Дж. Эллис Баркер

Новая жизнь для старого. Как излечить неизлечимое

2-е изд., Лондон, 1935

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

— 177 —

Глава XII
Базедова болезнь

Базедова болезнь, или болезнь Грейвса, это чрезвычайно неприятное заболевание. Увеличение щитовидной железы, зоб, сопровождается сердцебиением, пульсацией артерий шеи и других частей тела, сильной нервозностью и двигательным беспокойством, а также сильно выступающими и широко раскрытыми глазами, которые иногда выпучены настолько, что пациент не в состоянии закрыть веки во время сна.

Конвенциональное лечение этой болезни совершенно неудовлетворительно. Нервы притупляют бромидами, которые являются ядами, накапливающимися в организме, сердце успокаивают дигиталисом, еще одним таким же накапливающимся ядом, применяются инъекции, результаты которых очень сомнительны, и нередко производится частичное удаление чрезмерно активной щитовидной железы. Эта операция часто влечет серьезные последствия. Из-за широко раскрытых глаз это наиболее уродующая человека болезнь.

В июне 1929 года г-жа А. Дж., молодая замужняя женщина, написала мне из Тредегара (город в юго-восточном Уэльсе. — Прим. перев.), что страдает от базедовой болезни. Я принял ее 28 июня. Она была поразительно красива, ей было 27 лет, и у нее была обычная для этой болезни нервозность и беспокойство. По всему телу у нее пульсировали артерии, сердце билось очень быстро, и ее красоту портили выпученные глаза.

Гомеопаты не руководствуются названием болезней. У них нет специфических лекарств для того или иного заболевания. Физический осмотр для них — дело не особо важное. Самое важное — это индивидуальные симптомы. Если к конвенциональному доктору

— 178 —

придут двенадцать пациентов с базедовой болезнью, они, скорее всего, получат один и тот же совет по поводу лекарства. Если они придут к хорошему гомеопату, то им, скорее всего, назначат двенадцать разных диет и двенадцать разных лекарств. В конце концов, мы ведь лечим индивидов, а не научные абстракции, называемые болезнями. Нужно постараться справиться с причиной болезни, а не с самой болезнью, которая является лишь конечным продуктом.

Причина проблем г-жи Дж. была ясна. Я написал в своих указаниях:

Белки Ваших глаз нечисты и немного воспалены, у Вас часто бывают сердцебиения, и можно видеть, как быстро пульсируют артерии у Вас на шее. Очевидно, что Ваше заболевание вызвано самоотравлением. У Вас всегда в прошлом был запор, и стул бывал раз в три дня. Моча всегда была мутной, стул был и, по-видимому, остается зловонным, у Вас в прошлом не было пота, а выделения во время месячных почти отсутствовали. Все выходы для эвакуации ядов из тела закрыты. У Вас ледяные ладони рук и ступни ног, страшные боли во время месячных до замужества. У Вас остались ужасные отметины после вакцинации, Вы предпочитаете свежий воздух, даже если на улице холодно, Вы легко плачете, когда Вам сочувствуют, Вы постоянно в движении, даже в кровати. Год назад в левом паху у Вас появился узел, по-видимому, из-за скопления стула в толстой кишке. В прошлом Вам было достаточно одной прокладки. У Вас нет запаха из подмышек и от ступней ног.

С тех пор как у Вас появился зоб, Ваш кишечник работает лучше, Ваши ладони рук и ступни ног теперь горячие, а не ледяные, и иногда по ночам у Вас бывает пот по всему телу. У Вас появился очень хороший аппетит и сильная жажда. Доктор отправил Вас в постель и дал Вам дигиталис, белладонну, нукс вомику и т. д. Когда Вы лежите в кровати, то подтягиваете колени почти что к подбородку. Вашу мать беспокоит ревматизм, Ваш отец умер от бронхиальной астмы, а брат и сестра Вашей матери умерли от чахотки.

Доктор г-жи Дж. лечил ее "болезнь", по-видимому, совершенно не выяснив ее историю, общее состояние тела, кишечника и т. д. и не обратив никакого внимания на ее наследственность. Он давал ей лекарства, которые ей не

— 179 —

помогали, а затем порекомендовал ей операцию на щитовидной железе. Все тело г-жи Дж. было закупорено, и кишечник, и мочевой пузырь, и кожа, и месячные выделения. Состояние улучшилось с развитием зоба. Следовательно, базедова болезнь была попыткой природы исправить положение вещей, а не недугом, с которым нужно бороться с помощью лекарств или путем удаления части увеличенной щитовидной железы. Щитовидная железа призвана очищать тело от ядов. Если на нее ложится слишком тяжелое бремя, она старается выполнять двойную или тройную работу, увеличивается, но ее попыткам мешают невежественные хирурги, которые вырезают из нее большие куски, нанося вред пациенту.

Я сказал г-же Дж., что наиболее важная задача состоит в активации кишечника, мочевого пузыря, кожи и менструаций. Я назначил ей диету с исключением ряда продуктов, в том числе мяса, дал ей жидкий парафин для кишечника, большое количество отрубей в пудингах, велел ей прекратить принимать те ядовитые средства, которые дал ей доктор, и назначил ей Sulphur iodatum 3X для очищения тела и воздействия на увеличенную железу, и Thyroidinum 2X для помощи перегруженной щитовидной железе. Самоотравление, по-видимому, наложилось на конституцию с явной склонностью к туберкулезу. У нее в семье было много больных туберкулезом, и у нее был прекрасный цвет лица, голубые глаза, светлые волосы и длинные ресницы, что часто наблюдается у больных туберкулезом. Я дал ей несколько пилюль Tuberculinum, содержавших дециллионные доли грана, чтобы она принимала их раз в неделю. Она должна была набирать по два фунта (около 900 г. — Прим. перев.) в неделю.

Начало лечения дамы было отличным. 2 июля, через две недели после начала лечения, она сообщила мне, что прибавила три фунта (1360 г. — Прим. перев.). 5 июля она написала:

Я чувствую себя гораздо лучше с тех пор, как начала лечиться у Вас. Сейчас я не потею по ночам и мне кажется, что у меня стало лучше с сердцем. Я очень хорошо сплю. У меня меньше пульсация в шее, но когда я поднимаюсь вверх по лестнице или по склону, то пульсация чувствуется очень сильно. Я опорожняю кишечник два раза в день, иногда и чаще. Мне кажется, я все еще немного непоседлива. Мой правый глаз все еще

— 180 —

такой же, но глаза уже не так выступают, как раньше.

В трудных случаях всегда разумно получать сообщения от членов семьи пациента, для того чтобы подтвердить или опровергнуть его утверждения. Я попросил мужа написать мне, и 7 июля он сообщил:

Сердце бьется уже не так быстро, хотя сонные артерии еще явно пульсируют. Сон более здоровый, уменьшилось двигательное беспокойство. Заметно, что у нее больше энергии. С глазами еще не видно особого улучшения. В какие-то дни они выглядят более выступающими, в какие-то менее, хотя, возможно, они выдаются не так сильно, как раньше. Назначенная диета явно идет ей на пользу, потому что она набрала уже четыре фунта, и в целом есть общее улучшение состояния здоровья. Лицо явно пополнело, и многие из друзей говорят о переменах, произошедших с ней за эти несколько недель.

Хороший гомеопат лечит своих пациентов в соответствии с их симптомами, и с каждой сменой симптомов он меняет лекарство. В конце концов, симптомы свидетельствуют о нуждах организма. Кроме того, когда пропали те симптомы, на которые жаловался пациент, можно спокойно считать, что исчезла также и причина, приведшая к появлению этих симптомов. Я дал г-же Дж. Calcarea iodatа, Iodum в малых дозах, а от пульсации в артериях — Belladonna, и т. д. 14 августа она писала:

Я чувствую себя гораздо лучше. Зоб, кажется, стал немного меньше, с потением гораздо лучше. Я очень хорошо сплю последние несколько ночей. В артериях все еще есть пульсация, но не такая сильная, как раньше. Я очень, очень довольна собой и выгляжу гораздо лучше.

Затем я дал ей Thuja как антидот вакцинации, Pulsatilla из-за ее скудных месячных, и 11 сентября она написала: "Зоб

— 181 —

стал гораздо меньше", а 16-го она сообщила: "Зоб гораздо меньше. Артерии на шее пульсируют не так сильно". 2 октября: "Мне кажется, что пилюли Iodum и Belladonna вместе работают чудесно. Теперь я не потею так сильно, и у меня регулярный стул. Мои нервы, кажется, стали получше". 16 октября: "Зоб довольно сильно уменьшился". 25 ноября: "Зоб совсем маленький, и пульсации, кажется, становятся слабее".

Так как она больше не могла приехать в Лондон, я попросил ее прислать фотографию в январе 1930 года. Сейчас эта фотография передо мной. Она выглядит совершенно иначе, ее зоб прошел, и глаза уже не выступают. В феврале она написала: "Я думаю, что Вы будете удивлены, когда меня увидите". 27 февраля она сообщила мне:

Вчера я ходила к своему доктору. Он считает, что со мной произошли поразительные перемены, и ему интересно, что за лечение я прохожу, но я ему еще не рассказала об этом. Я чувствую себя почти так же, как раньше. Теперь сердце никогда меня не беспокоит.

В апреле она сообщила мне: "Сейчас у меня совсем нет никаких проблем с сердцем". В это время она принимала Pulsatilla в 30-й потенции, которая подходила ей особенно хорошо. Она пришла ко мне на прием 15 мая. После нашей беседы я написал:

Я очень рад, что Вы пришли. Вы выглядите просто великолепно. У Вас нет пульсации в артериях, и Вам больше не надо раздумывать об операции и других сильнодействующих методах лечения. Вы уже не похожи на тот нервный истощенный призрак, который когда-то явился передо мной, и у Вас все идет чудесно. Вы совершили истинное чудо в работе над собой, и скоро Вам станет еще лучше.

Конвенциональное лечение большими дозами дигиталиса, белладонны, нукс вомики и т. д. совсем не помогло г-же Дж. Те ядовитые вещества, которыми ее лечили, конечно же, не могли преодолеть ни самоотравления, причиной которого был запор, ни влияния неправильного питания, ни отсутствия потоотделения, ни скудости менструальных выделений. Кроме того, ее доктор ничего не сделал для того чтобы справиться с ярко выраженной склонностью к туберкулезу. Ввиду такого безуспешного лечения, доктор настаивал на операции. Иссечение увеличенной щитовидной железы не вылечило бы самоотравления, коренящегося в состоянии кишечника, и результатом этого было бы то,

— 182 —

что сильно изувеченная женщина со временем пала бы жертвой тех ошибочных методов лечения, которым ее подвергали. Когда я впервые увидел ее, она была сильно переутомлена, и очень возможно, что операция привела бы к полному упадку физических и психических сил.

13 июля 1930 г. г-н Э. А. А. из Портсмута написал:

Моя жена страдает от базедовой болезни и ей порекомендовали сделать операцию, но она чувствует, что не может пойти на это. Кроме того, она сомневается в результате такого лечения. Не могли бы Вы помочь отчаявшемуся мужу и облегчить своим лечением состояние его жены?

Я принял ее 8 августа 1930 г. Она выглядела больной и изможденной, чрезвычайно нервной и тревожной, и было совершенно ясно, что операция окажется для нее последним ударом. Она страдала от базедовой болезни в течение четырнадцати лет. В своих указаниях я вкратце описал ее состояние следующим образом:

Вам 37 лет, Вы вышли замуж в 1919 году, у Вас нет детей, и Вы страдаете от базедовой болезни, которая началась с сердцебиений в 1916 году, за три года до замужества. Вам посоветовали по медицинским причинам отказаться от того, чтобы иметь детей. Ваша самая серьезная проблема — это ощущение, что Вы задыхаетесь, которое ухудшается в положении лежа. Вы плохо спите, мечетесь в кровати, не выносите жаркого солнца, горячих ванн, всегда чувствуете себя лучше на свежем воздухе, у Вас очень жидкий стул, иногда бывает понос, опухшие лодыжки, отечность и сильная болезненность в верхней части желудка, некоторая болезненность в районе матки, очень темная жирная кожа, очень быстро и неровно бьется сердце, Вы чувствуете себя лучше, когда Вы едите, Ваша память сильно пострадала, Вас укачивает в поезде, на море, в трамвае и в автобусе.
Вы сильно исхудали, выглядите как воплощение подавленности и страданий, в Ваших глазах нет блеска, Вы выглядите отчаявшейся и тревожной, биение сердца крайне неровно, сердцебиения ощущаются и видны по всему телу. Стоять для Вас невыносимо, Вы можете пройти только несколько шагов, а на улице не можете ходить совсем. Вы очень эмоциональны, не любите жир, у Вас было очень несчастное детство, Вашей матери делали две операции на матке, Ваш отец скончался от рака кишечника.

— 183 —

Очевидно, что это был абсолютно безнадежный случай. Бедная женщина уже четырнадцать лет страдала от базедовой болезни и стала совершенной развалиной. Ни один доктор ни на секунду не поверил бы, что ее лечение может увенчаться успехом. Ей сказали, что только операция сможет ей помочь. Операция, скорее всего, убила бы ее или довела ее до сумасшедшего дома. В любом случае, у нее хватило интуиции отказаться от операции.

Я не очень надеялся чем-то помочь ей, но считаю безнравственным для любого врача или неврача отказать больному в лечении. Заявление типа "Я боюсь, что ничего не смогу для вас сделать", даже если его сказать самым добрым тоном, лишает пациента последней искры надежды. Чудеса случаются каждый день. Никогда нельзя отказывать пациенту в помощи, даже если он умирает. Я сделал все, что было в моих силах, чтобы утешить и подбодрить женщину, несмотря на ее жуткую наследственность, жуткую историю болезни и жуткое состояние.

Я назначил ей Sulphur 6X утром и вечером, поскольку даже в самых непонятных случаях Sulphur бывает полезным в качестве первого назначения. Belladonna вызывает пульсацию в артериях. Поэтому я дал ей Belladonna 3Х, принимать по дозе между приемами пищи. Cactus grandiflorus в больших дозах вызывает ощущение сдавления вокруг сердца, и так как она жаловалась на сдавление, ей нужно было принимать по дозе Cactus 1X каждый раз, когда у нее возникало это ощущение. Кроме того, я дал ей коробку Pulsatilla 3 и бутылку капель Lycopus virginicus, чтобы они имелись у нее про запас. Я назначил молочную диету с обилием овощей и фруктов и сказал ей, что она должна прибавлять от двух до трех фунтов в неделю.

18 августа, через десять дней после того как я принял ее, она прислала свой первый отчет:

Я рада сообщить, что я чувствую себя лучше, так как я лучше могу ходить и лучше сплю ночью. У меня гораздо меньше двигательного беспокойства. Сердце все еще бьется неравномерно, но уже не так быстро. Мой вес остался таким же.

Важнейшее лекарство для очень больных людей — ободрение. Я немедленно написал ей, что я очень рад слышать, что ее

— 184 —

лечение началось так хорошо и что ей стало значительно лучше в соответствии с моими ожиданиями. Через неделю, 25 августа, она сообщила: "Я набрала два фунта веса". Она уже приняла Pulsatilla, и это лекарство очень помогло ей. Я опять выразил свое удовольствие: "Похоже, что Ваше лечение станет одним из крупнейших успехов в моей практике". Следующий еженедельный отчет сообщил о прибавке в весе в полтора фунта. В следующем отчете 15 сентября она написала: "Я набрала еще полтора фунта. Теперь люди отмечают, что я стала выглядеть гораздо лучше". Она также сообщила мне, что Cactus grandifloris было замечательным лекарством, которое очень помогало ей от ощущения, что она задыхается.

14 января 1931 года, после пяти месяцев лечения, г-жа А. сказала мне, что она вынуждена прекратить лечение, и после этого я от нее ничего не слышал. Я решил, что она вновь отправилась к своему доктору и подверглась обычному сильнодействующему и неподходящему лечению, и мне было очень жаль ее. 19 ноября 1933 года, почти через три года после ее последнего письма, я сидел за чаем в Финдоне в Сассексе и беседовал с господином, который носил ту же фамилию, что и та пациентка. Он спросил меня: "Не тот ли вы г-н Баркер, который три года назад лечил г-жу Э. А. А. из Портсмута?" — "Да." — "Вы спасли ей жизнь. Три или четыре года назад она была в отчаянии. Она была чрезвычайно больна. Доктора рекомендовали ей операцию по поводу базедовой болезни. Мы все думали, что она умрет. Сейчас она в совершенном здравии. Недавно мы ужинали с ней вместе. Она говорила о вас с огромной благодарностью и до сих пор строго придерживается диеты, которую вы ей назначили, и употребляет много отрубей". Я написал ее мужу, и он ответил мне 27 ноября 1933 года:

Я очень благодарен Вам за Ваш интерес к нам. Никто лучше меня, ее мужа, не знает, что ее здоровье определенно лучше. У нее всегда прекрасный аппетит. Конечно же, она до сих пор следует Вашей диете. Она хорошо спит и может гулять. Все говорят об ее отдохнувшем виде. Мы по

— 185 —

опыту знаем, что ее диета, по-видимому, самый важный фактор, а удаление части щитовидной железы, как советовал доктор, было бы гибельным.

Г-жу А. самым неумелым образом лечили от базедовой болезни в течение четырнадцати лет до того как она пришла ко мне. Ей давали максимальные дозы опасных лекарств, которые должны даваться, согласно руководствам, "при базедовой болезни". Ни один из докторов и специалистов ни разу не спрашивал о ее питании, работе кишечника, потоотделении и других элементарных вещах фундаментальной важности. Ее накачивали лекарствами вместо того, чтобы кормить, и от этого ее болезнь, конечно же, невероятно усугубилась.

Новое искусство постановки диагноза Новое искусство постановки диагноза   оглавление Оглавление   Туберкулез легких Туберкулез легких