Д-р Сайрус Максвелл Богер

Image

Исследования в области философии излечения

(1964)

Перевод Светланы Субботиной и Юлии Артемьевой (обе — Москва)
|

Оригинал по адресу http://www.homeoint.org/books/bogphilo/phirando.htm

Заметки

Цель медицины — способствовать хорошему самочувствию и увеличивать продолжительность жизни. Ганеман внес значительный вклад в достижение этой цели, открыв тот способ, которым исцеляет сама природа — изнутри наружу. В соответствии с этим, он разработал новый уникальный способ работы с симптомами, и в то же время показал нам, что успех в преодолении ненормальных явлений зависит от полного осознания того, что является нормальным. Так же как свет и тени нашего разума окрашивают каждый тип и вид наших действий, они предсказывают приближающуюся бурю кризиса, называемую болезнью, путем изменения настроения и расположения духа. Это первый сигнал, который подает природа, взывая о помощи, и у каждого человека он лишь незначительно отличается от случая к случаю, предоставляя нам таким образом надежную отправную точку для изучения конкретной болезни, чьи характерные признаки должны быть найдены при детальном исследовании ее наиболее поздних проявлений. Все симптомы, общие или частные, это реакции. Психические симптомы наиболее информативны и наиболее взаимосвязаны со всеми другими, и поэтому они заслуживают наивысшего ранга. Общие ощущаемые пациентом реакции на тепло, холод, свет, шум, прикосновение, положение тела, движение и т.д. отчетливо связаны с его самочувствием, и поэтому тоже имеют огромную ценность. Субъективные ощущения являются идеографическими проявлениями, полезными для интерпретации состояния врачом, и могут иметь различную значимость. Их истинная ценность наиболее надежно гарантируется чистотой и определенностью, с которыми их в полной мере выражает пациент, неизменно придавая им свой душевный настрой, который невозможно понять иным путем. Это имеет ценность, поскольку уводит нас далеко от машинных методов других школ. Каждая картина симптомов показывает нам три аспекта: конституциональный, общий и частные симптомы. Базовые факторы, согласно правилам, это константы, в то время как симптомы это переменные. Нужно выяснить все эти три аспекта, прежде чем выбрать подобнейшее лекарство. Суть случая может проявить себя в любом из трех аспектов. Часто она является кратным всех частных симптомов, собранных вместе, но, с другой стороны, она может уходить глубоко в анамнез пациента, в его наследственные предрасположенности и т.д.

В конце февраля у двухлетнего ребенка появился сильный озноб, приступы которого следовали через день каждый раз в 11 утра. Лицо его становилось очень синим, вскоре следовал сильный жар, а затем легкая испарина. В конце такого цикла ему была дана одна доза Natrum muriaticum MM. С тех пор у него не было ни одного приступа озноба и он расцвел как никогда прежде.

У молодой особы неожиданно прекратились обильные бели; затем быстро последовал левосторонний сальпингит с местным отеком, высокой температурой, беспокойством и непреодолимым упадком сил. При каждом приступе боль постепенно усиливалась до определенного уровня, а затем неожиданно исчезала. После дозы Pulsatilla MM наутро вернулись выделения, а затем последовало уверенное и полное выздоровление.

Семидесятилетняя женщина с хроническим нефритом была прооперирована по поводу правосторонней ущемленной грыжи. Через две недели у нее развилась подострая пневмония с гастритом. Боли в желудке всегда перемещались на тот бок, на который она поворачивалась. Две дозы Pulsatilla MM быстро избавили ее от всех недомоганий, и она откашляла большое количество слизисто-гнойного отделяемого со вкусом эфира. Через неделю боль в желудке рецидивировала, но еще одна доза того же самого лекарства завершила лечение.

Одного поклонника Бахуса и Венеры с эндартериитом аорты и нарушенной компенсацией неожиданно охватила мучительная скручивающая боль в левой икре в сочетании с полной потерей чувствительности ниже ее. В подколенной области появилась опухоль и он катался от сильнейшей боли, пробовал горячие ванны и все виды примочек, не принесших никакого облегчения. Несколько доз Nux vomica вскоре позволили ему уснуть, а через два дня он вернулся в прежнее нормальное состояние.

Эти клинические случаи подчеркивают необходимость выявления существенных особенностей, которые время от времени выходят на поверхность при каждой болезни. В случае продолжительной болезни они обычно имеют глубокие корни и требуют осторожного обращения, потому что мы можем вызвать ухудшение, с которым будет нелегко справиться. Если структурные изменения не зашли слишком далеко и человек достаточно жизнеспособен, мы можем рискнуть и с некоторой долей уверенности ринуться в бурю кризиса, которая почти обязательно последует за назначением одного из таких глубоко действующих лекарств. Такие случаи ставят нас лицом к лицу с давним вопросом о паллиативном лечении и использовании болеутоляющих; само собой разумеется, что достижение настоящего облегчения будет стоять в прямо пропорциональной зависимости от нашего знания Материи медики, потому что итог применения обезболивающих никогда не бывают благополучным.

У женщины в возрасте далеко за семьдесят был опасный абсцесс желчного пузыря, через четыре месяца после которого произошла апоплексия с левосторонним параличом, затем появилась периодическая церебральная конгестия с сильными головными болями, из-за которых она кричала, рвала на себе волосы и вращала глазами во все стороны. У нее также был некоторый паралич глотательных мышц и толстый сухой налет на языке. Несколько доз Cuprum metallicum MM, данные через большие промежутки времени, привели ее в очень хорошее состояние, очистили язык, избавили от паралича горла и вернули аппетит, но не повлияли на процесс дегенерации сосудов.

Подавление и метастазирование направляют развитие болезни на жизненно важные органы, порождая много несчастий. Непрофессионалы не могут себе представить, какой вред наносится применением бальзамов, пластырей, мазей и множеством других успокоительных средств, которые, как считается, облегчают недомогания, в то время как на самом деле они приводят жизненные силы в беспорядок, делают болезнь более трудноизлечимой и снижают жизнеспособность пациента. Не стоит полагать, что специалисты, хирурги-подмастерья и травники — единственные, кто виноват в нарушении естественных процессов; гоняться за симптомами, не осознав их настоящего источника и связи с целым — самая коварная и изощренная форма подавления, которая влечет за собой бесконечную неразбериху, зачастую делая излечение невозможным. Это слабость, являющаяся специфической особенностью некоторых заблуждающихся гомеопатов. Целебное лекарство сначала устраняет самые поздние симптомы, затем проникает все глубже и глубже, пока реакция на него не уничтожит все, чему оно хоть в малейшей степени подобно. По мере того как болезненных симптомов становится все меньше и меньше, в конце концов наступает спокойствие, вслед за чем временно возобновляются очень старые симптомы, либо картина симптомов полностью меняет свой характер, что требует нового анализа. Это критическое время как для пациента, так и для врача; сделанная в этот момент ошибка может разрушить все.

Помимо того, что сыворотки несут в себе непосредственную опасность, они также являются паллиативами, и кроме того приводят к неправильному устранению симптомов; они снижают реактивную силу организма и толкают жизненную силу по более инертным каналам, где реакция намного медленней. Это в полной мере демонстрируется отложениями на радужной оболочке и последующим увеличением предрасположенности к болезни. Инъекции инородной материи в кровоток нарушают законы природы и полны опасностей, являясь, безусловно процедурой более низкого порядка.

Жизнь выражается через гармоничное взаимодействие и расход жизненной энергии. Если нарушается ее обычное течение, то вскоре ослабевает здоровье и возникает болезнь. Быстрое его восстановление требует действия подобно действующей силы, которая лучше всего переносится потенцированными веществами, которые в конце концов являются просто транспортными средствами для других специфических сил. Рассеивание их мощи солнечным светом — очень убедительное доказательство этого. Потенцирование, как кажется, не меняет присущей им вибрационной активности настолько сильно, насколько это можно предполагать. Если бы это на самом деле было так, то явная сила нозодов вскоре потеряла бы всякое сходство со своей материнской субстанцией и превратилась бы в ничто, а как мы знаем, это в любом случает не так. Тот факт, что простое разведение и разбавление водой вообще не изменяет специфическое действие вибрационной мощи, доказывается тем, что вакцинация нередко воспроизводит истинную натуральную оспу, в то время как потенцированный Variolinum вызывает ложные симптомы, имеющие высокую потенциальную ценность. Ни одна процедура, нарушающая защитные барьеры, которыми природа наделила кровь, не может быть ничем кроме, в лучшем случае, плохого паллиатива, и не может называться целебной, какой бы целесообразной она ни казалась. Истинное излечение может достигаться только путем возобновления гармонии расстроенной вибрации посредством применения подобно действующих сил. Таким образом, мы подходим к осмыслению человеческого тела как генератора и хранилища превращаемой энергии, способной перемещаться в необходимые каналы, когда с ней обращаются правильно и с сочувствием, а это означает, что применяемая сила должна прежде всего действовать в согласии с тем, к чему она прикладывается, если мы хотим вновь восстановить нормальную работу.

Даже если анамнез собран правильно, подобрано подобное лекарство, поставлен точный диагноз и сделано все, что было необходимо, это принесет мало пользы, если мы не знаем, как контролировать реакцию. Наши способности поверяются знаниями о том, сколько нужно ждать ее появления, умением распознавать ее, когда она наступает, правильно оценивать ее течение и в конечном итоге осознавать, когда она действительно прекращается. Это основы.

Специфические свойства лекарств переносятся, усиливаются и углубляются потенцированием, в то время как их грубые эффекты постепенно устраняются, так что их физиологическое действие имеет значение лишь в тех случаях, где оно четко выражено. Жжение Arsenicum и спазмы Colocynthis проявляют себя уже в историях отравлений и продолжают свое характерное действие в самых высоких потенциях. Само по себе это не отделяет их абсолютно от их спутников, но по мере повышения потенции появляются заметные модифицирующие и сопутствующие симптомы, которые ясно отличают их от других похожих лекарств. В этом смысле лекарства действуют точно так же, как и болезни. Они не могут действовать иначе, потому что никакая сила не может вызывать того, что уже потенциально присутствует в организме человека.

Картина любой болезни призывает к чему-либо, равно как и оставляет нечто для работы нашего воображения. Если бы это было нет так, мы не могли бы лечить. Расстроенные жизненные силы вскоре выходят на поверхность как явные картины болезней, которые мы сразу пытаемся расширить, разыскивая все их ответвления, чтобы создать целостное представление, которое будет гармоничным и явит собой, так сказать, живой портрет своего лекарственного двойника.

Исправление беспорядочного симптомокомплекса — важное и зачастую трудное дело. Для этой предварительной работы очень широко применялась Nux vomica, во многом из-за распространенной в Америке лекарственной зависимости; но иногда явно требуются и должны быть назначены другие лекарства. Вот подходящий случай. Недавно ко мне обратился 63-летний алкоголик, пивший всю свою жизнь; у него была недостаточность митрального клапана и нарушенная компенсация. Ему не помогли несколько лекарств, включая аллопатическое назначение больших доз дигиталиса с подкожными уколами морфия два-три раза в день. У него был также асцит, водянка ног, дыхание Чейна-Стокса и растущая бессонница, часто из-за одышки. Всем нам знакома эта картина, которая обычно приводит к повторным уколам и летальному исходу. Его особый вид бессонницы заставил меня искать лекарство, которое подошло бы к сочетанию его симптомов и которое, возможно, поддержало бы сердце несколько дольше. Бессонница при болезнях сердцах была в конце концов найдена у Crataegus. Я выписал ему тридцать капель материнской настойки в половине стакана воды, одну чайную ложку каждые три часа. Эффект оказался просто невероятным. Через два дня его синее цианотичное лицо стало красным, очень сухой красный язык снова стал влажным, он стал понемногу спать, а чрезвычайно гипертрофированное и увеличенное сердце стало постепенно уменьшаться; вскоре наступило чудесное улучшение, которое продолжалось до тех пор, пока однажды не появилась левосторонняя надглазничная невралгия. Теперь я знал, что симптомы пришли в порядок. Я дал одну дозу Spigelia, и у пациента остались лишь незначительные нарушения работы сердца. По вполне понятной причине этот случай не дает исчерпывающего решения для лечения ни одной сердечной болезни, но он показывает, как может помочь правильное применение тщательно подобранного гомеопатического средства в очень опасной ситуации. В случае острого эндокардита, наступившего вследствие подавленного тонзиллита, с почти такой же диагностической картиной, но вдобавок с чрезвычайным беспокойством рук и нехваткой воздуха, к полному излечению привела Tarentula. Мне кажется, что заболевания клапанов сердца поддаются лечению правильно выбранным средством больше, чем это принято считать, но если мы хотим, чтобы наши усилия увенчались успехом, мы должны учиться с особой тщательностью оценивать диагностические и индивидуальные симптомы.

Проблемы, с которыми мы сталкиваемся каждый день, никоим образом не менее важны, если мы будем принимать во внимание исход болезни, потому что каждое правильно леченное острое заболевание имеет свойство выносить на поверхность глубоко лежащие дискразии, которые мы несем в себе, очень точно для нашего же благополучия. Если мы хотим искоренить их, то многое зависит от того, когда и как мы начнем с ними работать. Гомеопатия безусловно доказала свою высокую ценность в последние годы. Питание и санитария — единственные меры, которые не отстают от нее. Каждый, кто задумается об этом, скорее всего, станет нетерпим к ограниченности, которую так долго выдавали за настоящие научные достижения. Наука это не средство и не способ, при помощи которого мы понимаем факты. Эта взаимозависимость не нова для гомеопатии, хотя и воспринимается старшим поколением врачебной профессии почти как странность.

И еще одно соображение. Наша конвенциональная медицинская братия, возможно, подтянется и некоторым образом расширит применение гомеопатического метода, но целенаправленное использование врожденных жизненных сил человека находится за гранью их понимания. А для нас это почти естественно.

Неполная картина Неполная картина   оглавление книги Богера о гомеопатической философии Оглавление   Больной ребенок Больной ребенок