Дж. Эллис Баркер

Новая жизнь для старого. Как излечить неизлечимое

2-е изд., Лондон, 1935

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

— 279 —

ГЛАВА XIX
Лекарства и лекарственное лечение

Одна из наиболее характерных особенностей медицины — ее запутанность. Вчерашние методы лечения презирают сегодня, а самые научные методы лечения сегодняшнего дня будут осмеяны через несколько лет.

Все, кто изучал историю медицины, осознают, что тем, что называется медицинской наукой, руководит и всегда руководила мода. Медицина бросалась из одной крайности в другую. Лет сто назад практически каждому пациенту устраивали обильное кровопускание, опираясь на теорию о том, что злокачественную кровь нужно убрать из организма. Теперь кровопусканий не делают никому. Сто лет назад докторов, которые отказывались делать кровопускания, изгоняли из рядов врачей как шарлатанов. А теперь доктора, которые хотели бы устроить кровопускание пациентам, нуждающимся в этом из-за плеторического состояния, боятся это делать, потому что это уже немодно, и любой доктор, кто делал бы кровопускания всем пациентам без разбора, рискует быть исключенным из рядов врачей. Несколько десятилетий назад каждому пациенту назначали большие количества алкоголя из-за теории об астении. А потом наступило время, когда алкоголь перестали давать совсем.

Сейчас медициной заправляют бактериологи. Однако мыслящие врачи высказывают сомнения по поводу микробной теории, и она, вероятно, скоро исчезнет. Сэр Джеймс Маккензи, ведущий специалист нашего времени по сердечным болезням, написал: "Обнаружение микроба, который вызывает заболевание, никаким образом не разъясняет то состояние, которое привело человека к болезни и которое может привести к его смерти". Сэр Джордж Ньюмен, главный медицинский инспектор Министерства

— 280 —

здравоохранения, написал в своей работе "План практики профилактической медицины": "Если мы будем исследовать бактерии в лаборатории в совершенно неестественных для них условиях, вполне естественно, что мы получим неверные результаты". Сэр Элмрот Райт, ведущий английский бактериолог, написал: "От использования вакцинной терапии нас должна удерживать возможность усиления местного воспаления. Также нужно постоянно помнить о более серьезном риске, а именно попадании микробов в кровь и распространении инфекции по всему организму. Есть причины полагать, что большие дозы вакцин при терапевтическом лечении могут принести много вреда".

Многие из величайших докторов были величайшими скептиками в отношении целебной силы лекарств. Каждый год появляются сотни новых лекарств и сывороток, их рекламируют, а затем они пропадают как сорняки. Многие ведущие врачи презирают лекарства. В работе "Инфекция и иммунитет" профессор Саймон утверждал: "Из всех сотен и тысяч фармацевтических препаратов, которые были введены в употребление, ни один не обладал какой-либо точно установленной ценностью". Д-р Оливер Венделл Холмс писал: "Я твердо верю, что если бы все лекарства фармакопеи утонули и опустились на морское дно, человечеству стало бы только лучше, а рыбам хуже". Я мог бы процитировать еще множество подобных мнений. В прошлом медицинскими препаратами чудовищно злоупотребляли, в точности так же, как сейчас злоупотребляют сыворотками и вакцинами.

Медициной управляет не наука, а мода. Несколько лет назад пепсин, выделенный из свежей слизистой оболочки желудка животных, был провозглашен самым научным лекарством для проблем пищеварения, и его назначали все доктора. Сегодня он почти забыт. Когда Роберт Кох открыл бациллы туберкулеза, нам обещали, что через несколько лет туберкулез уйдет в прошлое. Туберкулин убил тысячи людей и репутация его была испорчена. Затем Эрлих обнаружил микроорганизм сифилиса и разработал салварсан (606), и нам сказали, что это лекарство уничтожит этот микроорганизм. Оно убило множество пациентов.

— 281 —

Предприимчивые производители создавали модифицированные формы салварсана, но все они опасны, как и модифицированные формы туберкулина. Такое же разочарование принес нам радий.

Самая последняя мода — инсулин. Нам сказали, что инсулин излечивает диабет, что эта болезнь утратила свою ужасную сущность. Препарат вызвал бум и его широко использовали в течение многих лет. Следовательно, смертность от диабета должна была сократиться. К сожалению, дела обстоят иначе. Инсулин был введен в 1924 году. Смертность от диабета на миллион жителей в Англии изменялась следующим образом:

До введения инсулина После введения инсулина
1920
100
1926
115
1921
108
1927
126
1922
119
1928
131
1923
114
1929
142
1924
110
1930
142
1925
112
1931
145

С тех пор как был введен инсулин, смертность от диабета в Англии значительно увеличилась. Такое же увеличение смертности произошло и в других странах. Инсулин так же, как и туберкулин, салварсан и радий, опасный медикамент. Я ни разу не видел, чтобы диабет был излечен инсулином, но я встречал много диабетиков, которые сильно пострадали от него. Это медикамент, вызывающий привыкание и превращающий пациента в раба. С другой стороны, я видел множество больных диабетом, излеченных диетой и гомеопатией. Лично я отказываюсь заниматься больными диабетом, если они пользовались инсулином, потому что этот медикамент успел поработить их. Д-р Дж. Э. Р. Макдонаф написал в "Журнале о природе заболеваний": "Диабет — это симптом, а не болезнь, а инсулин, который не имеет прямого отношения к метаболизму углеводов, всего лишь временно облегчает этот симптом. Этот медикамент не сообщает нам ничего о причине болезни, он не действует так, как это описывается [в руководствах], и если бы сначала была найдена и устранена насколько возможно причина болезни, его вовсе не нужно было бы использовать".

— 282 —

Конвенциональной медициной управляет мода. Лекарства, использовавшиеся десять или двадцать лет назад, сегодня осмеиваются. Идущие в ногу со временем врачи пользуются только новейшими книгами, но через несколько лет последние устаревают. Гомеопатией управляют неизменные законы. Сегодня она пользуется теми же самыми лекарствами, что и сто лет назад, и эти, а также добавленные с тех пор новые лекарства, будут использоваться и много столетий спустя.

Конвенциональная медицина руководствуется экспериментами на животных, которые ничего не доказывают. Профессора говорят студентам, что такое-то и такое-то лекарство оказывает то или иное действие на мышцы ноги лягушки или на печень крыс и т. д., и что оно используется при таких-то и таких-то заболеваниях. Лекарственные опыты, поставленные на животных, грубы и бесполезны. Конечно же, было бы глупо заключить, что если лекарство оказывает какое-то действие на морских свинок, то оно будет подобным же образом действовать на людей. Так называемые ученые настолько глупы, что рассчитывают переносимость лекарств людьми на основании сравнения веса людей и использовавшихся в экспериментах животных, умножая дозу для животных на разность между весом их и человека. Такие дозы привели к увечьям и смерти множества пациентов, как было отмечено в предисловии к "Британской фармакопее". Ученые говорят нам, что лекарство нужно давать в таком-то количестве кошачьих единиц или крысиных единиц, и т. д.

Конвенциональная медицина стоит на зыбучих песках. Патологи, забывая, что медицина лечит живых людей, просят докторов основывать свое лечение на том, что было обнаружено в морге. Поэтому огромное место в книгах о лечении отдано тому, что называют патологической анатомией. Современная медицина основана на патологической анатомии, которая не учит ничему полезному, и на ненадежных экспериментах на животных.

Три столетия назад Томас Сиденхем, "английский Гиппократ", учил: "Каждая болезнь — это попытка природы излечить организм". Гиппократ преподавал то же 2300 лет назад. Современная медицина, хотя она и претендует на название научной, еще не смогла осознать

— 283 —

эту фундаментальную истину. Мы часто читаем о том, как доктора борются с болезнью. Как правило, они борются не с болезнью, а с ее целебными проявлениями, и делают это с катастрофическими результатами.

До недавнего времени доктора "боролись" с повышенной температурой. Повышенная температура — это не заболевание, а попытка природы достичь исцеления. Природа старается уничтожить связанных с болезнью микробов, создавая повышенную температуру, кипятя их до смерти. Этот здоровый процесс можно расстроить, тем или иным способом снизив температуру. Раньше пациентов помещали в холодную воду. Температура снижалась, но триумф доктора был кратковременным, равно как и триумф его пациентов. Затем химическая промышленнсть Германии пришла на помощь докторам, которые боролись с температурой, и создала множество "научных" лекарств для снижения температуры: антипирин, антифебрин, фенацетин, аспирин и т. д. В "Практической терапевтике" Хэра мы читаем: "Возражения по поводу использования всех жаропонижающих лекарств заключаются в том, что они подавляют пациента и снижают его способность противостоять болезни". К несчастью, крупные производители лекарств учат и ориентируют или, точнее, дезориентируют, тысячи докторов своей пропагандой.

Доктора "борются" с кожными заболеваниями с помощью ядовитых примочек и мазей, которые загоняют болезнь внутрь, в то время как природа пытается выгнать ее наружу. Человек, "вылеченный" от кожного заболевания, часто вместо этого получает астму или болезнь сердца. Такое лечение имеет особенно катастрофические результаты при сифилисе. Пациентам, больным сифилисом, не назначают очищающих диет, никто не регулирует работу кишечника, не стимулирует активность кожи, как это делалось в прошлом. Организм противодействует сифилису, производя характерную сыпь на коже, которая сообщает миру о существовании заболевания. Пациенты беспокоятся, что таким образом все узнают об их недуге, и доктора с готовностью исполняют их желания, не сражаясь с болезнью, а подавляя кожные симптомы, которые стараются излечить болезнь. Доктора препятствуют природе, и результат оказывается плачевным. Кожных проявлений уже не видно. Сифилитики могут

— 284 —

ходить везде и заражать других людей. Десятилетия назад сифилитическая сыпь была частым явлением, в то время как сифилис в нервной системе, в cпинном и головном мозге встречался крайне редко. Лечение подавлением, вероятно, вызвало у множества больных такие последствия, которые раньше были очень редки.

Я встречал большое количество сифилитиков, которые согласно всем научным анализам считались полностью вылеченными и у которых были здоровые дети. Однако они самым жалким образом умирали от паралича или сумасшествия, то есть наиболее пугающих финальных проявлений этого заболевания. Конечно, вполне вероятно, что эти ужасные последствия были результатом не сифилиса, а применения тех ядов, которыми лечили пациента и которые вызывают проявления, подобные проявлениям сифилиса. У меня есть неприятное ощущение, что из-за тех подавляющих методов лечения, которые применяются сейчас, сифилис станет неизлечимым, и что он разовьется заново через много лет после того как больной был объявлен излеченным, и вопреки отрицательным результатам реакции Вассермана, которая, кстати сказать, является весьма ненадежной.

Доктора забросили искусство врачевания, отдав его тем, кто ничего не знает о лекарствах, питании, способах лечения и т. д. Патологи, химики-аналитики, биохимики, радиологи и хирурги устанавливают законы для врачей. Бактериологи и другие работники лаборатории, которые никогда не стояли у постели больного, в буквальном смысле слова руководят докторами, диктуя им, как лечить пациентов, которых они никогда не видели.

В конвенциональном методе лечения ведущую позицию занимают бактериологи. Однако связь между "виновным микробом" и болезнью не всегда очевидна. Есть патологическая холера и настоящая холера, теоретический туберкулез и настоящий туберкулез, дифтерия в пробирке и настоящая дифтерия и т. д. В 1892 году в Гамбурге была ужасная вспышка холеры. Питьевая вода кишела бациллами холеры. Вирхов, самый великий патолог своего времени, решил исследовать положение дел. Он пошел в большие многоквартирные дома, в которых жили множество семей. Все из них пили зараженную воду. Их

— 285 —

испражнения кишели бациллами холеры, но только немногие из них заболели или умерли. С бактериологической точки зрения все, кто жил в этих домах, болели холерой. Как я понимаю, есть больные холерой, у которых нет бацилл холеры, и есть здоровые люди, которые носят миллионы бацилл холеры в своих телах. Так бациллы создают болезн или болезни создают бациллы?

В горле у миллионов людей находятся пневмококки. Однако никто не будет предлагать лечить от пневмонии каждого из носителей этого микроба.

Раньше септический фарингит назывался "дренажным горлом" и его лечили антисептическими полосканиями и разными лекарствами, что обычно через несколько дней приводило к выздоровлению. У меня у самого было "дренажное горло" два или три раза лет пятьдесят назад. Никому и в голову не приходило брать мазок и отправлять его патологу. Сейчас это стандартная процедура, и если в мазке находят микроорганизмы дифтерии, то пациента отправляют в инфекционную больницу и проводят ему лечение от дифтерии подкожными впрыскиваниями. Раньше было очень много "дренажных горл", но из них лишь некоторые считались дифтеритическими. Определенный процент тех немногих больных, кто болел дифтерией, умирал. Сейчас огромное количество больных, бóльшая часть которых страдает лишь легко протекающими "дренажными горлами", спешно отправляют в больницу из-за того что была обнаружена палочка Клебса-Леффлера. Большинство больных имеет очень легкие симптомы, и им не требуется ничего, кроме полосканий. Естественно, из этих больных умирает очень маленький процент, но потом нам говорят, что надо сравнить низкий процент смертей от теоретической дифтерии с гораздо большей смертностью от серьезной дифтерии, которая регистрировалась в прошлом, и благодарить того, кто открыл антитоксин.

Несколько лет назад журнал "Ланцет" утверждал, что палочка Клебса-Леффлера отсутствовала у 14% больных клинической дифтерией, в то время как сэр Вильям Ослер объявил в "Британском медицинском журнале" в 1926, что палочку не удавалось обнаружить у 28–40% больных. Несколько лет назад "Ланцет" утверждал: "Приходят больные со всеми симптомами и признаками туберкулеза, однако бациллы туберкулеза у них нет". По-видимому, можно болеть болезнью, не являясь при этом носителем

— 286 —

"микроба, вызывающего болезнь", и в то же время можно иметь в себе микробы, вызывающие болезнь, но не болеть этой болезнью. Однако большинство врачей и людей в целом воображают, что эти два состояния всегда сопутствуют друг другу и что самый научный способ лечения — разыскать микроба-виновника и уничтожить его. Как правило, организм сам занимается уничтожением микробов, если его должным образом стимулировать. А как он это делает, мы не знаем.

Многие из самых талантливых врачей сомневаются в мудрости подхода к лечению болезней вообще на основе микробной теории. Сэр Элмрот Райт, вероятно, величайших из живущих ныне бактериологов, утверждал некоторое время назад, что вся теория сывороточной терапии покоится на "фундаменте из песка". Несколько лет назад лорд Хордер дал объяснение тому, почему настолько распространенным стал подкожный способ лечения, несмотря на связанный с ним огромный риск и сомнительные результаты:

На первый взгляд, растущая популярность среди врачей лечения инокуляциями наводит на мысль о том, что это доказывает эффективность метода. Но при дальнейшем рассмотрении мы замечаем, что это увеличение практического интереса со стороны докторов объясняется скорее давлением со стороны пациентов. Этот факт, а также естественное желание не оказаться позади всех, в большей степени объясняют наблюдаемое в настоящее время увеличение использования вакцинной терапии, чем искренняя убежденность, основанная на личном опыте. Многие из нас делают инокуляции пациентам потому что от нас этого ожидают, а не потому что мы чувствуем, что это лучший способ вылечить их.

Упоминание лордом Хордером вопроса об излечении пациентов напоминает мне высказывание сэра Дж. Гудхарта: "Выражение "я справляюсь с тем или с этим", которое часто слышится повсюду, неподходяще. Справиться можно с ветчиной, а болезни излечиваются сами, в то время как мы наблюдаем за больными и помогаем им, чем можем".

Гомеопатия не руководствуется ни модой, ни патологическими теориями, которые превозносятся сегодня и исчезают завтра, ни экспериментами на животных. Материя медика гомеопатии основана на прувингах, проведенных на людях, в основном докторах. Действие лекарств изучается на испытателях. Руководитель

— 287 —

прувинга собирает вокруг себя желающих принять участие в эксперименте врачей и день за днем дает им неизвестное им лекарство во все увеличивающихся количествах. Испытатели каждый день записывают симптомы, которые они наблюдают. Если по прошествии нескольких дней большинство испытателей сообщают, что они ощущают воспаление с правой стороны горла, гиперемию в печени, глубокую депрессию и т. д., тогда мы будем знать, что использованное в эксперименте лекарство действует на правую сторону горла и на печень и вызывает глубокую депрессию. Крысы и морские свинки не смогут обеспечить нас такой точной информацией. У них мы сможем обнаружить только самые заметные патологические изменения.

Эффекты, полученные при использовании лекарств и инъекций на животных, публикуются экспериментаторами. Но часто бывает так, что вскоре вслед за этим нам говорят, что эксперименты, проведенные кем-то другим, дали совершенно другие результаты, и таким образом знание заменяется путаницей. Факты, обнаруженные в гомеопатических экспериментах на людях во времена Ганемана, были поставлены под сомнение. Для того чтобы проверить первоначальные прувинги были проведены новые прувинги, и каждый раз первоначальные результаты, полученные Ганеманом, получили блестящее подтверждение.

Гомеопаты не подвергаются давлению со стороны производителей лекарств с целью заставить их использовать непроверенные и, следовательно, опасные лекарства. Гомеопатическая Материя медика из года в год увеличивается благодаря добавлению новых и надежных лекарств. Знания о действии лекарств, полученные с помощью экспериментов, проведенных врачами на врачах, принимаются без возражений и неопровержимы. Гомеопатическая Материя медика — скала, в то время как конвенциональная медицина построена на фундаменте, который постоянно находится в движении.

Согласно широко распространенной точке зрения, самая характерная черта гомеопатии — это малая величина доз, которые даются больным. Конвенциональная медицина склонна к максимальным дозам, которые обычно приводят к ужасным результатам. Конвенциональные врачи, привыкшие давать лекарства в больших или очень больших количествах, смеются над утверждением, что миллионная или биллионная доля грана какого-то лекарства может принести пользу, и они говорят, что гомеопатия — это обман или самообман. Так как я был

— 288 —

сыном выдающегося врача, у меня были такие же представления и понятия до тех пор, пока я сам не испробовал гомеопатические лекарства. Я был поражен действием малых доз, но их, конечно, надо приготовлять гомеопатическим способом, иначе малые дозы не будут эффективными. Если бы гомеопатия лечила людей верой, она была бы бесполезной для младенцев и животных. Однако она дает удивительные результаты и у животных, и у младенцев. Это показано и на страницах данной книги, и в моей работе "Как совершаются чудеса исцеления".

Ганеман обнаружил необычайный факт, что каждое лекарство имеет две совершенно противоположных друг другу сферы действия. Действие малой гомеопатически приготовленной дозы обратно действию дозы лекарства в конвенциональной медицине. Самые сильные яды, такие как стрихнин и мышьяк, это самые ценные тоники.

Opium в конвенциональных дозах отупляет и вызывает сильный запор. Если Opium давать в миллионных, биллионных или дециллионных долях грана, Opium станет бесценным лекарством для тех, кто совершенно потерял чувствительность из-за апоплексии, комы и т. д., и это ценное слабительное средство. Ко мне как-то пришла пожилая дама с артериальным давлением 300. У нее был сильный запор, и обычные слабительные оказались бесполезными. Я дал ей дозу Opium в дециллионную долю грана, приготовленную гомеопатически, и она сказала мне, что это было самое лучшее слабительное, которым она когда-либо пользовалась.

Arsenicum в больших дозах вызывает кровотечение из желудка и кишечника. Не так давно у моей собаки случился понос с кровью, и ее рвало кровью. Несколько доз Arsenicum в миллионных долях грана быстро излечили ее. Belladonna в больших дозах вызывает сильное воспаление, пульсирующие головные боли с покраснением головы, горящими глазами, пульсирующими артериями. Такие воспалительные состояния быстро излечиваются несколькими дозами маленьких количеств Belladonna. Opium, Arsenicum, Belladonna в бесконечно малых дозах излечивают описанные болезненные состояния уже в течение 140 лет и будут продолжать излечивать их еще многие сотни лет.

Ipecacuanha в больших дозах вызывает рвоту. В

— 289 —

малых гомеопатических дозах она почти мгновенно останавливает сильную рвоту, позывы к рвоте и тошноту, если они сопровождаются чистым языком. "Тошнота с чистым языком" — это ключевой симптом Ipecacuanha.

Вдумчивые доктора признаю́т опасность приема лекарств в количествах, рекомендованных в руководствах. Одно из наиболее часто прописываемых лекарств — это дигиталис. Оно замедляет быстро бьющееся нервное сердце, но если его давать слишком долго, сердце останавливается или, наоборот, начинает биться слишком быстро, и пациент умирает. Один из таких случаев описан в качестве предостережения сэром Лодером Брентоном в его книге "Действие лекарств". Д-р Дж. Т. Кент писал в своей "Материи медике": "Придет время, когда доктор будет вынужден отменить дигиталис, и тогда пациент умрет от сердечной недостаточности. Дигиталис никогда не обвиняют в смерти больного, и доктора, кажется, никак не могут понять, что дигиталис может убить больного". Гомеопаты тоже используют Digitalis, но они, как правило, используют его в бесконечно малых количествах, которыми невозможно травмировать пациента.

Томас Сиденхем, "английский Гиппократ", 250 лет назад писал: "Больной умирает из-за своего доктора". К сожалению, это высказывание до сих пор верно, но доктора не осознают этого. Согласно свидетельствам о смерти, все люди умирают от болезней. Современные доктора знают, что обильное кровопускание всем без разбора пациентам, лечение нарывными пластырями, очищением кишечника, рвотой и т. д., практиковавшиеся в прошлом, было смертельным для пациентов. Будущие поколения с ужасом будут смотреть на странности современной медицины с ее безумным злоупотреблением шприцом для подкожных инъекций, которое опаснее злоупотребления ланцетом сто лет назад.

Никто не может объяснить, как и почему действуют бесконечно малые дозы гомеопатии, но объяснение и не нужно. Наиболее важен тот факт, что они чрезвычайно хорошо работают. Мы не знаем, что такое электричество. Но несмотря на это, мы не отказываемся от его использования.

Некоторые лекарства используются гомеопатами и докторами конвенциональной медицины для одних и тех же целей. Sulphur используется обеими школами для лечения кожных болезней. Но конвенциональная медицина дает Sulphur в больших количествах, а гомеопатия — в бесконечно малых.

— 290 —

Я обычно назначаю Sulphur в потенции 6Х, дозами в миллионную долю грана. Это можно заметить по описанным в этой книге многочисленным примерам лечения моих больных, которым я назначал Sulphur. Лекарством Sulphur в такой потенции можно вылечить множество кожных болезней. Если принимать его по три раза в день, одного-единственного грана Sulphur хватит на тысячу лет.

При несварении с газами конвенциональная медицина прописывает древесный уголь ложками. Моя любимая потенция этого лекарства — 30С. Дециллионные доли грана часто гораздо эффективней больших доз. Вероятно, высокие потенции в гомеопатии имеют такое мощное действие, потому что лекарственное вещество разбивается на чрезвычайно мелкие частицы. Ганеман был первооткрывателем коллоидной химии. Гомеопатические лекарства разделяются на атомы, а то и мельче, их готовят бесконечными тритурациями, после чего лекарство в коллоидной форме встряхивается в жидкости. Поэтому гомеопаты называют свои ультрамалые дозы не разведениями, а потенциями или динамизациями. Они придают лекарственным веществам новую чудесную силу.

Чем выше потенция, тем больше ее подвергали растираниям и встряхиваниям и тем сильнее она действует. Можно спокойно давать дозы гомеопатических лекарств тысячными долями грана три раза в день, каждый час или каждые несколько минут, но повторять дозы лекарства в очень высоких потенциях было бы опасно. Можно давать одну дозу раз в месяц или что-то около того, но не чаще.

Гомеопаты используют сотни лекарств, неизвестных конвенциональным докторам. На нескольких примерах я покажу, как была обнаружена ценность этих лекарств.

Среди наиболее важных лекарств, которыми пользуются гомеопаты для лечения типично женских болезней, имеется Sepia, чернила каракатицы. У Ганемана был друг, художник, который болел какой-то непонятной болезнью. Как-то раз Ганеман наблюдал за тем, как его друг рисует что-то с помощью сепии, и заметил, что художник смачивает кисть у себя во рту. В мозгу у Ганемана пронеслась мысль, что причиной болезни его друга может быть то, что он глотает сепию со своей кисти. Ганеман

— 291 —

настоял на том, чтобы кисть его друга не попадала ему в рот, и загадочная болезнь исчезла.

Обнаружив, что Sepia — это мощный фактор, способный вызывать болезни, Ганеман пожелал выяснить все симптомы, которые может вызвать, а значит, и излечить Sepia. Он не тестировал Sepia на животных, а стал сам принимать ежедневно по дозе вещества и убедил некоторых из своих друзей-медиков сделать то же самое.

Д-р Гарт Вилкинсон поехал на отдых в Исландию. Он заметил, что животные, которые паслись на пастбищах, покрытых мелким пеплом горы Гекла, страдали от разросшихся до огромных размеров челюстей и подобных костных разрастаний в других частях тела. Он собрал немного лавы, попросил потенцировать ее, проверил ее и обнаружил, что в бесконечно малых дозах она излечивает точно такое же заболевание костей, какое сама вызывает, если употреблять ее в больших количествах. Гомеопаты по всему миру с отличными результатами используют Hecla lava при разрастаниях костей.

Несколько десятилетий назад конвенциональные доктора очень заинтересовались лекарством, называемым Condurango, которое считалось лекарством от рака. Это был обычный ненаучный способ применения лекарства по названию болезни. Одним раковым больным оно помогало, но для других оказывалось неэффективным, и его перестали использовать. Гомеопаты используют свои лекарства, руководствуясь симптомами своих пациентов. Д-р Дж. Комптон Бернетт желал выяснить наверняка, какие симптомы могло вызывать Condurango, и стал принимать большие и все возрастающие дозы этого лекарства день за днем, пока ему не пришлось прекратить это из-за своих страданий. Самым поразительным симптомом, вызванным этим лекарством, оказалась глубокая трещина в углу рта, которая начала изъязвляться. Она выглядела раковой. Он перестал принимать лекарство, и трещина залечилась. Руководствуясь этим ключевым симптомом, Бернетт вылечил ряд раковых пациентов, у которых были подобные незаживающие гноящиеся трещины в углу рта. Другие гомеопаты поступали таким же образом.

На первый взгляд кажется абсурдным выбирать лекарство по такому незначительному на вид симптому, как незаживающая

— 292 —

трещина в углу рта. На самом же деле, такой любопытный способ выбора лекарств работает несравненно лучше, чем работа по руководствам, которые сообщают докторам, что "можно попробовать" такие-то и такие-то лекарства. Природа привлекает внимание к нуждам тела определенными симптомами. Болезнь — это абстракция. Пациент идет к доктору не потому что у него "болезнь", а потому что он не может спать после 3 часов ночи, у него постоянная ноющая боль, сильный зуд на коже и т. д. Если пациент, жалующийся на три этих симптома, пойдет к конвенциональному доктору, его подвергнут тщательному осмотру. У него могут найти увеличенную печень и по этому диагнозу ему могут назначить лечение печени, которой может быть успешным, а может и нет. Если оно не поможет, пациенту могут сказать, что его проблемы функциональны, или чисто нервного характера и т. д., и ему порекомендуют взять отпуск или поехать на лечение в Виши. Если увеличение печени — не первичная причина жалоб пациента, лечение печени может причинить ему вред.

Врач-гомеопат тоже может обнаружить, что печень твердая и увеличенная, но он будет назначать лекарство по тем трем симптомам, о которых говорил пациент, и всем другим симптомам, которые он сможет выяснить, таким как зверский голод, непереносимость каких-то продуктов, желание тепла и т. д. Он выберет лекарство, которое может вызвать все эти симптомы, и если он подошел к делу со всей необходимой тщательностью, все раздражающие проявления болезни исчезнут и больной скажет, что он выздоровел, хотя ему не было дано никакого лечения от печени. Если исчезнут все симптомы болезни, это будет означать, что исчезла и та таинственная причина, которая стояла за ними.

Факт излечения подобного подобным — это закон природы. Капли от кашля раздражают горло. Одно из лучших лекарств для самых раздражающих типов кашля — это вдыхание паров йода. Конвенциональный доктор, который лечит воспаления, прикладывая к ним горчичный лист или пластырь с белладонной, действует гомеопатически, и так же поступает врач, который назначает ртуть от

— 293 —

сифилиса, поскольку ртуть вызывает все симптомы сифилиса. Если невинная девушка работает на заводе, где она вдыхает пары ртути, у нее быстро заболит горло и возникнет кожная сыпь, которые любой врач, который не знает, что ртуть — это подобнейшее лекарство сифилиса, объявит сифилитическими.

Понос можно описать как естественную попытку тела удалить вредный материал через кишечник. Некоторые конвенциональные доктора стимулируют этот процесс большими дозами касторового масла, являющегося опасным раздражителем кишечника. Другие доктора быстро останавливают понос каким-либо лекарством, обычно опиумом, подвергая пациента опасности. Умелый гомеопат не дает специфических лекарств, таких как опиум, в больших дозах при поносе. Руководствуясь законом, говорящим, что подобное излечивается подобным, он тщательно выясняет у больного характер поноса. Если он сопровождается сильными острыми болями и если стул при этом водянистый или желеобразный с большими количествами слизи, он подумает об Aloe, которое в больших количествах вызывает такой тип поноса, и несколько доз Aloe в дозах по тысячной или миллионной доле грана вылечит его. Если стул безболезненный, зеленый, слизистый и с кровью, он немедленно подумает о касторовом масле, которое вызывает такой стул, и даст его тысячными или миллионными долями грана, и несколько доз этого лекарства излечат такой понос.

Кашель — это очень распространенная жалоба, которую конвенциональные доктора лечат с помощью своих любимых микстур от кашля, которые иногда вылечивают больных, а иногда нет. Если назначение доктора не принесет результатов, он попробует еще одну-две микстуры, а затем станет думать об ингаляциях, морфии и т. д. Гомеопаты дают не микстуры (здесь в значении "смеси". — Прим. перев.), а отдельные лекарства, и у них нет любимых лекарств от кашля. Они применяют множество разных лекарств от кашля, и перед тем как назначить их, они тщательно выясняют, сухой кашель или влажный, трудно отхаркивать мокроту или легко, какова мокрота — вязкая, комками или жидкая, каков ее цвет, вкус, запах, каков кашель — частый сухой, щекочущий или жесткий, какие условия улучшают и ухудшают его, как, например, в положении

— 294 —

лежа, в какое время он сильнее всего и так далее. После того как гомеопат получит всю эту информацию, он может вылечить кашель за несколько дней или несколько часов, хотя, возможно, этот кашель не могли вылечить десятки конвенциональных докторов и консультантов в течение многих лет.

Гомеопатия чудесным образом может нейтрализовать яды. Бесконечно малые дозы нейтрализуют большие отравляющие дозы. Ко мне обращался человек с отравлением никотином. Я дал ему несколько доз Tabacum в 30-й потенции, и это быстро излечило его. Избыточное употребление соли можно вылечить несколькими дозами соли в высокой потенции. Людей, у которых повышена активность щитовидной железы и которые страдают от зоба, обычно отправляют к хирургу, который вырезает часть щитовидной железы. Гораздо более безопасный способ лечения состоит в использовании щитовидной железы в высоких потенциях и нечастых дозах. Пациенты с увеличенной простатой часто хорошо реагируют на вещество простаты в бесконечно малых количествах. Тот, кто не способен переваривать молоко, может быть излечен потенцированным молоком. У многих людей встречается чрезвычайная чувствительность к запаху кошек. Молодая дама, у которой была такая непереносимость, летними жаркими ночами спала с открытым окном. Она проснулась от приступа удушья и обнаружила у себя на кровати кошку. С тех пор она сильно страдала от астмы до тех пор, пока д-р Джон Г. Кларк не дал ей одну дозу потенцированного кошачьего молока, которая ее вылечила.

Один из самых поразительных примеров возможностей гомеопатии в излечении болезней, которых врач никогда не встречал, был продемонстрирован самим Ганеманом. В 1831 году на Европу из Азии надвигалось таинственное заболевание — холера. Ганеман ни разу не видел больного холерой. Он прочитал описания страданий тех, кого поразило заболевание. Современный врач постарается обнаружить микроорганизм, вызывающий заболевание, и приготовить специальный антидот для него. Как только Ганеман узнал, что пациенты, больные холерой, испытывают ледяной холод, рвоту, понос, судороги и т.д., он написал несколько памфлетов, в которых рекомендовал для разных фаз заболевания Camphorа, Cuprum (медь) и

— 295 —

Veratrum album (белую чемерицу ). Camphorа вызывает ледяную холодность тела с непереносимостью теплой сухой одежды, что является типичным симптомом холеры. Cuprum вызывает ужасные колики и судороги, еще одно следствие холеры, тогда как Verartum album вызывает холодный как лед пот, рвоту и ужасный понос, и при этом непереносимость теплых покрывал.

Последователи Ганемана использовали эти лекарства, в то время как конвенциональные врачи, которые воочию видели больных холерой, рекомендовали самые неподходящие методы лечения. В ответ на памфлеты Ганемана сто врачей опубликовали свои собственные советы в документе, в котором в качестве основного метода лечения рекомендовалось обильное кровопускание.

В течение прошлого века официальные методы лечения холеры часто менялись, но гомеопатия оставалась верной лекарствам Camphorа, Cuprum и Veratrum album, с помощью которых она смогла добиться замечательных успехов. Кроме того, она добавила к этим лекарством еще несколько других.

В 1854 году холера распространилась в Англии. Из больных холерой, которых лечили в конвенциональных больницах, 59,2% скончалось, тогда как из пациентов гомеопатических больниц скончалось только 16,4%. Эти цифры были предоставлены д-ром Маклафлином, конвенциональным доктором и государственным инспектором холерных больниц.

Конвенциональные доктора любят демонстрировать свою прогрессивность и научные знания путем использования "новейших и научнейших" методов лечения. Они будут рекомендовать использовать радий при раке и инсулин при диабете, хотя, насколько я знаю, инсулин не вылечил ни одного диабетика, а радий не вылечил ни одного ракового больного. С другой стороны, радий и инсулин убили многих. Министерство здравоохранения сочло нужным во всеуслышание сделать предупреждение относительно радия.

Врачи-гомеопаты, хотя они и не пренебрегают истинным прогрессом, отказываются быть захваченными последней модой или повальным увлечением. Новейшие и наиболее научные методы лечения обычно наиболее неестественны,

— 296 —

хуже всего проверены и, следовательно, наиболее опасны. В то время как конвенциональные коллеги гомеопата, которые знают мало или совсем ничего не знают о целительных свойствах лекарств, из чистого отчаяния пытаются использовать новейшую продукцию фармацевтических компаний, сам гомеопат с блестящим результатом будет пользоваться лекарствами, которые выдержали проверку временем. Нет ни малейшей необходимости в использовании сывороток и вакцин только из-за того что у больного присутствуют присущие разным болезням определенные микроорганизмы, такие как колибациллы и т. д. Показанные больному гомеопатические лекарства, которые он примет через рот, быстро и безопасно расправятся с ними. Самые тяжелые случаи сепсиса (заражения крови) излечивались с помощью Anthracinum, Echinacea, Pyrogenium, Lachesis и т. д.

Любопытно, что самые мощные, самые надежные и наиболее часто используемые гомеопатические лекарства совершенно незнакомы конвенциональной медицине. Lycopodium, споры плауна, ежедневно использует каждый гомеопат. Это одно из самых мощных гомеопатических лекарств. Конвенциональная медицина использует Lycopodium только в качестве присыпки для пилюль. Sepia, чернила каракатицы, одно из наиболее мощных лекарств при женских болезнях, особенно тех, которые сопровождаются выпадением матки, но оно совсем не используется конвенциональными врачами, как уже упоминалось ранее.

Pulsatilla (ветреница) — превосходное лекарство для слабых девушек с поздними и скудными менструациями. Это лекарство каждый день используют гомеопаты, однако о нем не знает конвенциональная медицина. Chamomilla — это замечательное растительное лекарство, которым перестали пользоваться. Оно не считается достаточно научным. Отвар Chamomilla с отличными результатами использовался сотнями лет для успокоения измученных нервов и облегчения сильных болей, чтобы заснуть и т. д. Бромид, люминал и морфий, конечно, выгоднее большим фармацевтическим компаниям, которые сделали все возможное для того чтобы прекратить применение безопасных трав.

Lachesis, яд змеи сурукуку, в бесконечно малых дозах — бесценное лекарство для многих женских проблем в период климакса, таких как приливы жара. Это лекарство неизвестно

— 297 —

конвенциональной медицине. Rhus tox. неоценим для ревматизма, когда состояние ухудшается от влажности и облегчается движением. Thuja невероятно полезна от вредных эффектов вакцинации и гонорреи. Arnica ежедневно используется при болях после операции, травмах, растяжениях сухожилий, болезненности тканей, усталости.

Конвенциональная медицина мало что может сделать при различных кровотечениях. Если не помогут кальций, адреналин или несколько других лекарств, применяются хирургические или механические способы. Если кровь артериальная, ярко-красная, бьет струей, то несколько доз Phosphorus в гомеопатическом приготовлении дозами по миллионной или биллионной доле грана в большинстве случаев остановят кровотечение из желудка, матки и легких. Гомеопат часто может несколькими дозами лекарства остановить кровотечение из матки, которое заставило бы его конвенционального коллегу спешно отправить пациентку в больницу, где ей сделали бы ужасную обширную операцию, после которой женщина перестала бы быть женщиной.

Паралич и рассеянный склероз Увеличенная простата   оглавление Оглавление   Хирургические болезни, излеченные лекарствами Болезни с показаниями для хирургического вмешательства, вылеченные лекарственным способом