых людей псора проявляется посредством тех или иных кожных симптомов, и что их подавление вызывает метастазы. Пожалуй, лучше всего серьезность положения видна при заболевании рожей. В таких случаях simillimum включает в себя не только симптомы исходной болезни, но и признаки более позднего ее развития, которые также играют важную роль. Иногда ни одно лекарство не соответствует всей картине заболевания; в таких случаях нам следует сначала назначить лечение для самой последней стадии заболевания, а переходить к более ранним стадиям, когда они снова откроются.

Метастазирование означает, что глубоко укоренившееся нарушение выражается в другой форме и требует не паллиативного средства ради выигрыша времени, а конституционального лекарства пациента. В этой связи, я настаиваю на том, что хронические болезни нельзя успешно лечить, не принимая во внимание анамнез. Пренебрежение им в наше время является одной из основных причин неудач. Существуют коварные утверждения, что подобные процедуры сводят на нет весь закон подобия, однако невозможно себе представить более грубого заблуждения. С одной стороны, немыслимо, чтобы целый список симптомов анамнеза с их соответствующими им многочисленными лекарствами мог быть результатом опыта одного или двух человек, или, с другой стороны, чтобы их можно было так быстро вспомнить. Напротив, они доказывают, что их вывели из прувингов, подкрепленных бесчисленными исследованиями. К сожалению, современная жизнь все меньше и меньше располагает к тому, чтобы поступать подобным образом. Все слишком торопятся, некоторые даже умирают в спешке, все хотят моментального исцеления, невзирая на естественные жизненные процессы. Это и есть одна из величайших причин, лежащих в основании назначения паллиативных средств и лекарственного привыкания.

В конечном итоге, разум материалистического склада с трудом воспринимает неопределенные идеи, однако последние достижения науки требуют решения этого вопроса. Кроме того, невозможно будет дальше подвергать сомнению квалификацию и мотивы тех людей, которые верят и используют свои возможности с непревзойденным успехом. Их сторонники должны настойчиво развивать в себе привычку внимательно наблюдать, правильно обосновывать, задавать вопросы непосредственно природе и быть полностью честными перед собой. Только тогда их ждет успех.

Помня обо всем этом, нам следует быть более снисходительными к тем многим, кто отличается от нас своими взглядами на лечение. Их намерения чисты, но некоторым из них не хватает знаний, другие не задумываются, а третьи не понимают. После того, как все сказано и сделано, дальнейшее сводится к образованию. Прежде всего, нужно побороть все предрассудки и предвзятые мнения. Тот, кто изо всех сил держится за идолов лечения посредством силы, никогда не станет хорошим ученым или чистым гомеопатом, такого просто не бывает. Используемая сила идет из самого человека, а лечение заключается в том, чтобы заставить ее действовать и направить на путь исцеления. Этот закон является и духовным, и материальным, он переходит от одного к другому. Нужно быть целостной личностью, чтобы понять это и научиться применять, так как именно благодаря simillimum возможно психическое и физическое исцеление. Никто не может занять ваше место, существует великий образ, который воспроизводит ваш разум, и совершенная жизнь, по подобию которой развивается ваше тело, это единое целое, стремящееся к гармонии с Господом.

Наши лучшие друзья это те, кто заставляет нас думать, несмотря на то, что мы можем с ними не соглашаться. Если бы я показал вам только одну причину, почему подобное излечивает больных, то вы решаете, что это шаг к тому, чтобы увидеть, что высочайшие потенции действуют по той же самой причине, что и низкие. Благодаря сходству во временнóм ритме, они изменяют полярность жизненной силы, и затем следует исцеление.

Гомеопатия в акушерстве Гомеопатия в акушерстве   оглавление книги Богера о гомеопатической философии Оглавление   Работа с пациентом  Работа с пациентом