Дж. Эллис Баркер

Как совершаются чудеса исцеления. Новый путь к здоровью

Лондон, 1948

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

— 29 —

ГЛАВА III
Чудесные исцеления животных

Низших животных излечивать по принципу подобия (similia similibus curantur) легче, чем людей.
Д-р Томас Скиннер

Каждый известный мне доктор-гомеопат применял гомеопатию к животным и делал это со значительным успехом. Д-р Томас Скиннер написал в своей книге "Гомеопатия и гинекология": "Низших животных излечивать по принципу подобия (similia similibus curantur) легче, чем людей". Это утверждение абсолютно верно. Хотя доктор и может вылечить человека в основном благодаря своему личному обаянию, силе воли, умелому обращению и т. д., то есть качествам, которые неприменимы при лечении животных, людей труднее лечить гомеопатией, потому что люди, как правило, страдают не только от обычных и более или менее естественных заболеваний, но дополнительно от нескольких лекарственных болезней, которые довольно трудно вылечить. Люди — это животные, принимающие лекарства, а в соответствии с гомеопатической концепцией действия лекарств, некоторые из них могут оказывать на конституцию более или менее долгосрочный эффект. Избыточное применение хинина, ртути, мышьяка, аспирина, слабительных и т. д. обычно оказывает длительное воздействие на конституцию. Я встречал людей, у которых сильные симптомы отравления хинином присутствовали спустя десятилетия после того как они закончили принимать прописанные им когда-то большие дозы этого лекарства.

Если бы гомеопатия была одной из форм излечения с помощью веры,

— 30 —

то гомеопатических публикаций на тему излечения животных появиться не могло бы. Однако существует значительное количество гомеопатических книг о лечении животных. Гомеопатия возникла из-за того что Ганемана расстраивали страшные жестокости, которым подвергались пациенты во имя медицинской науки. Сто лет назад доктора каждый год убивали тысячи мужчин и женщин посредством обильных кровопусканий, интенсивных прижиганий горячим железом, очищением кишечника, потогонным лечением, саливацией и т. д. Лечение животных было еще более жестоким, и оно до сих пор остается таким среди конвенциональных ветеринаров. Во вступлении в "Руководство по гомеопатической ветеринарии", напечатанное в Филадельфии, мы читаем:

Каким бы варварским и разрушительным ни было аллопатическое лечение расстройств у людей, но применение его к лечению домашних животных еще более жестоко и пагубно. От применения устаревших методов погибает ежегодно много лошадей, которые могли бы выздороветь, если бы их просто оставили в покое, а помимо того множество лошадей погибает от недугов, которые хорошо лечатся гомеопатическими лекарствами. В этой связи достаточно было бы указать на признанный несомненный успех гомеопатического лечения, применявшегося в недавней эпизоотии: каждая здоровая лошадь, которую лечили гомеопатически, выздоровела, тогда как тысячи других, в равной степени здоровых до начала этой эпидемии, оказались принесенными в жертву ветеринарным методам старой школы.
Щадящие методы помогают природе, или скорее стимулируют природу действовать тем способом, который ей удобен, способствуют работе естественного природного инстинкта, что ведет к выздоровлению, так как в этом случае природному инстинкту не препятствует действие антагонистических сил, и его не отвлекают на другой вид реакции сильнодействующими лекарствами. Таким образом, получается, что излечения с помощью гомеопатии — настоящие, а вовсе не обманчивые периоды спокойствия, которые возникают между подавлением предшествующих расстройств и появлением еще более серьезных заболеваний, которые неизбежно и достаточно быстро следуют за применением старых методов лечения.

В предыдущей главе я цитировал различные примеры излечения людей с помощью 30-й и более высоких потенций. Вопрос потенций до сих пор является предметом жарких дискуссий

— 31 —

в среде самих гомеопатов. Некоторые отдают предпочтение низким потенциям, как, например, третьей десятичной, которая обозначается 3Х и равна одной тысячной доле грана, другие гомеопаты предпочитают средние потенции, такие как миллионная или биллионная часть грана, а есть гомеопаты, которые добились больших успехов очень высокими потенциями, такими как 30-я, 200-я, 1000-я и так далее.

Один из современников Ганемана и его ближайший друг барон фон Беннингхаузен стал необычайно успешным врачом, и у него было огромное множество пациентов. Он был известным адвокатом высоких потенций, так как с помощью лечения животных смог убедиться, что высокие потенции и в самом деле действенны, и излеченные ими поправились благодаря полученным лекарствам, а не отсутствию лекарственного лечения. Отвечая противникам высоких потенций, он писал в тридцать восьмом томе "Альгемайне хомеопатише цайтунг", приводя несколько примеров излечения животных высокими потенциями:

Все возражения против высоких потенций можно тут же пресечь примерами гомеопатических излечений животных. Эти и только эти примеры дают нам наиболее верную и неопровержимую информацию о том, что и в какой мере лекарства, а также высокие потенции, могут делать совершенно независимо от всякого душевного воздействия и диет, влияние которых в этом случае совершенно исключено, так что не может возникнуть ни малейшего подозрения в том, что они играли какую-то роль в излечении.
Будучи уверен в том, что эти примеры излечения всевозможных видов животных очень важны, а также для того чтобы облегчить доступ к информации об этих излечениях, когда она понадобится, я вел специальный журнал, куда записывал такие случае в течение года, за который число обращавшихся ко мне за такой помощью сильно возросло. Уже в этом журнале содержится большое число иногда просто замечательных примеров излечения, все из которых являются неопровержимым доказательством не только замечательной целительной силы лекарств, выбранных строго в соответствии с гомеопатическим принципом, но и эффективности высоких потенций в наименьших дозах, так как я почти всегда пользуюсь именно такими лекарствами.
Лейтенант фон Грютер из Одиннадцатого

— 32 —

гусарского полка, располагавшегося здесь гарнизоном, купил чистокровного английского коня за очень низкую цену, поскольку животное страдало от поражения гортани, сильно кашляло, из горла слышались хрипы и треск, а при малейшей нагрузке возникала одышка. Болезнь уже длилась приличное время, и ветеринарам, к которым обращались прежний и новый хозяин, не удавалось добиться ни малейшего улучшения. В конце концов, как это обычно бывает, решили испробовать гомеопатию, когда всякие надежды на улучшение исчезли. Так эта лошадь попала ко мне.
Природа заболевания и прошлое аллопатическое лечение, которое состояло в постоянных ртутных втираниях, не оставляли сомнений в том, какое средство надо немедленно назначить. Поэтому я, как обычно в практике с животными, назначил растворить Hepar sulphuris calc. 200 (то есть три гранулы, увлажненные двухсотым разведением) в половине кварты чистой холодной воды, встряхивать до растворения, и дать лошади лекарство из бутылки. Питание животного не меняли, как и прежде на нем ездили верхом прогулочным шагом по одному часу в день. В течение недели наблюдались положительные изменения: кашель полностью прошел, но треск и хрипы еще продолжались; хотя дыхание стало свободнее, но все еще было угнетено. Spongia 200, данная таким же образом, вызвала дальнейшее улучшение, а следующая доза Hepar sulphuris сalc., данная неделю спустя, настолько устранила остающиеся симптомы болезни, что наша лошадь через три недели выиграла два приза в один день на скачках с участием отличных породистых скакунов. Вскоре после этого она была продана за цену, превышающую предыдущую в четыре раза, другому офицеру (графу фон дер Гребену), и по сей день остается его лучшей лошадью, о чем мне рассказал один из знакомых графа.
Примерно в то же время бедный крестьянин из маленькой деревни Амельсбюрен в пяти милях отсюда, чье имя, если я правильно помню, было Рёвекамп, обратился ко мне за помощью и привел лошадь, вернее, скелет с жесткой гривой, торчащей во все стороны, и еле-еле волочащимися ногами. Лошадь болела три месяца, и, несмотря на все лекарства, назначенные разными ветеринарами, на которых было истрачено много денег, становилась все несчастней.
Он сказал, что я помог стольким людям, от которых отказались врачи, в том числе и в его краях, что он надеется, что я не буду столь высокомерен, чтобы не проявить

— 33 —

сострадание и к лошади, потерю которой он не сможет восполнить. Расспросив его, я установил, что лошадь сильно вспотела, когда везла повозку, попала под сильный дождь со снегом и сильно простудилась, после чего и развилась болезнь. Этот анамнез вместе с другими симптомами, которые я не записал, а теперь не могу вспомнить, четко указали на Rhus tox. Я дал крестьянину одну дозу 200 и две дозы Sac. lac. и велел давать лошади один порошок каждые пять дней, встряхивая в воде. Три недели спустя крестьянин с тяжело нагруженной повозкой остановился около моего дома и попросил спуститься к нему. Это был тот самый крестьянин с той же самой лошадью, которую я не узнал. Тогда она была несчастна и измождена, а теперь выглядела откормленной, с гладкой и блестящей шерстью и ясным взглядом. Хозяин сообщил мне, что улучшение началось через 24 часа после того как он дал первый порошок, и продолжалось день за днем, а теперь животное даже здоровее и сильнее, чем было раньше.

Фон Беннингхаузен опубликовал еще множество других чудесных примеров излечения животных. В двух только что процитированных примерах излечение было достигнуто с помощью 200-й потенции.

Д-р Томас Скиннер был гинекологом, но лечил своих больных в основном лекарствами, а не хирургией. Скиннер, как и фон Беннингхаузен, любил лечить заболевших животных. Он сообщил о случае излечения упорного кашля у коня с помощью одной дозы Nux vomica в миллионной потенции, описав его на стр. 492 третьего тома своего "Органона":

В стойле хозяина пирса Уркварт на Лох-Нессе стоял конь, который мучал кашлем своего хозяина уже три месяца, и, что самое неприятное, его аппетит был в полном порядке, и он ел все, что перед ним ставили. Он также не терял вес и силу, напротив, он был весьма упитанным и в целом выглядел даже слишком хорошо. Если бы ветеринар старой школы стал лечить коня, он тут же списал бы его кашель на полноту и порекомендовал бы венесекцию (кровопускание).
Спросив, что ухудшает кашель, я узнал, что коню всегда хуже при подъеме даже по самому пологому склону вверх, но легче на свежем воздухе. Я сразу понял, что

— 34 —

знаю подобнейшее лекарство, поэтому я отправил владельцу коня Nux vomica в миллионной потенции, одну дозу, которую нужно было принять сухой на язык. Порошок дали коню, как только получили, и конь с тех пор ни разу не кашлял, хотя прошел уже год. Через неделю после дозы Nux vomica конь смог довезти пустую тележку вверх по Глен Уркварт, все время поднимаясь на протяжении девяти или десяти миль, и привез обратно тонну тяжелого багажа. Почти четыре месяца он был совершенно неспособен забраться один без поклажи даже на три ярда (около 274 см. — Прим. перев.) по самому пологому склону, хотя и чувствовал себя лучше на свежем воздухе.

Гнойное воспаление женской груди врачи и хирурги конвенциональной школы обычно лечат операцией. Производятся разрезы и дренирование, и в результате грудь пациентки часто оказывается навсегда обезображенной. Часто из соображений безопасности производится радикальная операция, которую аргументируют следующим образом: "Есть вероятность, что грудь поражена раком или будет поражена им в будущем". Гомеопаты успешно лечат воспаленные и гноящиеся молочные железы лекарствами, и так же поступают ветеринары, практикующие гомеопатию. Хорошо известный ветеринарный хирург г-н Сатклифф Херндал в тридцать пятом томе "Хомиопатик уорлд" опубликовал следующий поучительный пример:

Мне довелось лечить очень интересный случай воспаления вымени у коровы; вымя было горячим, распухшим и твердым на ощупь. Одна четверть его уже начала гноиться и затвердела, так что сосок был закупорен. Еще одна четверть вымени тоже гноилась, и не доилось ничего, кроме гноя. Корова совершенно не жевала, у нее была температура 105° F (40,5° С. — Прим. перев.), пульс 52, дыхание 20. Она отказывалась от любой пищи, жидкой и твердой, отощала и вообще выглядела жалко.
Я назначил местно припарки из репы, смоченные Hydrastis, а внутрь 20 капель Phytolacca с повторением дозы каждые четыре часа. По прошествии трех дней бóльшая часть острых симптомов прошла. Тогда я отменил припарки и вместо них прописал частое

— 35 —

натирание вымени примочкой Hydrastis 1–6. Через две недели корова не только полностью оправилась и начала давать здоровое, хорошее молоко, но и вся отвердевшая часть вымени вернулась в нормальное состояние и также давала хорошее молоко.

Одно из наиболее упорных заболеваний у животных — инфекционная желтуха. Ветеринарный хирург г-н Роже Дютен написал в декабре 1930 г. в "Омеопати франсэ" статью, озаглавленную "Инфекционная желтуха у собаки".

Инфекционная желтуха бывает у собак, иногда у мулов, и почти всегда имеет фатальный исход. Тела животных, которые умерли от этого заболевания, желты как сера, и может статься, что это заболевание — отравление собак фосфором, предназначенным для травли крыс.
Три года назад меня позвали осмотреть серую суку, которая болела с рвотой уже в течение нескольких дней. Ей дали касторовое масло. Ее общее состояние было очень плохим. Когда я увидел ее, она лежала на боку, совершенно парализованная. Она не могла двигать ни головой, ни мордой. Немного двигались только ее глаза, наличие блеска в которых подсказало мне, что в ее несчастном теле еще теплится искра жизни. Кожа ее была желтой, равно как и белки глаз. Хотя я и не надеялся спасти собаку, я давал ей Phosphorus 30 в растворе, десертную ложку раз в час. В течение двух дней ее состояние не менялось. Но ее не рвало от той воды, в которой был растворен Phosphorus. А затем пришло быстрое и стойкое улучшение, так что через две недели собака была полностью излечена и от желтухи, и от паралича.

Чесотка у собак — это чрезвычайно упорное заболевание. Ветеринары конвенциональной медицины лечат ее как и все кожные болезни наружными компрессами. Гомеопаты считают, что кожные заболевания — это местные проявления конституционального заболевания, а потому должны лечиться лекарствами, принимаемыми внутрь. При лечении животных,

— 36 —

естественно, следуют тому же самому принципу. Английский ветеринарный хирург г-н Эдвард Томас следующим образом описал излечение красной чесотки в 17-м томе "Хомиопатик уорлд":

5-го июня меня попросили выписать что-нибудь хозяйскому любимцу шпицу Перси, который страдал от кожного заболевания, в течение трех лет упорно не поддававшегося мастерству аллопатического ветеринара с хорошей репутацией.
Я припомнил несколько случаев облысения, которое одним из наших наиболее умелых докторов было вылечено с помощью Acidum fluoricum. И поскольку облысение, или, скорее, наличие довольно больших участков кожи, полностью оставшихся без шерсти, было примечательным симптомом у собаки, я решил испробовать это лекарство и выписал двадцать четыре порошка, каждый из которых содержал одну каплю Acidum fluoricum, чтобы их давали собаке каждое утро шесть дней подряд, после чего пропускали один день и возобновляли порошки до тех пор пока все порошки не кончатся. 17 сентября собаку опять принесли ко мне, и она оказалась вся покрыта прекрасной мягкой шерстью. При тщательном обследовании не удалось найти ни одной язвы и ни одного кусочка кожи с измененным цветом.

Д-р Томас Скиннер кратко описал, как он вылечил двух из своих собак от красной экземы. Он презирал наружное лечение и использовал только очень высокие потенции, давая их внутрь. В 3-м томе его "Органона" мы читаем:

Тип заболевания у Уоллеса и Нел, а также и у всех других, был экзема рубрум (красная экзема. — Прим. перев.). Лекарства, которые больше всего подходят к этому типу, это Apis, Arsenicum, Aurum, Dulcamara, Mercurius, Phosphorus и Sulphur. Я выбрал из этого списка Arsenicum, поскольку заметил, что зуд и чесание всегда ухудшались, когда собак выводили на свежий воздух, и улучшались, когда они находились в теплом воздухе в своей конуре… Обе собаки получили по одной дозе Arsenicum 150 000 потенции, и зуд и краснота пропали через 48 часов. Дозу лекарства повторили дважды с промежутком в месяц-два, и в настоящее время собаки совершенно здоровы. Я не позволил давать собакам никаких других лекарств внутрь или наружно… Что могло быть проще, элегантнее, эффективнее, быстрее

— 37 —

и надежнее, чем три маленьких порошка стопятидесятитысячного разведения Arsenicum?

У гомеопатов нет специальных лекарств для конкретных заболеваний. И ребенок мог бы выучить наизусть предписания типа "дигиталис при заболеваниях сердца", "салицилаты при ревматизме" и т. д. Гомеопаты обращают внимание не на название болезни, которое для них безразлично, а на ее проявления в виде симптомов. Д-р Скиннер выбрал мышьяк для двух своих собак, потому что зуд был хуже на холоде, чем в тепле. У здорового человека мышьяк вызывает кожное заболевание с зудом, который будет сильнее в холодном воздухе, чем в теплом. Если бы две другие собаки страдали от абсолютно такого же кожного заболевания, но при этом они чувствовали себя лучше в холодном воздухе, чем в теплой конуре, тогда мышьяк был бы им противопоказан, хотя тип заболевания и был бы идентичен тому, что был у собак, которым показан мышьяк.

Гомеопатия — это искусство тщательного поиска различий. Однако, хотя в каждом отдельном случае необходимы тщательный поиск различий и индивидуализация, есть заболевания, которые вызывают очень схожие симптомы у людей и у животных и которые можно лечить более или менее одинаково. Йодид мышьяка вызывает ряд симптомов, которые наблюдались во время загадочной эпидемии среди лошадей, прокатившейся по американскому континенту несколько лет назад. Ветеринары конвенциональной медицины никогда ранее не встречались с таким заболеванием и не имели понятия, как его лечить. Врачу-гомеопату неважно, известно заболевание или нет, есть ли у него название или нет, можно ли его диагностировать или нет. Он находит соответствие между совокупностью симптомов заболевания и лекарством, которое вызывает такой же комплекс симптомов у здоровых людей, и таким образом излечивает заболевание. Во время таинственного заболевания лошадей, которое озадачило ветеринаров, замечательное лекарство для лечения и профилактики этого заболевания было обнаружено американским

— 38 —

д-ром Э. М. Хейлом, который сообщил нам на стр. 394 2-го тома своей книги "Новые лекарства":

Когда "лошадиная болезнь" прокатилась по стране, я тщательно изучил симптомы, как их описывали газеты, и решил, что если заболевание доберется до Чикаго, я дам моим лошадям, если те заболеют, йодид мышьяка. Я видел много больных лошадей на всех стадиях заболевания и был поражен сходством всех симптомов и общего состояния животных с симптомами мышьяка, в особенности йодида мышьяка. Я публично порекомендовал использование этого лекарства и дал его своим лошадям, а также лошадям соседей для профилактики. В результате, оказалось, что это лекарство быстро прекращало заболевание даже тогда, когда оно зашло достаточно далеко, и почти полностью предотвращало развитие заболевания у тех лошадей, которым лекарство было дано как профилактическое средство. Впоследствии это заболевание распространилось и на мужчин, женщин и детей, и это лекарство оказывалось спецификом почти для всех больных, которых я лечил.

Хронический понос у лошадей — это чрезвычайно трудноизлечимое заболевание даже для самых опытных ветеринаров. Мне пришлось столкнуться с большим числом случаев этой болезни, считавшихся безнадежными. Однако они вовсе не неизлечимы для гомеопата. Г-н Дж. С. Херндалл в тридцать шестом томе "Хомиопатик уорлд" описал следующий пример излечения этой болезни:

Жеребец лавочника страдал от поноса, который случался у него только тогда, когда он работал. Пока он оставался в стойле, где мог спокойно стоять, у него были вполне нормальные испражнения; испражнение желтоватым стулом было пассивного характера, и животное питало отвращение к еде. Мне сообщили, что жеребца уже какое-то время аллопатически лечили вяжущими средствами, но безрезультатно. Я не помню, откуда я почерпнул намек относительно лекарства, но я где-то выяснил, что понос, который появлялся только во время физической активности, можно облегчить Rheum, и прописал это лекарство в 3-м десятичном разведении дозами по 20 капель. После трех доз наступило улучшение, понос излечился и никогда больше не возобновлялся в течение тех трех лет, что мне было известно о животном.

— 39 —

У врачей-гомеопатов нет спецификов для болезней как таковых, включая понос. Обычные специфики для поноса не помогли этому жеребцу. Конвенциональные ветеринары считали этого коня неизлечимым. Гомеопаты же подбирают каждому больному индивидуальное лечение и руководствуются при этом симптомами, которые различаются у разных людей. Rheum, или ревень, вызывал у здоровых людей поносы, которые ухудшались от движения. Следовательно, ревень, по всей вероятности, мог вылечить, и вылечить полностью, описанного в примере коня, тогда как опиум, который часто в таких случаях дают аллопаты, только превратил бы хронический понос в трудноизлечимый запор.

Врачи конвенциональной медицины могут растеряться и не знать, что делать, если они не смогли поставить диагноз, поскольку они лечат болезни спецификами, и если они не могут назвать болезнь, они часто почти ничего не могут сделать, кроме как предложить успокоительные, слабительные, тонизирующие средства и т. д. Гомеопат, в соответствии с имеющимися симптомами, может сразу приступить к лечению любых загадочных болезней, которые не получается диагностировать. Название болезни почти не интересует гомеопата. То, как гомеопат может лечить людей и животных, страдающих загадочными недиагностируемыми недугами, хорошо продемонстрировал д-р Дж. Г. Кларк в следующем отрывке из "Трудов Седьмого Международного гомеопатического конгресса":

Мой бульдог двух с половиной лет от роду слаб на левую ногу. Эта слабость развилась как осложнение от чесотки, а в остальном он чувствовал себя хорошо. Но однажды мы обратили внимание, что он очень вяло двигается, его с трудом можно побудить выйти на обычную прогулку, хотя раньше он охотно гулял. К вечеру обе его задние ноги оказались парализованными. Ему нужно было помогать забираться вверх по лестнице. Прикосновения к нижней части спины заставляли его скулить от боли, хотя обычно он не скулил даже при травмах. Легко проведя рукой по его спине, я почувствовал, что поясничный отдел был горяч на ощупь. Явно нужно было вмешаться. В данном случае наиболее необычным симптомом был горячий на ощупь нижний отдел позвоночника. Я обратился к реперторию Кента. Просмотрев рубрику "жар в нижнем отделе

— 40 —

позвоночника", я увидел, что среди прочих лекарств выделяется Acidum picricum. Обратившись к своему "Словарю", я нашел этому подтверждение, и вдобавок там была и боль в спине, паралич нижних конечностей и слабость, особенно левой ноги. Я дал Дэнни пять крупинок Acidum picricum 30. Следующим утром жар и повышенная чувствительность позвоночника к прикосновениям значительно уменьшились, и его ноги стали сильнее. Ему дали Acidum picricum еще два или три раза, и через несколько дней собака была вполне здорова.

Д-р Дж. Г. Кларк вылечил свою собаку от паралича несколькими дозами лекарства, и надо отметить, что он применял дециллионные доли грана.

Д-р Томас Скиннер в девятнадцатом томе "Хомиопатик уорлд" рассказал историю о кошке, которую он вылечил от казавшегося неизлечимым очень сильного кашля одной-единственной дозой мышьяка в 50 000 потенции. Мы читаем:

Дама из Еовиля в Сомерсете написала мне следующее: "Вы были так добры к нам, помогая нам с нашими собаками и лошадьми, что я решилась написать вам и спросить, не могли бы вы сделать что-нибудь для нашей домашней кошки. Это почти чистокровная кошка персидской породы и все в нашем доме очень любят ее. У нее ужасный кашель, острый и жесткий, который, по-видимому, причиняет ей сильную боль. Она вытягивается и ложится на живот, когда на нее находит кашель, и после приступа кашля довольно долго можно видеть, что она дышит как бы с трудом. Эти приступы кашля с затрудненным дыханием после них происходят несколько раз в день уже в течение нескольких недель, становятся дольше и хуже, и похоже, что несчастное животное их боится".
Мне было совсем нетрудно найти нужное лекарство, так как среди всех лекарств, показанных при одышке, одышка после кашля — это Arsenicum, и это лекарство здесь специфично, и это настолько ясный ключевой симптом при кашле и астме в целом, что я без каких-либо сомнений берусь утверждать, что в 99 случаях кашля из 100, если симптом одышки после кашля — регулярно наблюдаемый симптом пациента, то Arsenicum обязательно излечит или сильно облегчит его страдания, принадлежит ли он к низшему или высшему классу животных. 1 декабря я послал киске один порошок Arsenicum в 50 000 потенции,

— 41 —

с указанием поместить порошок кошке на язык. Только одну дозу. 10 декабря в приписке к письму владелица персидской кошки Тэбби написала мне: "Огромное вам спасибо за лекарство для кошки, она ни разу ни кашлянула с тех пор, как его приняла, и выглядит совершенно иначе".

В гомеопатии нет спецификов. В описанном случае кошка страдала от того, что гомеопат назвал бы "мышьяковый кашель". Каждый вид кашля требует особого лекарства, и если оно правильно выбрано, бесконечно малая доза его излечит больного быстро и окончательно. Д-р Г. Н. Гернси в третьем томе "Органона" на стр. 492 следующим образом описал излечение самых разнообразных кашлей у лошадей с помощью двух доз Phosphorus в потенции 19 000:

Несколько лет спустя, во время эпидемии гриппа в Филадельфии, мои кони заболели той же болезнью. У них был устрашающе сильный кашель, который сотрясал их и, казалось, сильно истощал. Две дозы Phosphorus 19 000 потенции быстро избавили их от кашля, и после нескольких дней отдыха в стойле они вполне оправились.

Лошади, собаки и кошки — очень умные животные, и, вообще говоря, можно предполагать, что в приведенных примерах они были излечены личным магнетизмом гомеопата, который их лечил. Коровы не так понятливы и не очень чувствительны. Однако коровы, свиньи, домашняя птица, кролики и т. д. так же удовлетворительно реагируют на правильно выбранное гомеопатическое лекарство, как собаки, кошки и лошади. Очень часто у коров бывает сильное вздутие живота, с которым лекарства обычных ветеринаров не способны справиться. Гомеопат может очень быстро вылечить корову от этого недуга бесконечно малой дозой Colchicum (лугового шафрана), который общепринятой медицине известен только как специфик при подагре. В своей "Материи медике" д-р Дж. Т. Кент писал:

Если вы когда-либо будете заниматься медициной в деревенской местности, и коровы фермера заберутся в свежую полосу клевера, наедятся там и их вспучит так, что покажется, что они вот-вот разорвутся на кусочки, предложите свои услуги

— 42 —

и дайте каждой корове несколько крупинок Colchicum. Весь этот газ выйдет из них всего через несколько минут, что удивит и вас, и фермера, и вы сможете обратить его в гомеопатию. Говорят, что фермеры всаживали мясницкие ножи в бока коровам в районе последних ребер, чтобы как-то выпустить эти газы. В результате этого коровам становилось лучше, однако Colchicum предпочтительней мясницкого ножа. То же самое относится и к лошадям, и, в сущности, к людям и другим животным. Когда живот вздут как барабан, Colchicum часто оказывается подходящим лекарством.

В пятьдесят пятом томе "Хомиопатик уорлд" помещена статья д-ра А. Л. Фишера "Некоторый опыт применения Colchicum", где мы читаем:

Первые мои воспоминания о лечебных свойствах Colchicum относятся к 1869 или 1870 году, когда д-р Геринг читал лекцию об этом лекарстве в Ганемановском медицинском колледже в Филадельфии. В этой лекции он утверждал, что если в весенний период крупный рогатый скот будет страдать от непомерного вздутия живота после того как наестся клевера, то чтобы выпустить газ нет необходимости всаживать нож страдальцам в живот, поскольку несколько доз Colchicum всегда принесут облегчение.
Я совершенно искренне поверил тому, что он нам сказал, и послал бутылочку с двумя драхмами (1 аптекарская драхма = 3,888 г. — Прим. перев.) раствора Colchicum 3X своему брату фермеру, с инструкцией давать по две капли в рот животному (при надобности). С того времени, как я отправил лекарство, прошло уже почти сорок лет, и с тех пор ни разу не возникла необходимость прибегать к обоюдоострому ножу, который использовался раньше для избавления от газов, в то время как лекарство Colchicum часто и успешно применялось по всей округе.

Искусство излечивать Искусство излечивать "неизлечимых"   оглавление книги Эллиса Баркера Оглавление   Почему доктора берут на вооружение новую науку о лечении Глава IV