Дж. Эллис Баркер

Новая жизнь для старого. Как излечить неизлечимое

2-е изд., Лондон, 1935

Перевод Елены Загребельной (г. Фукуока, Япония)

— 141 —

Глава X
Хронический запор и его последствия

Цивилизованные и нецивилизованные народы умирают от двух совершенно разных наборов заболеваний. Примитивные люди обычно здоровы, и они умирают в одночасье от переохлаждения, недостатка пищи, насилия и различных инфекционных заболеваний, которые можно назвать заболеваниями от грязи, таких как брюшной тиф, холера и т. д., которые почти не знают цивилизованные народы. Последние же умирают от хронических заболеваний и болеют хронически. Наше здоровье и самочувствие зависят от ежедневных доз слабительных, успокоительных и т. д. Для большинства мужчин и женщин таблетки и соли по крайней мере так же важны, как и еда.

Нецивилизованные люди питаются естественной пищей, и у них здоровый пищеварительный тракт на всем протяжении от рта до заднепроходного отверстия. У них отличные зубы, широкие челюсти и глотки, хорошее пищеварение и отличное выделение без всяких искусственных средств, в то время как пищеварительный тракт цивилизованных людей слаб, разлажен и поражен болезнями. Разрушение зубов, нагноения десен, тонзиллит, аденоиды, диспепсия, гастрит, аппендицит, колит и рак пищевого тракта распространены у нас очень широко. Они практически неизвестны у примитивных народов.

Пища, особенно пища животного происхождения, гниет в вялом кишечнике. Она порождает сильные яды, и они поглощаются стенками кишечника, особенно если те ослаблены и повреждены раздражающими слабительными и очистительными средствами. Эти яды попадают в кровоток, циркулируют по всему телу и вызывают бесчисленные болезни и нарушения, а также усугубляют все болезни, известные в медицине.

— 142 —

По мнению сэра Арбутнота Лейна и многих других видных врачей, хронический запор — одна из основных причин рака. Весьма показательно, что большинство раковых опухолей появляются вдоль пищеварительного тракта — во рту, на языке, в пищеводе, в желудке и в кишечнике. Здоровье каждого дома зависит от его канализации. Здоровье человека также зависит от эффективности работы его канализации, от естественной, не требующей напряжения работы кишечника и быстрого выведения ядовитых отходов.

Об опасности людям и животным сообщают естественные инстинкты. Первобытные мужчины и женщины опорожняют свой кишечник два или три раза в день. Так же поступают и все животные, и они начинают беспокоиться при первых же признаках нарушения регулярности работы кишечника. Наши домашние животные отказываются от еды при первых признаках запора и начинают много пить. Мы потеряли наши естественные инстинкты, и, к несчастью, официальная медицина настолько интересуется описанными в руководствах болезнями, большая часть которых вызвана или ухудшается запором, что обращает мало внимания на сам запор, хотя он один способен породить наибольшее число болезней среди цивилизованных людей.

В известных руководствах по медицине запор как заболевание и как причина болезней практически не упоминается. В стандартном руководстве Ослера и Макрея "Принципы и практика медицины" запор и самоотравление рассматриваются как нечто незначительное. По поводу учения Лейна, Мечникова и других в этой книге утверждается: "Это преходящее увлечение пошло на убыль". К сожалению, во время обучения докторов учат бесчисленным предметам, которые на практике не нужны ни им, ни их пациентам, а наиважнейший предмет разумного питания и регулярных испражнений опущен.

Если спрашивать о запоре у врачей, то большинство из них просто порекомендуют каскару или какое-то другое слабительное, а если требовать от них лучшего совета, они часто говорят: "Не беспокойтесь по поводу своего запора. Он не имеет никакого значения. У меня у самого такие проблемы, и я принимаю такое-то и такое-то лекарство".

— 143 —

Хронический запор и самоинтоксикация вызывают не только многочисленные заболевания, которые обычно упоминаются в рекламе производителей лекарств, но также и ослабление умственных способностей, заболевания нервов, сумасшествие. Двадцать три века назад Гиппократ учил, что часто сумасшествие можно излечить путем регуляции работы кишечника. Страдающие запором мужчины и женщины впадают в депрессию, и эта депрессия часто усиливается, переходя в меланхолию и сумасшествие.

Подавляющее большинство докторов либо не знают, как лечить хронический запор, либо не пытаются это сделать. Я сейчас покажу на нескольких примерах, что даже самых тяжелых больных можно излечить питанием.

В мае 1930 года я получил письмо от г-на Г. Дж. Б., бизнесмена в отставке, который сообщил мне, что ему 82 года, что в прошлом у него никогда не было проблем со стулом, но два года назад у него начался сильный запор, настолько сильный, что он подозревал непроходимость кишечника. Он посетил нескольких первоклассных врачей-консультантов в Лондоне. Рентгеновские снимки показали, что у него была непроходимость в тазовом отделе толстой кишки. Кроме того, у него также была увеличена предстательная железа. У него также был геморрой, который устранили инъекциями. Наряду с моими, он прочитал книги сэра Арбутнота Лейна и стал вегетарианцем. Я, естественно, боялся, что внезапное развитие запора в его чрезвычайно преклонном возрасте означало что-то очень серьезное.

Пациент посетил меня 21 июля. Он выглядел очень здоровым и сообщил мне, что для регуляции работы кишечника он пользовался стручками сенны и таксолами. Я дал ему Ferrum picricum 6X от его увеличенной предстательной железы и Argentum nitricum 6Х от сильных газов, на которые он жаловался. Поскольку парафин ему не помогал, я назначил ему воду Виши по полной кружке три раза в день за три четверти часа до еды, а так как его кожа была очень сухая и жесткая, я сказал ему, чтобы он натирал все тело виски, которое замечательно смягчает кожу. Для регулирования действия кишечника я положился, как обычно, на отруби, и эта замечательная еда великолепно подействовала на него.

— 144 —

С очень пожилыми людьми трудно иметь дело. Нелегко изменить их взгляды и привычки. Кроме того, они обычно забывают принимать свои лекарства, и т. д. Однако терпение и настойчивость помогли мне достичь успеха. Г-ну Г. Дж. Б. стало лучше. 23 ноября он написал:

У меня есть кое-какие очень хорошие новости, которые, как мне кажется, понравятся Вам. Я полагаю, Вы помните, что когда я в первый раз пришел к Вам в мае этого года, своей самой серьезной проблемой я считал запор, который имел причиной состояние кишечника, обнаруженное рентгеновскими снимками д-ра Джордана и предполагавшее постоянное использование слабительных. Может, это и так, но мне принесло большое удовлетворение и облегчение то, что вот уже две недели я могу обходиться совершенно без слабительных, и теперь я надеюсь, что это лучшее для меня состояние дел продолжится.

То, что именуется запором, это вовсе не такое состояние, которое можно исправить неограниченным применением того или иного слабительного средства. У этого недуга может быть множество разных причин. Он может быть следствием неправильного питания, недостаточного количества жидкости, что приводит к тому, что содержимое кишечника становится твердым и сухим, неправильной позой при акте экскреции, потерей внутренних мышц и жира, что вызывает опущение содержимого брюшной полости, усыхание мышц живота, что можно исправить соответствующими упражнениями, самомассажем или хирургическим поясом и т. д.

Престарелый джентльмен не только смог с легкостью обходиться без слабительных, которые он терпеть не мог, но и вопреки мрачным прогнозам самых знающих врачей-консультантов, он помолодел. Я обеспечил его нужными ему гомеопатическими лекарствами, против которых он возражал, так как это все же лекарства, поэтому я должен был объяснить ему, что я давал ему лекарства в дозах по одной миллионной доле грана, так что если бы он принимал мои пилюли в течение тысячи лет по три дозы в день, то ему удалось бы принять всего один гран лекарства.

Иногда у престарелого джентльмена случались проблемы, он падал во время одной из своих длительных прогулок или заболевал гриппом, но каждый раз он справлялся с ними с улыбкой. 12 декабря он писал:

— 145 —

Мой кишечник по-прежнему в прекрасной форме, при том что я совершенно не пользуюсь никакими слабительными, кроме тех, что содержатся в самой пище. На самом деле, выделения кишечника у меня сейчас по большей части выходят с легкостью и обильно. Я бы не хотел, чтобы в работе кишечника было больше легкости или стул был чаще, и я весьма удивлен обилием стула по отношению к количеству съеденной мною пищи.

Это явление часто встречается у тех, кто употребляет много отрубей. Отруби — не только замечательная пища, так как в них содержатся очень ценные белки и большие количества фосфора, железа, извести и т. д., но они также работают как губка, поглощающая жидкости, таким образом поддерживая содержимое кишечника во влажном и мягком виде и тем самым облегчая выделение. 20 февраля 1931 года мой друг написал: "Я чувствую себя хорошо, хотя я ленюсь и откладываю дела. Мой кишечник, который я считаю своей главной проблемой, по-прежнему в порядке, и я хорошо сплю, просыпаясь в последнее время всего один раз посреди ночи и еще раз ближе к утру. Я набрал два фунта (900 г. — Прим. перев.) или около того".

20 апреля г-н Б. приехал в Лондон. Он выглядел на десять лет моложе. Состояние его мочевого пузыря показывало, что с предстательной железой стало лучше, что частично произошло из-за нормализации работы кишечника, частично из-за контроля питания и частично благодаря мягкому действию гомеопатических лекарств. Проблема с кишечником, по-видимому, была излечена окончательно, поскольку до самого конца 1933 года пациент не предъявлял никаких серьезных жалоб.

Однажды я получил письмо, датированное 11 апреля 1930 года, от г-на А. У. Э., проживающего в Рэтклиффе в Лондоне, в котором он просил меня о приеме по поводу мукозного колита. 17 апреля я принял пациента, которому был 21 год и который был клерком в Совете Лондонского графства, и он объяснил мне, что у него были чрезвычайно большие трудности со стулом. Иногда испражнения были в форме ленты, а иногда были тверды как камень. Они чередовались с диареей, которая обычно случалась внезапно, к его сильному огорчению, и которая была очень зловонна. У него также были очень сильные, но безрезультатные позывы на стул, особенно по ночам. Он рассказал мне, что его продержали несколько недель в больнице Майл Энд для

— 146 —

наблюдения, и что доктора не смогли поставить удовлетворительного диагноза. Предположили, что он страдал от полипа, который закрывал просвет, и говорили об операции.

Я удостоверился в том, что он не видел никакой крови и у него не было стула черного цвета, что предполагало бы кровотечение. Его выпустили из больницы, не дав ему никакого полезного совета. Его проблемы начались за год до этого, у него всегда был в большей или меньшей степени запор, и он питался пищей, бедной витаминами и минеральными элементами. Он был высокого роста, рыжеволос, очень бледен, очень худ и его беспокоило, что за время болезни он потерял 2 стоуна (12,68 кг. — Прим. перев.) веса. Он думал, что у него, возможно, рак. Он весил 9 стоунов 4 фунта (примерно 58,9 кг. — Прим. перев.).

Его состояние было непонятным, и хотя рак кишечника очень редко встречается у людей его возраста, я был серьезно обеспокоен. Естественно, я немедленно назначил ему свою противораковую диету, запретив ему мясо, рыбу, птицу и все продукты из них, крепкий чай, приправы, а также и грубую пищу любого типа, овощи и фрукты, из страха, что они могут вызвать проблемы, если в кишечнике есть какая-то непроходимость. Ему нужно было привести работу кишечника в норму с помощью жидкого парафина. Он должен был соблюдать молочную диету, и ему нужно было употреблять большое количество отрубей в форме отвара без грубой части, а вместо овощей ему нужно было в больших количествах пить воду, в которой варили овощи. В качестве тонизирующего средства ему нужно было есть вареный неосветленный кишмиш, пропущенный через сито, после чего шкурки нужно было выбрасывать. Прежде всего я постарался его успокоить. Я дал ему Sulphur 6X каждое утро, Nux vomica 3X прямо перед сном и Belladonna 3Х два или три раза в течение дня между приемами пищи. Nux vomica должна была помочь с ужасными позывами на стул, которые были у него по ночам, а Belladonna должна была вылечить воспаление в брюшной полости.

26 апреля он прислал мне свой первый отчет: "Из-за очень напряженной работы во время выходных в период праздников я не мог принимать пищу в определенные

— 147 —

часы. Сегодня мой вес 9 стоунов 8 с половиной фунтов (60,9 кг. — Прим. перев.). Мне кажется, это очень большой шаг вперед. Я хожу в туалет три раза в день. Последние три дня по утрам у меня внезапный болезненный жидкий стул". Я написал ему в ответ: "Вы уникальны, раз Вам удалось набрать 4,5 фунта (2 кг. — Прим. перев.) за неделю". Через неделю он сообщил: "Наверное, я и в самом деле уникален. Сегодня мой вес 9 стоунов 11 фунтов 14 унций (62,450 кг. — Прим. перев.). Ощущение жжения случается гораздо реже". Я ответил: "За две недели Вы набрали 8 фунтов (примерно 3,6 кг. — Прим. перев.), просто большой кусок мяса для целой семьи, и, видимо, Вам стало лучше во всех отношениях". Следующее письмо, датированное 10 мая, сообщало: "Мой вес сегодня 9 стоунов 11 фунтов 10 унций (62,335 кг. — Прим. перев.)".

Во второй раз он пришел ко мне 15 мая, через четыре недели после начала лечения, и я велел ему продолжать принимать лекарства и дальше, но вдобавок к этому я дал ему Belladonna 30. Ему нужно было выяснить, в какой дозе это лекарство ему больше подходит — в тысячных долях грана или в дециллионных. 25 мая он написал: "Сегодня мой вес 10 стоунов 4 фунта 3 унции (65,3 кг. — Прим. перев.), что означает прибавку в один стоун с тех пор, как я пришел к Вам. Я выяснил, что Belladonna 30 очень эффективна". Я сказал ему, чтобы он принимал очень немного этого лекарства. 14 июня он прислал мне новую интересную информацию: "Когда я был в больнице, мне давали бариевую взвесь для рентгеновского обследования, и пленка показала, что кишечник очень провис, что вызывало непроходимость. Радиолог, казалось, был озадачен, и не знал, почему взвесь не вышла из меня в положенное время". Возможно, причина проблемы была в основном в исхудании и провисании кишечника, что вызвало образование одного из изгибов, впервые обнаруженных моим большим другом сэром Арбутнотом Лейном.

Постепенно я улучшил его питание, но продолжал давать ему Belladonna 30. 8 июля он написал: "Мой вес сейчас 10 стоунов 6 фунтов (66,1 кг. — Прим. перев.), у меня прекрасный аппетит, можно сказать, огромный. В последнее время я очень хочу есть". До этого он был не в состоянии есть. Теперь я назначил ему овощи, фрукты, грубую пищу, включая отруби в большом количестве, так как был уверен, что это

— 148 —

не сможет повредить ему. Помимо совершенно естественных рецидивов, которые часто случаются во время усиленного питания, его дела шли хорошо. 17 июля я дал ему Sulphur 30 в надежде наладить потение. 3 августа он написал: "Я теперь легче потею". 17 августа он сообщил: "Мне уже пришлось выбросить свои воротнички, чтобы заменить их на воротнички большего размера, и я рассчитываю в ближайшее время выставить на продажу свои костюмы. Я вешу 10 стоунов 7 с половиной фунтов (66,8 кг. — Прим. перев.), что на 18,5 фунтов (примерно 8,4 кг. — Прим. перев.) больше по сравнению с тем, что было в начале лечения". Я написал ему 25 августа:

Самое важное из того, что Вам нужно сделать, это забыть Ваши старые страхи. Когда доктора и хирурги искали опухоль у Вас внутри, они, естественно, наполнили Вас беспокойством — чувством, которое не слишком способствует выздоровлению. Ваша замечательная реакция на мое лечение, по-видимому, указывает на то, что у Вас внутри нет ничего, что должно вызывать беспокойство.

28 сентября его вес был 10 стоунов 9 фунтов 9 унций (67,7 кг. — Прим. перев.). Поскольку он чувствовал себя так, как будто у него было расстройство печени, и был слаб, я послал ему Hydrastis 1X, частично для того чтобы подействовать на его печень и желчный пузырь, частично в профилактических целях, на случай, если у него была тенденция к раку. В качестве тонизирующего средства я послал ему China 3, и эти два лекарства надо было принимать вперемежку. Его письмо от 7 октября сообщило мне: "Сейчас я вешу 10 стоунов 10 фунтов 9 унций (68,2 кг. — Прим. перев.), у меня регулярный стул и нет и следа давних проблем". 5 ноября я послал ему Collinsonia 1X, замечательное лекарство от геморроя и других разрастаний в кишечнике, полагая, что у него, вероятно, есть некие разрастания, вызывающие непроходимость кишечника, и дал ему тинктуру Crataegus в качестве тонизирующего средства. 10 ноября г-н А. У. Э. написал: "Мой аппетит достиг гигантских размеров. Я вешу сейчас 10 стоунов 12 фунтов (68,8 кг. — Прим. перев.), то есть прибавил 22 фунта (9,98 кг. — Прим. перев.)". 21 декабря он написал: "Теперь мой вес 10 стоунов 13 фунтов (69,3 кг. — Прим. перев.), прибавка в 23 фунта (10,4 кг. — Прим. перев.). В этом году я жду Рождества больше обычного. Приятно знать, что я смогу есть столько, сколько мне захочется, ничего не опасаясь".

19 февраля, через десять месяцев после нашей первой беседы, он пришел ко мне на прием. Я написал ему:

— 149 —

Когда Вы в первый раз пришли ко мне, вы походили на призрак, были истощены и доведены до отчаяния. Сегодня Вы выглядели совершенно здоровым, ваш Вес поднялся с 9 стоунов 4 фунтов до 10 стоунов 13 фунтов, и все Ваши проблемы исчезли. Однако я заметил на Вашей мошонке значительное количество мясистых наростов, размерами от больших, примерно с фундук, до маленьких, с маленькую горошину, о которых Вы мне раньше не говорили, хотя Вам стоило это сделать.

Всегда имеет смысл осматривать все тело пациента, даже если его жалоба касается только какой-то строго локальной проблемы. Осмотр мошонки ясно показал мне причину возможной непроходимости кишечника. Я объяснил ему, что если у кого-то есть "тенденция к образованию шишек", то они будут появляться не только снаружи на теле, но и внутри, и, в частности, в кишечнике. Полипы и другие подобные разрастания часто появляются внутри тела, особенно в кишечнике. Г-н Дж. Локхарт-Маммери, хорошо известный хирург и специалист по раку, обнаружил, что у большого числа больных рак кишечника связан с полипами.

Конечно же, я не сказал молодому человеку об этой опасности, но я дал ему Thuja 30, которую нужно было принимать по одной дозе в неделю, и опухоли на мошонке должны были служить нам показателем состояния таких же разрастаний, какие, возможно, есть у него внутри. Для усиления действия Thuja я впоследствии дал ему также Sulphur 30. Вскоре письма одно за другим стали сообщать, что мясистые разрастания становятся гораздо меньше. 2 апреля он написал: "Мне кажется, что проблемы с кишечником совершенно исчезли. Люди завидуют моему удивительному здоровью". 17 апреля он написал: "Я за всю свою жизнь не был таким здоровым. Мой вес сейчас 11 стоунов 1 фунт (70,2 кг. — Прим. перев.)". Я ответил ему: "Браво!" 14 мая он посетил меня. Он выглядел замечательно, и я сказал ему продолжать принимать Thuja 30 и Sulphur 30 вперемежку. Теперь я велел ему прекратить использовать жидкий парафин, так как в нем больше не было надобности. 10 октября он написал: "Я сейчас в самом здоровом состоянии за всю жизнь. Мой вес остается на уровне немногим более 11 стоунов (69,74 кг. — Прим. перев.)". На этом его лечение закончилось. Я посоветовал ему побольше заниматься

— 150 —

физическими упражнениями. Когда я видел его в последний раз, он был в прекрасной форме и выглядел образцом силы и мужественности, хотя, когда он пришел ко мне, он был поражен болезнью и подавлен.

2 июля 1932 года меня посетила г-жа К. Р., которая жила в маленьком городе в Дамфрисшире. Она была замужем за преуспевающим человеком. Г-жа К. Р. была очень утонченной женщиной, любительницей музыки, прекрасной скрипачкой-любительницей, а жаловалась она на хронический запор, застенчивость и нервозность. Она вся тряслась, когда ей нужно было показаться на публике, и перед любым таким событием у нее случались сильнейшие поносы на нервной почве. В течение многих лет ее кишечник совершенно не действовал без сильных слабительных.

Она была ходячим примером самоотравления, худа, бессильна, переутомлена, с желтовато-коричневатым цветом лица и кожи тела, от которой исходил резкий запах. Она совершенно не потела, у нее случались ужасные ознобы и простуды, лучше всего она чувствовала себя во влажную погоду, не любила, когда к ней притрагивались, легко пугалась и терпеть не могла утешения. С левой стороны у нее все было хуже, и она была вегетарианкой. Мне не нужно было переводить ее на вегетарианскую диету. История болезни у нее была плохая. Когда она была маленькой, она очень серьезно болела дифтерией, после чего у нее был паралич, и ей потребовалось много времени, чтобы оправиться от него. Она всегда была анемична, ей давали слишком много железа и хинина, ее менструации были скудны и очень болезненны, в 1927 году она тяжело переболела гриппом и с тех пор болела гриппом каждый год. Она родилась в тропиках.

Люди могут иметь запор и при диете, состоящей исключительно из овощей и фруктов, или даже из одних фруктов. Я наказал ей принимать в день по 9 столовых ложек с горкой отрубей в форме каши из отрубей и пудингов из отрубей и сказал ей, что она должна улучшить функции кожи и прибавить себе сил, втирая столовую ложку оливкового масла по всему телу каждый вечер. Ей нужно было пить 2–3 пинты (1,1–1,7 л. — Прим. перев.) молока, съедать 2–3 яйца, 2–3 унции (57–85 г. — Прим. перев.) неострого натертого сыра в день и набирать примерно по два фунта (примерно 900 г. — Прим. перев.) веса в неделю.

— 151 —

Она выслушала мои советы и обещание выздоровления с недоверчивой улыбкой. Она считала крайне маловероятным, что я смогу вылечить ее многолетний запор и нервы, которые беспокоили ее всю жизнь. Причина ее запора, по-видимому, крылась в опущении органов брюшной полости, и это состояние, а также цвет ее кожи и другие симптомы наводили на мысль о Sulphur и Sepia. Я дал ей Sulphur 3Х и Sepia 12Х, и она должна была менять одно лекарство на другое каждые три дня, наблюдая, какое из них ей подходит больше. Поскольку она терпеть не могла, когда ей сочувствуют, всегда мерзла, и у нее было пристрастие к соли, я дал ей Natrum muriaticum, у которого есть все эти симптомы, сначала в 3-й сотенной, а затем в 30-й сотенной потенции.

Состояние ее тела и нервов начало улучшаться, после чего она начала жаловаться на сердце и слабость. Я отправил ей тинктуру Crataegus, а затем Phosphorus 3Х. 29 сентября она написала: "Мне определенно было лучше на протяжении последних нескольких дней. Я думаю, что Вы поставили меня на правильный путь". Ввиду неопределенности ее симптомов, мне пришлось перепробовать много лекарств, таких, как Ignatia и Arsenicum от ее нервов и беспокойства и т. д. 11 октября она написала: "Я становлюсь немного более теплокровной, особенно на улице. Боли во время менструации были не такими сильными". В то же время кишечник пришел в полный порядок. Поскольку она сказала мне, что приступы гриппа у нее обычно начинаются с ощущений озноба и болей в костях, я послал ей немного Eupatorium perfoliatum 1Х, чтобы он был у нее на случай необходимости.

14 ноября 1932 года она посетила меня во второй раз, и я узнал о многих новых симптомах. Ее кишечник работал совершенно нормально, ее тело имело свежий и сладкий запах, кожа и цвет лица стали намного лучше, у нее были замечательно красные губы, но она еще не могла потеть. Она сказала мне, что боялась темноты, что когда она спала одна, ей снились кошмары, что у нее были боли в левой части живота, что у нее были головные боли, которые уменьшались от

— 152 —

тугой повязки вокруг головы. Поскольку я не хотел, чтобы она простывала или болела гриппом зимой, я дал ей по дозе Bacillinum 30 раз в неделю и Influenzinum 30 раз в неделю. От необычного симптома "диарея при встрече с людьми" я дал ей Argentum nitricum 3 в коробке, которая была помечена "нервы и страх перед публикой".

Пациенты сами препятствуют тому, чтобы их лечение проходило должным образом, так как очень часто не сообщают врачу необходимую информацию во время первого и второго приемов. О самых важных фактах и симптомах, о которых они умолчали вначале, они могут сообщить гораздо позже. 25 ноября, через 4 месяца после нашего первого разговора, она написала мне:

Когда мне было четыре года, я болела дифтерией, после чего у меня был временный паралич. Мать рассказала мне, что после этого я так и не стала такой здоровой, как раньше, и потеряла свой необыкновенно светлый цвет лица. Когда мне было 7 лет, я опять болела какой-то серьезной болезнью, напоминавшей брюшной тиф. В 8 лет я пошла в очень строгую школу, которая совершенно мне не подходила, так как я очень артистична по всем своим наклонностям. В детстве я очень часто болела сильными простудами и у меня было много проблем с зубами. Затем меня послали в школу в Германии, где были очень плохие условия. На двадцать или более детей у нас была всего одна уборная, и всего одна девочка была действительно здоровой.
Когда я приехала домой, у меня были приступы аппендицита, ознобы, простуды с высокой температурой и частые приступы гриппа. Я стала очень худой. Меня водили ко многим докторам, но, кажется, мне это никогда не помогало. У меня развилось искривление позвоночника, от которого мне делали массаж. Затем я вышла замуж, и мне сделали операцию по поводу аппендицита. Мне потребовалось много времени, чтобы оправиться от этого. В прошлом году у меня был приступ ревматизма. Мне кажется, что после этого у меня стало хуже с нервами, а потом я два раза попадала в дорожные происшествия. Я всегда мерзла даже в летнюю жару.

По-видимому, г-жа К. Р. была в гораздо худшем состоянии, чем я представлял себе после первого и второго разговора с ней. Это письмо сообщило мне тот факт, что все ее проблемы начались после

— 153 —

дифтерии. Естественно, я послал ей 25 ноября Diphtherinum в коробке, помеченной "антидот для дифтерии". Лекарство было в 30-й потенции, и она должна была принимать по одной дозе в первый день каждого месяца.

Улучшение было медленным, хотя и верным. Она решила, что она добралась до вершины лестницы, и написала мне 3 января 1933 года, после пяти месяцев лечения:

Я очень благодарна Вам за улучшения в моем здоровье. Я не думаю, что мне когда-либо станет лучше, чем сейчас, и я говорю это без пессимизма. Вы сделали для меня гораздо больше, чем кому-либо другому удавалось когда-либо сделать, и я жалею, что я не могла проконсультироваться с Вами много лет назад. То, что я теперь не простываю, для меня замечательно, так как я никогда не могла никуда ездить без того, чтобы не простыть, чтобы у меня не заболело горло или я не начала кашлять и болеть с очень высокой температурой. Это повторялось каждый раз, и мне кажется, что я проводила бóльшую часть времени в постели. Мои нервы стали получше. Я могу, например, вынести более быструю езду на машине, но в общении с людьми, мне кажется, практически ничего не изменилось.

Мне пришлось объяснить ей, что она находилась только на первой ступеньке лестницы и что ей нужно было продолжать подниматься дальше. Ее нервы стали получше. 23 января она написала: "Вчера вечером я с большим успехом дирижировала хором". 13 февраля ее муж написал: "У нее определенно во многом есть улучшения, ее нервы стали получше, на сегодняшний день у нее не было простуд с высокой температурой".

Так как ее проблемы были в основном левосторонние, я иногда давал ей дозы Thuja. От страха темноты я дал ей Stramonium, от старой дифтерии я дал ей Diphterinum 200. Я пробовал давать ей много лекарств, хотя мне это было вовсе не по душе, но ни один из полихрестов не помог. Я обнаружил, что она лучше реагировала на высокие потенции. Лекарством, которое больше всего подходило ей для преодоления нервозности, оказался Gelsemium 200. Она написала мне: "Он помог мне больше всего остального".

Теперь она могла дирижировать большими хорами на фестивалях. Вместо того чтобы оставаться хроническим инвалидом, она стала здоровой, сильной и жизнерадостной. 12 июля 1933 года она написала: "Я знаю, что я стала сильнее и что мне лучше. Я завидовала людям, которые лежат в постели, а теперь я их жалею и у меня больше нет

— 154 —

желания самой оказаться на их месте". Она стала энергичной, много работала в поле, помогая с уборкой сена и находя величайшее удовольствие в напряженной физической работе, которую она никогда не была способна делать.

16 ноября 1933 года она сообщила мне, что весила 9 стоунов 9 фунтов (примерно 57,5 кг. — Прим. перев.). Она набрала 23 фунта (10,4 кг. — Прим. перев.) мышечной массы. Когда она пришла ко мне, она весила 8 стоунов (50,7 кг. — Прим. перев.), и ткани ее тела были дряблыми и бледными. Я до сих пор занимаюсь ею и надеюсь, что дела у нее будут еще лучше. Она очень воодушевлена гомеопатией и убеждает всех своих друзей и знакомых лечиться этим замечательным методом исцеления, который так помог ей самой.

21 ноября 1928 года мне написал из Портстюарта в графства Дерри г-н Г. Дж. В.:

Моей жене, как и мне самому, пошел 85-й год. До недавнего времени, в течение более 50 лет, у нее ни разу не было стула без применения либо лекарства, либо клизмы. Недавно мне повстречалась ваша книга "Хронический запор", и я должен выразить Вам свою глубочайшую благодарность.
После того как она стала следовать режиму питания, упомянутому в Вашей книге, у нее теперь естественный стул через день, а иногда и каждый день, и ей уже почти не нужны клизмы и лекарства. Я мог бы упомянуть, если позволите, что у меня у самого была склонность к запорам, и мне нередко приходилось принимать по чайной ложке каскары. После того как я стал следовать Вашему режиму питания, я ни разу не принимал лекарств, и у меня полностью регулярный стул.

18 ноября 1930 года, когда г-ну Г. Дж. В. было 87 лет, я получил от него второе письмо:

Так как я знаю, что Вы печетесь о благе человечества, я уверен, что Вам будет приятно узнать, что Ваш режим питания становится все более эффективным для моей жены и продолжает быть абсолютно эффективным для меня самого, особенно потому что я пользуюсь очень низким унитазом в уборной. Кроме того, устранение запора у моей жены, с Божьей помощью, оказало влияние на улучшение состояния ее мозга. 27 лет она страдала от церебрального недуга, но теперь ее сознание все больше и больше проясняется.

— 155 —

Мое состояние тоже продолжало улучшаться, что, как я полагаю, было результатом освобождения от запоров. В январе, после того как в темноте я завернул за угол не в том месте, я покатился кувырком по очень крутой лестнице и сильно ударился головой о стену у ее основания, ободрав себе голову. Но, может, это один из тех случаев, о которых говорят "нет худа без добра". У меня было очень сильное сотрясение мозга. Какое-то время я даже был в опасности и сомневаюсь, смог ли бы я выжить, если бы не прекрасная работа моего кишечника, за которую я должен благодарить Вас. После этого несчастного случая мне нужно было принять слабительное только один раз, и, вероятно, и этого не следовало делать. Я не знаю, как мне в достаточной мере благодарить Вас за то, что Вы сделали для моей жены и для меня самого.

14 марта 1931 года, когда г-ну Г. Дж. В. было почти 90 лет, он написал мне: "Мы продолжаем получать прекрасные результаты от применения советов, данных в Вашей книге о запорах, и чем дальше, тем больше".

У огромного числа больных самые трудно поддающиеся лечению запоры, которые не удается исправить мощными слабительными, клизмами, промываниями, глубоким орошением толстой кишки, массажем, хирургическими поясами и т. д., быстро и окончательно излечиваются благодаря разумно подобранному для этого состояния лекарству и подходящей диете.

13 ноября 1928 года мне написала г-жа Дж. Д.:

Я бы хотела спросить у Вас, не сможете ли Вы принять моего брата, так как мне кажется, что Вы могли бы (я не преувеличиваю) спасти ему жизнь. Он молодой человек 23 лет, и уже много лет так сильно страдает от расстройства пищеварения на нервной почве, что он не может заниматься своей работой, и так как это единственный сын, который остался дома, это очень сильно влияет на моих отца и мать.
В попытках вылечить его мы истратили больше денег, чем позволяют наши средства. Он лежал в клинике в Германии, посещал больницы, его осматривали доктора и Бог знает, какие еще методы лечения мы пробовали, но его постоянные приступы доводят мою мать до исступления. Он действительно в очень серьезном состоянии, и кажется, что ему ничто не помогает.
На прошлой неделе приходил врач, который сказал ему, что нужно удалить аппендикс и что-то еще (я не знаю, что), а после этого ему еще нужно будет двенадцать

— 156 —

месяцев специального лечения и т. д. Насколько мы знаем, у него нет никаких проблем с аппендиксом. Это письмо — полная отчаяния просьба о помощи, и я надеюсь, что Вы окажете ее.

Я согласился принять молодого человека. Он был высокого роста, тощий, чрезвычайно нервный, совершенно ненормальный по всем параметрам, и, глядя на него, я сказал себе, что он в любой момент может стать душевнобольным. Было похоже, что он с самого раннего детства страдал от запоров в очень стойкой форме, что сопровождалось необыкновенными приступами психических симптомов, таких как, например, внезапные страхи, крайняя слабость, приступы крика и плача, страх внезапной смерти и т. д. Я выслушал его рассказ и отправил ему свои указания. У бедняги было множество очень тяжелых заболеваний. В своих указаниях я так обобщил то, что он мне рассказал:

Вам 24 года, Вы неженаты, у Вас были какие-то проблемы в правом бедре, когда Вам было 7 лет, которые были объявлены туберкулезными, Вас держали в постели два года, Вам шесть раз делали операции, Вы перенесли скарлатину и дифтерию, когда Вам было 9 и 10 лет соответственно, и у Вас начались в очень тяжелой форме несварение, запор, приступы головокружения, истощение и т. д.
Вы выглядите так, как будто у Вас сильное отравление, у Вас много газов в животе, от которых Вы не можете избавиться, Вы можете оставаться без стула в течение многих дней, у вас дряблый желтого цвета язык, Вам нужно каждый вечер принимать лекарства, Вы употребляете огромный избыток соли, Вам трудно контролировать свой аппетит, Вы не можете переносить жаркой погоды, мало двигаетесь, Вам все время надо что-то жевать, и, наконец, что, однако, весьма важно, у Вас "не взялась" вакцинация. От Вашего тела исходит неприятный запах.

Люди с запором не только ощущают физическое расстройство, но часто у них бывают психические аномалии, плохой характер, они не могут собраться с мыслями, подавлены и т. д. Мое неизменное правило с теми, у кого застой в кишечнике, — назначать им вегетарианскую диету. Я совершенно запретил мясо и рыбу, и все, что из них сделано, назначил молодому человеку питание, богатое овощами, фруктами, хлебом из цельной муки и молоком, и наказал ему принимать большие количества обычных отрубей три раза в день.

От нервов я дал ему Valeriana, от слабости — China и жидкий парафин для регуляции работы кишечника.

— 157 —

Я был настроен скептически, потому что молодой человек был психически неуравновешен, а с точки зрения физического состояния у него была история туберкулеза и т. д. Я не удивился, когда спустя некоторое время узнал, что он чувствовал себя плохо и был слишком болен, чтобы прислать мне отчет.

16 июня я получил от его родственников телефонное сообщение о том, что у него случился совершенно ужасный нервный приступ, что он кричал, что умирает, и они послали за доктором. На следующий день я получил письмо от его зятя, который сообщил мне, что г-н С. Л. чувствовал себя хуже с тех пор, как я взялся его лечить. Под диктовку г-на С. Л. его зять написал:

В течение двух первых дней Вашего лечения мой кишечник работал энергично и на третий и четвертый день я чувствовал себя гораздо лучше, но вечером четвертого дня я почувствовал себя очень странно и все кончилось сильным приступом. Эти приступы довольно сильно отличаются от тех, что были раньше. Приступ начинается с легкого ощущения отечности и онемения в голове, и по мере того как состояние ухудшается, меня охватывает непреодолимое ощущение головокружения и дурноты до такой степени, что я чувствую, что сейчас могу потерять сознание. Тогда я могу дышать только короткими судорожными глотками.
Один из самых тяжелых приступов случился в субботний вечер, когда моя сестра звонила Вам. Мне пришлось приложить очень много усилий, чтобы не потерять сознание. Я глотал немного бренди с горячей водой. Я никак не могу избавиться от чувства отечности в голове. Приступы всегда наступают вечером.

Было очевидно, что его проблема была по большей части нервного происхождения. Молодой человек почти сходил с ума, когда у него случался приступ, и доводил всех до безумия своим поведением. Прекрасное лекарство для проблем пищеварения и стимуляции печени, которое также хорошо влияет на кишечник, это Hydrastis canadensis. Я дал ему Hydrastis 1X и поменял его питание. Молодой человек сообщил об улучшении, но у него появились новые симптомы, такие как пульсация артерий головы и т. д. Он написал: "Если я иду пешком в течение примерно 10 минут, то ощущаю, что больше не могу сделать ни шага, а также если я концентрируюсь на чем-то, то мне кажется, что это чрезвычайно ослабляет меня. Но за исключением этой слабости, в последние несколько дней я стал чувствовать себя лучше".

— 158 —

Hydrastis совсем перестал работать, а жидкий парафин был совершенно неэффективен для него. Поэтому я попробовал дать ему Opium и Plumbum. Opium и Plumbum — это лекарства, вызывающие ужасный запор, если их принимать в больших дозах. В гомеопатических дозах Opium и Plumbum — это прекрасные слабительные. Я подумал, что давно пора обратить внимание на его склонность к туберкулезу, и дал ему Tuberculinum, который нужно было принимать по одной дозе из трех пилюль раз в неделю. Я всячески подбадривал его в своих письмах и посоветовал ему съездить на несколько дней к морю. 2 августа он написал:

Я очень рад сообщить Вам, что самые последние лекарства очень хорошо подействовали. Вчера вечером я вернулся из Клактона-он-Си и могу с уверенностью сказать, что те пять дней, которые я провел там, я чувствовал себя лучше, чем все последнее время. Хотел бы я знать, все так же ли плох для меня воздух Лондона.

Поскольку у молодого человека было очень много признаков туберкулеза, я добавил к еженедельной дозе Tuberculinum Phosphorus 3Х по дозе три раза в день, то есть лекарство, которое бывает полезно для пациентов, у которых очень светлая и нежная кожа, прекрасный цвет лица, красивые зубы, светлые волосы, шелковистые загнутые ресницы, очень чистые белки глаз и т. д., и это лекарство очень помогло ему. 12 сентября он пришел ко мне на прием, и я написал ему:

Вы действительно очень сильно изменились, и если все будет продолжаться в том же духе, Вы придете во вполне нормальное состояние через несколько месяцев. Хотя цвет лица стал гораздо лучше, Вы все еще очень анемичны, в постели Вам очень жарко, Вам хуже всего рано утром, на коже множество прыщей и пятен сыпи, особенно на спине, и кишечник работает не так быстро, как должен.

Я поменял его диету и дал ему Sulphur 6X от его нечистой кожи, ощущения жара в постели и ухудшения при вставании, и пилюли Gelsemium, чтобы он принимал их время от времени, когда ощущал, что у него может начаться приступ.

Наконец, он смог вернуться к работе. 17 сентября он написал: "Я работал немного больше". Через неделю он с надеждой сообщил мне: "Я рад сказать, что я не сдаю своих позиций".

— 159 —

9 октября: "Рад сообщить Вам, что чувствую себя гораздо лучше". Я порекомендовал ему поехать в Швейцарию, полагая, что пребывание на больших высотах завершит его исцеление, и я не ошибся. 28 октября он написал мне:

С тех пор, как я побывал в Интерлакене, я в прекрасной форме. Я был в Швейцарии всего немногим больше недели и прибавил три фунта (1,36 кг. — Прим. перев.) веса.

18 ноября он написал мне из Лондона:

Я очень рад сообщить Вам об огромном и всестороннем улучшении моего состояния. Мой вес сейчас составляет 10 стоунов 3 фунта (64,76 кг. — Прим. перев.), что прекрасно по сравнению с моим весом раньше, который был 9 стоунов 9 фунтов (61,14 кг. — Прим. перев.). Мой кишечник работает энергичней, и я выгляжу и чувствую себя намного лучше. Я очень благодарен Вам за Ваши рекомендации, и считаю, что нынешнего состояния я достиг благодаря Вашему лечению.

Наконец-то этот молодой человек физически и психически был у меня под контролем. Его истерическое поведение и в устном, и в письменном выражении прекратилось. Увещевания, натуральная диета и показанные ему гомеопатические лекарства совершенно изменили его физически и психически, и он стал нормальным и полезным членом общества. Он продолжал выздоравливать. 4 февраля 1930 года он прислал мне длинное письмо, в котором сообщал:

Я рад сказать Вам, что с ноября прошлого года, когда я вернулся с отдыха, я чувствую себя здоровее, и у меня не было приступов. У меня также очень редки запоры, хотя я не принимаю никаких слабительных, за исключением жидкого парафина по одной столовой ложке два раза в неделю. Я приписываю эти улучшения Вашему лечению, поскольку до того как я пришел к Вам, мне становилось все хуже и хуже и, честно говоря, я оставил надежду опять стать когда-то нормальным человеком. Я строго придерживаюсь Вашей диеты. Согласно Вашим указаниям, я не ем соли, перца, соусов и т. д. Люди говорят мне, что я выгляжу лучше. Мне кажется, что у меня округлилось лицо.

Г-н С. Л. считал себя выздоровевшим и превратился в спокойного и усердного бизнесмена, который

— 160 —

напряженно работал и гордился этим. Через 18 месяцев после нашего последнего разговора, 4 октября 1931 года, он написал:

Я до сих пор следую диете, которую Вы мне назначили, и она помогает мне обходиться без запоров. Мне удается справляться с работой, но если мне приходится делать тяжелую дополнительную работу, то я совершенно истощен. Однако я стараюсь не поддаваться этому. Я ни разу не посетил ни одного доктора с тех пор, как Вы стали заниматься мной, и не принимал никаких лекарств, кроме редких доз жидкого парафина.

До того как этот молодой человек попал на мое попечение, у него случались очень сильные приступы истерии. Его лечило множество докторов и специалистов, которым ничуть не удалось излечить его успокоительными лекарствами, такими как бромид, и сильными слабительными, которые, конечно же, ухудшили психические и физические проблемы, с которыми мне пришлось разбираться.

30 августа 1933 года меня посетила г-жа М. С., жена одного очень успешного человека свободной профессии, который отправился жить в Вест-Индию. Даме было 68 лет. У нее было несколько детей, и она жаловалась на запоры, от которых она страдала с двадцатилетнего возраста. Она была чрезвычайно нервной и раздражительной, страдала от бессонницы и ревматизма. Она выглядела так, будто у нее было сильное отравление, у нее образовалась большая фиброидная опухоль, когда ей было за 40, и ей, скорее всего совершенно без всякой необходимости, удалили не только опухоль, но и матку, и яичники. Ее физическое состояние было очень плохим. Множество докторов пытались вылечить ее всевозможными слабительными, которые, конечно же, не приводили к выздоровлению, а только ухудшали ее состояние, раздражая кишечник.

Хотя ее предыдущие советчики тщательно осматривали ее, я обошелся без осмотра, а вместо этого подверг ее обычному опросу, сказав ей, что я не очень интересуюсь местными недугами. В процессе этого словесного "осмотра" выяснилось, что она практически не пила жидкостей, выпивая, быть может, что-то около пинты (около полулитра. — Прим. перев.) в день, что она никогда, ни сейчас, ни ранее, не испытывала жажды, и что она и в тропиках пила так же мало, как и в Англии.

— 161 —

Мне пришлось объяснить ей, что она страдала не от каких-то неполадок аппарата выделения, а от недостатка жидкости, из-за которого ее стул становился твердым и сухим, и что у нее было неправильное питание. Я назначил ей диету с большим количеством отрубей, так как отруби обеспечивают влажную консистенцию стула, сказал ей, что она должна много пить в промежутках между приемами пищи, точно указав ей нужные количества жидкости, и дал ей Sulphur 6X по утрам и вечерам в качестве лекарства для очищения крови, и комбинацию Nux vomica и Carbo vegetabilis, по одной дозе три раза в день перед едой, частично для того чтобы помочь пищеварению, а частично для того чтобы нейтрализовать действие слабительных, которые она принимала в течение 48 лет, и частично для того чтобы излечить ее раздражительность. Она со всей серьезностью пообещала мне, что будет выполнять все мои указания.

Дама опять посетила меня через несколько недель, и ей было несравнимо лучше. Она сообщила мне, что впервые за много десятилетий у нее был естественный регулярный стул. Лицо очистилось, и она ощущала в себе гораздо больше энергии, ее ревматизм отступил, и она стала спокойней. Вскоре после этого она отправилась в Вест-Индию.

27 декабря 1933 года, через 4 месяца после ее первого разговора со мной, муж написал мне из Вест-Индии: "Я думаю, Вам будет интересно узнать, что у г-жи С. сохраняется то улучшение, которое Вы отметили до того, как мы покинули Англию, и с тех пор ей стало еще лучше, отчего ее вес увеличился до самого лучшего уровня за многие годы. Несварение и запор исчезли".

Почти полвека г-жа М. С. была постоянно больна и страдала. Запоры и самоотравление вызывали нарывы, опухание желез, ревматизм и, вероятно, образование фиброидной опухоли матки, которая была "вылечена" варварской и, вероятно, совершенно ненужной радикальной операцией. Ее многочисленные доктора не сделали ничего для излечения ее проблемы, а только назначали ей слабительные и оперировали ее то тут, то там, чтобы справиться с последствиями запоров. Поэтому ее жизнь состояла из сплошных страданий.

Хронический ревматизм и артрит Хронический ревматизм и артрит   оглавление Оглавление   Новое искусство постановки диагноза Новое искусство постановки диагноза