Дж. Эллис Баркер

Новая жизнь для старого. Как излечить неизлечимое

2-е изд., Лондон, 1935

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

— 105 —

Глава VII
Камни в желчном пузыре и почках

Камни в желчном пузыре и почках чрезвычайно часто встречаются у пожилых людей. Особенно у женщин часто бывают камни в желчном пузыре. Во многих случаях маленькие камни в желчном пузыре и почках не вызывают неудобств, и их обнаруживают только тогда, когда эти органы исследуют после смерти. К несчастью, камни в желчном пузыре и почках иногда могут вызывать чрезвычайно сильную боль. Эта боль так ужасна, что пациент не может двинуться. Если его лекарство лежит на другом конце стола, он может часами сидеть в мучениях, не в состоянии дотянуться до лекарства или встать. Боль бывает вызвана прохождением камня через узкий проход, где он задерживается, вызывая сильное воспаление. Люди обычно замечают, что у них есть проблемы с желчным пузырем, только тогда, когда невыносимые боли доводят их до безумия. Когда к конвенциональному доктору впервые в его жизни обращаются по поводу камней в желчном пузыре, ему, быть может, придется открыть свои справочники, чтобы выяснить, чтó он должен делать в этом случае. Если он заглянет в классический справочник "Принципы и практика медицины" Ослера и Макрея, которого было продано более 300 000 экземпляров, то под заголовком "Желчнокаменная болезнь" он обнаружит несколько страниц, посвященных происхождению камней в желчном пузыре, о которых не известно ничего определенного, их физическому характеру, размеру, форме и химическому составу, симптомам, которые они вызывают и т. д., и после того как терпеливо прочитает множество страниц бесполезной информации, которая позволит ему с ученым видом беседовать с пациентом,

— 106 —

в разделе "Лечение" он обнаружит следующее: "Во время приступа желчных колик пациенту нужно вводить морфий подкожно дозами по четверти грана… пациенту нужно давать слабительные, и он должен много пить… Нужно отрегулировать его питание…" Предлагалось много средств для того чтобы растворить камни в желчном пузыре, но ни одно из них не было эффективно.

Как всегда, у конвенционального доктора ничего нет для больного. Единственное, что последнему рекомендуют, это получать временное облегчение с помощью инъекций, уменьшающих страдания, но не излечивающих, а если боли становятся невыносимыми или желчный пузырь делается слишком большим, наполнившись камнями или гноем, то советуют сделать операцию. Подобную информацию можно найти и в других справочниках.

Ясно, что конвенциональный доктор не может сделать ничего, чтобы вылечить от камней в желчном пузыре. Если бы ведущие врачи начали изучать гомеопатическую литературу или обсуждать этот предмет с врачами-гомеопатами, они обнаружили бы, что камни в желчном пузыре и почках у множества больных можно растворить гомеопатическими средствами и посредством диеты и что в морфии и других отупляющих ядах нет нужды. К сожалению, они отказываются разбираться в гомеопатическом методе, и публика лишена методов лечения, которые способны излечивать больных. Бесчисленное множество пациентов без малейшей в том необходимости отправляют к хирургам.

Мне удавалось облегчать состояние пациентов и излечить немалое число имевших камни в желчном пузыре, хотя я никогда не говорил с ними о желчнокаменной болезни и химическом составе этих камней. Бóльшая часть пациентов с камнями в желчном пузыре приходят ко мне и к другим гомеопатам в надежде избежать операции, инстинктивно чувствуя, что она не нужна. Их инстинкт часто оказывается прав. К несчастью, часто пациентов с камнями в желчном пузыре загоняют к хирургу намеком о том, что им "лучше не откладывать операцию, так как в противном случае может развиться рак".

5 марта 1928 года из Бедфонта в Миддлсексе мне написала г-жа А. Г.:

— 107 —

Я должна принять очень важное решение. Доктора советуют мне удалить желчный пузырь. Они говорят, что из-за некоего порока развития в нем накопились отложения, и это можно излечить только операцией.
Я совершенно несведуща в медицинских вопросах, но все равно у меня не укладывается в голове, как изуродованный операцией человек может стать совершенно нормальным, поэтому, если это только возможно, я хотела бы избежать операции.
Боли у меня уже пять лет, но в последнее время их не так много. Я испробовала довольно много всяких методов лечения. Мне говорят, что если я не сделаю операцию, то мне станет еще хуже и у меня расстроятся нервы, поскольку постоянные боли вымотают меня. Если Вы полагаете, что можно сделать что-нибудь, чтобы этого избежать, я буду очень рада, если Вы назначите мне время приема.

Я принял ее 13 марта. Ей было за тридцать, она выглядела слишком рано постаревшей, измученной, у нее была желтуха, и она с трудом ходила, а сидела с выгнутой спиной. Она объяснила мне, что проблема с желчным пузырем вызвала искривление позвоночника, и это мешало ей ходить.

Выслушав ее рассказ, я пришел к выводу, что ее проблемы частично вызваны самоотравлением, так как у нее всегда были запоры. Как ученик и почитатель сэра Арбутнота Лейна, я придаю большое значение хорошей работе системы органов выведения. Но я иду еще дальше. Для меня важна прекрасная работа не только кишечника, но и кожи. Я объясняю многим пациентам, что их тело находится в состоянии дома, в котором забита канализация, а окна, поры кожи, не открываются.

Выслушав жалобы г-жи А. Г. и задав ей множество вопросов, я пришел к выводу, что для нее ничего нельзя сделать и что хирурги были правы. Мне не хотелось брать на себя ответственность и приниматься за лечение. Я хорошо осознавал, что камни в желчном пузыре, если с ними не справиться вовремя, обычно вызывают

— 108 —

рак и другие опасные для жизни состояния. Я сообщил ей о своих сомнениях, но она так упорно и со слезами на глазах просила меня о помощи, что, наконец, я согласился. У меня не было мужества честно и откровенно сказать бедняжке, что я думал.

В соответствии со своим обещанием, я послал ей режим питания. Ей нужно было выпивать примерно три пинты (1,7 л. — Прим. перев.) молока, съедать три яйца, тертый сыр, большие количества овощей, картофеля, фруктов и совершенно отказаться от мяса, рыбы и птицы, а также всех продуктов из них, от выпечки, шоколада, тортов, употреблять мало масла и полностью отказаться от сливок. Работу кишечника она должна была регулировать жидким парафином. Ей следовало пить воды Виши три раза в день перед едой, а также кайлен для поглощения токсинов кишечника. Если пациент находится на диете без мяса и рыбы, то гнилостные организмы в его кишечнике погибают от отсутствия питания. Это сильный аргумент в пользу вегетарианства.

К моему большому сожалению, она отреагировала плохо. Боли в спине усилились, но с потрясающим мужеством и верой в меня — хотя я считал, что у нее нет ни малейшего основания иметь какую-либо уверенность в моих способностях — она продолжала лечение и отказывалась падать духом. 17 марта она, к моему удивлению, написала: "Боли ослабли, и я чувствую, что моему желудку гораздо легче, чем было все последнее время". 21 марта она написала: "В целом я чувствую себя гораздо лучше, и боли уже совсем не такие острые". 26 марта она сообщила мне: "Я продолжаю поправляться, и теперь все мои близкие говорят, что я выгляжу гораздо лучше. Но что самое важное, когда я проснулась сегодня утром, у меня не было боли в желчном пузыре, хотя там, конечно, остается некое болезненное ощущение. У меня целый день почти совсем не было болей. До сих пор боли, особенно утром, беспокоили постоянно". 29 марта она написала мне письмо, сравнивая свое состояние на тот момент, когда я начал работать с ней, с состоянием три недели спустя:

— 109 —

Когда я пришла к Вам, у меня был землистый цвет лица, мешки под глазами, на щеках не было румянца, а сейчас цвет лица у меня гораздо светлее, с легким румянцем, а мешки под глазами исчезли. Я чувствовала слабость в спине, и она болела при малейшей физической нагрузке. Теперь спина гораздо сильнее, а боль прошла. Три недели назад у меня также были головные боли после еды, но и этот симптом исчез, а моча, которая всегда была мутной, сейчас прозрачна. Боль в желудке, которая мучила меня с утра до вечера, сейчас появляется лишь изредка, и мне кажется, что кровообращение стало гораздо лучше.

3 апреля она написала, что более чем довольна собой, и отправилась на отдых в Торки. Она написала мне из Торки 19 апреля: "Я чувствовала себя намного лучше, чем раньше". 7 июня, после трех месяцев лечения, я опять принял ее и написал ей потом: "Наш разговор меня чрезвычайно обрадовал. Вы прибавили восемь фунтов (3,63 кг. — Прим. перев.) веса, выглядите на десять лет моложе, держитесь прямо, у Вас пружинистый шаг и Вы жизнерадостны, отнюдь не в подавленном настроении. Теперь нам нужно начать новую главу в перестройке Вашего тела".

В течение первых трех месяцев лечения я не давал ей никаких твердых продуктов, так как подозревал, что у нее были изъязвления в желудке и кишечнике. Я также не давал ей никаких лекарств. Теперь я назначил ей кашу из отрубей, велел прекратить воду Виши и заменить ее отваром полыни или водой, в которой была сварена картошка, — прекрасное средство от повышенной кислотности. Ей нужно было делать массаж спины с оливковым маслом и принимать Sulphur 3X для очищения крови, очистки и активации кожи и т. д.

После этого улучшения продолжились. 18 июня она написала: "У меня больше нет головных болей". 4 июля она прислала отчет о приступе дурноты: "Это было совсем непохоже на те сильные приступы, которые бывали у меня несколько месяцев назад. У меня прибавляется сил и оптимизма. Болезненные ощущения в районе желчного пузыря продолжают уменьшаться". 10 июля она сообщала: "Теперь я потею по малейшему поводу, и

— 110 —

у меня нет головных болей. Когда я оглядываюсь назад, я понимаю, насколько я изменилась по сравнению с тем, какой я была четыре месяца назад, когда я пришла к Вам лечиться. Я благодарю свою счастливую звезду, что я не дала изрезать себя! Отвар полыни придает мне столько энергии".

Sulphur восстановил потение, которое отсутствовало в течение многих лет, а отвар полыни подействовал превосходно. Sulphur, который врачи-гомеопаты назначают большинству своих пациентов, практически не используется врачами конвенциональной медицины. Он недостаточно "научен". Если они и используют Sulphur, то только в коллоидной форме, предпочтительно подкожно, когда он может принести много вреда. Современные врачи ничего не знают о травах. Знания о травах были уничтожены фирмами по производству лекарств, которые снабжают докторов научными экстрактами и комбинациями мертвых химикатов, хотя природа в своих травах создает чудесные комбинации живых лекарств .

Время от времени я назначал г-же А. Г. гомеопатические лекарства, такие как Sulphur, Carbo vegetabilis 3X, Lachesis 12 для упорядочения менструаций, Hydrastis, который замечательно действует на кишечник, печень и желчный пузырь, и так далее. Менструации у нее также улучшились. Она совершенно изменилась, могла танцевать всю ночь напролет и считала себя полностью вылеченной. Через несколько лет после этого она сообщила мне, что чувствует себя прекрасно.

На примере этой больной и множества других я понял, что никогда не следует быть пессимистом. Человеческий организм обладает неограниченными возможностями восстановления. Крайне бесчеловечно говорить пациенту, что "ничего нельзя сделать". Всегда можно что-то предпринять, и можно по крайней мере облегчить страдания, что вовсе не обязательно делать при помощи ядовитых отупляющих лекарств. И самая сильная боль, как правило, может быть устранена с помощью бесконечно малой дозы какого-нибудь гомеопатического лекарства, которое в больших дозах вызывает такую же боль. Ужасную жгучую боль, которая бывает при раке желудка, обычно можно облегчить с помощью Phosphorus или Arsenicum в бесконечно малых дозах.

— 111 —

Врач, который сразу отправляет своих пациентов к хирургу, ничего не понимает в своей специальности. Он всегда должен пытаться лечить, и тогда он будет вознагражден многочисленными успехами, как это мы видели на примере г-жи А. Г. Да, хирурги сказали ей, что ей может стать только хуже, если она не сделает операцию, но хирурги смотрят на человеческое тело с чисто механической точки зрения, и у них так же отсутствует уважение к нему, как у специалистов по сносу домов к прекрасному зданию, которое они должны разрушить.

6 февраля 1929 года меня посетила леди Л., которая жаловалась на камни.

Я дал ей жидкий парафин для приведения в порядок работы ее кишечника, посоветовал ей перейти на молочно-вегетарианскую диету с большим количеством отрубей и назначил ей Hydrastis 1Х по утрам и вечерам для активизации печени и желчного пузыря и Thyroidinum 2Х перед едой для улучшения аппетита и детоксикации организма. 24 февраля она сообщила: "Я рада сказать Вам, что чувствую себя лучше. Мое несварение прошло. У меня все еще плохой вкус во рту, когда я просыпаюсь утром, но мой сын, который не видел меня немногим более месяца, сказал, что я выгляжу гораздо лучше". Тогда я назначил ей Berberis, важное лекарство для желчного пузыря, и так как она начала жаловаться на свою диету, я попросил ее прийти ко мне. Она пришла ко мне 13 марта, и

— 112 —

я написал ей: "Я вижу, что Вам гораздо лучше, несмотря на погрешности в диете. Вы уже не чувствуете себя вялой и не выглядите таковой". Я дал ей еще Berberis и послал ей Magnesia phosphorica на случай болей.

В апреле улучшение застопорилось, и я послал ей Sulphur 12X, чтобы стимулировать ее способность реагировать. 12 мая она написала: "Я чувствую себя гораздо лучше, мой кишечник работает дважды в день, у меня был один приступ боли в желчном пузыре, но он продолжался не очень долго и был не очень сильным". 26 мая ее муж написал мне, что улучшения в ее состоянии очень ободряют его и он очень надеется на дальнейшее улучшение.

Учитывая ее склонность к туберкулезу, я беспокоился за нее и дал ей Tuberculinum и т. д. Тогда она потеряла терпение и написала мне 8 июля: "Уже прошло пять месяцев с тех пор, как я начала лечиться у Вас. Я чувствую себя гораздо лучше, и если у меня и бывают приступы, теперь это бывает довольно редко. Я думаю, что попробую дальше обойтись без лекарств".

Леди Л., которая была больна с самого рождения, воображала, что она может излечиться от своих проблем с желчным пузырем и всех других недугов за пять месяцев, и стала проявлять нетерпение. Она желала заниматься самолечением или пытаться полечиться где-то еще. Я убедил ее позволить мне помогать ей и дальше. Она возобновила лечение, и я дал ей по показаниям China 1Х в качестве тоника и лекарства для печени и желчного пузыря, Calcarea renalis для камней в почках, Podophyllinum для ее печени. 6 сентября она написала: "У меня не было болей в желчном пузыре с начала июля". Затем от нее приходили письма, сообщавшие об улучшениях, но 26 августа 1930 года ее муж написал, что она решительно хочет прекратить лечение. Я написал в ответ:

Леди Л. пришла ко мне, жалуясь в основном на свой желчный пузырь. Поскольку она сказала мне, что у нее уже несколько месяцев не было болей, связанных с желчным пузырем, я склонен полагать, что проблема с желчным пузырем излечена. Иногда она писала мне о других своих проблемах, таких как грипп, воспаление горла и т. д., и я быстро, и как мне кажется эффективно, справлялся со всеми

— 113 —

такими проблемами. Однако с самого начала лечения я заметил некое нежелание вашей жены сообщать мне о своем состоянии. В моих первоначальных указаниях я сообщил ей, что у нее, вероятно, слабая грудная клетка. От этого и ее склонность болеть гриппом и т. д. К несчастью, мне никогда не удавалось уделить этому фактору столько внимания, сколько мне бы хотелось. Леди Л. хочет, чтобы ее лечили только от тех симптомов, которые беспокоят ее в данный момент, — позиция, которую вполне можно понять, но, с моей точки зрения, очень нежелательная для нее. Ее нежелание приходить ко мне на прием затруднило наше сотрудничество. За те 18 месяцев, что я лечил ее, я видел ее у себя только три раза.

Леди Л. требовалось не просто излечение ее желчного пузыря, а полная перестройка, а для этого требовалось не 18 месяцев, а от двух до пяти лет. У нее было огромное улучшение, но она слишком рано прекратила лечение. Хронические и глубоко укоренившиеся недуги неизлечимы конвенциональной медициной. Гомеопаты могут излечивать такие недуги, но для этого нужно время. Если бы мне было предоставлено достаточно времени, я смог бы привести леди Л. в совершенно нормальное состояние.

Если бы дама, страдающая от описанных проблем, обратилась к конвенциональному доктору, то он попробовал бы пластырь с белладонной и аналогичные вещи для того чтобы облегчить ее ужасные колики, связанные с желчным пузырем, а если бы это было неэффективно, то он воспользовался бы морфием, чтобы заглушить боль. Он, вероятно, порекомендовал бы операцию, и его мнение подтвердил бы консультант. Конвенциональный доктор руководствуется правилом, что "хронические заболевания неизлечимы", и ограничивает свои услуги облегчением наиболее неотложных симптомов с помощью успокоительных средств, снотворных и т. д.

19 сентября 1927 года меня посетил г-н У. С., бизнесмен, проживавший в Скиптоне в Йоркшире. Он пришел вместе со своей женой. Оба казались чрезвычайно обеспокоенными. Лорд Мойнихан, ведущий абдоминальный хирург, делал мужу операции по поводу камней в желчном пузыре в 1924 и 1926 году. Операции обошлись в несколько сотен фунтов, и ему сказали, что

— 114 —

после них он будет в прекрасном здоровье. В некоторых случаях удаление желчного пузыря переносится хорошо, а иногда это на всю жизнь портит здоровье человека. Такие же расхождения в результатах можно наблюдать среди мужчин, которым удаляют предстательную железу, и женщин, которых лишают половых органов. Одни чувствуют себя хорошо и хвалят хирурга, а другие проклинают тот день, когда их прооперировали. Удаление органов — это мероприятие, связанное с очень большим риском.

Г-н У. С. выглядел безнадежным, у него была сильная желтуха и вид старичка с неверной походкой, хотя ему было всего 56 лет. Его тело, нервы и мозг сильно пострадали от операции. Он больше не был в состоянии вести свое дело, не мог складывать числа, был чрезвычайно нервным, а раз в неделю у него были приступы озноба, которые начинались с ощущения ледяного холода, после чего поднималась температура. Эти приступы выматывали его и доводили его до отчаяния. Его вес снизился с двенадцати с половиной стоунов (72,5 кг. — Прим. перев.) до десяти стоунов (63,4 кг. — Прим. перев.), у него запали глаза, он выглядел как жертва малярии. Печень у него работала плохо. Доктора и консультанты не смогли ему помочь. Он также пытался лечиться в санатории, но безуспешно. Я был его последней надеждой.

Печень и желчный пузырь играют очень важную роль в переваривании пищи, в особенности жиров, к которым, конечно, относятся масло и молоко. Печень и желчный пузырь также очень важны для процессов выделения. Прежде всего было необходимо активировать его печень и кишечник и улучшить пищеварение. Механизм питания свиней очень близок к человеческому. Я сказал ему принимать каждый раз с едой несколько таблеток свиной желчи для того чтобы заменить отсутствующие секреты, дал ему жидкий парафин в качестве смазки для кишечника и назначил диету без жира. 23 сентября, после трех дней лечения, его жена написала мне: "Г-н С. сегодня прекрасно себя чувствует, сегодня самый лучший для него день за всю неделю. Его кишечник прекрасно действует, и вследствие этого он чувствует себя лучше во всех отношениях. Сегодня он очень весел и счастлив. Возвращается его нормальный цвет кожи, глаза ясны и не выглядят запавшими".

— 115 —

Через три дня, 26 сентября, она написала: "Он регулярно принимает свои лекарства и постоянно шутит на эту тему. Он в очень хорошем настроении и с удовольствием ожидает времени приема пищи. Я знаю точно, что его аппетит стал лучше".

Г-н У. С. начал свое лечение самым благоприятным образом, что невозможно переоценить. Если у пациентов такого типа не настает очень быстрого и разительного улучшения, они теряют надежду. Его болезнь была очень упорной, поскольку тело никак не могло приспособиться к отсутствию желчного пузыря.

Спустя какое-то время я назначил ему есть большие количества отрубей, а так как иногда у него были сильнейшие поносы, я дал ему кайлен. Поскольку печень работала плохо, он должен был есть печеночный суп моего изобретения, который готовится следующим образом: 6–8 унций (примерно 170–230 г. — Прим. перев.) сырой английской печени нужно три раза пропустить через мясорубку и опустить в кипящую воду или молоко, и через минуту варки суп готов. Я выяснил, что это самый подходящий способ давать пациентам печень. Его питание гораздо улучшилось, и с каждым приемом пищи он пил стакан вина для аппетита и помощи пищеварению. 7 октября, почти через три недели, его жена сообщила: "У г-на У. С. стул три раза в день, его моча прозрачна, и, несмотря на всю пищу, которую он ест, он никогда не жалуется на несварение. Раньше у него всегда был обложен язык, но это прошло. Его глаза стали больше и ярче, и кожа не желтого цвета, а очень бледная. Моему мужу легче заниматься бизнесом, и он снова может концентрироваться".

Лечение у него продолжалось очень успешно, он набирал вес и был в прекрасном состоянии. 1 ноября г-н У. С. написал мне: "В настоящий момент мой вес составляет десять стоунов и тринадцать фунтов (69,3 кг. — Прим. перев.), на одиннадцать фунтов больше, чем я весил месяц назад". Тогда я дал ему рыбий жир и солод, и в помощь пищеварению и экскреции назначил ему Thyroidinum 1Х. Затем это лекарство было заменено на Thyroidinum 2Х. Когда у него стали появляться газы, я послал ему Asafoetida, отличное лекарство от нервов и газов одновременно. Позже, узнав, что цвет лица все еще остается бледным и желтоватым, я послал ему Hydrastis 1,

— 116 —

который ему очень помог. 16 августа его жена сообщила мне, что ее муж иногда страдал от приступов дурноты, сопровождавшихся темно-желтой пенящейся мочой. Это указывало на Chelidonium, и я дал ему Chelidonium, который принес заметную пользу. Затем появились симптомы, которые, по всей видимости, требовали Cholesterinum, я дал ему Cholesterinum попеременно с Chelidonium. Cholesterinum подействовал на него исключительно хорошо.

9 октября 1928 года, через год после начала лечения, он посетил меня, и я написал ему: "Я более чем доволен тем, как Вы сейчас выглядите. Как я сказал Вам, Вы выглядите на 10 лет моложе, и приятно смотреть на Ваше румяное лицо, красные щеки, ярко-красные губы, искрящиеся глаза. К Вам вернулась молодость".

2 июня 1930 года я получил письмо от его жены, которая сообщала мне, что ее муж все еще принимал таблетки свиной желчи, без которых он не мог обходиться. Она писала:

Я уверена, что вы будете рады узнать, что мой муж продолжает пребывать в отличнейшем здоровье. Он всегда имеет с собой таблетки Cholesterinum и свиной желчи. Но он принимает их не по привычке. Он пьет их только тогда, когда они ему нужны. Он очень активен и в отличной форме. Мы очень благодарны Вам, потому что Вы помогли ему больше, чем кто-либо когда-либо.

Некоторые из моих неудач Некоторые из моих неудач   оглавление Оглавление   Язва желудка и двенадцатиперстной кишки Язва желудка и двенадцатиперстной кишки