Дж. Эллис Баркер

Новая жизнь для старого. Как излечить неизлечимое

2-е изд., Лондон, 1935

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

— 131 —

Глава IX
Хронический ревматизм и артрит

Хронический ревматизм и артрит — это калечащие трудноизлечимые недуги, особенно если они длятся достаточно долго. Конвенциональное лечение этих болезней неэффективно. Каждый знает о больных, которых не смогли излечить длительные курсы лекарств и длительное пребывание в различных водолечебницах. Стандартного лечения нет. Нужно обращаться к причинным факторам этой болезни. Во многих случаях заболевание происходит из-за хронического запора, неправильного питания, инфекции или малопонятных наследственных факторов. Нужно рассмотреть все вероятные наследственные склонности. Для многих больных очень действенным оказывается Carcinosinum, продукт рака, который используется в бесконечно малых дозах и редкими приемами. Других больных излечивают Medorrhinum или Tuberculinum.

Несколько лет назад ко мне за помощью обратился очень богатый человек. У него был замок в сельской местности и заведение на Парк-лейн. Его превратил в калеку ревматоидный артрит, как и его брата. Вполне вероятно, что по крайней мере частично, тут был виноват какой-то наследственный фактор. Он путешествовал по многим курортам водолечения в Европе и по горячим источникам в Новой Зеландии, ежедневно отличный массажист делал ему массаж, и он истратил более 20 000 фунтов стерлингов на всевозможные лечения, но ни одно из них не принесло успеха.

Причину его недомогания подсказало мне обоняние. Этот человек десятилетиями страдал от вялой работы кишечника, и токсины вызвали дегенерацию,

— 132 —

которая превратила его в инвалида. Но никто не указал ему на это. Я сказал ему, что нужно будет заменить его слабительные средства обычными отрубями. "Отрубями? Это то, что я даю своим свиньям?" — "Да". — "И вы хотите, чтобы я это ел?" — "Конечно". — "Вы хотите, чтобы я ел это из корыта?" — "Вы можете делать так, как вам угодно. Лично я предпочитаю есть их из тарелки". Он встал, потеряв дар речи от возмущения, и хотел выйти из комнаты. Однако я настойчиво объяснял ему, что смогу вылечить его с помощью отрубей, и он согласился попробовать. Ему стало гораздо лучше через несколько недель, он полюбил свои блюда из отрубей, и его жена и массажист отметили, что неприятный запах от его тела полностью исчез. Ему стало несравнимо лучше, но полное излечение было невозможно. Его тазобедренный сустав сильно сместился много лет назад. Это состояние нельзя было исправить ни питанием, ни лекарствами.

Весной 1928 года мы с женой бродили по Саут-Даунс. Мы наслаждались видом с Чанктонбери-Ринг и столкнулись с молодой дамой, которая была очарована открывавшимся видом. Через некоторое время она сказала нам: "Я оставила свою мать внизу холма. Она инвалид. Я должна возить ее повсюду в кресле-каталке". Я спросил: "А что с вашей матерью?" — "У нее тугоподвижность из-за ревматоидного артрита, и она уже много лет не может ходить". — "А есть ли у нее запор?" — "Да". — "А она очень полная?" — "Да, она очень полная". — "Возможно ее удалось бы вылечить, снизив ее вес и отрегулировав кишечник". Дама заинтересовалась и 14 апреля она пришла ко мне домой со своей матерью.

Г-жа М. Г. была чрезвычайно приятной наружности, возрастом за 70, все тело ее было тугоподвижно, на ладонях имелись толстые узлы, а одно из бедер было смещено много лет назад. Лекарства, которые ей давали различные доктора, не принесли ей облегчения. Я объяснил, что для нее лекарства не играли почти никакой роли в лечении, в то время как питание было чрезвычайно важным фактором. Кроме того, серьезным физическим недостатком для нее был избыточный вес — она весила почти 12 стоунов (76 кг. — Прим. перев.). Она могла надеяться научиться ходить, только если

— 133 —

нагрузка на ее поврежденные ноги уменьшится. Дама с воодушевлением пообещала выполнять мои указания.

Я назначил ей диету для похудения. Ей нужно было есть два тоненьких ломтика очень сухих тостов их цельного хлеба с тончайшим слоем масла и одно яйцо на завтрак, большое количество овощей, картофель и яйцо с несколькими сухими печеньями в середине дня; овощи, картофель, свежие фрукты и, возможно, еще одно яйцо на ужин, а между приемами пищи ей нужно было пить по шесть кружек воды, в которой была сварена картошка и содержатся картофельные щелочи, и две кружки чая из крапивы. Я обратил ее внимание, что для приведения ее в порядок понадобится много времени. Ей нужно было сбрасывать по 1–3 фунта (453–1360 г. — Прим. перев.) в неделю.

7 мая она писала мне, что ее вес был 11 стоунов 4 фунта и 8 унций (71,8 кг. — Прим. перев.). 14 мая она написала мне: "Я сбросила четыре фунта. Я выполняю свой долг и сбрасываю вес. Аптекарь подумал, что весы работают неправильно. Он проверил их, но все оказалось в порядке". 25 мая она писала: "Я чувствую себя удивительно хорошо". 31 мая она сообщила мне: "Моя нога определенно становится более подвижной и не так сильно болит, если только я не слишком устаю". 6 июня она сообщила: "Теперь мой вес 10 стоунов 11 фунтов 10 унций (68,67 кг. — Прим. перев.)". 21 июня от нее пришли следующие новости: "Я чувствую большое улучшение в руках и ногах с тех пор как начала Ваше лечение, и совершенно уверена, что Вы, в конце концов, вылечите меня". Чтобы ускорить процесс улучшения, дочь должна была натирать ее тело, особенно руки и ноги, оливковым маслом, а кровообращение в ногах нужно было активизировать горячими ваннами для ног с добавлением горчицы по вечерам.

4 июля, после шести недель лечения, она пришла ко домой. Она сбросила примерно 1 стоун (6,34 кг. — Прим. перев.) веса, выглядела гораздо лучше, но чувствовала себя слабой. Она сбрасывала вес слишком быстро. Я посоветовал ей пить пинту (примерно 0,57 л. — Прим. перев.) молока в день и есть немного сыра и сказал, что она должна сбрасывать только один-полтора фунта в неделю. Пожилая дама почувствовала, что не только ее ноги двигались теперь с большей легкостью, но и дыхание стало спокойней. До этого ее беспокоила затрудненность дыхания,

— 134 —

напоминавшая астму. 10 сентября она написала, что ей стало гораздо лучше и она отправляется в путешествие, на которое раньше не была способна.

29 октября она к моей радости написала: "С дыханием все в порядке, и я спокойно могу идти в гору. Единственная проблема — это лестницы, по ним я не могу подниматься без труда, если только ступеньки не будут совсем низкими". Я обнаружил, что подъем стопы у нее опущен, поэтому я назначил ей подкладки для ступней ног, которые очень помогли ей. 14 ноября она пришла ко мне домой, и я нашел ее состояние значительно улучшившимся.

Теперь настало время начать принимать лекарства. Поэтому я дал ей Sulphur 3Х для приема по утрам и вечерам, и Xantoxyllum 3 при болях в суставах, которые она должна была принимать между дозами Sulphur. Оба лекарства прекрасно подошли ей. 26 ноября она написала: "Я не знаю, происходит ли это от действия тех маленьких крупинок, которые были добавлены к остальному лечению, но сейчас моей ноге стало гораздо лучше". 3 декабря она сообщила мне: "Моей ноге явно лучше. Я и не знаю, что бы я сейчас делала без Вашего лечения".

Люди с хорошим пищеварением обычно набирают вес с удивительной быстротой. 2 января 1929 года дама с виноватым видом сказала мне, что за время рождественских каникул она набрала три фунта, но тогда она питалась нормальной едой. Я сказал ей, что то, что она так быстро набрала вес, ясно доказывает, что диета для похудения ей необходима, и она согласилась со мной. Она жаловалась на ревматизм, особенно ухудшавшийся во влажную погоду и при неподвижном сидении. От этого я дал ей Rhus tox. с замечательными результатами. Затем ее вес пополз вверх, и я сказал ей, что если ей не удастся удерживать его ниже, то я должен буду назначить ей строгую голодовку по одному дню в неделю. 28 мая 1929 года она написала: "Все говорят мне о том, насколько я моложе и лучше выгляжу, и я действительно так себя чувствую". 19 июня

— 135 —

она писала: "Бесконечное Вам спасибо за Вашу теплоту и доброту ко мне, а не только за то, что вы вылечили мой ревматизм". 11 декабря она сообщила мне: "Я полна благодарности и хочу сказать Вам, что я себя чувствую по-прежнему хорошо, и у меня нет ревматизма благодаря Вашему лечению".

12 февраля 1930 года она приходила ко мне домой, и я увидел, что ей стало намного лучше. Поскольку ее ревматизм теперь улучшался от влажной погоды, я дал ей Causticum 3, который хорошо ей помогал. 19 марта она написала: "Все мои друзья, которые какое-то время не видели меня, спрашивали, что я делала в течение этого времени, потому что я выгляжу на много лет моложе, чем тогда, когда они видели меня последний раз. Поэтому я говорю им, что все это благодаря Вам, и что я так же хорошо себя чувствую, как выгляжу".

Пожилая дама оставила свое кресло-каталку и научилась ходить сама. В один прекрасный день она беспечно пошла через дорогу, и ее сбила машина. Ее тут же отправили в больницу, и ее дочь в отчаянии пришла ко мне. Она рассказала мне о несчастном случае и воскликнула: "У нее перелом нескольких костей, и она наверняка умрет. Что мне делать? Что мне делать? Она моя единственная подруга".

Я сказал ей: "Это правда, что вашей матери далеко за 70, но мое лечение омолодило ее, и, в сущности, она молодая женщина. Если с ней не случилось ничего серьезнее переломов, они заживут в рекордные сроки, но, конечно, всегда есть риск травмы внутренних органов". Я дал дочери Arnica для ушибов и шока и Symphytum, замечательное лекарство для сращения костей. К сожалению, их не удалось использовать, так как люди в больнице ничего не знали о гомеопатии и запретили ее применение. Однако пожилая дама прекрасно поправлялась, и, к удивлению докторов и хирургов, ее ушибы исчезли и кости срослись в рекордные сроки. Через шесть недель после происшествия она была у меня дома. Она выглядела так же жизнерадостно и счастливо, как всегда, но была совершенно глуха. Ее поместили на кровати около окна. Ее жалобы на то, что в лицо ей дует холодный ветер, остались без внимания. Ей было сказано, что окно должно быть открыто с 10 до 18. К счастью, показанные гомеопатические

— 136 —

лекарства опять сработали, и к ней вернулся слух.

Г-жа М. Г. с тех пор прекрасно себя чувствует и прямо-таки являет собой счастье и жизнерадостность, а кроме того, она может прогуливаться по улице, хотя, конечно, смещенное бедро делает ее походку несколько неуклюжей.

4 апреля 1933 года меня посетил потрясающий мужчина, капитан А. М., который служил в Центральной Азии. Он сильно жаловался на мышечный ревматизм, который поразил его без видимой причины пять месяцев назад. Кроме того, он жаловался на "теннисный локоть". Любопытно, что один дипломат и другие европейцы также были поражены подобными мучительными болями, которые странным образом ощущались в различных частях тела. Они все подверглись влиянию сильного перепада температур, которые могли стать причиной этого. Еще все они пили сырую воду из сильно загрязненного бассейна. Капитан А. М. переболел натуральной оспой, которая вызывает ужасающие боли в спине и других частях тела, ему делали множество прививок, и он пользовался утварью из алюминия. Было много вероятных причин для его жалобы.

Чтобы подойти к его проблемам по-научному, т. е. с точки зрения причины, было очевидно, что симптоматического лечения так называемого ревматизма показанными гомеопатическими лекарствами будет недостаточно, и что вдобавок нужно учесть возможность того, что приступы боли были вызваны зараженной водой, лечением подкожными инъекциями, натуральной оспой и алюминием. Я решил попробовать учесть все возможные факторы. Поскольку облегчение вызывалось энергичным движением, я дал ему Rhus tox. 3Х, который явно был ему показан, а с учетом его "теннисного локтя" я дал ему Arnica 3Х. Он должен был принимать оба этих лекарства по три пилюли три раза в день и каждые три дня менять одно лекарство на другое, внимательно наблюдая, которое из них лучше помогает. Вдобавок к этому я дал ему Thuja 30 как

— 137 —

антидот вакцинации, который нужно было принимать каждую субботу, и Alumina 200 как антидот алюминия, который нужно было принимать каждую среду.

12 апреля он написал, что ему стало немного лучше, а 20-го он сообщил: "Я чувствую себя значительно лучше, и вообще я мог бы сейчас сказать, что я чувствую себя так, словно совершенно выздоровел". Я подумал, что для этого еще слишком рано, и попросил его зайти ко мне. Он пришел 24-го апреля. Я дал ему дозу Rhus tox. 30 у себя в доме и коробку с Rhus tox. 6, принимать по три крупинки по утрам и вечерам. К моему удовольствию, он сказал мне, что первая доза Thuja 30, которую я дал как антидот для вакцинации, вызвала сильную реакцию в виде резкой боли, которая разбудила его ночью, и что первая доза Alumina 200 также вызвала приступ боли. Я заключил из этого, что его проблемы частично были вызваны вакцинацией или различными уколами, антидотом чего станет Thuja, а частично — отравлением алюминием. Он был очень наблюдательным человеком и 16 мая сообщил:

Я не стал принимать антидот к инокуляциям прошлый раз, так как я был далеко от дома и не хотел выйти из строя. В прошлую субботу я опять принял дозу этого антидота, и у меня была лишь слабая реакция. Похоже, что с каждым разом реакция становится слабее. Я чувствую себя почти хорошо и предлагаю продолжать лечение антидотами до тех пор, пока они не перестанут оказывать никакого влияния.

Как правило, я начинаю работу с пациентами с низких или средних потенций, а затем перехожу к высоким. 27 мая капитан А. М. написал: "Антидоты до сих пор вызывают слабые реакции. Мне кажется, что лекарства, которые являются антидотами, нужно принимать до тех пор, пока не перестанет появляться сколько-нибудь заметная реакция". Я одобрил его мысль, и поскольку у него оставалось еще немного симптомов ревматизма, а проблема с локтем появилась вновь после того как он сыграл трудный теннисный матч, я послал ему четыре дозы Rhus tox. 200, которые нужно было принимать изредка, и коробку Ruta 1Х, помеченную "надкостница", потому что это лекарство особенно полезно при проблемах с надкостницей. 9 июня он сообщил: "Я принял дозу Rhus tox 200 во вторник на

— 138 —

прошлой неделе, и ревматические боли полностью исчезли до следующего понедельника, когда они частично появились опять". Очевидно, этому пациенту хорошо помогали высокие потенции. 12 июня я послал ему Arnica 30 и Ruta 30 для "теннисного локтя", которые он должен был принимать с длительными интервалами, и одну дозу Rhus tox. в 1000-й потенции. 2 июля он написал: "Мой ревматизм стал гораздо лучше. Мне нужно было принимать Rhus tox. 200 примерно раз в неделю, когда я чувствовал, что ревматизм возвращается".

17 июля он посетил меня вместе со своей матерью, и я узнал от нее, что она также страдала от ревматизма, и возник вопрос, не была ли его проблема наследственной. 21 июля я дал ему Thuja 200 в качестве антидота к вакцинации и Alumina 200 в качестве антидота алюминия, по одной дозе каждого лекарства, которые нужно было принимать каждые две недели. 31 июля он сообщил: "В понедельник я принял антидот к инокуляциям и в течение трех часов после этого почувствовал небольшие боли в каждой мышце, которая у меня когда-либо болела". Было совершенно ясно, что вакцинация была причиной его болезни. Но и на антидот алюминия он также реагировал появлением болей в мышцах, хотя и не так сильно.

У ортодоксальных врачей есть одно или несколько любимых лекарств для ревматизма, которые они дают больным месяц за месяцем, год за годом, даже если эти лекарства не оказывают никакого действия. Гомеопаты не могут позволить себе работать таким механическим образом. Лечение гомеопатическими лекарствами полностью зависит от симптомов, и если симптомы меняются, нужно менять и лекарства. 4 сентября капитан А. М. написал, что характер его болей изменился. Вместо того чтобы начинаться в состоянии покоя и улучшаться от движения, теперь боли ухудшались от движения и облегчались во время отдыха. Поэтому я послал ему Bryonia 3Х, лекарство, которое показано при таких видах болей при ревматизме и при любых других болезнях. Поскольку оно очень помогло, вслед за Bryonia 3Х я назначил Bryonia 30, а затем Bryonia 200.

9 октября он сообщил мне, что у него

— 139 —

опять случился приступ боли, хотя и незначительной, и прислал мне чрезвычайно важную информацию:

Совершенно случайно в течение нескольких последних дней я узнал историю двух человек, у которых тяжелая форма ревматизма развилась как следствие скарлатины, которую они перенесли в детстве. Я не знаю, упоминал ли я Вам, что я во второй раз переболел скарлатиной, когда мне было 19 лет. В то время я не заметил симптомов ревматизма, но ступни ног распухали каждый вечер, и мне потребовалось несколько месяцев для того чтобы преодолеть заметные последствия болезни. Возможно, что какие-то из них остались до сих пор. Если есть что-либо, что было бы антидотом для последствий скарлатины, может, Вы могли бы мне это прислать?

Этот чрезвычайно умный офицер очень удачно привлек мое внимание к новому фактору, который до тех пор не упоминался. Я послал ему несколько доз Scarlatinum 100-й потенции, и он должен был принимать по одной дозе в месяц. 1 ноября он написал: "Я принял антидот от скарлатины и на следующий день ощутил реакцию во всех пораженных мышцах, а сейчас мне несравнимо лучше. Кажется, что с этим лекарством мы почти что достигли цели. Если Вы не будете возражать, я приму еще по дозе всех антидотов с интервалами в неделю или 10 дней". Конечно, я не возражал. По его реакциям было ясно, что причина его ревматизма кроется в том, что бактериологи назвали бы смешанной инфекцией. Его реакции показали, что он был чрезвычайно чувствителен к лекарствам в ультрамикроскопических дозах. Поэтому не было ничего удивительного в том, что вакцинации, алюминий и скарлатина все внесли свою лепту в его болезнь. Он полагал, что высокие потенции могут оказаться полезными, и поскольку ему нужно было уезжать в Индию, я дал ему запас высоких потенций, среди которых были Rhus tox. 100 000-й потенции и Bryonia 100 000-й потенции.

Рассказ о лечении этого замечательного военного показывает, что гомеопаты могут быстро и надежно диагностировать многие болезни, которые не поддаются диагностике конвенциональным способом. Конвенциональная медицина не придает значения отравлению алюминием, потому что эксперименты, проведенные на животных, не полностью доказали, что алюминий — это яд. Конечно, животные реагируют не так, как люди, но современные ученые не обращают

— 140 —

внимания на этот важный факт. Кролик может съесть такое количество белладонны, которое убило бы человека. Более того, современная наука отрицает, что вакцинации могут действовать как яд, который способен на всю жизнь нарушить нормальные функции организма. Гомеопаты знакомы с этим фактом и знают, как антидотировать отравление вакцинами. И, наконец, конвенциональная медицина не верит в то, что пагубные эффекты скарлатины могут проявиться через пятнадцать лет после болезни в виде загадочных ревматических болей.

Даже если бы капитан А. М. обратился к дюжине самых выдающихся консультантов, очень вероятно, что все они осмеяли бы его, если бы он стал спрашивать у них, может ли ревматизм быть вызван отравлением вакцинами, отравлением алюминием и давным-давно перенесенной скарлатиной. Я полагаю, что загрязненная вода, которую он и другие англичане пили в Центральной Азии, или сильный перепад температур были причиной первичного приступа болезни у него и его друзей. Очень вероятно, что в его случае этот приступ пробудил другие факторы, которые я смог найти и антидотировать. Гомеопатия принимает во внимание малейшие показания и может помочь провести чувствительнейшие тесты, которые неизвестны официальной медицине.

Язва желудка и двенадцатиперстной кишки Язва желудка и двенадцатиперстной кишки   оглавление Оглавление   Хронический запор и его следствия Хронический запор и его следствия