Дж. Эллис Баркер

Новая жизнь для старого. Как излечить неизлечимое

2-е изд., Лондон, 1935

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

— 51 —

Глава IV
Некоторые показательные случаи — диабет, рассеянный склероз, рак, саркома, увеличенная простата, паралич и т.д.

Г-н Б. Дж., священник в возрасте 64 лет, проживающий в Уэльсе, написал мне 30 июня 1934 г., что в течение двух с половиной лет он страдает от диабета, постоянно на инсулине, и что ему нужно делать инъекции примерно по 15 единиц в день, регулируя это количество по анализу мочи, который он сам себе делает несколько раз в день. Я незамедлительно ответил ему, что я не желал бы принимать его на лечение, так как я считаю, что инсулин никогда не излечивает больных диабетом, а только превращает их в рабов этого опасного лекарства.

Он настаивал, чтобы я проконсультировал его, и, вопреки моему желанию, посетил меня в Лондоне 13-го июля 1934 года и рассказал мне в подробностях о своей болезни. Доктора и специалисты, которые лечили его, тщательно анализировали его мочу, кровь и т. д.; как и всем другим больным с диабетом, они прописали ему определенную диету и инсулин и лечили его "болезнь" как обычно, не вдаваясь в индивидуальные потребности конкретного пациента. Я сказал г-ну Б. Дж. вполне откровенно, что меня совсем не интересовали анализы его крови и мочи и его стандартизированная диета, но что я хотел бы выяснить причину его болезни, которая была для меня самой важной деталью. Он не мог просветить меня на этот счет, но тщательный опрос выявил, что

— 52 —

двадцать семь лет назад в его жизни случилось большая неприятность, которую я счел причиной его болезни. В своих указаниях ему я написал:

Наиболее существенный факт, который выяснился из нашей беседы, это то, что в 1906–7 годах Вы испытали сильное любовное разочарование, и все время с тех пор были в сильно подавленном состоянии. Очевидно, что у Вас осталась глубокая психическая травма.

Очень часто увеличение сахара в моче у г-на Б. Дж. совпадало с подавленным состоянием, которое вызывали у него мысли о его старой любви, и непреодолимым ощущением, что его избранница была недалеко от него или что она страдала. Замечательным лекарством при горе и печали является Ignatia. Поскольку расстройство было таким давним, требовалась высокая потенция. Я тут же у себя дома дал ему одну дозу Ignatia в 1000-й потенции и сказал ему, чтобы время от времени при необходимости он принимал по одной дозе Ignatia 200-й потенции, а также дал ему разведенную Acidum phosphoricum, содержащую немного Ignatia, которую он должен был принимать по 10 капель после еды. Г-н Б. Дж. весьма скептически посмотрел на безвкусные сахарные крупинки и бесцветные капли, которые ему дали.

Улучшение и в болезни, и в психическом состоянии больного произошло немедленно. Через три дня 16-го июля он написал: "Анализ мочи показывает, что сегодня утром в моче не было сахара, хотя вчера я делал себе инъекцию инсулина всего один раз, а не два, как раньше". 20 июля, через семь дней после начала лечения, он писал: "Я определенно нахожусь в менее подавленном состоянии, чем тогда, когда Вы меня видели. Я чувствую себя значительно лучше. Я очень рад, что посетил Вас. Жизнь уже становится светлее и приятнее". 27 июля, после двух недель лечения, он написал: "Вы будете рады узнать, что моя реакция на Ваше лечение остается очень хорошей. В течение последних нескольких дней в моче нет и следов сахара". Через три дня после этого, 30 июля, переполняемый радостью, он написал: "Отныне я буду проверять мочу только три раза в неделю, а через несколько недель — только раз в неделю".

— 53 —

Г-н Б. Дж. писал радостные письма одно за другим. Затем он отправился в Шрусбери и, к своему сильному расстройству, опять обнаружил в моче сахар. Я выяснил, что он ел там много грибов, что не было в его обычае. Я запретил ему есть грибы, и моча быстро пришла в норму, хотя он и не прибегал к инсулину. 25 августа он писал: "Моя моча до сих пор чиста — чиста от сахара, а депрессия совсем прошла". 15 сентября, через два месяца после начала лечения, он заявил: "Общее состояние моего здоровья очень улучшилось после моего визита к Вам. Ваше лекарство совершило чудо. Я прибавил в весе".

Вскоре после этого он пожаловался на зрение. Хорошо известно, что диабетики склонны к катаракте. Я поразмышлял о лекарстве для очистки крови и послал ему несколько доз Sulphur 6X, что привело к улучшению его зрения. Мой пациент принимал дозы Ignatia 200 все реже и реже. 1 декабря 1934 года он сообщил: "Я не принимал ни одной крупинки с 25 сентября". А 4 декабря он написал: "У меня не хватит слов, чтобы описать мою благодарность Вам. Я просто не могу подобрать слов, чтобы описать, какие чувства охватывают меня, когда я думаю о том, чтó Вы для меня сделали".

8 февраля 1935 года он писал:

Я просто восхищен вашим успешным лечением моего диабета. Это поистине чудесно. Уже несколько лет мое здоровье не было таким хорошим, а что касается моей депрессии, то она совсем прошла. Когда я чем-то обеспокоен, то на меня опять находит депрессия, но как только мое беспокойство прекращается, депрессия улетучивается, и я снова нахожусь в самом что ни на есть хорошем состоянии. По божьей милости, я полностью нахожусь у Вас в долгу за мое нынешнее прекрасное состояние здоровья. Я уверен, что Вас заинтересует следующий факт. Еще три недели назад я как всегда возносил такую молитву: "О, Господи, излечи меня от моего диабета". И когда я, стоя на коленях, возносил в своих утренних молитвах эту просьбу, Господь немедленно ответил мне: "Зачем молиться о том,

— 54 —

что у тебя уже есть". И с той поры я перестал молиться об исцелении. Если у меня на губах начинает складываться прежняя просьба, что иногда случается, я ни в коем случае не произношу ее. Сейчас моя молитва такова: "Я благодарю тебя, Господи, за то, что ты направил меня к гомеопатии и сделал так, что я могу не пользоваться инсулином". И я неизменно заканчиваю свою молитву словами: "Благослови г-на Эллиса Баркера".

12 февраля мой пациент писал:

Вы мой самый милый друг и величайший благодетель. На своем жизненном пути я нашел много друзей, но ни одного благодетеля, который мог бы сравниться с вами. Как Иисус Христос — это единственный лекарь, излечивший болезнь моей души, так и Вы — единственный лекарь, который излечил ту тяжелую болезнь, которая поразила мое тело, болезнь, которую конвенциональные врачи объявляют неизлечимой. Я никогда не перестану благодарить Господа за то, что он привел меня к Вам.

Успехи, подобные этому излечению диабета, и ощущение, что ты помог замечательному человеку, который очень страдал душой и телом, делают жизнь стоящей того, чтобы ею жить, а удовлетворение, полученное от такого излечения, будет величайшей наградой для любого настоящего доктора.

1 ноября 1934 года я получил письмо от регионального агента благотворительности Фонда помощи Британского легиона в Лидсе касательно некоего г-на Дж. Т., который страдал от рассеянного склероза — говоря простым языком, от прогрессивного паралича. Пациент обратился к сэру Герберту Баркеру, а сэр Герберт Баркер посоветовал г-ну Дж. Т. обратиться ко мне, и я написал агенту, что я с удовольствием осмотрю пациента, но добавил: "Рассеянный склероз — это проблема, которую очень трудно лечить. С конвенциональной точки зрения эта болезнь неизлечима, но мне иногда удавалось достичь успеха".

21 ноября г-н Дж. Т. пришел ко мне в кабинет. Он был садовником 43 лет, был женат уже одиннадцать лет, но не имел детей. Он страдал параличом с детства. Когда ему было 13 лет, ему сделали операцию по поводу аппендицита, и через 18 месяцев он потерял контроль над мышцами лица. Когда он служил в Месопотамии

— 55 —

в 1915 году, ему парализовало ноги, а затем были поражены и другие части тела. Он не мог поддерживать равновесие, если у него были закрыты глаза, и у него совершенно не получалось дотронуться до своего носа с закрытыми глазами. Он спотыкался, когда пытался переставлять ноги, веки глаз самопроизвольно опускались, и если он хотел на что-то посмотреть, ему нужно было поднимать их пальцами. Он прошел обычное рутинное лечение с обычным отсутствием результатов и был в отчаянии.

Я обнаружил, что он жил на жуткой диете — крепком черном чае, белом хлебе с маслом, больших количествах мяса, "Санатоджене" (тонизирующий напиток компании "Уайтуэйз". — Прим. перев.) и т. д. Он часто проходил вакцинацию, а при первой его вакцинации его вакцина была взята от другого ребенка. В 1917 году он получил сильный удар по голове, когда пуля ударилась о его стальной шлем.

Я дал г-ну Дж. Т., который вследствие своего ужасного питания остался без зубов, диету, богатую отрубями, хлебом из непросеянной муки, свежих фруктов и салатов, и запретил мясо, рыбу, птицу и всю разогревающую пищу. Из лекарств я дал ему Sulphur 6Х в качестве лекарства для очищения крови, Causticum 3Х от паралича, который ему нужно было принимать каждый день, а от возможных причин паралича я дал ему дозу Thuja 200 как антидот вакцинации для приема каждое воскресенье, и дозу Lueticum 200 каждую среду. Для восстановления гибкости его рук и ног я попросил его жену делать ему массаж с неочищенным рыбьим жиром, с помощью которого мне ранее удавалось совершать поистине удивительные вещи.

9 декабря, после двух с половиной недель лечения, его жена сообщила: "На этой неделе веки его глаз были в хорошем состоянии и не опускались. Мне кажется, что действительно есть улучшение". Затем я дал ему Acidum fluoricum 6 и Thuja 3Х. 22 декабря его жена сообщила: "Веки у моего мужа были в нормальном состоянии в течение уже примерно 12 дней", а 30 декабря она, к моей радости, сообщила: "На этой неделе моему мужу было чрезвычайно хорошо. Он прекрасно поправляется. Он гораздо лучше спит и ходит". 3 января почетный секретарь Британского легиона в Фенсе сообщил мне: "Нет никакого сомнения в том, что г-н Дж. Т.

— 56 —

явно поправляется, и с учетом этих обстоятельств мы надеемся, что через некоторое время Ваши дальнейшие усилия могут привести к его полному излечению".

Конечно, во время лечения бывали и взлеты, и падения, но у этого господина все шло очень хорошо; следующими лекарствами были несколько доз Lueticum 1000 и Aurum 6Х два раза между приемами пищи.

15 марта, после трех с половиной месяцев лечения, его жена написала: "Мой муж действительно хорошо ходит, и Вы были бы удивлены, если бы видели, сколько людей приезжало навестить его после того как мы начали Ваше лечение. Они считают, что это чудесно, и что он теперь выглядит так, как раньше". Затем его жена сообщила мне, что он вполне нормально ходит, а 15 апреля 1935 года она радостно известила меня, что ее муж прошел целую милю.

16 апреля почетный секретарь Британского Легиона писал:

Не может быть никаких сомнений, что этот человек поправляется. У г-на Дж. Т. еще бывают плохие дни, но промежутки между ними стали длиннее, и он восстанавливается быстрее. Он гораздо лучше ходит, и вообще говоря, ему стало лучше по всем параметрам. Он ходит к своему врачу страховой кассы каждый месяц из-за своего сертификата страхования, и он сказал доктору, что поправится. Доктор ответил: "Посмотрим". — "Тут нечего и смотреть", — сказал ему г-н Т. Его лечение вызывает значительный интерес в нашем районе. С Вашего согласия, это лечение нужно продолжать любыми средствами. Комитет приносит Вам сердечную благодарность за то, что уже сделано Вами на сегодняшний день.

10 мая г-н Дж. Т. во второй раз посетил меня. Он невероятно изменился и просто лучился здоровьем, энергией и счастьем, и вместо того чтобы волочить ноги и спотыкаться, продвигаясь с поддержкой своей жены, он шел пружинистым атлетическим шагом. Стоя около стола, он сначала положил ступню правой ноги на стол, стоя на левой ноге, а затем ступню левой ноги на стол, стоя на правой ноге. Он дотронулся до своего носа с плотно зажмуренными глазами, чего ему никогда не удавалось делать, когда его осматривали специалисты. Он сказал мне,

— 57 —

что он мог пройти много миль, что его веки самопроизвольно не опускались уже несколько месяцев, и что он мог заниматься тяжелой работой в поле или в саду. Он и его жена не хотели иметь детей, так как он страдал этим недугом еще до их свадьбы, но теперь они надеялись, что смогут иметь детей.

У меня есть пациентка в восточном районе Лондона, некая г-жа Л., чрезвычайно умная женщина примерно 50 лет, которую я лечил от желчнокаменной болезни и разных других жалоб. Иногда она говорила мне, что ее мать была очень полной пожилой женщиной, ела невероятное количество мяса и другой разогревающей пищи, пила крепкий чай, потребляла большие количества приправ и алкоголя, и что наверняка она скоро пострадает из-за этого. Ее страхи подтвердились. У дамы появилась опухоль в груди, врачи объявили ее раковой, ей сделали обширную операцию, и микроскопическое исследование показало, что опухоль была злокачественной. Поскольку доктора не дали ей никаких указаний по поводу питания, она продолжала есть и пить самые вредные вещи, не обращая внимания на предостережения дочери.

Перед операцией у пожилой дамы развилась желтуха, и она потеряла в весе. Как это часто случается, после операции она прибавила в весе и чувствовала себя довольно неплохо, но, что было ожидаемо, вскоре начались неприятности. Внутри и вокруг операционного шрама появились зловещие отеки, у нее развилась сильная желтуха, затем ее начали беспокоить неприятные ощущения, и, наконец, появились невыносимые и ужасные боли.

Осенью 1934 года дочь раковой больной сказала мне по телефону, что она только что посетила свою мать и что ее матери было очень плохо. В заключение она спросила: "Как вы думаете, сможете ли вы ей помочь?" В таких случаях у докторов нет иного лечения, кроме болеутоляющего морфия, который ничего не лечит, но травмирует и отравляет пациента. Последствия применения морфия сравнимы с результатами невоздержанности, но только с морфием они значительно серьезнее. В таких случаях гомеопатия необыкновенно изобретательна. Нужно тщательно выяснить характер

— 58 —

боли и назначить бесконечно малую дозу лекарства, которое вызывает такую же боль, если его принять в больших количествах.

У пожилой дамы было два различных вида болей. Во-первых, у нее была ужасная стягивающая боль в шраме после операции и вокруг него, боль, сравнимая с ощущением, которое будет вызвано плотным обматыванием проволоки вокруг груди. Вторая боль была как ужасное жгучее ощущение, которое сопровождалось крайним беспокойством. Поскольку жгучая боль облегчалась теплом, выбор лекарств был очевиден. Я отправил пожилой даме Cactus grandiflorus в 30-й потенции для стягивающей боли и Arsenicum в 200-й потенции для жгучей боли и беспокойства. Пациентка должна была принимать то лекарство, которое соответствовало ее симптомам, и дозы лекарств нужно было принимать только тогда, когда это было необходимо.

К моему удивлению и радости, оба лекарства принесли ей совершенно замечательное облегчение. Боли полностью прошли. У пожилой дамы пропала желтуха; она объявила себя выздоровевшей, и у нее развился непомерный аппетит.

В течение восьми месяцев после этого назначения у нее наблюдалось устойчивое улучшение. Она поправилась и стала еще полнее, чем когда-либо. Ее дочь хотела привезти ее ко мне в автомобиле, но она стала настолько полной, что больше не могла ездить на машине. Я посоветовал ее дочери привезти ее ко мне в фургоне для мебели.

Летом 1934 года мисс С. из Хендона между делом сообщила мне, что ее мать не вставала с постели из-за боли в одной ноге. Я подумал, что там нет ничего особенного, и послал ей Bryonia, которую она должна была принимать, если ее боль становилась хуже от движения, и Rhus toxicodendron, который она должна была принимать, если боль облегчалась от движения. Ни одно из лекарств не помогло. Я попробовал еще несколько лекарств и, наконец, отправился осмотреть г-жу С. Я обнаружил, что она была в постели уже несколько месяцев, но выглядела совершенно здоровой, у нее был цвет лица как у молочницы, глаза ярко блестели, она была полна энергии и не могла объяснить характер своей боли. По-видимому, она была не слишком наблюдательной женщиной. Она даже

— 59 —

не могла сказать мне, ощущалась ли боль в мышцах, в нервах или в костях. Наконец, ее дочь обмолвилась, что боли всегда были хуже после еды. Боль в ноге, которая ухудшается от еды, это редкий и необычный симптом. Я обнаружил этот симптом в репертории Кента, и против него там было указано только одно лекарство, Kali carbonicum, простой карбонат калия. Обращение к Материи медике показало, что это лекарство скорее всего поможет. Я послал ей Kali carbonicum в 6-й десятичной потенции. Она принимала миллионную долю грана карбоната калия три раза в день с прекрасным результатом. Боль прошла, но вернулась снова. Я попробовал Kali carbonicum в низких, высоких и очень высоких потенциях, но они помогали только временно. Очевидно, там было что-то серьезное, что мешало выздоровлению и что надо было обнаружить.

Рентгеновский снимок г-жи С. открыл ужасный факт, что у нее была большая саркома, расположенная в нижней части позвоночника. Саркома классифицируется как рак в общем разделе злокачественных заболеваний. Оба типа заболеваний летальны. Конвенциональная медицина не имеет никаких методов лечения саркомы кроме операции, о которой в этом случае не могло быть и речи, так как даме было уже далеко за 70, и она была полна решимости избежать операции.

Ее состояние напоминало состояние матери г-жи Л. У нее были жгучие боли, которые облегчались теплом, и беспокойство. Поэтому я решил лечить г-жу С. с помощью Arsenicum. Я давал ей это лекарство в разных потенциях, начиная с третьей сотенной и кончая тысячной, и она очень хорошо реагировала. Ее боли ушли, но она не могла покинуть кровати. Она оставалась жизнерадостной и наслаждалась каждым днем своей жизни. В конце концов, перестал работать ее мочевой пузырь либо из-за того что опухоль давила на нерв, контролирующий мочевой пузырь, либо потому что она распространилась на мочевой пузырь. Нужно было удалять мочу с помощью катетера, и моча была очень зловонной. Кое-какое облегчение она получила от Berberis и Chimaphila, при этом оба лекарства были даны в тинктурах, но Arsenicum в различных потенциях был ее главным подспорьем.

— 60 —

В начале мая 1935 года у г-жи С. началось стремительное ухудшение, цвет лица у нее стал ужасным, она выглядела очень больной, и утром 17 мая она мирно и без боли скончалась. Многие месяцы г-жа С. страдала от одного из самых болезненных заболеваний, известных в медицине, но она умерла в спокойствии, без боли и без морфия. Гомеопатия может принести чудесное облегчение и тогда, когда излечение невозможно.

В отдельной главе я описал несколько примеров больных с увеличенной предстательной железой, у которых улучшение наступало постепенно, как всегда после нескольких месяцев лечения. Иногда больные с увеличенной предстательной железой, объявленные конвенциональными докторами и специалистами не излечимыми ничем, кроме операции, поправляются в течение нескольких недель, но такие случаи — исключение, и поистине являются показательными. Нельзя ожидать, что увеличение, которое происходило на протяжении десяти или более лет, может исчезнуть ранее чем через несколько месяцев усилий пациента.

13 декабря 1934 года меня посетил г-н В. К. Г., вышедший на пенсию бухгалтер, который выглядел больным, пережил нервный срыв в 1913 году, и его доктор сказал ему, что для его увеличенной предстательной железы нет никакого другого лечения, кроме операции. Поскольку он был нервным человеком, он очень беспокоился по поводу своей предстательной железы, которая была не в порядке уже на протяжении многих лет. Я прописал ему подходящую диету, большое количество питья, чтобы сделать его мочу менее едкой, и начал лечить его Sulphur 6X, который нужно было принимать по утрам и вечерам, и комбинацией Ignatia 3Х и Carbo vegetabilis, которую нужно было принимать между приемами пищи. Так как у него была слабая грудная клетка, я дал ему Bacillinum в 30-й потенции раз в неделю. После одной недели лечения я заменил Sulphur на Arsenicum 3 из-за его беспокойства, и дал ему 100-ю часть грана щитовидной железы перед едой, так как у него был плохой аппетит.

Он поправился с невероятной быстротой. 15 января 1935 года, через месяц после того как мы начали лечение, он писал мне:

Я очень рад, что мне не удалось написать Вам вчера, как я планировал сделать, поскольку я посетил своего доктора. Он сказал мне, что я выгляжу

— 61 —

гораздо лучше, и тогда я сказал ему, что я излечился от своего недуга, и он счел, что это чудесно. Он очень заинтересовался мной и говорит, что хотя воспаление прошло, предстательная железа остается увеличенной. В глубине души он, видимо, считает, что мои симптомы могут возобновиться. Но как бы то ни было, я очень рад сообщить Вам, что у меня нет отека, воспаления или неприятных ощущений, и я могу мочиться естественным образом и без затруднений даже ночью. Помимо этого я уже много лет не чувствовал себя так хорошо. Я думал, что мой мозг усох, но он опять увеличился и работает хорошо. Поэтому я считаю, что Вы действительно омолодили меня. Большое Вам спасибо за то, что Вы сделали.

Через шесть недель после того г-н В. К. Г. написал:

Уже прошло шесть недель с тех пор как я Вам писал. Я рад Вам сообщить, что мои симптомы не возобновляются.

Всего после одного месяца лечения пациент счел себя выздоровевшим. Умеренное увеличение предстательной железы снижает объем мочи, которую может удерживать мочевой пузырь, это бывает очень часто и не представляет особой опасности. С другой стороны, воспаленная предстательная железа вызывает боль, невыносимые позывы, трудности с удержанием мочи и облегчением мочевого пузыря, что сопровождается сильным беспокойством. Это состояние можно легко вылечить переходом на диету, которая не разогревает и не раздражает организм, и несколькими гомеопатическими лекарствами — метод, к сожалению, неизвестный ортодоксальным врачам.

Малярия — это опасное и чрезвычайно упорное заболевание. Как правило, его лечат большими дозами хинина, который наносит вред крови, и многие из тех, кто принимал большие количества хинина, всю жизнь страдают от желтухи, тогда как другие теряют слух. У людей, которые были в тропиках и заболели малярией, случаются регулярные рецидивы болезни, которые подрывают здоровье больных и которые контролируются большими дозами хинина. Гомеопатия с большим успехом справлялась как с острой, так и с застарелой малярией и отравлением хинином, что является обычным делом при этой болезни.

Одно из наиболее ценных лекарств при малярии и отравлении хинином — это гомеопатически приготовленная и потенцированная обыкновенная столовая соль

— 62 —

в бесконечно малых дозах. Гомеопаты называют это лекарство Natrum muriaticum. В своей книге "Как совершаются чудеса исцеления" я посвятил этому замечательному лекарству специальную главу, названную "Чудеса, совершенные при помощи поваренной соли". Ганеман, основатель гомеопатии, с полным основанием писал:

Чистая поваренная соль, динамизированная как и все другие вещества в гомеопатии, является одним из самых мощных лекарств, впечатляющим по своему действию...

11 сентября 1929 года меня посетила исхудавшая дама, выглядевшая в буквальном смысле слова как скелет, покрытый желтушной кожей, с глубоко запавшими глазами. Она представилась мне миссионером из Западной Африки. Она всегда была анемична, чувствовала сильную слабость и страдала от ежедневных приступов малярии, сдерживаемых хинином, который она принимала дозами по 30 гранов. Ее печень, желчный пузырь и селезенка были очень сильно увеличены, у нее были огромные шрамы от вакцинации, она жаловалась на тянущие вниз боли, всегда ощущала озноб, и у нее было ощущение упадка сил примерно в 11 часов утра. Эти симптомы ясно указывали на то, что ее лекарством был Natrum muriaticum. Я назначил даме смешанную диету с большим количеством овощей, овощного сока, хлеба из непросеянной муки, три пинты (1,75 л. — Прим. перев.) молока, три яйца в день и посоветовал ей есть много горьких овощей, изюма и кишмиша, так как они богаты железом, а для лихорадки с ознобом прописал ей Natrum muriaticum в 30-й потенции, что значит в дозах по дециллионной доле грана, и Arsenicum в миллионных долях грана. Ей нужно было принимать по три дозы в день и каждый день переходить от одного лекарства к другому. Я сказал ей, чтобы она не принимала больше хинин, за исключением тех случаев, когда у нее случится настоящий приступ малярии.

У меня есть фотография г-жи К. Л., сделанная 30 сентября 1929 года, на которой она выглядит символом истощения. Она немедленно стала набирать вес со скоростью 2–3 фунта (примерно 900–1360 г. — Прим. перев.) в неделю. 11 октября, через месяц после начала лечения, она писала мне:

— 63 —

На этой неделе я опять прибавила три фунта в весе. Я чувствовала себя гораздо лучше, я лучше ем и сплю. До этой недели у меня ни разу не было температуры. После внезапной смерти моей сестры я чувствовала себя довольно плохо, зная, что склонность к лихорадке больше, когда чувствуешь себя хуже. Во вторник вечером у меня случился внезапный приступ, поэтому я приняла хинин. Это был единственный раз, когда я приняла хинин с тех пор как я посетила Вас месяц назад.

Следующее письмо, написанное 18 октября, гласило: "За эту неделю я прибавила три фунта и три унции (примерно 1450 г. — Прим. перев.)". 22 ноября она написала:

Я чувствую себя в замечательной форме. Я набрала 5 фунтов 9 унций (2525 г. — Прим. перев.) за последние три недели, совсем не принимала лекарств, у меня прекрасный аппетит, я могу ходить на прогулки и делать всю свою работу по дому, а резкое похолодание, которое было у нас на днях, не вызвало у меня озноба, как обычно бывало раньше, когда я проводила зиму в Англии. Я думаю, что Вы согласитесь, что мне больше не нужно продолжать лечение.

Спустя некоторое время после этого г-жа К. Л. посетила меня, и я ее не узнал. Она выглядела великолепно, набрала 30 фунтов (13,6 кг. — Прим. перев.), и у нее больше не было приступов лихорадки. Она сказала мне, что уведомит меня, если ей еще будет нужна помощь. Поскольку я от нее больше ничего не слышал, могу только предположить, что ее лихорадка была навсегда излечена несколькими бесконечно малыми дозами поваренной соли, подкрепленной мышьяком в дозах по миллионной доле грана.

Характерные и необычные симптомы часто указывают на лекарство, которое излечит больного. Среди характерных симптомов, служащих показаниями для использования Natrum muriaticum, есть неспособность мочиться в присутствии других людей. Мне посчастливилось лечить некую г-жу Л. Она прислала ко мне своего мужа, которому тоже нужна была помощь. Г-н Дж. Л. был чрезвычайно беден в молодости. Тогда он был высокого роста, очень стройным, потрясающим бегуном, блестяще выступал во многих видах спорта на спортивных играх. Став очень богатым, он прекратил заниматься физическими упражнениями и как и многие бывшие атлеты стал чрезвычайно полным, и при этом он жаловался на плохое пищеварение и слабую грудную клетку.

— 64 —

Он имел склонность к бронхитам, плевритам и пневмониям, и очень боялся свежего воздуха.

Я спросил, не мог ли он рассказать мне о каких-нибудь необычных симптомах, и он сказал, что он совершенно не мог опорожнить мочевой пузырь в общественной уборной, если там уже кто-то был. Этот симптом, а также его зябкость, слезящиеся глаза и большое пристрастие к соли ясно указывали на то, что ему требовался Natrum muriaticum, и я прописал ему это лекарство в дозах по дециллионной доле грана. Через неделю после этого его жена возбужденно рассказала мне по телефону: "С глазами моего мужа произошло чудо!" — "Он ничего не говорил мне о своих глазах", — ответил я. — "Конечно, он не упоминал глаза, потому что вы не окулист". Г-жа Л. сообщила мне, что ее муж совершенно не мог читать при искусственном свете. Он обращался к различным оптикам и окулистам, которые прописали ему очки, но это ему не помогло. Он был большим домоседом. По вечерам он сидел за столом, затеняя или прикрывая чем-нибудь глаза. "Но сейчас он может читать при искусственном свете без очков! Это чудесно!" Примерно через год после этого г-н Дж. Л. заглянул ко мне и сообщил мне, что его желудок и грудная клетка гораздо лучше. "Вы по-прежнему можете читать без очков при искусственном свете?" — спросил я. — "Да, могу". — "А что стало с вашей небольшой проблемой, связанной с посещением уборной?" — "Эта проблема тоже совершенно исчезла". Natrum muriaticum — это чудесное лекарство.

В начале 1933 года ко мне обратилась дама, практиковавшая в квартале Харли-стрит. Она жаловалась на несварение и запоры. Она выглядела желтушной, у нее были темные глаза, темные волосы, темная кожа, она была чрезвычайно раздражительной и очень любила пищу, сильно приправленную специями. Все ее симптомы ясно указывали на Nux vomica. Я назначил ей Nux vomica в дозах по одной тысячной грана. Через несколько дней после этого я увидел ее, и она сердито осведомилась: "Как называется то лекарство, которое вы мне дали? Оно меня отравило!" Я тут же сказал ей: "Я

— 65 —

дал вам Nux vomica". — "Больше никогда не давайте мне Nux vomica!" Выяснилось, что лекарство вызвало у нее сильное расстройство и привело к чему-то вроде буйного припадка.

Гомеопаты могут нейтрализовать неподходящее лекарство тем же самым лекарством в очень высокой потенции. Тот факт, что Nux vomica в низкой потенции так сильно подействовал на даму, показывал, что это было правильное лекарство, но была дана слишком большая доза, то есть больная оказалась очень чувствительной. Через несколько дней я опять видел ее и дал ей три сахарных крупинки, смоченных 200-й потенцией Nux vomica, и сказал, что это лекарство нейтрализует действие предыдущей дозы, которая так плохо повлияла на нее. Она с радостью, ни о чем не спрашивая, проглотила дозу.

У нее наступило быстрое улучшение. Ее запор совершенно исчез. Она стала нежной и доброй и была поражена, когда я сказал ей, что так хорошо ей помогло то же самое лекарство, которое вызывало у нее такое неприятное состояние. Я дал ей еще несколько доз Nux vomica, она принимала по дозе раз в два-три месяца, и с тех пор она была в прекрасном здравии.

Г-жа Л. А., проживавшая в Сассексе, пришла ко мне 1 мая с жалобами на рассеянный склероз. Ей было 49 лет, и она с трудом передвигалась, прихрамывая и опираясь на трость. Недомогание у нее началось, когда ей было 19 лет, и, следовательно, длилось уже тридцать лет. Г-жа Л. А. выглядела безнадежно больной и слабой, ее лечили от рассеянного склероза доктора и специалисты, которые честно сказали ей, что ее болезнь неизлечима и что она может только ухудшиться. И в самом деле, год от года ей становилось все хуже и хуже.

В дополнение к тому что она была физически выведена из строя из-за слабости в ногах, г-жа Л. А. выглядела больной и, по-видимому, у нее было еще какое-то серьезное недомогание. У нее была слабая грудь и трудности с дыханием, она ранее была в санатории по поводу туберкулеза, и эта болезнь у нее все еще сохранялась. Более того, ее состояние

— 66 —

осложнялось тем, что у нее, вероятно, была сильная наследственная предрасположенность. Ее зубы были черны и крошились, у нее были ужасные ночи, и по ночам она страдала больше всего. Очевидно, что у нее нужно было лечить комбинацию наследственных предрасположенностей.

Я дал ей Sulphur 6Х утром и вечером и комбинацию из Nux vomica и Carbo vegetabilis перед едой для того чтобы нейтрализовать действие многочисленных лекарств и инъекций, которые она получила ранее. Вдобавок я дал ей Bacillinum 200 раз в неделю и Lueticum 200 раз в неделю. У нее не было аппетита. Я назначил ей для очищения крови и удаления ядов диету с большим количеством овощей, фруктов, молока, яиц, сыра, хлеба из непросеянной муки и отрубей, и вызвал у нее надежду на выздоровление, сказав, что мне нравится ее трость, и я хотел бы ее заполучить, а она сама вскоре сможет обходиться и без этой трости.

После недели лечения г-жа Л. А. написала:

Я могу с большим удовольствием написать Вам отчет за первую неделю. Я начала принимать Ваши лекарства и питаться по Вашей диете, и стала хорошо, спокойно и без болей спать по ночам. Я не могу сказать Вам, сколько прошло времени с тех пор как я последний раз так спала, но этого не было последние несколько лет. Я просыпаюсь освеженной и чувствую себя лучше. С тех пор как я посетила Вас, мне постепенно становится все лучше, и я полностью осознаю это. Ноги стали сильнее и устойчивее. Головные боли прекратились, а они были у меня всегда. Кишечник работает нормально, и боли и кровотечения тоже прошли. Я готова есть эту еду, и она доставляет мне удовольствие. Настроение у меня улучшилось, и я думаю теперь, что жить хорошо. Совсем недавно мне казалось, что лучше умереть.

Через две недели дама написала мне:

С большой благодарностью и удовольствием я посылаю Вам отчет за вторую неделю. Я ощущаю, как силы и жизненная энергия в моем теле устойчиво и заметно растут. У меня меньше тяжести в ногах и я гораздо лучше могу их контролировать. Я снова стала делать несколько упражнений для ног и ступней, и не так сильно устаю от них. Я сплю гораздо лучше: у меня нет неприятных снов и болей.

— 67 —

Отчет за третью неделю гласил:

Мои ноги определенно становятся сильнее. На этой неделе я начала ходить на прогулку одна. Мне почти не требовалась помощь трости, в которой я нуждалась последние два с половиной года, и мне кажется, что мои ноги стали гораздо сильнее, и я могу теперь ходить без помощи. Вообще говоря, в целом мне гораздо лучше. Я чувствую себя лучше, чем когда-либо, сколько я себя помню. Это просто замечательно, и я глубоко благодарна Вам.

В отчете за четвертую неделю сообщалось:

Я лучше хожу, голеностопные и коленные суставы становятся подвижней, колени уже перестали внезапно сдавать, онемение в ногах проходит. Я становлюсь увереннее и обхожусь сейчас без трости. Мое общее здоровье сейчас гораздо лучше. За три недели я набрала 5 фунтов (примерно 2570 г. — Прим. перев.) веса. Мое тело стало крепче, и цвет кожи улучшился. Я чувствую себя совершенно иначе по сравнению с тем, когда я пришла к Вам. Я могу справляться с трудностями, не расстраиваясь. Я так благодарна, мои чувства очень трудно описать словами.

7 ноября 1934 года ко мне обратился г-н Дж. Дж., отставной правительственный чиновник в возрасте 61 года, который несколько раз был поражен параличом, от которого пострадала правая сторона тела. Правая нога была тяжелой и неуклюжей, правая рука — слабой, и три пальца на правой руке не работали. У пациента было высокое кровяное давление, он был очень робким, боялся за свое здоровье. Г-н Дж. Дж. был слишком полным. Он уже перенес две серьезных инфекции и выглядел так, будто у него случился или случится апоплексический удар, и было очень важно снизить и его вес, и его кровяное давление. Я назначил ему нужную для этого диету, совершенно запретил мясо, рыбу и птицу, и все, что из них сделано, алкоголь, кофе, крепкий чай, острые приправы, и он жизнерадостно и решительно пустился в приключение, связанное с перестройкой своего тела.

Из лекарств я дал ему Sulphur, Thuja, Pulsatilla, последнюю — потому что он очень легко ударялся в слезы, и

— 68 —

Syphilinum 200 по одной дозе раз в неделю. Ему быстро и в значительной степени стало лучше, и спустя шесть месяцев он опять пришел ко мне. Он потерял 2 стоуна (примерно 12,7 кг. — прим. перев.) лишнего веса, совершенно нормально ходил, его искалеченная правая рука больше не была такой, и он мог с ее помощью заниматься тяжелой работой в своем саду. Его склонность к головокружениям прошла, и он выглядел и чувствовал себя на много лет моложе и сильнее.

18 марта меня посетил г-н Е. В. Г. из Парк Уэмбли, который привел ко мне свою восьмилетнюю дочь и сказал мне, что был с ней у врача, и тот сказал, что ее миндалины в очень плохом состоянии и их нужно немедленно удалить.

Я считаю, что миндалины — это вовсе не лишние кусочки ткани, от которых нет никакой пользы и которые представляют собой обузу для организма; напротив, они являются ценными органами выделения. Более того, я полагаю, что увеличенные и воспаленные миндалины ни в коем случае не являются местной проблемой, а лишь местным выражением какого-то конституционального нарушения, которое нужно лечить конституционально.

Девочка выглядела бледной, слабой, испуганной и вообще была в плохом состоянии. Она была одной из трех детей, и у обоих других детей тоже было много проблем с миндалинами и ушами. По-видимому, они заражали друг друга. Я поговорил с девочкой несколько минут, чтобы завоевать ее доверие, немного пошутил, а затем, к великому удивлению девочки и ее отца, попросил: "Не можешь ли ты снять всю свою одежду, включая туфли и носки?" — "Но у нее проблемы только с миндалинами!" — "Возможно, но я хочу увидеть всего ребенка".

Когда девочка сняла свою одежду, я заметил, что ее руки и ноги не прямы, что у нее слабо развитая грудная клетка, сильное плоскостопие, что ее голеностопные суставы, да и вообще все суставы были слабы, что цвет кожных покровов по всему телу был плохим. Я также заметил, что у нее была паховая грыжа с правой стороны, ее зубы выглядели очень мягкими, и вся она выглядела так, будто у нее была сильная интоксикация, а при более тщательном рассмотрении я заметил у нее сыпь по всему телу. У нее была температура выше 39,5° С.

— 69 —

Я сказал отцу, что надеюсь, что эта сыпь не станет хуже. Для начала я дал ей несколько доз Aconitum, которые нужно было принимать в быстрой последовательности одну за другой, отправил ее в кровать и дал указания, чтобы мне часто сообщали по телефону об ее состоянии. Ее состояние было неясным и возможно опасным.

До того как она ушла, я осмотрел ее горло. Ее миндалины были немного увеличены, правая миндалина была заметно больше размером, что наводило на мысль о Lycopodium. Принимая во внимание плохое состояние костей, голеностопных суставов, зубов и связок, я дал ей Calcarea phosphorica 3X для приема по утрам и вечерам, и Lycopodium 12Х по дозе между приемами пищи при условии, что температура спадет.

Вначале температура спала, но потом она поднялась снова, а потом она поднялась до 40,5° C и девочка бредила. Родители отправили за своим местным доктором, которому нечего было сказать, кроме того, что миндалины надо было давно удалить. Поскольку сыпь на теле не стала хуже, он не придал ей никакого значения. Ребенок ощущал боль в правом ухе. Очевидно, было что-то септическое, что давало такую высокую температуру. Поэтому я назначил ей Pyrogenium 6 по дозе утром и вечером, и по дозе Mercurius biniodatus 3X каждый час, чтобы воздействовать на миндалины и правое ухо. Через 12 часов температура была нормальной. В течение двух или трех дней, когда у девочки была температура, она отказывалась от еды и ее поддерживали лимонным и апельсиновым соками, ячменным отваром и т. д. Примерно через 12 часов после первой дозы Pyrogenium она стала требовать еды и съела довольно много.

Pyrogenium — это очень интересное лекарство. Pyrogenium, также именуемый Sepsinum, приготовлен из гнилого мяса, которое было оставлено на солнце на несколько недель. В соответствии с принципом подобия, небольшие количества этого септического материала в высокопотенцированном виде способны излечивать септические состояния. Pyrogenium — бесценное средство при заражении крови. Биллионные доли грана два раза в день, по-видимому, спасли этого ребенка. Ортодоксальному врачу нечего было

— 70 —

предложить, кроме удаления миндалин, хотя эта операция никаким образом не принесла бы облегчения ни плоскостопию ребенка, ни слабым голеностопным суставам, ни узкой грудной клетке, ни анемии, ни мягким зубам, ни грыже и т. д.

Этот случай должен послужить уроком всем тем, кому авторитетным тоном заявляют: "От миндалин нужно избавиться". Врач, который лечил эту семью, сказал г-ну и г-же Г., что все проблемы шли от миндалин, и что как только миндалины будут удалены, ребенку станет лучше. Разумеется, не может быть ничего абсурднее такого утверждения. Слабость тканей, связок и костей, и общее плохое развитие тела, вероятно, присутствовали у ребенка с рождения или даже до рождения.

1 апреля г-н Г. опять пришел ко мне и привел свою малышку. Она выглядела совершенно иначе. У нее был замечательный цвет лица, глаза ярко блестели, губы были красными, она была полна жизни, очень довольна и выглядела отменно здоровой. К своему удовольствию я узнал, что у девочки прекрасный аппетит, она играет целый день, полна энергии, и ее миндалины не доставляют ей никаких неприятностей. Боли в правом ухе пропали. И, наконец, и может быть это самый любопытный факт, ее паховая грыжа тоже практически исчезла. Доктору, который лечил ее до того, как ее привели ко мне, тоже показывали грыжу, но он объяснил, что здесь ничего нельзя сделать, кроме операции.

Гомеопатия спасла девочку от двух операций. Если бы миндалины были удалены и если бы грыжу также лечили хирургическим путем, пропали бы эти два свидетельства конституциональных проблем, и доктор, вероятно, был бы доволен проделанной работой, а может быть, и родители тоже оказались бы достаточно близоруки и тоже были бы довольны. Но хирургическим лечением миндалин, правого уха и грыжи не удалось бы улучшить общего состояния конституции ребенка.

Подбирая в соответствии с ведущими симптомами пациента лекарство, которое в больших дозах вызывает такие же или подобные симптомы, находчивый гомеопат может взяться без длительного этапа установки

— 71 —

диагноза за любого больного, какой бы непонятной ни была его болезнь для конвенционального врача и специалиста. Он может браться за очень тяжелых больных, которые неизлечимы с точки зрения конвенционального доктора, или за таких больных, которые считаются чисто хирургическими, как-то: страдающие раком, саркомой, увеличением предстательной железы и т. д. Даже незначительные болезни, как, например, увеличенные миндалины, хорошо поддаются гомеопатическому лечению и обычно излечиваются с такой скоростью, аналога которой не встретишь при конвенциональном лечении.

Примерами этого послужат: полное исчезновение болей у больных раком и саркомой под воздействием очень редких доз гомеопатических лекарств в бесконечно малых дозах, излечение увеличенной предстательной железы без операции и быстрое улучшение у больных параличом или рассеянным склерозом, которые были объявлены абсолютно неизлечимыми. Было замечательно, что г-жа Л. А. встала на ноги через четыре недели лечения после того как она годами продолжала слабеть, находясь на лечении у выдающихся специалистов.

Мигрени и головные боли невралгического происхождения Мигрени и головные боли невралгического происхождения   оглавление Оглавление   Болезни нервов и головного мозга Болезни нервов и головного мозга